ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сердце на двоих- Последний поединок



Шерлок шел быстрым шагом, не обращая внимания на сопение и пыхтение у себя за спиной. Минут через десять тропа вывела на небольшую полянку, и парень позвал:
— Эй, подождите! Давайте постоим минутку, ладно? — он снова тяжело дышал.
Шерлок остановился и развернулся на каблуках, внимательно глядя на своего спутника. Тот стянул с себя тонкий свитер и остался в рубашке с короткими рукавами; чересчур длинные светлые волосы свисали ему на лицо. Прислонившись к дереву, он пытался отдышаться.
— Можешь перестать притворяться, — сказал ему Шерлок. — Кстати, пистолет тебе тоже не понадобится.
Смерив его взглядом, парень медленно выпрямился. Его дыхание выровнялось, с лица слетело туповато-невинное выражение; теперь он выглядел на десять лет старше и неизмеримо интереснее.
— Очень хорошо, — его голос утратил старательную серьезность, стал ровным и невыразительным. — Теперь я вижу, почему ты ему нравишься.
Шерлок презрительно скривил губы.
— Мы остановились полюбоваться пейзажем или просто опережаем график?
Человек пожал плечами.
— Босс требует, чтобы все было вовремя, — сказал он. — Можем идти помедленнее или постоять здесь несколько минут.
Шерлок огляделся по сторонам. Тропинка выглядела так, словно по ней ходили редко. Она вилась среди полей и рощ, в одной из которых они сейчас стояли. Он слышал только пение птиц и шелест листьев над головой: ни машин, ни других признаков жизни... Никто не вмешается.
Он перевел взгляд на человека, который стоял в нескольких футах, сложив руки на груди и с любопытством глядя на него. Выше Джона (впрочем, это определение подходило большинству мужчин), не такого плотного сложения; на бицепсе виден край тюремной наколки, на левой руке — ножевые шрамы. Без сомнения, он не растерялся бы в драке даже без пистолета, который, судя по всему, был пристегнут к его щиколотке.
— Не просто подручный, — начал рассуждать вслух Шерлок. — Профессиональный преступник. Сидел в тюрьме, вышел досрочно. Уверенно обращаешься со своим пистолетом, но владеешь и холодным оружием. Семьи нет. Не во всем поддерживаешь его, но... — он склонил голову набок.
Мужчина поднял брови.
— Можешь считать, что я его доктор. Пошли, — быстро наклонившись, он выхватил пистолет и махнул им в направлении тропинки.
Шерлок разочарованно поднял глаза к небу.
— Можно было обойтись и без этого, — пробормотал он, развернулся и пошел прежним стремительным шагом, с треском раздвигая кусты. Минут через пятнадцать заросли поредели, а затем расступились, и Шерлок вышел на лужайку перед большим домом — усадьбой, как непременно назвал бы его Джон.
Пистолет уперся ему в спину как напоминание о том, чтобы он не задерживался, и он без единого слова пошел к ступенькам, поднимавшимся к помпезному входу. Знака остановиться не последовало, поэтому Шерлок распахнул дверь и вошел в просторный вестибюль с высоким потолком. Две лестницы, соединенные наверху балконом, закруглялись по обеим сторонам помещения.
— Стой, — приказал мужчина. Сбоку послышалось цоканье каблуков. — Проверь его, Хелен.
Шерлок вгляделся в подошедшую к ним женщину. Пять футов шесть дюймов , около ста пятидесяти фунтов , темные волосы забраны в пучок. Коренастая, сильная. Он был вполне уверен, что никогда раньше ее не видел.
— Вот мы и встретились снова, мистер Холмс, — негромко сказала она и начала тщательно обшаривать его, выворачивая карманы в поисках любого предмета, который мог бы послужить оружием. Потом она провела вдоль его тела электронным сканером. Хорошо, что тревожная кнопка осталась у Джона, подумал Шерлок. Хотя к тому моменту, когда он сообразил бы нажать на нее, все равно уже было бы слишком поздно.
— Не налегайте так на арахис, — посоветовал он, когда она отступила на шаг и узнаваемый запах духов «Опиум» стал слабее. Именно эта женщина сидела рядом с ним на скамейке в Риджентс-парке.
Усмехнувшись, она посмотрела мимо него.
— Они просто созданы друг для друга, правда, Себ? — женщина махнула рукой в сторону правой лестницы. — Он чист. Босс у себя.
Дуло снова уперлось в спину Шерлока, и он направился к ступенькам. От балкона начинался коридор, идущий по всей длине дома, в дальнем конце которого еще одна лестница вела обратно вниз. По обе стороны коридора тянулся ряд дверей. Все они были закрыты, кроме одной посередине слева. В нее они и вошли.
