ТОП 10:

Восточно-Туркестанская Республика (ВТР)



Пытаясь ограничить и даже приостановить процесс демократизации общественной жизни Восточного Туркестана, нанести удар по прогрессивным силам, Шэн Шицай прибегает к коварному методу фабрикации всякого рода дел о «политических заговорах», якобы готовившихся в различных районах провинции с целью свержения власти дубаня. Уже в 1937 г. по делу о так называемом «первом преступном заговоре» было брошено в тюрьму более тысячи прогрессивно настроенных общественных деятелей, интеллигентов. В последующие годы провокационная деятельность Шэн Шицая подобного рода продолжалась и расширялась. Выступая в сентябре 1938 г. на III «всесиньцзянском съезде представителей народных масс», Шэн Шицай остановился, в частности, на раскрытии «за последнее полугодие в Урумчи и других округах» большого заговора «с целью свержения власти шести великих принципов и диверсии в тылу антияпонской борьбы», организованного, по его словам, «империалистическими псами», «троцкистскими бандитами», «национальными предателями» и т. п. В числе «заговорщиков» Шэн Шицаем были названы Ходжа Нияз, его соратники и ряд других лиц неханьских национальностей.

За «раскрытием» все новых и новых «заговоров» следовали новые массовые аресты не только в Дихуа, но и в других округах и уездах Восточного Туркестана; «почти в каждый район протянулись чудовищные лапы агентов Шэн Шицая, и к 1941 г. тюрьмы повсюду были переполнены». Много арестованных было просто уничтожено.

С начала 40-х годов укрепившееся сотрудничество Шэн Шицая с гоминьдановским правительством в Чунцине приводит к буквальному наводнению его административного аппарата гоминьдановскими должностными лицами. Это немедленно сказывается на положении уйгурского населения, поскольку в провинции снова возрождаются традиционные великоханьские методы управления. Чрезвычайно распространяются в эти годы среди ханьских чиновников самых различных рангов, беззастенчиво грабивших трудовой люд, коррупция и казнокрадство.

В августе 1942 г. в Дихуа прилетала жена Чан Кайши. Она передала дубаню письмо от супруга, в котором тот «прощал» Шэну все его «грехи» и обещал защиту. За этим последовало (в январе 1943 г.) создание в В Восточном Туркестане провинциальных организаций партии гоминьдан. В Восточном Туркестане стали прибывать все новые и новые контингенты гоминьдановских войск. Начался приток ханьских переселенцев из различных провинций Китая. «Гоминьданизация», несомненно, ухудшила положение коренного населения края. Подвергаемое массовому террору со стороны шэншицаевской охранки, оно становилось к тому же объектом откровенно великоханьской политики гоминьдана, который никогда не одобрял национальной политики Шэн Шицая 30-х годов.

Но что самым пагубным образом отразилось на жизни неханьского населения края — это почти полное прекращение правительством Шэн Шицая торговых связей с СССР. Специальным постановлением от 5 ноября 1942 г. монополизировалась внешняя торговля края, причем, согласно новым правилам, товаропроизводители в лице массы земледельцев и скотоводов ничем не ограждались от явного грабежа со стороны высшего чиновничества и немногих богатеев — купцов. В результате расстроилась вся система товарного обращения в крае, резко снизился жизненный уровень трудящихся масс. Одновременно были значительно повышены налоги: по сравнению с 1936—-1937 гг. к 1944 г. общая сумма налогообложения на душу населения увеличилась более чем 7 раз. Повсюду в крае наблюдался быстрый рост цен на обиходные товары и продукты. Попытки гоминьдановцев поправить разваливающуюся экономику края ни к чему не привели. В Восточном Туркестане ширилось глубокое недовольство уйгурского населения.

Смещение Шэн Шицая с поста дубаня, последовавшее 2 сентября 1944 г., и назначение на его место одного из ответственных деятелей гоминьдана — У Чжунсиня — совпало с началом нового мощного подъема национально-освободительного движения в Восточном Туркестане. Он был вызван крайне реакционным курсом политики Шэн Шицая в последние годы его «правления». Проводившаяся У Чжунсинём политика усиления национального, политического и экономического гнета лишь способствовала росту этой новой волны революционной борьбы уйгуров и других неханьских народов Восточного Туркестана.

