ТОП 10:

Уйгурское Ганьчжоуское княжество



УЙГУРЫ: СКВОЗЬ ТЕРНИИ ВЕКОВ

УЙГУРЫ (самоназв.) — тюркоязычный народ, издревле обитающий в Восточном Туркестане, на самой окраине тюркского ареала. С 18 в. эта территория входит в состав Синьцзяна, северо-западного района Китая. Уйгуры исповедуют ислам с 10 в., они мусульмане-сунниты, хотя в быту еще сохраняются пережитки прежних религий (шаманизма, буддизма, манихей­ства). Современный уйгурский язык относят к юго-восточной группе тюркских языков, близок языку узбеков; оба народа отлично понимают друг друга. Внешне уйгуры очень похожи на соседей из Средней Азии (оседлых узбеков и таджиков) и резко отличаются от китайцев; антропологически они — южные европеоиды с легкой монголоидной примесью. В древности предки уйгуров были ското­водами и вместе с др. древне-тюркскими племенами кочевали в степях Централь­ной Азии. В 8-9 вв. основали на террито­рии современной Монголии мощное кочевое государство — Уйгурский ка­ганат, но после его падения рассели­лись по всему региону. В 9 в. больше всего уйгуров оказалось в предгорьях Наньшаня, Восточного Тянь-Шаня и в бассейне р. Тарим, где основали не­большие, но сильные государства (Турфанское, Кучарское, Ганьчжоуское, княжества). Соседями уйгуров стали завоевавшие их местные жители — ираноязычные саки и тохары, Уйгуры постепенно стали перенимать у них навыки оседлой жизни и земле­дельческого хозяйства, например, на­учились строить сложные подземные галереи (керизы) для сбора и сохра­нения весенней воды с гор, которую в засушливые месяцы использова­ли для искусственного орошения по­лей. Так более тысячи лет назад ко­чевой народ изменил свою судьбу, превратившись в умелых земледель­цев и искусных городских ремеслен­ников (шелковые уйгурские ковры из Хотана ценились на Востоке нарав­не со знаменитыми персидскими ков­рами). Большим почётом в уйгурской среде всегда пользовалось торго­вое сословие. В древности и раннем средневековье через Восточный Тур­кестан проходил Великий шелковый путь, соединявший Китай с Ираном, Римом и Византией, и уйгурские куп­цы активно участвовали в междуна­родной торговле. Вместе с согдийцами (ираноязычным народом из Сред­ней Азии) они фактически контроли­ровали всю караванную торговлю на востоке Великого пути, но при этом отнюдь не ограничивались лишь ком­мерческими достижениями. Многове­ковое согдийско-уйгурское сотрудни­чество стало важной вехой в разви­тии культуры обоих народов, именно от согдийцев уйгуры восприняли письменность, которую в Централь­ной Азии позднее стали называть «уйгурским письмом». Зигзаги исто­рической судьбы позволили уйгурам наблюдать обычаи многих народов, изучить их языки, так что они научи­лись одинаково легко общаться и с родственными тюрками, и с сосед­ними китайцами и монголами, и с да­лекими арабами, иранцами, греками-византийцами. Особенно ярко роль уйгуров как международных культур­ных посредников проявилась в 13-14 вв., когда монгольские ханы для управления захваченными империя­ми (Китаем, Ираном и др.) вынуждены были привлекать на службу пред­приимчивых и знакомых с местными языками и нравами людей. В те вре­мена уйгуров можно было встретить в самых разных странах среди пере­водчиков, советников, чиновников и в аппарате управления, и на политиче­ском и дипломатическом поприщах. В настоящее в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР, несмотря на планомерную ассимиляторскую политику китайских властей, уйгуры сохраняют род­ной язык, этническое и религиозное своеобразие традиций и обладают ярким национальным самосознани­ем.