Мориарти стоял справа от двери, опираясь о стол и сложив руки на груди; на нем был очередной элегантный костюм от Вествуд. Перед ним стоял жесткий стул с прямой спинкой. Себ толкнул Шерлока на него, заломил ему руки за спину и связал — судя по ощущению — тонкой веревкой. Шерлок немедленно попробовал путы на прочность; они не поддались.
Он смотрел на Мориарти, которому Себ пересказывал все произошедшее, и от его взгляда не укрылось, как сузились глаза Джима при упоминании о прощальном объятии с Джоном. От этой мысли у него в груди что-то сжалось; он понадеялся, что слово «прощальный» не окажется пророческим.
Наконец Себ отошел в сторону и прислонился к стене напротив двери. Мориарти перевел взгляд на Шерлока.
— Как мило, что ты зашел поболтать со мной, — светским тоном начал он.
Шерлок посмотрел на него в упор.
— Могу уделить тебе пять минут, если тебе есть что сказать.
Губы Мориарти растянулись в неестественной улыбке. В бассейне он улыбался не так. Тогда он выглядел самоуверенным, теперь — злым. Неторопливо смерив Шерлока взглядом, он оттолкнулся от стола и сделал шаг вперед.
— Уже не так рад видеть меня, а? Или просто на этот раз в твоем кармане нет браунинга? — он обошел Шерлока справа, выйдя из его поля зрения. — Оставил у своего песика, да? — его руки легли на плечи Шерлока, голос прошипел в самое ухо: — Это ему не поможет.
Мориарти отстранился и снова вернулся к столу, описав вокруг Шерлока полный круг.
— Как это отважно с твоей стороны — прийти сюда, зная, что тебя ждет ловушка. Отослать своего маленького дружка в безопасное место. Иногда ты бываешь до тошноты благородным, — он пристально посмотрел на Шерлока. — Это почти отвратительно. Впрочем, думаю, мы сможем... выжечь это из тебя, — в его улыбке было что-то вызывающее беспокойство.
Шерлок ничего не ответил, хотя ему становилось все больше не по себе. Мориарти выглядел пугающе неуравновешенным; предсказать его поступки было сложнее, чем он ожидал.
— Я же говорил, что мы созданы друг для друга, — продолжил Джим все с той же тревожащей улыбкой.
— Нет, не ты, — поправил его Шерлок. — Это сказал невинный человек, которого ты обвешал взрывчаткой.
— Не притворяйся, что тебе есть до него дело! — Мориарти подался вперед, наклонившись так, что они оказались лицом к лицу. — Тебе плевать на остальных, так же, как и мне.
— Джону не все равно, — ответил Шерлок. Возможно, это были опрометчивые слова. — Ему есть дело до других, а мне до него.
Мориарти вспыхнул. Внезапно он отвел руку назад и с силой ударил Шерлока по лицу.
— Джон! — это прозвучало как плевок. — Я расскажу тебе, что произойдет с твоим драгоценным Джоном, — он отвернулся, отошел к столу и снова присел на его край. — Он вернется в гостиницу, чтобы позвонить своей сестричке, как и положено славному младшему братику, — Мориарти глянул на часы. — На самом деле, он уже должен быть там... если, конечно, ему вообще суждено туда добраться.
Удерживать на лице выражение безразличия было непросто, но Шерлок старался изо всех сил.
— Джон обычно попадает туда, куда собирался, — сказал он.
Мориарти улыбнулся медленной, опасной улыбкой.
— Я послал четверых человек встретить его, — сказал он. — Все вооружены, все застанут его врасплох. Не думаю, что он доставит им много проблем.
Он внимательно посмотрел на Шерлока, пытаясь понять, почему тот не реагирует.
— В конце концов, в прошлый раз, когда ты отпустил его одного, справиться с ним оказалось довольно просто, — добавил он, и вот теперь Шерлок вздрогнул. Он взгляда Мориарти это не укрылось.
— Не волнуйся, вы с ним еще увидитесь, — утешил он издевательски-сочувствующим тоном. — Его доставят к нам сюда. В конечном итоге.
Шерлок чувствовал себя сбитым с толку, и это ему совершенно не нравилось. Мориарти за что-то зол на Джона. За что? Он не понимал. Может ли это быть связано с тем, что Джон помогал Шерлоку наблюдать, когда он был слеп? Но это давно в прошлом...
— В бассейне ты относился к нему иначе, — попробовал он вернуть разговор в рамки логики.
— Ты тоже! — сорвался на крик Мориарти и с видимым усилием взял себя в руки. — Разумеется, дорогуша Джонни-бой боготворил тебя, ничего удивительного. А гению нужна публика, правда, Себ?
Тот кивнул. Взглянув на него, Шерлок припомнил кое-что из сказанного им раньше и снова повернулся к Мориарти.
— Он сказал, что он твой доктор.
