Сердце на двоих- Дело об исчезнувшей няне



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сердце на двоих- Дело об исчезнувшей няне



— Привет, псих.
Лестрейд открыл было рот, чтобы упрекнуть Салли за невежливость, но Джон перехватил его взгляд и покачал головой; Шерлок улыбался.
— Доброе утро, Салли, — как ни в чем не бывало ответил детектив. — Какое счастье вновь услышать твой милый голосок! Мне крайне его не хватало.
С ноткой грусти женщина улыбнулась кивнувшему ей Джону, передала Лестрейду принесенную папку и села на стул в углу. Как же ей сейчас непросто, внезапно понял Джон. Большинство людей носились с Шерлоком, раздражая его своей заботой; Салли же, похоже, твердо решила вести себя с ним как обычно, чего бы это ей ни стоило. Такое постоянство заслуживало уважения.
— Итак, Шерлок, ты уверен? — переспросил Лестрейд.
Тот проигнорировал вопрос, и Джон ответил за двоих:
— Да, мы уверены.
Укоризненным движением он сжал пальцы Шерлока. «После энтузиазма, с которым ты принял приглашение в Ярд этим утром, можно было бы вести себя чуть более прилично», — говорил этот жест. Впрочем, от Шерлока было трудно ожидать чего-то другого.
— Ну что же, тогда приступим. Мы разыскиваем пропавшую няню.
Шерлок поднял брови.
— Вот оно что, — глубокомысленно протянул он. — Ну слава богу, что хотя бы дело не банальное.
— Ха-ха, — отозвался Лестрейд со смесью неприязни и облегчения. По крайней мере, на характере Шерлока травма точно не сказалась: он остался таким же несносным, как и был. — Эта самая няня пришла на собеседование, проломила голову хозяйке дома и скрылась с драгоценностями и приличной суммой денег. Мы проследили ее до вокзала, но там след обрывается. У нас нет ни одной зацепки, мы не знаем, в каком направлении двигаться и...
— Вы опять сели в лужу? — перебил Шерлок.
Джон заметил, как Салли закатила глаза, но тут же улыбнулась. Поймав его взгляд, она пожала плечами.
— Свежий взгляд со стороны нам бы пригодился, — признал Лестрейд, протягивая Джону стопку фотографий. — Вот снимки места преступления. Тело было обнаружено два дня назад, так что смотреть там не на что... — он осекся, осознав свою бестактность, виновато улыбнулся и продолжил: — Я расскажу тебе обо всем, что мы узнали и предприняли...
Шерлок поднял руку, останавливая поток слов.
— Джон? — вопросительно сказал он, оборачиваясь к другу, чьей руки не выпускал с момента выхода из дома.
Тот вгляделся в первую фотографию.
— Среднего размера гостиная, по обе стороны камина два кресла, повернутых под углом друг к другу. Жертва лежит ничком на ковре перед ними. Травма на затылке нанесена тяжелым тупым предметом, более точно определить оружие по этому снимку невозможно. Положение тела и характер травмы предполагают, что женщина сидела в кресле, когда ее ударили сзади. Удар должен был быть сильным, поскольку она лежит на расстоянии от кресла, раскинув руки, а с ее ног слетели туфли.
Он сделал паузу, и Шерлок ободряюще сжал его руку.
— У жертвы светлые волосы до плеч, она среднего роста и сложения, хорошо одета. Ее кожа, фигура и стиль одежды говорят о том, что она молода — не старше тридцати лет.
Джон посмотрел на Лестрейда.
— Почему вы думаете, что это сделала няня? Ведь обычно первым в число подозреваемых попадает муж.
Лестрейд поднял брови с уважительным изумлением.
— Похоже, вы кое-чему научились Джон, — признал он.
Шерлок улыбнулся уголком рта, и инспектор продолжил рассказ, сверяясь с записями.
— Филипп Харбрук намного старше жены, и у него есть маленькая дочь от первого брака, что объясняет необходимость няни. Он был вдовцом, когда три месяца назад женился на покойной. Видимо, это был бурный быстротечный роман, судя по его скорби в момент опознания тела.
Обычно Лестрейд относится к родственникам жертв с большим сочувствием, подумал Джон. Очевидно, этот муж ему чем-то не нравится.
— В восемь часов утра он уехал на работу, — продолжал Лестрейд, — завез по дороге дочь в детский сад и после этого неотлучно находился в офисе до того момента, как тело его жены обнаружила соискательница, пришедшая на собеседование в два часа дня. Мы уже поговорили с нянями, приходившими в десять и одиннадцать часов, так что на момент его ухода миссис Харбрук определенно была жива.
Джон проглядел оставшиеся снимки.
— Здесь несколько крупных планов, но по ним мало что можно добавить, — сказал он Шерлоку. — Мало украшений, все выглядят чистыми. Золотая цепочка, браслет и... — он поднес фото ближе к глазам, — обручальное кольцо, которое ей немного мало. На нем надпись, но разобрать я не могу.
— Там написано «Отныне и навсегда», имя и дата, — вмешалась Салли в надежде помочь. — Это важно?
— Вряд ли, — рассеянно ответил Шерлок, поворачиваясь к Лестрейду. — Нам надо взглянуть на место преступления.
В комнате повисло молчание, и он досадливо тряхнул головой.
— О, не будьте таким занудой. Хорошо, нам надо поехать на место преступления, Джон будет смотреть, а я представлять в голове. Так лучше?
— Я отвезу вас, — к всеобщему удивлению вызвалась Салли. — И нечего на меня смотреть! Не такая уж я и сволочь.

