Ф. Саган. Потерянный профиль. Роман



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ф. Саган. Потерянный профиль. Роман




 

Профессиональная этика как система ценностей, определяемых принадлежностью человека к конкретному виду деятельности, возникает в культурах Древнего мира, в условиях сложившегося разделения труда. Когда знания, умения и навыки, функции и права шаманов, вождей, впоследствии — жрецов, целителей носят сакральный характер и передаются избранным, наиболее достойным, кого обучают, отбирают, выбирают и кому доверяют то, что не может быть известно случайным непосвященным людям. На основе представлений о милости тотемных покровителей, впоследствии богов и иных высших сил складывались требования к деятельности, результат которой не всегда зависел от человека. Это касалось и пахаря, уповающего на погоду, и охотника,1 пытающегося перехитрить зверя, и целителя, чьи усилия и знания применяются к конкретному человеку, к его организму, жизнь которого покрыта тайной.

Поэтому, в особенности в условиях дописьменной культуры, специальная деятельность, от результата которой зависели судьбы и сама жизнь людей, не только передавалась практически путем подражания, но и в первую очередь подвергалась сакрализации. Это и жречество, и покровительство богов, и вплетение истории ремесел в ткань мифов и священных книг. Ореол тайны покрывал деятельность жрецов, приносящих жертвы богам. Жрецы (например, брамины в Древней Индии) принадлежали к особому разряду — Знатоков и хранителей жизненно важных знаний и технологий. Уже тогда формировались догадки о том, что реальную помощь сородичам и людям вообще может оказать не всякий человек, но специально обученный и усердный, терпеливый, сообразительный, небезразличный к другим, готовый к самопожертвованию.

В начальный период истории развития ремесел, наук и искусств формированию представлений об их значимости, их моральных основ, их «идеологии» служила сакрализация в виде мифов о покровительстве богов, каждый из которых научил и содействовал определенным видам деятельности. За этим стояла, может быть, и наивная, но объяснимая вера в то, что милость богов, удача в труде скорее придет к лучшим и достойным, чем наоборот. Греческий Гермес, в Риме — Меркурий были покровителями пастухов и торговцев, Дионис — виноградарей и виноделов, Артемида — охотников, Посейдон — мореплавателей, Аполлон — всех искусств, Музы — дочери Зевса и Мнемосины — покровительницы наук, поэзии и искусств, каждая — конкретно какому-либо, Евтерпа, например — лирической поэзии, Талия — комедии, Мельпомена — трагедии, Эрато — любовной поэзии, Терпсихора — танцев, Клио — истории и, по-видимому, историков. Покровителями врачевания у греков были Аполлон, Асклепий, Гигея, Панакея, у римлян ~ Эскулап. Пантеон греческих богов определял круг ремесел, занятий древних эллинов. Место и роль на Олимпе помогали понять значимость, ценность каждого из них. «Долг ради свободы... выражался принципом «чему не способствует Бог, то не сопровождается успехом». Так, горшечник перед началом работы обращался к... Афине Эргане с просьбой об успехе своего дела, кузнец — к богу кузнечного дела Гефесту, принося им обязательную жертву и клятву» (Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., 1998. С. 241-242). Жертвоприношения этим богам, молитвы святым и почитание их в определенные дни способствовали осмыслению высшего предназначения той или иной деятельности, ее священного смысла, формировали основы профессиональной морали. «Боги принимали участие в качестве свидетелей во всех правовых ситуациях, будь то на суде или в экономических спорах. Любая ссуда, любой договор о купле-продаже, который не предполагает немедленного введения в действие, требовал клятвы... Традиция принесения клятвы сохранилась в судах до сегодняшнего дня» (Букреев В.И., Римская И. Н. Этика права. С. 242).

В Древнем мире складывались основы отношения к профессии. Предшественниками ремесленных цехов были общины Орфиков, Пифагорейцев. Согласно Пифагорейскому уставу, философ (т.е. «любящий мудрость») должен вести определенный образ жизни, включающий воздержание от мясной пищи, ежедневные упражнения в запоминании важнейших истин, поддержание хорошей физической формы, ежедневный самоотчет в нравственности содеянного. Пифагорейцы имели представление о значимости коллегиальности, взаимной помощи, профессиональной тайне, верности долгу, заботе о престиже общины.

Уже в Древнем мире профессионализм связывался с образованностью, широтой кругозора Еще Аристотель в «Политике» обратил внимание, что среди имеющих отношение к медицине есть три типа людей: практикующий врач, творческий исследователь, знакомящий практика со своими выводами, и просто образованный в медицине человек. И добавляет, что подобное деление существует в других специальностях.