Мориарти с улыбкой откинулся назад, а Себ оттолкнулся от стены и сделал несколько шагов к Шерлоку.
— Я для него тот, кем должен был быть твой доктор для тебя, — едко прошипел он. — Тот, кем он был, пока не забыл свое место и не взял то, чего не имел права касаться.
Он остановился в паре футов от Шерлока и смерил его яростным взглядом.
— Этот человек, — он взмахнул рукой в сторону Мориарти, — этот гений... ухаживал за тобой.
«Что за бессмыслица», — подумал Шерлок.
— Сочинял для тебя все эти шарады, тратил столько денег — просто чтобы заинтересовать и развлечь тебя. И тебе это нравилось, не отрицай! Мы все видели, как ты наслаждался.
Наклонившись, он впился в лицо Шерлока горящим взглядом фанатика.

— Он единственный, с кем ты мог бы встать рядом. Он предложил тебе весь мир... а ты отверг его ради своего доктора, — последнее слово прозвучало как ругательство. Он пнул ножку стула Шерлока так, что он покачнулся, и добавил: — Ты его не стоишь.
— Довольно, Себ, — Мориарти взглянул на Шерлока и пожал плечами. — Его преданность так трогательна.
Шерлок никак не мог понять, к чему они ведут.
— Какими бы мотивами ты ни руководствовался, в свете твоего очевидного намерения убить меня они выглядят несостоятельными, — заметил он.
Мориарти ухмыльнулся.
— Не глупи. Я уже говорил тебе, что не собираюсь быть банальным, — он подтянулся, сел на столешницу и начал болтать ногами, как мальчишка. — Когда-нибудь в будущем — вполне возможно, такие уж мы с тобой люди. Но не сейчас, когда мне с тобой так весело, — он снова улыбнулся, и это была улыбка сумасшедшего. — Не раньше, чем мы закончим наши игры.
— Нет, нет, — продолжал он. — Я уже был готов сделать тебе предложение, пригласить тебя присоединиться ко мне хотя бы на время... У меня даже был для тебя формальный предлог — если бы ты пошел со мной по своей воле, я бы отпустил твоего песика. Официальное оправдание, если оно тебе нужно.
Внезапно он перестал болтать ногами; его глаза вспыхнули злобой.
— А потом ты просто взял и взорвал этот долбаный бассейн! — в бешенстве заорал он.
— Я думал, что мы понимаем друг друга, — пожаловался Мориарти уже тише. — Надеялся, что у нас схожий образ мыслей. В конце концов, ведь это ты предложил нам встретиться, — в его голосе зазвучала обида. — Мне казалось, ты видишь во мне ту же загадку, что и я в тебе... — он сделал вопросительный жест. — Какого же исхода ты ожидал?
Не дождавшись ответа, он продолжил:
— И поставил под угрозу жизнь каждого из нас. Какое самопожертвование! Не очень-то социопатично с твоей стороны.
Склонив голову набок, он взглянул на Шерлока.
— Я не сразу вычислил, в чем дело. Но потом все-таки понял, — его рот дернулся. — Ты сделал это для него. Из-за него. Потому что так поступил бы он, а ты боялся снова разочаровать его, — каждое его слово сочилось презрением.
— Ты и я — вместе мы могли бы заставить этот мир запылать, — он соскользнул со стола и снова шагнул вперед. — Два величайших ума своего времени. Мы раскалили бы его добела.
Мориарти был всего в футе от Шерлока; внезапно он выбросил руку вперед и схватил его за горло, заставляя запрокинуть голову.
— Ты позволил ему сделать тебя слабым, — прошипел он в лицо Шерлоку. — Человечным. Неравнодушным. Все это из-за него! — он сжал пальцы, и Шерлок начал задыхаться. Несколько секунд Мориарти смотрел на него, а потом словно в отвращении убрал руку. — Он отнял тебя у меня.
Шерлок хватал ртом воздух. Очень трудно было не сопротивляться, не пытаться отбросить Мориарти, но он знал, что Себ вооружен и ждет только повода применить оружие.
— А теперь снова ты и твой гребаный братец, — выругался Мориарти, — Чем бы я ни занялся, вы отрезаете меня от поставщиков, лезете в финансирование, отнимаете у меня ключевых людей... Моя организация разрушена, — он резко отвернулся.
— О, я начну все сначала, — пообещал он. — С теми немногими, кому я доверяю, — он улыбнулся Себу, и Шерлок краем глаза заметил, как тот напыжился от похвалы. — Может быть, не здесь...
Лицо Мориарти стало жестким, и он добавил:
— Но прежде чем уйти, я посмотрю, как сгорит твой драгоценный Джон, — в его глазах сверкала ненависть. — Потому что если ты не хочешь играть со мной, то не будешь играть ни с кем.