§ * *

В такси мысли Шерлока приняли далекое от расследования направление. Было бесполезно размышлять о деле, не имея достаточных данных, к тому же он прекрасно мог думать о нескольких вещах одновременно, если понадобится, поэтому он вернулся к раздумьям о Джоне и о том, как изменились их отношения со вчерашнего вечера.
Массаж был... ошеломительным. Не похожим ни на что из того, что он испытывал раньше. Очевидно, область физической близости заслуживала более тщательного изучения.
Собственное тело никогда особенно не интересовало его, вызывая разве что раздражение несвоевременными требованиями еды или сна. Но чтобы понять язык тела Джона, ему придется обратить внимание и на себя. Особенно ясно он понял это, проснувшись сегодня утром и обнаружив, что он лежит ничком, а его рука покоится на животе Джона...

§ * *

Называя вещи своими именами, на нижней части живота Джона. Это было интересно: помнится, «подушечная война» разразилась из-за опасения, что Джон может начать домогаться Шерлока во сне. Теперь же, кажется, события разворачивались по прямо противоположному сценарию. Джон спокойно лежал на спине на своей половине кровати и ничего не предпринимал, а рука Шерлока в самой что ни на есть собственнической манере лежала у него на животе.
Кажется, Джон не собирался просыпаться. Шерлок сохранял полную неподвижность, сосредоточившись на ощущениях в своей ладони. До сих пор он изучал науку прикосновений пассивно, и такой дисбаланс был совершенно недопустим.
Под средним пальцем он чувствовал полоску открытой кожи. Большим пальцем Шерлок осторожно сдвинул вверх футболку Джона, просунув под нее верхнюю часть ладони, а затем повторил ту же операцию с поясом пижамных штанов. Теперь его рука лежала там же, где и раньше, но не поверх одежды, а под ней. Так было намного лучше.
Его пальцы щекотала дорожка волос, расширявшаяся книзу. У него самого она была другой, верно? Осторожно, чтобы не разбудить Джона, он просунул правую руку под себя, придав ей то же положение, что и левой. Хм, интересно.
Волосы Джона были более густыми и... пушистыми? Отсутствие зрительных данных страшно раздражало. Воодушевленный тем, что Джон продолжал спать, он согнул пальцы, концентрируясь на ощущениях в их кончиках. Кожа Джона была очень теплой и неожиданно мягкой.
Обе его ладони скользнули вниз — разумеется, исключительно в исследовательских целях, но тут что-то коснулось костяшек его левой руки, и Шерлок застыл, мысленно проклиная себя за неосмотрительность.
Его самого утренние эрекции редко тревожили, но в целом о феномене он был осведомлен. Ему следовало бы догадаться, что Джон не исключение из правил.
Внимание Шерлока разделилось поровну между двумя проблемами. Первой было удивительно сильное желание повернуть и сжать руку; поразмыслив, он отбросил его, сочтя такие действия по отношению к спящему человеку, отношения с которым к тому же не зашли настолько далеко, чересчур фамильярными. Второй проблемой была реакция его собственного тела, как две капли воды повторявшая состояние Джона. Лежать на животе становилось неудобно.
