В. Иванов. История этики средних веков



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

В. Иванов. История этики средних веков




 

Средневековье формировало этику общины, но в недрах общинного сознания формировались и истоки индивидуализма, творчества, предприимчивости. Постепенно к XVI в. в цехах происходит ослабление диктата большинства, складываются предпосылки для конкуренции между отдельными цехами в разных городах, в разросшихся городах — между мастерами, открывающими собственные мастерские. Уже в ХП-ХШ вв. формируется профессиональное самосознание купечества, чей труд невозможен без индивидуализма и предприимчивости. Рост городов, налаживание экономических связей происходили именно благодаря распространению торговли. Именно в городах, за крепостными стенами, на площадях, постепенно становящихся стационарными крытыми рынками, формировалась культура торговли. Под надзором полиции происходила купля-продажа, денежными штрафами наказывались ложные весы и меры, продажи фальшивых товаров, спекуляции в околорыночном пространстве, скупка и завышение цены. Нечестные купцы могли подвергнуться и расправе толпы, и церковному проклятию.

И все же купечество получало широкие возможности для обогащения. -«Неуемная жажда прибыли уживалась... в сознании купцов с чувством меры, которое воспринималось современниками как одна из "прекрасных добродетелей" и нередко сочеталась со стремлением оградить себя от убытков — со стремлением к "безопасности"» (Ястребицкая А.Л. Средневековая культура и город в новой исторической науке. М., 1995. С. 84-85). Среди достоинств купеческого сословия отмечается автором цитируемого труда и практичность, и тяга к образованию. Грамотность, умения писать и считать, необходимые для составления запросов, подписания договоров, ведения расчетов и бухгалтерских книг были существенным условием профессионализма средневекового купца. Именно купцы овладевали иностранными языками, вооружались и культивировали крепкую физическую форму для защиты себя и своего достояния. Купцы с их товаром становятся объектом настоящей охоты, в которой принимают участие пираты, даже короли. И такая «предприимчивость» была весьма распространена. Короли Неаполя, Франции, Дании отправляли своих адмиралов для ограбления венецианских галер, плывущих во Фландрию. Корсары получали не только покровительство высочайших особ, но и суда, снаряжение. В. Зомбарт, в частности, отмечает, что в XVI в. английские морские разбойники сотнями захватывали французские суда. На каперство правительством выдавались особые патенты, и получить их могло частное лицо, бывшее в состоянии снарядить судно для захвата неприятельских купеческих кораблей и товаров с целью навредить торговле неприятеля. От каперов, правда, требовалось соблюдение правил войны, но захваченные ими суда и товары призовой суд в конечном итоге передавал в их собственность. Только в 1856 г. этот промысел объявляется вне закона (см.: Зомбарт В. Буржуа. Этюды по истории духовного развития современного экономического человека. М., 1924). В России свод законов «Русская правда» определял ответственность купца за утрату чужих денег или товара «в зависимости от того, случалась такая пагуба от Бога или по вине самого купца». (Помпеев Ю.А. История и философия отечественного предпринимательства. С. 47). Утраты вследствие нападения, кораблекрушения или иной катастрофы не наказывались (как это происходило в иных случаях) продажей в рабство или другим наказанием.

Феодалы устраивали специальные преграды — цепи через реки, мосты на суше, устанавливали бесчисленные таможни, целью которых были сборы с купцов, составлявшие в отдельных случаях свыше 2/3 стоимости товара. «Выработка трезвой... линии поведения, жесткость и твердость, делающие будущего купца способным к риску, связанному с его профессией, — таковы цели и принципы воспитания. При этом сознание риска и желание безопасности... толкали его к поискам заступничества у Бога и святых, выражением чего являются вводные формулы — инвокации... торговых соглашений... и практика пожертвований... в пользу бедных» (Помпеев Ю.А. История и философия отечественного предпринимательства. С. 86- 87). Купечество нуждается в подсчете не только денег и товара, но и времени. В XIV в. в Италии — во Флоренции и Венеции на средства городских общин возводятся башни с часами, инициатива этого принадлежит купечеству. Купечество объединяется в гильдии, в XIV в. (существует до 1669 г.) в Северной Европе оформляется Ганза — торгово-политический союз, в котором состояли до 160 городов, контролирующий торгово-экономические отношения и формирующий их этику.

Вынужденные перевозить товар через территории различных княжеств, купцы вступают в соглашения с отрядами рыцарей, платят им за сопровождение «конвойные деньги».