Шерлок заставил себя выбросить из головы наполнившие ее кошмарные образы.
— Я пойду с тобой, если ты оставишь Джона в покое, — предложил он. — Пока он невредим, я буду работать с тобой.
Мориарти снова взглянул на часы.
— Ой! — радостно воскликнул он. — Слишком поздно.
Шерлок знал, что на его лице отражается ужас, но даже не попытался скрыть его.
— Что ты сделал? — требовательно спросил он. — Ты сказал, что его доставят сюда. Я пойду с тобой. Отпусти его.
— О, его действительно доставят, — успокаивающим тоном ответил Мориарти. — Большую его часть, по крайней мере. Он будет еще жив. Это ведь считается?
— Дело в руках, — подал голос Себ с другого конца комнаты, и Шерлок чуть не подпрыгнул — до того он был сосредоточен на Мориарти. — Которые трогали то, что нельзя. Позволяли себе слишком много, — он пожал плечами. — Джим просто хотел огня, а я попросил себе руки.
Шерлок замотал головой, пытаясь вытряхнуть из нее образы, всплывшие перед внутренним взглядом.
— Нет, нет, это какая-то чепуха, — запротестовал он. — В бассейне ты все равно приказал выстрелить в меня. Не складывается. Все это неправда. Ты лжешь.
Широкая безумная ухмылка исказила лицо Мориарти.
— О, я тут не при чем, — объяснил он. — Видишь ли, даже у опытного снайпера может зачесаться палец, когда здание под ним взрывается... Впрочем, чесался он недолго. Твой братец позаботился об этом, опередив меня. Должен сказать, что его жестокость просто очаровательна, хотя в целом он ужасно скучный.
Шерлок не мог отвести от него взгляда; его мысли путались, он пытался подавить чувство ужаса, которое вызвали в нем только что прозвучавшие слова. Внезапно по дому громом прокатилось эхо выстрела.
Себ мгновенно вытащил оружие и взглянул на Мориарти; тот кивнул, и боевик вышел. В комнате повисло напряженное молчание. Мориарти открыл ящик стола, достал оттуда еще один пистолет и, зайдя Шерлоку за спину, схватил его за волосы, вынуждая поднять голову.
— Как тебя смогли найти? — дуло пистолета уперлось в затылок Шерлока. — Хелен сказала, что ты чист, но, возможно, она была чересчур небрежна? — Мориарти разжал пальцы, вцепившиеся в волосы Шерлока, его рука скользнула ниже — на плечо, потом на грудь. — Может, стоит проверить тебя еще раз более тщательно? — в его голосе послышался двусмысленный намек.
Шерлок заставил себя изобразить пренебрежительную гримасу, подавляя дрожь от мерзкого ощущения, которое оставляли чужие пальцы — не Джона! — расстегивавшие верхнюю пуговицу его рубашки.
— Не просто так изображал гея, значит? — сказал он, изо всех сил стараясь, чтобы его голос звучал ровно и презрительно.
— О, я очень легко адаптируюсь, — ответил Мориарти, расстегивая вторую пуговицу и запуская руку внутрь. — Ты и я — вдвоем мы могли бы танцевать годами... — наклонившись, прошептал он в самое ухо Шерлоку, а потом резко укусил за мочку.
Его рука двинулась вверх, сомкнулась на горле Шерлока, погладила его шею, заставляя его откинуть голову назад.
— Мы подходим друг другу. Мы выше этого, нам не нужно валяться в этой грязи, как остальным дикарям, — он снова начал опускать руку. — Но ты, похоже, вошел во вкус, — он провел языком по шее Шерлока; не удержавшись, тот вздрогнул и попытался отшатнуться.
Губы Мориарти вновь коснулись его уха.
— Не то чтобы мне было интересно, — прошептал он, стискивая и выкручивая пальцами его сосок, — но если ты настолько хочешь, чтобы тебя трахнули, я как-нибудь справлюсь.
Шерлок чувствовал, что его сейчас вырвет. Он пытался думать, пытался найти выход, но его голова разрывалась от беззвучного крика: «Нет!», потому что эти руки — не руки Джона — не торопились отпускать его. У него так звенело в ушах, что он не сразу расслышал второй выстрел, но Мориарти немедленно выпрямился.
Шерлок заставил себя подавить приступ тошноты и прислушался, но больше никаких звуков не было. Мориарти грубым рывком поднял его со стула, одной рукой вцепившись в его связанные запястья, а второй вжимая ствол пистолета в его спину. Вытащив детектива в коридор, Джим прижался спиной к стене, выставил его перед собой и начал боком красться в сторону вестибюля, окликая Себа из-за его плеча. Никто не ответил.