Но не успел он как следует обдумать все варианты, как Джон пробормотал что-то и с наслаждением потянулся, выгнув спину. Воспользовавшись случаем, Шерлок быстро переложил руку в менее двусмысленное место и повернулся на бок.
— Доброе утро, — сонным голосом сказал Джон, и Шерлок с изумлением обнаружил, что этим утром впервые с момента выписки из больницы даже не задумался о возвращении афазии. Он открыл глаза, стараясь не придавать этому особого значения, но вокруг по-прежнему было темно.
Джон повернулся к нему и замер.
— О, — очевидно, он был удивлен, увидев открытые глаза Шерлока. — Ты в порядке?
— Ты меня отвлекаешь, — пожаловался тот. — Я хочу побольше узнать о тебе.
— Это я-то отвлекаю? — Джон рассмеялся и погладил Шерлока по спине. — А чья это в таком случае рука у меня под майкой? Ну, выкладывай, что ты хочешь знать.
— Всё, — Шерлок решил последовать примеру Джона и просто не обращать внимания на всю эту ерунду с эрекцией. — Я хочу знать, почему ты отличаешься от остальных людей и всегда ли будешь отличаться. Я хочу знать, почему ты меня хочешь, хочешь ли кого-нибудь еще так же, как меня, или хотел в прошлом, и сколько все это будет продолжаться. Я хочу знать, почему волосы у тебя на животе не такие, как у меня, есть ли между нами другие различия и какие именно. Я хочу знать, как выглядит твое лицо, когда ты меня хочешь, и я хочу, чтобы ты поцеловал меня, и хочу знать, почему ты этого не делаешь.
— Уф, — ошеломленно выдохнул Джон после паузы. — Не слишком ли ранний час для испанской инквизиции?
Шерлок фыркнул.
— Я не тебя спрашиваю, — в конце фразы отчетливо угадывалось слово «идиот». — Я сам приду к нужным ответам.
— Ну, удачи тебе, — добродушно откликнулся Джон. — Смело спрашивай, если где-нибудь запутаешься.

§ * *

Из раздумий Шерлока вывел вопрос Салли, пристроившейся на откидном сиденье напротив:
— Ну что, как дела?
— Рано делать выводы, не находишь? — он поднял брови. — Даже консультирующему детективу нужны данные.
Салли вздохнула.
— Да я не об этом, — пояснила она. — Я о тебе. Как ты... м-м-м... приспосабливаешься? Ты ходишь на занятия?
— Занятия? — с недоумением повторил Шерлок. — Какие еще занятия?
— Ну, где учат слепых, — Салли уже жалела, что завела разговор об этом. — Как себя обслуживать, как не зависеть от других, все в этом роде.
— Зачем?
«Да уж, неудивительно, что полиция ни на что не годна, раз в ней служат такие интеллектуалы», — подумал Шерлок.
— У меня же есть Джон, — добавил он на всякий случай: вдруг она еще не поняла?
В наступившей тишине Шерлок крепче сжал руку Джона, и тот привычно вернул пожатие. Детектив решил было, что разговор окончен, но оказалось, что Салли просто набирала воздух в легкие.
— Но... — она запиналась, словно ее тоже настиг приступ афазии. — Но не может же Джон возиться с тобой круглосуточно семь дней в неделю? У него своя жизнь, в конце концов, он же врач!
— Мой врач, — уточнил Шерлок.
— И раз он твой врач, то он не может иметь других пациентов и обязан в любое время дня и ночи быть у тебя под рукой? — воскликнула Салли. — Да как такое возможно?
— Как ты с этим миришься? — последний вопрос был, очевидно, обращен уже не к нему.
Шерлок повернул голову. Ему было любопытно, что ответит Джон.
— Думаю, мы приехали, — сказал врач.