 

 

Этика рыцарства и ценности верного служения


 

— Скажите государю, что у англичан ружья кирпичом не чистят: пусть чтобы и у нас не чистили, а то, храни бог войны, они стрелять не годятся. — И с этой верностью Левша перекрестился и помер.

 

Я. Лесков. Левша


 

На становление представлений об этике благородных манер, корпоративной чести огромное влияние оказала этика рыцарства. Рыцарство складывается в христианском Средневековье. Всевышний, бывший Защитником и Спасителем, понимался как пример самоотверженности. Рыцарство вдохновлялось идеей доблестного служения в защиту слабых и обездоленных. Благодаря символическому ореолу, рыцарство рассматривалось в возвышенных категориях Служения и Защиты, позволяло избежать холопства и пренебрежительного манипулирования свободой и достоинством рыцаря. Будучи служением, рыцарство не являлось в то же время формой личной зависимости, а скреплялось договором, клятвой верности и являлось формой договорных отношений между работником и работодателем. Расцвет рыцарства приходится на XII-XIV вв., впоследствии статус рыцарства, его мораль и традиции наследует дворянство. Институт рыцарства способствовал упрочению феодальных отношений между удельными княжествами, постепенно объединяющимися в национальные государства. Рыцари выполняли и роль войска, оберегавшего границы княжества, его защитников и охраны, и роли советников князя, о чем, например, свидетельствует легенда о рыцарях короля Артура, участвовавших в принятии важных для княжества решений за «круглым столом». К рыцарям предъявлялись строгие моральные требования: смелость, верность долгу, благородство по отношению к Прекрасной Даме.

Как повествует историк рыцарства, в рыцарских уставах, бывших своеобразными кодексами рыцарской чести, говорилось:

«Щит рыцарей должен быть прибежищем слабого и угнетенного; мужество рыцарей должно поддерживать всегда и во всем правое дело того, кто к ним обратится».

«Да не обидят рыцари никогда и никого и да убоятся более всего злословием оскорблять дружбу, непорочность отсутствующих, скорбящих и бедных».

«Жажда прибыли или благодарности, любовь к почестям, 1 гордость и мщение да не руководят их поступками, но да будут они везде и во всем вдохновляемы честью и правдою».

«Они не должны вступать в неравный бой... не должны идти несколько против одного и должны избегать всякого обмана и лжи».

«Да не положат они оружия, пока не окончат начатого по обету дела, каково бы оно ни было...».

«Да не допускают они разорения жатв и виноградников; да наказуется ими строго воин, который убьет курицу вдовы или собаку пастуха или нанесет малейший вред на земле союзника» (Руссо Ж-Ж. История рыцарства. М., 1996. С. 52-54).

Возвышенное отношение к женщине — Культ Прекрасной Дамы — формируется в католической ветви христианской культуры как следствие культа Богоматери, почитания ее чистоты. Здесь, в рыцарской этике, закладываются основы галантного поведения, смысл которого в почитании вообще женщины за ее целомудрие, красоту. Прекрасная Дама не могла стать женой рыцаря, поскольку, как правило, уже была замужем. Но ей посвящались подвиги, поединки. Еще в детстве, ранней юности (в возрасте от 7 до 14 лет), будучи пажом при жене или дочери будущего сеньора в его замке, будущий рыцарь постигал необходимость служения женщине, ее защите и помощи. Именно это и рассматривалось в качестве первой ступени обретения бесстрашия и верности. После 7 лет служения оруженосцем у сеньора и обучения семи рыцарским добродетелям молодой человек посвящался в рыцари. Большое значение придавалось самому Посвящению в рыцари, I даче клятвы о готовности к защите земель сюзерена, его самого, семьи. В число добродетелей, определяющих честь рыцаря, входили физическая сила, внешняя красота — лица, фигуры, одежды, но прежде всего — верность сюзерену (сеньору).

В присяге, понимаемой как клятва верности, непременно ] клянутся в сохранении от всяческого ущерба тела сюзерена, его достояния, его чести, в служении его интересам, его свободе и в помощи советами. В «Своде ломбардского феодального права», в частности, говорится: «...вероломно — бросить сюзерена на поле боя живым и не тяжело раненным, оскорбить действием, оскорбить прелюбодеянием или склонить к нему жену или наложницу сеньора, покуситься на честь дочери, внучки, невесты сына, сестры, сознательно выдать тайну сеньора» (Оссовская М. Рыцарь и буржуа. М.,1988. С. 86).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.007 с.)