ЭТНОНИМ «УЙГУР» - древнеуйгурского происхождения. Например, в древнеуйгурском эпосе «Огузнаме» (время составление датируется VII — VIII вв. н.э.) хакан (каган) уйгурских племен Огузхан, посылал своих послов на все четыре стороны света с напутстви­ем: «Я — уйгурский каган, которому суждено быть правителем четырех ча­стей света. От вас подчинения хочу» (Огузнаме. Перевод с древнеуйгурского языка A.M. Щербак, Москва, 2000, с. 14). Этноним «уйгур» в современной ин­терпретации имеет значение: тесное единение, объединиться, сплачивать­ся, оказывать помощь. В древних уйгур­ских мифах говорится, что уйгуры прои­зошли от брака между женщиной и вол­ком. Знаменитый тюрколог Л.Н. Гумилев пишет: «Тюрки вели свое происхожде­ние от царевича и волчицы, а уйгуры — от волка и царевны» (А.Н. Гумилев, Древние тюрки, Москва, 1993, с. 325). ВОЛК (СИВЫЙ) как тотем уйгуров известен из легенд почти 5000 лет. Напри­мер, в возвышенности «Огуз чокка» нахии Аратурк Кумулского вилаята СУАР, при раскопках нашли расчёску для боро­ды с изображением волка, охотящегося на архара. Таким образом, в древности тотемом уйгуров был волк, который дли­тельное время украшал знамя, герб вож­дей и хаканов уйгурских племен и кага­натов.

В дастане «Огузнаме» описывается, что во время военного похода на запад уйгурского кагана Огузхана, один синий волк двигался перед ним, и Огузхан го­ворил с ним, как с человеком.

В одном из преданий говорится: «В одной из войн уйгуры, потерпев пораже­ние, затерялись в ущелье гор. Не найдя дорогу, они были обречены на погибель. В этот момент, они вдруг увидели движу­щегося к горе волка. Уйгурский хан при­казал нескольким воинам проследить за тем, куда пойдёт волк. Волк, дойдя до вершины горы, скрылся в пещере. Люди, следившие за ним, несколько дней жда­ли его выхода наружу. Волк обратно не появился. Тогда люди вошли в пещеру и после долгого пути увидели просвет в горе и вышли на противоположную сто­рону. Перед собой они увидели такую картину: яркий свет, прохладная чистая вода, певчие всевозможные птицы, бы­строногие антилопы, которые паслись на сочных лугах. Люди были несказанно рады. Вернувшись через пещеру назад к уйгурскому народу, они рассказали всё, что с ними приключилось. Обрадован­ные и поражённые этим, уйгуры после­довали дорогой волка, и вышли к сво­бодному и обильному миру. Таким обра­зом, они спаслись от гибели. С этого вре­мени уйгуры считают волка священным животным и преклоняются перед ним.

(У некоторых народов в качестве символов и тотемов выступали жи­вотные в виде тигра, льва, слона, барса, коровы и т.д. У уйгуров до принятия ими буддизма, и тем более до при­нятия исламской религии тотемом, символом мужественности и прекло-\ нения был волк - прим. сост.)

 

Уйгурские каганаты. Китайские источники упоминают о трёх уйгурских каганатах, существовавших в Центральной Азии в период раннего средневековья. Из них чёткие хронологические рамки имеют только Второй и Третий каганаты.

О Первом каганате сохранилось мало сведений. Известно, что племена теле (уйгуры, сеяньто, нугу, тунло и др.) были со второй половины VI в. в подчинении у Тюрк­ского каганата. Они часто восставали против господства тюрок, которые использовали мощный военный потенциал теле в своих завоевательных походах.

В начале VII в. теле одержали победу над Западнотюркским каганатом, но уже в 605 г. каган Чулохан вновь покорил их й уничтожил почти всех предводителей теле. Тогда предводитель уйгуров увёл телеские племена в Хангайские горы, где они создали обособленную группу: «девять племен» по китайским источникам, или токуз-огузов согласно орхонским памятникам. Токуз-огузские племена сбросили иго Чулохана и образовали на западе недолго просуществовавший каганат.