 

§ * *

Дом, к которому они подъехали, выглядел просто шикарно. Ухватившись за возможность свернуть со скользкой темы, Джон забросал Салли вопросами о деле, и та с не меньшей радостью принялась отвечать на них. Все вместе они пошли к дому; не прерывая расспросов, Джон вполголоса предупреждал Шерлока о поворотах и ступеньках.
— Мистер Харбрук унаследовал кое-какие средства от первого брака, но аренду этого дома оплачивала покойная. У нее были довольно крупные средства, переданные в доверительное управление. Основной капитал она трогать не могла, но процентов хватало на все это, — Салли обвела рукой роскошный особняк и повернула ключ в замке. — Мистер Харбрук и его дочь все еще живут здесь, но сейчас их нет дома, а гостиную мы опечатали.
— И что теперь будет с этими деньгами? — спросил Джон, все еще считавший мужа более вероятным подозреваемым по сравнению с мифической исчезнувшей няней.
— Они достанутся мужу, — подтвердила его мысли Салли. — Несколько обязательных пожертвований на благотворительность, но основную часть он получит на блюдечке с голубой каемочкой.
Они переглянулись.
— Поверь, если бы я могла повесить на него это дело, я бы не раздумывала ни секунды. Но у него алиби тверже некуда, а я не могу доказать его связей с претендентками на место няни. Его жена сама дала объявление в газету, сама назначила собеседования, их расписание в ежедневнике написано ее рукой, и никто из женщин не говорил ни с кем, кроме нее. Мне просто нечего ему предъявить.
Они подошли к двери гостиной, и Салли приподняла желто-черную ленту, преграждавшую вход. Джон помог Шерлоку поднырнуть под нее, положив ладонь ему на затылок.
— Кроме того, женщина скрылась с драгоценностями на полмиллиона фунтов и приличной суммой денег, — продолжала Донован. — Мистер Харбрук точно не уверен, сколько было украдено.
Шерлок потребовал, чтобы его поставили в точности на то место, где лежала жертва, и Джон принялся в мельчайших деталях описывать обстановку комнаты: дорогую, но безликую мебель, современную живопись на стенах, множество фотографий, на которых была изображена одна и та же девочка примерно трех лет. Посередине стола лежал раскрытый ежедневник, где напротив времени собеседования стояли лаконичные пометки «мисс Дж.», «мисс Б.» и так далее. Слева — стаканчик с ручками, справа — стопка резюме. Все были на месте, кроме одного — той самой загадочной «мисс К.», встреча с которой была назначена на двенадцать.
Выслушав описание, Шерлок уселся в кресло, в котором предположительно сидела жертва, и Джон начал читать протокол вскрытия. Орудие убийства уже нашли: им оказалась тяжелая статуэтка, взятая с края стола, — две руки, поддерживающие глобус. «Немного похоже на футбольный кубок мира», — пояснил Джон, но Шерлок строго велел ему не отвлекаться, и он вернулся к фактам.
— Судя по характеру раны, хватило одного удара. Если жертва сидела в этот момент, большой силы он не потребовал. Угол, под которым он был нанесен, позволяет сделать вывод, что убийца левша; смерть была практически мгновенной.
— Опиши тело, Джон, — Шерлок сложил ладони и уперся подбородком в кончики пальцев. — Не говори о том, что знаешь или думаешь, что знаешь. Просто дай мне факты.
Джон еще раз взглянул на отчет, внимательно просмотрел фотографии.
— Итак... Женщина европейского типа, возраст двадцать пять — тридцать лет, рост метр шестьдесят семь, вес около шестидесяти килограммов. Светлая кожа, белокурые волосы, голубые глаза. Причина смерти — черепно-мозговая травма, нанесенная тупым тяжелым предметом. На коленях обнаружены ссадины, еще одна — на безымянном пальце левой руки. Ногти на левой руке острижены коротко, на кончиках пальцев мозоли, на правой руке ногти длинные, — он поднял голову от документов. — Тебе это о чем-то говорит?
— Вполне, — Шерлок улыбнулся. — Ну что же, все проясняется, не так ли?
Джон и Салли переглянулись. Он пожал плечами, она подняла взгляд к потолку.
— Хочешь поехать на вокзал? — предложила она. — У нас есть запись, как няня входит в камеру хранения, но обратно она не вышла. Может быть, у тебя появятся какие-нибудь идеи?
— Думаю, в этом нет никакого смысла, — ответил Шерлок. — В морг, пожалуйста. И еще, Салли, мне нужна одежда и вещи убитой. И, если можно, Лестрейд.
Салли растерянно взглянула на Джона, и тот лишь пожал плечами еще раз. Шерлок определенно напал на след, но на какой — он не имел ни малейшего представления.
— Зачем тебе нужен инспектор Лестрейд? — спросила она. — Ты собираешься все объяснить ему?
— О нет, — с довольной улыбкой Шерлок встал и вытянул руку, за которую его сразу же взял Джон. — Я не собираюсь ничего объяснять, — обернувшись, он притянул друга ближе и торжествующе закончил: — Джон покажет ему.