Именно в медицине впервые возникают представления о несовместимости с врачеванием злоупотребления доверием больного, манипулирования его волей, необходимости заботы о непричинении боли, которой можно избежать, так же как и невольного вреда. Постепенно эти требования складывались в кодексы, уставы профессиональных цехов, сочетавшие как специальные сведения, описания рецептов и технологий, так и моральные обязательства и запреты для профессионалов.

 

Мастерство и ценности цеховой морали Средневековья

 


 

Каждое ремесленное сословие молилось своему патрону: слесари — святому Алоизию, ткачи — святому Криспину, садовники — святому Антонию, парфюмеры — святому Иосифу.

 

П. Зюскинд. Парфюмер


 

Профессионализм в Средневековье получает новый импульс в связи с распространением христианства. Строительство храмов, их обустройство востребовало зодчих и кузнецов, стекольщиков и живописцев, серебряных дел мастеров, ткачей и златошвей. В этой необходимости «трудиться для Бога» (а не для себя) — и корень высокого качества производимых изделий, и причина распространения профессиональных технологий в пространстве культуры. Строгое следование образцу «Божьего дома», «писания Лика» обусловило каноничность и других ремесел, всей культуры. Авторитет мастера в ремесленном сообществе (цехе) зиждется на параллели с авторитетом Создателя и является предпосылкой для формирования отношения к труду, как к «творению», сопряженному с особым усердием и старанием. Средневековье формирует традицию монотеистической культуры. Так, «православные храмы являлись не только культовыми, но и... общественными зданиями... (в которых. — Е.Я.) совершались... торжественные приемы князей». В церквях хранились частные сокровища, «важнейшие документы... внешней и внутренней торговли. По Уставу Владимира церковь стала хранительницей весов и мер» (Помпеев Ю.А. История и философия отечественного предпринимательства. СПб, 2002. С. 44). В этот период в недрах формирующихся цехов складывается профессиональная мораль. Расцвет цеховой организации ремесленного труда в Европе приходится на конец XV-начало XVI в., когда ручной труд особенно искусен и цехи наиболее влиятельны в обществе.

Вера во всемогущего, всеведущего Бога придает целостность духовному миру личности, которой предпосылается постоянная религиозная рефлексия: грех или нет, угоден ли Господу поступок, деяние, намерение? В этой связи формируется представление о том, что «Плохой человек не может сделать хорошую вещь», поскольку все, что делается людьми, то делается с Божьей помощью, а Господь помогает только истинно верующим. «Гений и злодейство — две вещи несовместные...?» — вопрос, возникающий позднее, на пороге формирования морали Нового времени.

Для Средневековья подобного вопроса не могло быть, поскольку человек с его нравственной сущностью и все содеянное им еще мыслились в неразрывной связи, целостно.

Мастер — не только создатель вещи (продукта), но и гарант качества производимого, обладатель собственного клейма, он наделен ответственностью за сохранение технологии в неизменном виде, за передачу ее новым поколениям. Мастера обладают правом научения подмастерьев, которые прежде в течение 4-5 лет должны быть учениками, способствуют сохранению и накоплению профессиональных знаний, тонкостей мастерства. Мастер учит ответственному отношению к профессии, что было особенно важно в условиях общей низкой грамотности населения.

Мастером мог стать лишь человек незапятнанной репутации, добросовестный прихожанин, законнорожденный, образованный в рамках профессии.

Каждый ремесленный цех тщательно сохраняет и передает от Мастера к Мастеру «Рецепты» — тексты, содержащие традиции ремесленных технологий, их историю. Они сохраняются в тайне, им присущ элемент сакральности, содержащий привязку к библейскому сюжету. В Италии тайну составляло производство стекла — в Венеции, шелка — в Лукке, Болонье, берегли секреты песочных часов и разных металлических изделий в Нюрнберге, технологии изготовления оружия и ножевого товара — в Золингене и других городах. Разглашение ремесленного секрета, вывоз инструментов или переселение мастеров в другие города запрещалось под угрозой смертной казни. Члены цехов — мастера и подмастерья — должны были давать клятву в выполнении этих предписаний. Сакральность рецепта, серьезность отношения к его сохранности и неизменности способствует формированию традиционности культуры в условиях ремесленных технологий, в результате чего в одной кузнице нет и не может быть двух одинаковых подков, но четыре, сделанные в разных концах Европы, подойдут одной кобыле. То же происходило и в России: «Мастера, архитекторы храмов и скульпторы — резчики именовались хитрецами, изобретателями и владельцами сложных конструктивных секретов» (Помпеев Ю.А. История и философия отечественного предпринимательства. С. 44).