— Себ! — крикнул он снова. Они были уже почти на балконе; Мориарти шарил вокруг напряженным взглядом, продолжая удерживать Шерлока впереди себя. Он был удивительно сильным.
Услышав быстрые шаги вверх по дальней лестнице, он моментально развернулся. В противоположном конце коридора появился Джон с пистолетом в руке: на щеке кровь, но в остальном выглядит невредимым. Несмотря на опасность, какое-то мгновение Шерлок не чувствовал ничего, кроме огромного облегчения.
Но это ощущение быстро прошло — Мориарти повернулся, оттаскивая его подальше. Не тратя выстрелы на Джона, он ткнул пистолетом в подбородок Шерлока и направил ствол вверх.
— Брось оружие, — сказал он.
Джон был уже на полпути к ним, но тут же остановился примерно в десяти ярдах; Шерлок видел, как он перебирает в голове варианты действия. Впервые в жизни Шерлок пожалел о том, что он такого высокого роста и полностью заслоняет собой проклятого недомерка.
Джон медленно опустил пистолет, наклонился и положил его на ковер перед собой. Своим острым зрением Шерлок разглядел, что он использовал это движение как прикрытие, чтобы нажать на тревожную кнопку, пристегнутую к его поясу. Они договорились использовать ее не раньше, чем убедятся в присутствии Мориарти.
Джон выпрямился, поднял руки; желание вырваться и побежать к нему стало настолько нестерпимым, что Шерлока пробрала дрожь. Они внимательно смотрели друг на друга — и проверяя, не ранен ли другой, и просто так, потому что оба пережили страх никогда больше не увидеться.
— Нет, нет, нет, нет, нет... — бормотал Мориарти едва слышно. — Нет! Это неправильно! — его голос взвился до крика, и Шерлок замер, чувствуя, как пляшет у его шеи дуло пистолета. — Почему ты здесь? — требовательно спросил он Джона. — Себ сказал, что ты поверил ему. Он не допускает таких ошибок. Тебя не должно быть здесь.
— О, я ему поверил, — охотно ответил Джон, и Шерлок чуть-чуть улыбнулся ему. Они должны отвлечь Мориарти, заставить его говорить как можно дольше, чтобы выгадать время для спасательного отряда Майкрофта.
— Этот твой Себ — правильно? — был очень убедителен, — продолжал Джон. Шерлок понадеялся, что прошедшее время он употребляет не случайно. — Я купился как дурак, был готов нестись обратно в гостиницу... Мне даже не пришло в голову, что Гарри не знает, куда мы поехали.
В ярости Мориарти все крепче сжимал запястья Шерлока, ногти больно впивались в кожу, но ни на отсутствие Себа, ни на упоминание о нем он не отреагировал. Все его внимание было сосредоточено на Джоне.
— Но Шерлок, разумеется, все понял, — добавил Джон.

— Объятие, — невыразительным тоном сказал Мориарти. — То прощальное объятие было прикрытием, — внезапно его настроение снова изменилось, в голосе послышались удовлетворенные нотки. — Возможно, ты не стал настолько сентиментальным, как я боялся, — обратился он к Шерлоку. — Ты не безнадежен.
Шерлок вспомнил, как торопливо обнял Джона и быстро шепнул ему на ухо: «Это ловушка. Иди за нами». Он не успел сказать ничего больше, но знал, что этого будет достаточно. Искушение не говорить ничего было сильным: подсознательно он хотел отправить Джона в безопасное место и взять весь риск на себя, но он обещал.
Облегчение от того, что он сдержал слово, единственное помогло ему продержаться среди все более явных угроз Мориарти. Если бы он поступил так, как намеревался, и тем самым стал бы виновником мучительной смерти Джона, лишь необходимость уничтожить Джима смогла бы заставить его отложить самоубийство.
Мориарти тряс головой.
— Не подходит, — жалобно сказал он. — Все неправильно.
— Мы знали, что ты обычно предугадываешь решения Шерлока, — вклинился Джон.
— Поэтому я предоставил ему право решать самому, — добавил Шерлок.
— Правило номер один — никаких секретов, — закончил Джон, и они улыбнулись друг другу.
С рычанием Мориарти выпустил запястья Шерлока, но лишь для того, чтобы вцепиться ему в волосы и заставить его отвернуться.
— Не смотри на него, — прошипел он Джону.
Шерлок попытался придумать тему, на которую Мориарти мог бы говорить, не впадая в чрезмерную ярость.
— Почему ты пришел в Риджентс-парк? — спросил он. Ему было действительно интересно, ведь вывод, к которому он пришел тогда, был очевидно неверным.
Мориарти глубоко вздохнул и медленно покачал головой. Теперь, когда Джон был безоружен, он отступил чуть в сторону, и Шерлок отлично видел его.