Очагом наиболее бурных революционных событий стал на этот раз Илийский округ. В Или, по данным 1944 г., проживало более 470 тыс. человек.

В Или, как и в других округах Восточного Туркестана, орудовали шэнщицаевские агенты, арестовывались без суда и следствия сотни людей. Тяжелым было экономическое положение трудящегося населения — земледельцев и особенно скотоводов. Местное кочевое население (главным образом казахи) уже с 1939 г. нередко оказывало вооруженное сопротивление китайским властям. Все это способствовало успеху деятельности подпольных революционных организаций, которые готовили крупное антиправительственное восстание». Так, весной 1043 г. в Алтайском округе была создана подпольная «Антишэнщицаевская организация народа». В Кульдже действовала подпольная молодежная организация «Общество учащихся», а также более массовая организация — «Ассоциация свободы». Имелись и другие нелегальные организации подобного рода. «Общей целью этих организаций была борьба против гоминьдановской реакции, завоевание демократии, свободы и равноправия для всех национальностей. Для осуществления вышеуказанных целей эти организации вели большую пропагандистскую работу и готовили вооруженное восстание».

Китайские власти были весьма встревожены положением на севере края. Летом 1944 г. начальник полиции Ли Инци лично прилетал в административный центр округа Или, г. Кульджу, где по его приказу было арестовано большое число людей. Но это только ускорило начало восстания.

2 сентября 1944 г. восставшие скотоводы из Хоргоса вошли в западную часть уезда Нилка. Повстанцы (первоначально более тысячи человек) выступали против объявленного властями так называемого «движения по поставке лошадей» и против непосильных налогов, которые совершенно разоряли скотоводческое население. 8 октября вооруженные повстанческие отряды вошли в уездный центр Нилка. Встретив сопротивление полицейских сил, они вступили с ними в перестрелку, полицейские были перебиты. Погиб и начальник уезда Нилка. Восстание быстро распространилось на всю территорию округа Или, и 7 ноября выстрелы раздались в окружном центре, «возвестив о начале восстания в Кульдже, имеющего огромное историческое значение.». Благодаря проявленному героизму неханьских вооруженных отрядов к 14 ноября почти все административные учреждения Кульджи были в руках повстанцев. Город становится центром восстания, перекинувшегося также на Тарбагатайский и Алтайский округа.

В отличие от восстаний прошлых лет восстание в Или было довольно хорошо подготовлено, его участники действовали по разработанному плану, хотя и началось оно стихийно. Среди уйгурского и среди других представителей неханьского населения проводилась разъяснительная и пропагандистская работа. Все это обеспечило успех восстанию, несмотря на то что правительство в Дихуа бросило в Или весьма внушительные силы, в том числе авиацию и танки. К февралю 1945 г. почти вся территория Илийского округа была занята повстанцами.

Несколько ранее, 10 ноября 1944 г. в Кульдже был образован Народный комитет Восточно-Туркестанской Республики (ВТР) и учреждены министерства.

Первоначально состав Народного комитета, или Временного правительства ВТР, был неоднороден: наряду с прогрессивными деятелями из интеллигенции в него вошли также помещики, буржуазные элементы, духовенство. По-видимому, именно это обстоятельство сказалось на особенностях тогдашней политической декларации правительства, явившейся первым политическим программным документом ВТР. Данный документ наряду с националистическими формулировками и пунктами, отражавшими интересы и идеологию эксплуататоров, включал и ряд прогрессивных положений. Так, в первом пункте декларации формулировалась задача «навсегда уничтожить господство ханьцев на территории Восточного Туркестана». Во втором пункте указывалось на необходимость «создания подлинно свободной, независимой республики на основе равноправия народов Восточного Туркестана». В третьем пункте говорилось о задаче развития экономики, в том числе частной промышленности и частной торговли. В четвертом пункте указывалось на то, что особой поддержкой должен пользоваться ислам (говорилось также и о свободе вероисповедания). Предусматривалось развитие культуры, просвещения и здравоохранения, установление дружественных отношений «со всеми демократическими правительствами мира», особенно с правительством Советского Союза. Важным моментом было наличие в программе пункта, в котором указывалось на необходимость создания сильной армии, которую предлагалось формировать из представителей «всех национальностей, на-селяющих Восточный Туркестан».