Поэтому сакральный характер носит и посвящение в Мастера, доверие цеха самостоятельно изготовить «шедевр», пройти экзамен на мастерство, на моральную зрелость, сообразительность и приверженность профессии, цеху, готовность пострадать, т.е. самозабвенно, терпеливо и неустанно создавать изделие, ни в чем не отступая от наставлений и указаний мастеров и строго следуя канону. Например, чтобы получить звание мастера-иконописца, монах должен был, получив предварительно благословение, выдержав пост и сотворив необходимые молитвы, от начала до конца самостоятельно написать икону. Прилюдно изготовить вещь или продукт, соткать полотно, показав и сноровку, и высокое качество, и понимание тонкостей ремесла, означало выдержать экзамен на профессиональную зрелость, право передавать мастерство другим. При этом в каждом цехе были и свои особые требования к профессионалу. Так, мяснику необходимо было искусно забить быка или другого животного, при этом заранее как можно точнее определив его вес.

Культивирование ценностей мастерства, понимаемого как скромное и сосредоточенное воспроизводство вещей в полном соответствии с технологией, способствовало укоренению традиций. И архитектор, и художник, и любой другой профессионал, которому удавалось создать нечто стоящее, прекрасное, гордились не своим вкладом, но достигнутым пониманием рецепта, целей профессии, своим цехом, учителем, благодарили Создателя, что Он избрал их и позволил довершить труд. Распространенной была анонимность творческого труда. Традиционализм средневекового понимания ремесла как усердной репродуктивной деятельности обусловил стандартизацию вещного мира в Новое время. Общинность существования цехов формировала общинные ценности, среди которых непременной была скромность.

Справедливости ради необходимо отметить, что у цеховой морали с ее замкнутостью и непререкаемостью авторитетов мастеров на определенном этапе проявляется и оборотная сторона. К новым изобретениям, как и ко всякого рода «новшествам», ремесленные цехи проявляли крайне враждебное отношение, решительно запрещая всякое отступление от раз установленных правил. Способ производства, качество продукта, ширина и длина его, материал — все это точно определялось цеховыми уставами, не допускалась замена ручного труда приспособлениями. В период Возрождения и его преддверии консерватизм технологий тормозит развитие производства. Например, в течение четырех столетий (!) (с XI по XV в.) в Англии и Франции под запретом была валяльная мельница, якобы ухудшавшая качество сукна, валяемого ногами. Мельница могла заменить сразу 24 валяльщиков. Мастерские, применявшие ее, тщательно скрывали это от коллег в других городах.

Мастерство в Средневековье — оценка профессиональной и духовной зрелости человека, основанная на приоритете моральных качеств. Мастер — это не только лучший профессионал, но и Учитель, Наставник (воспитатель), Хранитель Рецепта, тот, чей авторитет бесспорен, кому доверены честь и судьба всего профессионального цеха. Значение мастерства, сформировавшееся в Средневековье, подготовило отношение к профессионализму в культуре Нового времени.

Подобное отношение к профессионализму культивировалось и в России. Привожу выдержку из договора о научении *06 отдаче мальчика в науку цирульному мастерству.

1793 года майя... дня мы, нижеподписавшиеся, цеховой мастер Захар Федоров и свободный человек Иван Федоров сын Рогов, учинили сие условие, в том:

1. Что я, Рогов, отдал сына своего Василия, а я, Федоров, взял оного с сего числа впредь на полтора года для обучения цирульному мастерству, как-то: чесать или убирать на голове мужские или женские волосы разными манерами, делать парики и шиньоны, брить бороду, шлифовать и направлять бритвы, дергать зубы, пускать кровь шнипером, ланцетом, рожковую и пиявковую, с показанием мест, из которых когда и в каком случае из сих кровопусканий быть должно или прилично; словом, показать мне, Федорову, ему, Василию, все выше описанное и к тому принадлежащее совершеннейшим образом, не скрывая от него ничего, как долг честного человека требует, и сделать его через сие настоящим мастером. А потому

2. И обязан я, Рогов, заплатить, а я, Федоров, от него получить за сие обучение денег двадцать рублей, из коих половинное число по прошествии года, а другую половину уже по обучении, которое не иначе должно быть окончено, как в течение означенного срочного времени.

3. Что ж принадлежит до платья верхнего и исподнего, то оное да будет от меня, Рогова, а впрочем, как обувью, так и пищею и всем содержанием довольствовать его, Василия, мне, Федорову, от себя собственно, не причиняя ему в том ни малейшей нужды, в чем и подписуюсь» (Цит. по: Меткое московское слово. Быт и речь старой Москвы. М., 1985. С. 230).

Уважительное отношение к Мастеру сохранилось в названиях гофмайстер (от «распорядитель при дворе»), гроссмейстер (от «большой мастер»), хормейстер, капельмейстер и других.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.51.24 (0.012 с.)