— Чтобы вернуть тебя в игру, разумеется, — ответил он. — Я не мог смотреть, как ты сидишь в уголке и жалеешь себя. Мне становилось все скучнее.
Внезапно его голос снова стал резким.
— Хотя если бы тогда я знал, как ты проводишь время, — он смерил Джона испепеляющим взглядом, и тот поразился, сколько ненависти было в нем, — наша встреча была бы совершенно иной.
— Ты моя идеальная пара, — пальцы Мориарти скользили по волосам Шерлока. — Если снять с тебя маску деятельного социопата, копнуть чуть глубже этого последнего... увлечения, под всем этим ты такой же, как я. Между нами стоит только одно, и скоро его не будет.
Он переключился на Джона.
— Ты всего лишь сделал его слабее, — с презрением сказал он. — Ты взял прекрасный прозрачный бриллиант и испачкал его своей тошнотворной нормальностью, своими прозаическими чувствами. Опустил на землю гения, который должен был парить высоко над тобой.
Он терял самообладание, пистолет затрясся в его руке.
— Но тебе только кажется, что ты преуспел. Он может делать то, что ты называешь правильным, но не потому, что это правильно. Он раскрывает преступления, потому что любит вызов. Ловит убийц, потому что ему скучно. Теперь, когда ты поймал его на свой крючок, он, может быть, делает все это ради тебя, но все остальные ему по-прежнему безразличны. Он не герой.
Хватка Мориарти ослабла, пальцы соскользнули на шею Шерлока, так что он смог повернуть голову и посмотреть на Джона. У того был невозмутимый вид.
— Да, он уже говорил мне это, — сказал он.
— Ты никто, — оскалился Мориарти. — Мягкая серединка, которая ему не нужна и без которой ему будет лучше. Он не то, что ты думаешь. Сейчас я покажу тебе, кто он на самом деле.
Он снова схватил Шерлока за связанные запястья и подался ближе к нему.
— Предположим, я поставил бы тебя перед выбором, мой милый, — начал он. — Допустим, я сказал бы: ты можешь спасти Джона или эту семью, этот город, эту страну... Если все было бы по-настоящему и ты не мог бы уклониться от решения, что бы ты выбрал? — привстав на цыпочках, он поцеловал Шерлока в щеку — прямо над местом, в которое упирался ствол пистолета.
Шерлок вздрогнул, попытавшись отодвинуться. Глаза Джона сузились; он скользнул взглядом по расстегнутым пуговицам рубашки и сжал губы.
— И отвечай честно, — добавил Мориарти, — не то я проделаю ему дырку во втором плече.
Джон перевел взгляд на него, и Шерлок беспомощно посмотрел ему в глаза. Он не хотел отвечать. Ствол глубже врезался ему в шею.
— Я бы постарался спасти других, — сказал он Джону. — Я бы действительно попытался, я не чудовище.
Мориарти зарычал.
— Но я бы выбрал тебя, — Шерлок опустил глаза, он не хотел видеть реакцию Джона. — Даже если бы я знал, что ты никогда не простишь меня, я бы все равно выбрал тебя. Потому что реальнее тебя для меня нет никого не свете.
После короткой паузы Джон спросил Мориарти:
— И что? Это должно было меня шокировать? Потому что, если честно, это доказывает лишь одно: я ему нужен.
Заткнись, мысленно попросил его Шерлок. Он чувствовал спиной, как пылает в Мориарти ненависть, словно он был раскаленной печью. Джон не понимал всей глубины этой ненависти, этой нацеленной на него ревности.
— Подойди ближе, — потребовал Мориарти, и Джон сделал несколько шагов вперед. Пистолет остался позади него. — Стой, — между ними все еще было не меньше пятнадцати футов.
— Я хочу увидеть, как ты сгоришь, Джон Ватсон, — его голос переполняла злоба. — И я хочу, чтобы он, — дуло пистолета дернулось, — тоже это видел.
Джон не изменился в лице. Возможно, подумал Шерлок, он просто не понимает, о чем речь. Или он слишком хороший солдат, чтобы дать себя отвлечь.
— Итак, сейчас мы все пойдем во двор, — продолжил Мориарти, — и позаботимся о том, чтобы я получил свой подарок.
Джон продолжал бесстрастно смотреть на них.
— Что скажешь, дорогуша? — сказал Мориарти на ухо Шерлоку и еще раз укусил его за мочку. — До каких пределов он дойдет, чтобы спасти тебя?
— Если ты воображаешь, что переживешь Джона надолго, то твоя оценка собственной гениальности сильно завышена, — сказал Шерлок, одновременно пытаясь изобразить взглядом нечто вроде предупреждения Джону: «Не геройствуй».
Мориарти пропустил его слова мимо ушей.
— Для начала давай посмотрим, не припас ли ты еще каких-нибудь сюрпризов, — сказал он. — Ну-ка, Джонни-бой, ручки в потолок и покружись.