Власть каганата теле распространялась не только на кочевые племена, но и на города-государства Восточного Туркестана. Теле посылали туда своих чиновников для сбора налогов. Телесцы совершали набе­ги и на территорию суйского Китая. Однако когда в 609 г. у восточных тюрок правление принял Шиби-каган, он подчинил себе семь племён теле (уйгуров, баегу, аде, тунло, пугу и др), кочевавших в районе Хангая. Телеские племена сеяньто и некоторые другие кочевали в это время на западе и находились в зависимости от западных тюрок. В 627 г. телесцы, объединенными силами уйгуров и сеяньто, восстали, вторглись к тюркам через северную границу и разгромили отряды тюркского кагана. В этом походе особенно отличились уйгуры, преследовавшие бежавших тюрков до Монгольского Алтая. С этого времени уйгуры и сеяньто заняли главенствующее положение среди телеских племен. Наименование ведущего племени «уйгур» распространилось на весьтокуз-огузский союз племен, который стал именоваться уйгурским.

Китай в период правления императора Тайцзуна (627 — 649) достиг большого могущества. Первое посольство в танский Китай уйгуры прислали в 627 г., а следующее — в 629 — 630 г., что означало признание их как самостоятельной политической силы. С этого времени уйгурское племенное объединение приобрело международный статус.

Во второй четверти VII в. усиливается роль десяти уйгурских племен во главе с племенем яглакар. Вождем уйгуров был эльтебер Кутлуг Тумиду. В 641 г. Тумиду создал свое государство (Второй Уйгурский каганат) в бассейне рек Тола и Орхон и принял титул кагана. В этом же году он нанес тяжелые поражения китайским наместни­кам в Западном крае. Кутлуг Тумиду стре­мился к консолидации уйгурских племен и установлению контроля над всеми телескими племенами. В 646 г. Тумиду нанес сокрушительное поражение давним со­перникам уйгуров — сеяньто и захватил их территорию. С 648 г. после ряда пора­жений имя сеяньто сходит с исторической арены.

В середине VII в. в уйгурском государстве происходят важные события. Племянник Тумиду, будучи любовником его жены, организовал заговор, в результате которого катан был убит. Для предания заговору видимости законности заговорщики обратились к тайским властям, но те их не под­держали. Племянник был обезглавлен, а во главе государства был поставлен сын свергнутого правителя Пожун. Пожун правил с 648 по 661 г. В первые годы его правления танское влияние в Уйгурском каганате резко возросло, но уже в 657 — 658 гг. уйгуры (50 тыс.) и китайцы (30 тыс.) в качестве равноправных союзников сражались за отвоевание у западных тюрков г. Бешбалыка и захватили этот важный центр Восточного Туркестана.

В 662 г. китайская армия начала наступление на телеские племена. Кочевники, используя свою традиционную такти­ку, заманили китайцев в незаселенные се­верные области. Здесь китайское войско, жестоко страдая от холода, съев всех ло­шадей и побросав оружие, рассредоточи­лось. Назад из этого похода вернулось 800 человек. В войсках телесцев были племена уйгуров, пугу, тонгра и др. В результате этого поражения Китай утратил свою власть над северными степными районами, в том числе и уйгурскими.

В 679 г. происходит возрождение и усиление Восточнотюркского каганата. Военные походы тюрков нанесли жестокий удар по токуз-огузам — уйгурам. Потерпев поражение и утратив свою государственность, уйгурские племена разделились. Часть из них ушла в Ганьчжоу и Ланьчжоу (совр. провинция Ганьсу); другая часть, спровоцированная действиями китайского наместника, вынуждена была бежать в Монголию, под власть тюрков.