В дальнейшем Временное правительство ВТР подверглось реорганизации. Состоявшийся в январе 1945 г. в Кульдже съезд представителей восставших принял организационный статус, правительства, политическую программу и декларацию. Состоялось и официальное провозглашение Восточно-Туркестанской Республики. Председателем Временного правительства был избран Алихан Торэ. В число членов правительства (в составе 17 человек) вошел Ахметжан Касими, один из наиболее прогрессивных уйгурских деятелей, возглавлявший центральный штаб восстания, созданный еще в ноябре 1944 г. Принятая съездом политическая программа включала следующие девять пунктов: «1) полностью искоренить всякую тиранию ханьцев; 2) установить демократический государственный строй; 3) армия при-надлежит народу; 4) все национальности равноправны; 5) уважать религию; 6) должностные лица всех рангов должны избираться народом; 7) проводить на деле политику дружбы с СССР; 8) развивать образование; 9) утвердить уйгурскую письменность в качестве государственной письменности».

Нетрудно видеть, что данная политическая программа Правительства ВТР носила прогрессивный характер и в ней подчеркивались демократические принципы государственного устройства. Призыв руководителей трех революционных округов ликвидировать в Восточном Туркестане «всякую тиранию ханьцев» весьма напоминает известный призыв Сунь Ятсена о необходимости покончить в Китае с господством маньчжуров, узурпировавших власть над всеми остальными национальностями страны.

Территория ВТР, торжественно провозглашенная 12 ноября 1944 года охватывала 3 из 10 округов Восточного Туркестана – Илийский, Тарбагатайский, Алтайский. В апреле 1945 года была сформирована Национальная армия Восточно-Туркестанской Республики.

В течение весны и лета 1945 г. гоминьдановские войска потерпели поражение в Тарбагатайском и Алтайском округах. Развивая успех, повстанцы направили свои вооруженные силы в южные районы Восточного Туркестана. Выход вооруженных сил ВТР осенью 1945 г. к р. Манас поставил под угрозу существование правительства в Дихуа. В этой обстановке Гоминьдан в лице Чан Кайши был вынужден предложить руководству восставших округов мирные переговоры.

Соглашаясь на переговоры с гоминьдановцами, руководители национально-освободительного движения революционных округов вполне учитывали политический курс КПК, которая в августе 1945 г. приступила в Чунцине к мирным переговорам с Гоминьданом. Главой делегации ВТР на переговорах, начавшихся в октябре 1945 г. в Дихуа, был Ахметжан Касими. Гоминьдановскую сторону представлял Чжан Чжичжун. Еще до начала переговоров были прекращены военные действия между армией ВТР и гоминьдановскими войсками.

На переговорах, продолжавшихся до конца 1945 г., представители ВТР упорно отстаивали демократические завоевания народа трех округов, отклоняя гоминьдановские требования о разоружении, роспуске новых учреждений на территории трех округов как условия дальнейшего обсуждения вопросов демократизации. В конце концов, Гоминьдану пришлось пойти на уступки.

Переговоры делегации ВТР с гоминьдановскими представителями в Дихуа завершились подписанием 2 января 1946 г. мирного соглашения, что само по себе явилось значительной победой революционных сил края. Соглашением предусматривалась реорганизация провинциального правительства. В него должны были быть введены представители уйгуров и других неханьских национальностей провинции — всего 15 человек. Последние должны были выдвигаться местным населением с последующим утверждением со стороны Центрального правительства в Нанкине. Остальные десять мест в правительстве оставлялись за лицами, которых непосредственно назначало правительство Нанкина. Соглашением определялась выборность местных органов власти, реорганизация органов юстиции на основе привлечения к участию в их работе представителей неханьского населения. Специальными пунктами соглашения провозглашались свобода развития национальной культуры, национальных языков, свобода слова, собраний, печати, вероисповедания. Подлежала роспуску тайная полиция Гоминьдана в крае, исключались репрессии в отношении прогрессивных национальных деятелей и активистов национального движения трех округов.