Джон медленно поднял руки и послушно повернулся, но Мориарти неодобрительно прицокнул языком.
— У тебя что-то есть, точно? — спросил он. — Ты не хочешь, чтобы я это увидел. Расстегни рубашку.
Джон явно заколебался, но делать было нечего. Он расстегнул пуговицы, развел полы рубашки в стороны, и Шерлок внезапно вспомнил, как сегодня утром снимал с Джона эту самую рубашку, влажную от его мокрого после душа тела... Господи, неужели прошло всего несколько часов? Ему казалось, что это было в другом мире.
Джон попытался прикрыться рукой, а Шерлок, закашлявшись, наступил Мориарти на ногу, чем заработал еще один болезненный тычок в челюсть, но он все равно заметил.
— Что. Это. Такое?
— Это для вызова супермена, — объяснил ему Шерлок.
Отчетливо осознав, что тревога уже поднята и у него нет времени на то, чтобы привести в исполнение свои угрозы, Мориарти издал полный ярости вой, а потом весь мир вокруг Шерлока словно замедлился — звуки стали протяжными, на каждое движение уходило в три раза больше времени, чем обычно.
Отведя пистолет от его головы, Мориарти начал выпрямлять руку с недвусмысленным намерением.
Шерлок видел, как Джон подобрался, готовясь нырнуть под линию выстрела, но деваться ему было некуда. Он стоял посередине коридора, двери по обеим сторонам были закрыты и, вполне возможно, заперты. У него не было ни единого шанса.
Десятки вариантов пронеслись в мозгу Шерлока за те полсекунды, что потребовались Мориарти, чтобы поднять руку, но задержалось в голове лишь имя Джона. Еще до того, как осознанное решение было принято, он напряг мышцы ног и в тот момент, когда дуло пистолета уставилось на Джона, изо всех сил рванулся назад. Мориарти пошатнулся, пуля ушла в потолок, он врезался спиной в балюстраду балкона, все еще продолжая сжимать связанные руки Шерлока, и под их сдвоенным весом ограждение не выдержало.

§ * *

— Шерлок! — увидев, как они оба спиной вперед падают в проем, Джон закричал, не слыша своего голоса за грохотом выстрела и треском ломающихся стоек.
Не теряя времени на то, чтобы глянуть вниз с балкона, он вихрем понесся по ступенькам на первый этаж; сердце бухало у него в груди. В вестибюле он огляделся и увидел две неподвижные фигуры на твердом паркетном полу: Мориарти на спине — одна нога согнута под неестественным углом, Шерлок ничком в нескольких футах от него.
Пистолет валялся возле руки Мориарти, и Джон пинком отправил его подальше, а потом упал на колени возле Шерлока, разрываясь между мучительным желанием перевернуть его и пониманием, что делать этого нельзя. Он попытался нащупать пульс, но целую вечность не мог найти нужное место. Пальцы у него были как ватные и ничего не чувствовали. Дыши, приказал он себе и попробовал снова, и на этот раз пульс обнаружился, ясный и четкий, и Шерлок уже приходил в себя. Имя Джона было первым, что слетело с его губ.
— Не шевелись, — настойчиво сказал Джон, наклоняясь и с беспокойством целуя его в висок. — Ты меня понимаешь, любимый? Не пытайся пока двигаться, хорошо?
Он занялся веревкой, глубоко врезавшейся в запястья Шерлока, пытаясь как можно скорее распутать узлы и одновременно не упустить из вида Мориарти. Но психопат лежал тихо — без сознания или мертвый. Лучше бы второе, подумал Джон.

Он опустил голову к самому полу и посмотрел в слегка затуманенные глаза Шерлока.
— Чувствуешь где-нибудь боль? Онемение? — спросил он, пробегая пальцами по голове и шее Шерлока в поисках травм. Тот не ответил, и Джон продолжил осмотр, ощупывая его спину, руки и ноги. Явных повреждений он на первый взгляд не обнаружил, но это еще ничего не значило.
Джон обернулся к все еще неподвижному Мориарти, и Шерлок у него за спиной спросил:
— Ты в порядке?
Детектив перевернулся на спину и сел, помогая себе затекшими от веревок руками.
Джон окинул его опытным взглядом: очевидно, позвоночник цел, глаза ясные, сознание в норме... Должно быть, он упал на Мориарти, смягчившего удар, и отделался легким сотрясением. Господи, неужели они все-таки выкрутились? Джон улыбнулся, чувствуя облегчение и слабость, и вынужден был опереться одной рукой об пол, чтобы не свалиться.