На новых местах расселения хану Пэй-ло (742 — 746) удалось объединить девять уйгурских родов: яглакар, утуркар, тур-ламвюр, бокасыкар, авучаг, карсар, хогор-сур, ябуткар, аявир. Вскоре сюда вошли и карлуки. В 744 г. уйгуры нанесли пораже­ние Восточно-тюркскому каганату, а в 745 г. создали свое государство: — Уйгурский ка­ганат, третий по счету.

Уйгурский каганат занимал громадную территорию от Алтая до Большого Хингана, от Саянских хребтов на север до пустыни Гоби на юге. Эта империя объединяла самые различные тюрко-язычные племена. Уйгурский каганат около 100 лет был мощной преградой на пути Китая в Центральную Азию.

Сын Пэйло Моюн Чур, ставший каганом в 746 г. после смерти отца, продолжил завоевательную политику отца. Он был смелым и искусным полководцем и сумел укрепить свое государство. Сразу же после смерти Пэйло в каганате начался мятеж одного из крупнейших аристократов — Тай Бильге-тутука, которого часть населения даже провозгласила каганом. На сторону самозванца перешли огузы, татары, карлуки. Моюн Чур в течение нескольких месяцев вел сражения с противником и разгромил его.

К середине VIII в. танский Китай стал терять свое былое могущество. Дворцовые распри привели к мятежам Ань Луша-ня и Ши Сымина. Император Су Цзун по­слал в 755 г. посольство к уйгурскому ка­гану с просьбой о помощи. Уйгурский каган сам возглавил свое войско и совместно с китайскими войсками уйгуры разгроми­ли поддержавшие мятеж племена, в част­ности тюркские. После победы в решаю­щем сражении на берегах Желтой реки, уй­гуры вторглись в пределы Китая. В 757 г. они захватили обе столицы: Лоян, а затем и Чаньань. Старейшины города вынужде­ны были в качестве дани передать уйгу­рам огромное количество шелка, а импера­тор издал указ, где подобострастно назы­вал сына уйгурского кагана человеком, ко­торый пришел из отдаленных стран, что­бы «спасти государство». Ему были пожа­лованы самые высокие китайские звания, сделаны богатейшие подарки. Было реше­но также, что танский двор будет ежегодно отправлять уйгурам 20 тыс. кусков шелка. Чтобы задобрить кагана, китайский импера­тор вынужден был послать ему в жены ки­тайскую принцессу и множество подарков.

Моюн Чур умер в 759 г., и на престол вступил его сын по имени Бильге Тархан. Во время его правления «уйгуры достигли вершины своего могущества». Уйгуры про­должили захватническую политику в Китае. В 762 г. они вновь захватили Лоян. Танский император был вынужден сделать уйгурам богатые подарки, присвоить им почетные титулы, и весной 763 г. они покинули Китай.

К концу правления Бильге Тархана его окружение разделилось на два лагеря. Представители первого — в основном со-гдийцы — уговаривали кагана совершить вторжение в Китай. Второй лагерь возглавляли главный министр и двоюродный брат кагана Тун Мохо Таркан. Представители второго лагеря, наоборот, предостерегали от этого шага, опасаясь серьезных последствий. Каган не прислушался к совету своего министра, и тогда тот совершил государ­ственный переворот, убил кагана и истребил многих его родственников, приближенных и согдийцев. В результате переворота каганом стал бывший министр, получивший тронное имя Кутлуг Бильге-каган и правивший целое десятилетие (779 — 789 гг.)