Вооруженные силы революционных округов сохранялись, однако их численность сокращалась на одну треть. Летом 1946-года вступило в силу «Соглашение 11 пунктов». В соответствии с этим соглашением в крае было сформировано новое, коалиционное правительство, в котором Чжан Чжи-чжун занял пост председателя. Его заместителем стал Ахметжан Касими. В состав правительства были введены и другие представители трех округов. Полномочия нового правительства вошли в силу с момента утверждения Чан Кайши результатов переговоров (1 июля 1946 г.). Одновременно было объявлено о самороспуске Временного правительства ВТР. Тем самым снимался вопрос и о ВТР как самостоятельном государстве.

Опубликованная политическая программа нового правительства предусматривала соблюдение демократических прав и свобод, в том числе равноправия всех национальностей, а также проведение ряда прогрессивных мероприятий: оказание помощи земледельцам и скотоводам края, наложение ограничений на крупное землевладение, содействие развитию промышленности, коммуникаций, здравоохранения.

Однако, как показал дальнейший ход событий, Гоминьдан, с самого начала переговоров смотрел на все эти декларации лишь как на политическую уловку, с помощью которой он пытался выиграть время для наступления на прогрессивные силы в провинции. В результате активного саботажа гоминьдановцев эта программа так и не проводилась в жизнь. В органах управления (за пределами трех северных округов) продолжала процветать коррупция. Гоминьдановская тайная полиция не только не была распущена, но, напротив, активизировала свою деятельность. Начались кровавые репрессии против неханьского населения. Расквартированные в провинции гоминьдановские войска продолжали вмешиваться в административные дела уездов и округов. Фактически Гоминьдан срывал выполнение всех прогрессивных мероприятий, предусматривавшихся программой деятельности правительства. Данное коалиционное правительство, сформированное 1 июля 1946 года не просуществовав и года, оно распалось. Весной 1947 г. на контролируемой Гоминьданом территории края начинается новая волна преследований и репрессий в отношении прогрессивных элементов из неханьских национальностей, в особенности против тех, кто настаивал на соблюдении мирного соглашения, подписанного в январе 1946 г.

В сложившейся драматической ситуации Ахметжану Касими и его соратникам не осталось ничего, кроме как в знак протеста выйти из коалиционного правительства в Дихуа и возвратиться в г. Кульджу.

Большое общественно-политическое значение в жизни трех округов имело учреждение летом 1948 г. в Кульдже Синьцзянского союза защиты мира и демократии. Председателем этой организации был избран инициатор ее создания — Ахметжан Касими. Союз в качестве массовой организаций типа единого фронта охватывал различные политические и культурные организации всех национальностей, в том числе «Организацию свободы», созданную в Кульдже в 1944 г., «Демократическую революционную партию» и «Революционный союз молодежи», основанные в Или в 1945 г. Союз развернул большую работу среди населения трех округов по разъяснению «задач национально-освободительного движения народов Синьцзяна и преодолению национализма среди некоторой части участников движения». Благодаря усилиям этой организации в национально-освободительном движении «возобладали демократические и прогрессивные тенденции.

Несмотря на всякого рода трудности, революционные власти трех округов пытались улучшить экономическое положение трудящихся. Налоги взимавшиеся с населения трех округов, снизились в 1948 г. на 50% по сравнению с 1944 г. Цены на предметы первой необходимости в Кульдже были гораздо ниже, чем в Дихуа. Посевные площади в 1948 г. увеличились в трех округах по сравнению с 1944 г. в 1,5 раза. Определенные улучшения наблюдались в области культуры, просвещения и здравоохранения.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.007 с.)