§ * *

В такси они оказались вдвоем: Салли решила вернуться в Скотланд-Ярд в одиночку. Шерлок почувствовал, как встревожен и напряжен Джон, и, хотя в этом не было никакой логики, обнял его за плечи, прижимая к себе.
Тот фыркнул.
— Может, объяснишь мне, что происходит? Или тебе просто хочется посмотреть, как я опозорюсь перед Лестрейдом?
Шерлок пожал плечами.
— Я знаю только то, что ты сказал мне, — напомнил он. — Я тоже могу ошибаться.
— Ну да, как же, — буркнул Джон.
Шерлок улыбнулся. До чего же Джон уверен в его способностях! Разумеется, они заслуживают полной уверенности, но все равно приятно. Дело было почти раскрыто, и Шерлок позволил себе отвлечься на замечание Салли, сделанное чуть раньше.
— Джон, я действительно веду себя с тобой бесцеремонно? — спросил он.
— Да, — последовал немедленный, даже чересчур быстрый ответ. Шерлок разочарованно опустил руку, но Джон легонько толкнул его локтем, и он вернул ее на прежнее место.
— В этом нет ничего нового, ты всегда себя так вел, — Джон успокаивающим жестом положил руку на колено Шерлока. — Сам вспомни: ты притащил меня с другого конца Лондона, чтобы я отправил для тебя СМС, а это было на второй день нашего знакомства.
— А ты в тот же день застрелил человека и спас мне жизнь, — спокойно возразил Шерлок.
Джон кивнул.
— Так что все в порядке. Ты со мной не церемонишься, но только потому, что я позволяю тебе это, — он сжал колено Шерлока и повернулся к другу. — Против моей воли ты бы ничего не сделал, так что это мой выбор.
Шерлок не знал, что ответить на это, но понимал, что предмет разговора важен для Джона, и ждал продолжения.
— Я мог бы просто ранить того таксиста, ты же знаешь, — негромко сказал Джон. — Но я не сделал этого. Он угрожал тебе, и я его убил, — он помолчал и добавил: — Я бы убил сотню таксистов, чтобы спасти тебя.
— Даже тогда? — Шерлок был удивлен.
— Почти с первой минуты. Только сначала я не знал, почему, — он пожал плечами. — Нет, понравился ты мне сразу...
— Очевидно, — вклинился Шерлок с довольным видом.
— Но я почувствовал между нами еще какую-то связь. Не любовь с первого взгляда, конечно, — это просто смешно, я же совсем не знал тебя. Это было больше похоже на...
— Узнавание, — кивнул Шерлок.