События 789 — 791 гг. разворачивались на территории Восточного Туркестана. Уйгуры имели здесь прочные позиции, но в конце 789 г. вблизи Бешбалыка против уйгуров поднялись шато, карлуки и другие тюркские племена. В начале января 790 г. тибетцы захватили Бешбалык, но вскоре он вновь был отвоеван уйгурами. Так, переменным успехом, военные события шли до 791 г. В эти годыпроизошли серьезные этнополитические изменения в Уйгурском каганате. Племя яглакар было оттеснено от управления государством усилившимся племенем эдизов. В 795 г. скончался Кутлуг Бильге-каган, и на престол вступил бывший министр Кутлуг-сагун из племени эдизов. Он правил по 805 г., а затем каганом стал его сын Кюлюг Бильге-каган (805-808 гг.). На этом правление эдизской династии закончилось, и к власти вновь пришли яглакары. Усобица не прошла для каганата бесследно, Уйгурский каганат постепенно утра­тил свое могущество. Этому способствовали и стихийные бедствия. Несколько лет подряд голод и эпидемии буквально терзали население страны. «Междоусобная борьба центробежных сил за власть привела к падению этого каганата.

 

Образование феодальных государств

В середине fX в. в истории уйгуров произошли значительные события. Одни из них были связаны с гибелью Уйгурского каганата на Орхоне, другие — с переселением основной массы населения каганата на обширные пространства Центральной Азии и созданием почти одновременно нескольких независимых друг от друга феодальных государств: Ганьчжоуского каганата, Турфанского идикутства, Караханидского государства, которые имели важное значение для дальнейшего развития экономической, политической и культурной жизни народов Центральной Азии

После падения Уйгурского каганата большая часть уйгуров ушла в район Куча-Турфанской котловины (Восточный Туркестан) и на территорию современной провинции Ганьсу (КНР), где они воссоединились с уйгурами, откочевавшими в этот район в VII в. в связи с ликвидацией Второго Уйгурского каганата. Тринадцать родов во главе с Уцзетегином, объявленным каганом, а также несколько племен уйгурских министров и тегинов пытались найти себе убежище в южном направлении, у северных границ Тайского Китая. Третья значительная группа уйгуров ушла в западном направлении, т. е. на юг Восточного Туркестана, в Семиречье и Среднюю Азию.

Зимой 840 г. сторонники кагана Уцзе подошли к северной границе Китая. Уцзе добивался установления мирных отношений с Китаем и получения от него экономической помощи. На словах высказывая сочувствие уйгурскому кагану, китайский императорский двор ни в чем не пожелал оказать им содействия. Император разрешил помочь только тем уйгурам, которые пожелают сдаться танским войскам. Тогда каган решил действовать на свой страх и риск и вторгся со своими вой­ками в пределы Китая.

Танский двор делал все для того, чтобы разъединить уйгуров, а затем нанести им сокрушительный удар. Уйгурским министрам и тегинам, которые-перешли на сторону тайского Китая, были оказаны большие почести. Сдавшихся уйгуров снабдили продовольствием и отправили в глубь Китая. Мобилизация властями своих войск, а также отрядов зависимых племен и части капитулировавших уйгуров позволила танскому правительству нанести уйгурам окончательное поражение. Уцзе-каган с женой, сыном и пятью всадниками бежал на запад. Небольшая часть уйгуров, избежавшая пленения, постепенно ушла к Панте-гину, возглавившему вторую группу уйгуров, ушедших в сторону Турфанской котловины. Пан-тегин к этому времени объявил себя каганом нового уйгурского государства Ганьчжоу.

Кяризы

Кяризы (система подземной ирригации) в Восточном Туркестане насчитывают более 2000-летнюю историю. В прошлом кяризы были расположены в основном в местностях Турфан, Хами (Кумул), Санджи, Хотан, Артуш, Куча, Урумчи и других местах Восточного Туркестана, а теперь, главным образом, расположены в Турфане и Хами. Кяризы состоят из четырех частей, их главная часть находится под землей.

В настоящее время в Восточном Туркестане расположены 614 кяризов, в том числе в Турфане 404 кяриза. В некоторых деревнях кяризы по-прежнему являются главными источниками воды для ирригации, питья и сохранения здоровой экологической обстановки.