— Вечно ты таскаешь мои реплики... — начал он, но тут его голос сорвался и они наконец обнялись. Крепко обхватив друг друга, они цеплялись пальцами за что попало — за одежду, за волосы, гладили друг друга по лицу, — а потом снова отстранялись и смотрели, и Шерлок дотронулся до ссадины на щеке Джона, оставленной одним из людей Мориарти, а Джон пожал плечами: пустяки. Он впитывал в себя каждую частичку Шерлока и чувствовал, как его глаза наполняются слезами, и когда он отвел взгляд, чтобы сморгнуть их... Мориарти смотрел на них.
Джон окаменел. Шерлок мгновенно обернулся, и его лицо стало жестким.
— Пистолет? — едва слышно спросил он, и Джон кивнул влево. Отрикошетив от кадки с цветами, оружие лежало на полу футах в пятнадцати; искалеченный человек никак не смог бы до него дотянуться.
Шерлок развернулся так, что оказался сидящим за спиной Джона лицом к Мориарти, и медленно, демонстративно обхватил Джона одной рукой за пояс, а второй поперек груди, положив ладонь ему на сердце.
— Я должен поблагодарить тебя, — его ясный голос звонким эхом разнесся по всему вестибюлю. — Если бы ты не похитил Джона, я бы мог никогда не понять, что он значит для меня.
Безумные черные глаза были полны ненависти, и Шерлок на мгновение сжал руки в инстинктивном оберегающем жесте, а потом немного неуверенно поднялся на ноги. Подошел к пистолету, поднял его и вернулся обратно, глядя в лицо Мориарти сверху вниз.
— Но моя благодарность тебя не спасет, — добавил он, поднял руку и прицелился Мориарти в голову.
— Шерлок, нет! — воскликнул Джон. Помедлив, тот чуть повернулся к нему, не сводя глаз с лежащего человека.
— Джон, другого выхода нет, — сказал он. — Иначе ты никогда не будешь в безопасности, — Джон ничего не ответил, и Шерлок быстро глянул на него. — Посмотри на него, — в его голосе послышалась мольба, — он безумец, но он изобретательный безумец. Никакая тюрьма не удержит его надолго, а если и так, его сети раскинуты слишком широко. Нам придется всю жизнь оглядываться по сторонам. Если ему повезет хоть раз, я потеряю тебя.
Его голос дрогнул, но он сжал зубы и выпрямил руку.
— Другого выхода нет, — повторил он.
— Есть, — возразил Джон, поднимаясь на ноги, но не приближаясь к нему. Шерлок выглядел как боксер после пропущенного удара, и он не был уверен, что тот полностью владеет собой.
— Ты прав, — мягкий голос заставил их обоих вздрогнуть. Джон посмотрел на Мориарти; тот обращался к Шерлоку. — Тебе придется убить меня. Если ты этого не сделаешь, я его уничтожу.
Теперь Джим и Шерлок смотрели друг на друга, а взгляд Джона метался между ними.
— Давай, хладнокровно пристрели меня прямо сейчас, — продолжал Мориарти, — пока я лежу беспомощный у твоих ног. Я бы так и сделал. Стань мной хотя бы в этом.
— Шерлок, не надо, — настойчиво повторил Джон. — Ты не убийца. Не делай этого.
Шерлок бросил на него взгляд, полный смятения и отчаяния.
— Джон, я не могу оставить его в живых, неужели ты не понимаешь? Почему ты говоришь так? — чем больше муки звучало в его голосе, тем увереннее выглядел Мориарти.
— Ты можешь сделать это, — прошептал он. — Ты можешь убить меня. Ты такой же, как я, — казалось, он даже не чувствует боли в сломанной ноге. Джон не мог понять, парализован ли он травмой позвоночника или просто слишком безумен, чтобы замечать боль.
— Заткнись! — Шерлок надавил ногой на горло Мориарти, перекрывая ему воздух. — Джон, пожалуйста. Он никогда не признает поражения.
Долгую минуту они смотрели друг на друга. Мориарти наконец начал слабо сопротивляться.
— Шерлок, я с тобой не спорю, он должен умереть, — наконец сказал Джон и протянул руку к пистолету. — Но дай мне сделать это. У меня уже есть кровь на руках.
Шерлок внимательно глянул на него, и Джон увидел, как его разум вновь берет верх над беспорядочными эмоциями последних минут. Он медленно опустил руку вдоль тела, лицо разгладилось, стало бесстрастным. Обдумав предложение Джона, он посмотрел на Мориарти и чуть приподнял ногу — так, чтобы тот мог дышать, но не говорить.
Шерлок повернул голову к Джону.
— Ты оставишь меня, если я сделаю это?
Джон ответил не раздумывая:
— Я никогда тебя не оставлю.
Шерлок снова посмотрел вниз, на человека, лежавшего у его ног.
— Это единственное, что могло бы остановить меня.
Он поднял пистолет и выстрелил.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.008 с.)