§ * *

К тому моменту, когда Лестрейд и Салли вошли в морг, Джон уже места себе не находил от беспокойства. Он понятия не имел, чего от него ждет Шерлок. Молли привезла каталку с телом, взглянула на детектива, разрыдалась и убежала — это тоже не облегчало ситуацию.
Но у Шерлока никаких колебаний не было.
— Давай, Джон, — нетерпеливо сказал он. — Я хочу осмотреть труп. По крайней мере, его руки.
Когда они подошли к каталке, хлопнула дверь, и в морг вошел Лестрейд. За ним шла Салли, держа пакет с вещами убитой. Они взглянули на Шерлока, ощупывавшего кисти рук женщины, и тот требовательно спросил:
— Итак, Джон, что ты об этом думаешь?
— Лучше бы тебе порадовать меня чем-нибудь веским, Шерлок, — вмешался Лестрейд. — Если ты притащил меня сюда ради рассуждений...
— Это вы притащили нас сюда, — перебил Шерлок. — Джон, посмотри на эту руку.
Джон беспомощно посмотрел на инспектора, развел руками и подчинился.
— Хм, сустав на безымянном пальце ободран довольно сильно, на фотографии это было не так заметно, — сказал он.
— А что насчет руки в целом? Вас ничего не удивляет, доктор?
Джон взглянул снова. Рука как рука.
— Ну, на кончиках пальцев мозоли. Возможно, она играла на каком-нибудь струнном инструменте?
— Хорошо, — подбодрил его Шерлок. — Дальше.
Джон попытался развить мысль.
— Должно быть, ей было легко играть, потому что у нее крупные кисти рук. По крайней мере, пропорционально всему телу.
— Великолепно, — Шерлок проигнорировал нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу Лестрейда. — Большие руки и...
Джон посмотрел на другой конец каталки.
— Да, и большие ноги, — подтвердил он. — Постой-ка... Никто не упоминал о ее ногах. Как ты догадался?
— Какой размер, по-твоему? — Шерлок сложил ладони вместе.
Салли копалась в пакете с одеждой.
— Тридцать восьмой, — объявила она, подняв в воздух черную туфлю-лодочку.
— Давай, примерь, — предложил Шерлок.
Салли передала туфлю Джону, и тот попытался надеть ее на ногу женщины, но сразу же стало ясно, что она намного меньше ступни.
— Это не Золушка, — объявил Шерлок. — Позвольте мне представить вам пропавшую няню.
Лестрейд открыл рот.
— Но если это няня, то где же жена? — запротестовал он. — И как...
— Шерлок, почему бы тебе не рассказать все по порядку? — предложил Джон.
Детектив саркастически усмехнулся.
— На первом снимке с места преступления жертва без туфель. Они не слетают с ног так просто, должна быть какая-то причина. Кроме того, ей было тесно обручальное кольцо. Она замужем всего три месяца, кольцо должно подходить идеально. Значит, что-то не так с телом.
Как же он счастлив в эту минуту, осознал Джон. Шерлок был в своей стихии, и на это зрелище стоило полюбоваться.
— Теперь место преступления. В комнате полно фотографий, но ни на одной нет жены, нет даже свадебного фото. Немного странно, не так ли? Подставка для ручек с левой стороны стола, значит, жена левша, а жертва — правша.
— Э-э... — осмелился перебить его Лестрейд.
— Посмотрите на ее пальцы! — потребовал Шерлок. — Она играет на гитаре. На правой руке длинные ногти для перебора, на левой — короткие, чтобы зажимать струны, и мозоли от струн. Следовательно, правша. Если факты не укладываются в теорию, значит, теория неверна. В отчете о вскрытии предполагается, что убийца левша, и жена левша. Итак... Миссис Харбрук заранее подбирает кандидаток того же типа внешности, что и она сама. На собеседовании выбирает самую похожую, проламывает ей голову и меняется с ней одеждой. Но вот незадача: у жертвы слишком большие руки и ноги. Туфли можно оставить рядом с телом, но кольцо — обручальное кольцо с гравировкой — должно быть на месте, и она силой втискивает палец в него, ссадив кожу на суставе.
— Потрясающе! — воскликнула Салли. Все обернулись к ней, и она неловко кашлянула. — Э-э, я хотела сказать, зачем она это сделала? И где теперь ее искать?
— Я бы предложил проследить за мужем, — ответил Шерлок. — Он опознал тело, значит, они действовали сообща. Вы говорите, ее деньги были в доверительном управлении и они не могли тратить капитал?
— Правильно, — вмешался Лестрейд. — Если бы они инсценировали самоубийство и мы не нашли бы тела, им пришлось бы годами ждать денег. А в случае убийства они получают все сразу, — он покачал головой. — Мне с самого начала не понравился этот тип. Хладнокровный мерзавец.
— Бедная дочь, — добавила Салли.
Джон напряженно размышлял. Он знал, что рядом с Шерлоком это пустая трата времени, потому что его выводы почти всегда оказывались неправильными, но в голове у него возник настойчивый вопрос.
— А что случилось с его первой женой? — спросил он Лестрейда.
— Черт побери, — пробормотала Салли.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.79.116 (0.009 с.)