Матиериальная культура

Поселение и жилище

Переселяясь в Семиречье целыми деревнями, уйгуры стремились селиться компактно. Уйгуры жили в селениях, состоящих из нескольких сотен или нескольких десятков домов. Старые селения строились без определенного плана. Прямоугольные, обнесенные глинобитными дувалами дворы с жилыми и хозяйственными постройками, теснились к реке и арыкам. Узкие кривые улочки, как правило, сходились у большой площади, на которой располагались пятничная мечеть, магазин купца, базарчик. К началу XX в. стали появляться селения нового типа, состоящие из одной или нескольких широких улиц. Господствующим традиционным типом постройки у уйгуров является дом с глинобитными стенами, верх которых заложен саманным кирпичом, с плоской земляной кровлей на деревянных балках, положенных прямо на стены. Жилые и хозяйственные постройки одной семьи объединяются двором,

отгороженным высоким дувалом. Сзади ко двору примыкают сад и огород. Планировка дома и двора отличаются значительным разнообразием. Старинные уйгурские дома, как правило, состояли из одной или двух жилых комнат и различных подсобных помещений. Стены домов были без окон. Для освещения устраивали отверстие в крыше или ажурную деревянную решетку по верху стены. Позднее стали делать окна. Традиционное убранство уйгурского жилища состояло из определенного набора деревянной мебели и различных ковровых и вышитых изделий. Мебель была немногочисленна и располагалась, в основном, в нишах стен. На сундуки рядами складывались одеяла и подушки, на подвесных полочках расставлялась парадная посуда. У стены стоял низкий столик прямоугольной, реже круглой формы. Комплект мебели дополняла детская колыбель, настенные декоративные футляры для ложек и палочек для еды, зеркало в деревянной оправе.

Традиционная одежда

Основными элементами традиционного мужского костюма являлись распашная нательная рубаха туникообразного покроя, широкие штаны на вздержке, слегка суженные книзу и халат. Нательные рубаха и штаны шились из белой хлопчатобумажной ткани — маты. Халат — чапан, служил верхней одеждой. Уйгуры носили короткие и длинные халаты с узким стоячим воротником, длинными узкими рукавами и застежками на груди и у горла. Халаты шили из цветных хлопчатобумажных тканей, чаще коричневого, синего и серого цвета; парадные — из полушелковых и

шелковых тканей. Необходимой принадлежностью старинного мужского костюма был кушак — бяль баг или пота, сделанный из куска цветной ткани или тесьмы, которыми опоясывали рубаху или халат. Мужские головные уборы уйгуров отличаются разнообразием видов кроя и декоративного оформления. Это различные тюбетейки — допа, шапки с меховым околышем — топя и пр. Женский костюм состоял из рубахи —койняк, одновременно служившей платьем и нательной одеждой; штанов — тамбал и халата— чапан. Рубахи были туникообразного покроя с узким стоячим воротником, застежкой угорла и прямыми широкими рукавами, шили их из набивных хлопчатобумажных тканей. Штаны по покрою не отличались от мужских и изготовлялись из однотонной цветной или набивной ткани. Понизу штанины украшались пришивной полосой из более тонкой и лучшей по качеству ткани, покрытой вышитыми узорами или же нарядной тесьмой. Женщины поверх платья надевали короткие халаты и безрукавки — камзял. В зимнее время носили длинные утепленные халаты. Из головных уборов были распространены вышитые тюбетейки — допа, шапки с меховым околышем, платки — яглык. Уйгурки не закрывали лица. У женщин большой популярностью пользовались ювелирные украшения, отличающиеся своеобразной красотой и многообразием форм. Мужчины, и женщины из обуви носили сапоги и туфли, изготовленные сапожниками на заказ, а позднее фабричного производства. Самые бедные обходились войлочными чулками — кигиз пайпак с кожаными чокай (обувь типа лаптей). У уйгуров существовали половозрастные градации, в соответствии с которыми

определялись различия в ношении тех или иных видов одежды.

Пища и утварь

Национальные традиции, пожалуй, более всего сохранились в пище уйгуров: в выборе продуктов питания, в способах приготовления и употребления блюд. Основная пища уйгуров — растительная с добавлением мяса, молока и молочных продуктов. Уйгурская кухня очень богата и разнообразна. Уйгуры славятся по всей Центральной Азии как превосходные кулинары и пользуются в этом отношении повсюду общим признанием. Хлеб и хлебные изделия пекут из пресного и кислого теста в специальных печах — тонур. У уйгуров хлеб имеет два распространенных вида: большие тонкие лепешки — неппиз нан и маленькие, более толстые — тогач. Из теста готовят различные пирожки,

начиненные мясом, мясом и тыквой, мясом и рисом, приправленные луком и черным молотым перцем — самса, самбуса и пр. Пирожки пекут в тонурах, газовых духовых печах и жарят в масле. Готовят различные сдобные изделия — кичик тогач, слоеные лепешки с луком, паровые рулеты с морковью, тыквой и пр. — катлама, жута; блины —поткал;

оладьи — куймак. Для приготовления горячих блюд используют казан, встроенный в особые печи — очак. Чаще всего готовят блюда из муки: разных способов приготовления лапшу с мясом и различными приправами — лягмян, халваш, мянпяр, сумян и др. К праздничным блюдам относятся пельмени в остром мясном бульоне — чёщуря и манты, приготовленные из пресного или кислого теста с разнообразной начинкой на пару в специальной посуде — каскан (металлическая мантоварка), джумбиль (деревянная мантоварка). Много блюд готовят уйгуры из риса: плов — полу, рис с подливкой из мяса и овощей — гян фян, каши — шёля, супы — шо гюрюч и пр. Разнообразны у уйгуров блюда растительно-мясные, жаренное в масле мясо с добавлением разных овощей: перца, баклажан,картофеля, капусты, особого вида фасоли и др., приправленных помидорами, специями, травами. Они носят общее название — сяй.

Из мясных блюд более распространенными являются шашлык из баранины — кавап, который готовят на открытом огне и в печи, вареная колбаса из баранины с добавлением риса и приправ — хесип. Большую роль в питании уйгуров играет чай: обычный черный и особо приготовленный чай со сливками и добавлением соли — аткян чай. Такой чай пьют с добавлением сливочного масла и обязательно с лепешками. Из традиционной кухонной утвари наибольшее применение имели деревянные корытца для замешивания теста, керамические емкости для хранения различных продуктов, металлические, керамические, фарфоровые тарелки, чашки, чайники, деревянные палочки для еды, посуда из тыквы-горлянки, изделия, плетенные из тала и пр.

Духовная культура

Язык

Уйгурский язык входит в тюркскую группу алтайской семьи языков. Современный уйгурский язык представлен двумя

литературными языками: 1) литературным языком уйгуров СНГ, в основе которого лежат северные диалекты уйгурского народного языка; 2) литературным языком уйгуров СУАР, который основан, главным образом, на южных диалектах.

Народный разговорный язык представлен множеством диалектов, которые в основном распадаются на четыре группы: 1) южные диалекты составляют кашгаро-яркентский диалект с янги-хиссарским говором, хотано-

керийский диалект с черченским говором, аксуйский диалект; 2) северные диалекты составляют куча-турфанский диалект (Кашгар, Куча, Турфан, Комул, Хами и др.); таранчинский или кульджинский, на котором говорят и уйгуры СНГ; 3) лобнорский диалект; 4) саларский и сары-уйгурский диалекты.

Исторические факты свидетельствуют о том, что уйгурская письменность существовала с IV в. н. э. Древнеуйгурский алфавит состоял из 23 знаков, строки письма располагались вертикально. Наиболее древним из дошедших до нас письменных памятников является “Хуастуанифт” — “Покаянная молитва манихейцев”, датируемый началом Vв. Уйгурский алфавит имел наиболее широкое распространение в IX —XV вв. Существует вариант назидательного буддийского повествования “Алтун яруг” — “Золотой блеск”, переписанный курсивным письмом в XVIII в. Этим же письмом пользовались вплоть до XX в. сары уйгуры, которые живут в области Лобнора.

Кроме курсивного уйгуры пользовались и руническим письмом. В этом письме знаки в словах располагались горизонтально, а строки — справа налево. Этим письмом написаны Орхоно-Енисейские памятники: надписи в честь Тоньюкука (716 г.); Кюль-тегина (VIII в.), Моюнчура (757 г.).

После завоевания Центральной Азии арабами тюркские народы приняли арабский алфавит. Хотя долгое время наблюдается применение двух алфавитов параллельно. Поэма “Кутадгу билиг” Юсуфа Хас Хаджипа (XI в.) сохранилась в трех списках: Каирский и Наманганский списки написаны арабским алфавитом, а Венский — древнеуйгурский.

В 1925 г. арабский алфавит был приспособлен к фонетическим особенностям уйгурского языка: были введены гласные и вышли из употребления согласные буквы, выражающие свойства арабского языка.

В 1930 г. было принято решение перейти к латинской графике. Но ни арабский, ни латинский алфавиты не отражали полностьюфонетический состав уйгурского языка. Решению этой проблемы послужил проект “Нового уйгурского алфавита и орфографии”, разработанный А. Шамиевой. Указом Верховного Совета КазССР от 1947 г. был осуществлен переход к новой уйгурской графике, созданной на основе русского алфавита. Дополнительно были введены 8 графем. Новый алфавит состоит из 41 буквы.

Литература

Богат и разнообразен жанрами уйгурский фольклор. Древнейшим образцом песен является “Песня о Бегкули”, посвященная уйгурскому хану Батурхан Бегкули. Она была зафиксирована в китайских источниках. Более полная фиксация образцов уйгурского фольклора имеется в “Дивану лугатит турк” Махмуда Кашгари.

К сокровищнице литературы VII— X вв. относятся “Чистани Эликбег” (VII в.), “Ырк битиг” — Книга гаданий (X в.), “Майстрисимит” (перевод IX в.), “Алтун яруг” — “Золотой блеск” (в X в. переведен Сынку Сели Тудунгом).

В творчестве поэтов VIII —XVI вв. Апринчура, Ки-Ки, Кол Тархан, Калима Кайши, Пратьяшири, Асиг Тутун, Чисуя Тутун нашли отражение манихейская и буддийская религии, имевшие распространение в уйгурской среде.

“Дивану лугатит турк” Махмуда Кашгари (XI в.) носит энциклопедический характер. Ценность этого труда состоит прежде всего в том, что в нем зафиксированы богатый фольклорный материал, материал по истории и этнографии, лексический состав уйгурского языка того периода.

В “Кутадгу билиг” (XI в.) Юсуф Хас Хаджиб сумел достичь гармонии таких аспектов науки, как народная медицина, толкование снов, фольклор, астрология и наука о сути человеческой, этикет гостеприимства и

общения. Близка по содержанию к “Кутадгу билиг” поэма Ахмеда Югнаки (XII в.) “Хибатул хакаик”, которая также носит назидательный характер.

Уйгурская фольклорная традиция сохранила древнейшую версию сказания об Огуз-кагане, подвергшуюся в дальнейшем значительной переработке в мусульманской среде. В эпосе “Огуз-наме”, датируемом XIII в., ярко выражены традиции эпического жанра.

К XIV в. относится “Повествование о пророках” Насириддина Рабгузи, написанное в 1310 г. Это прозаическое произведение на религиозную тему. Оно посвящено жизни пророков. Автором были использованы предания, вошедшие в Коран и другие религиозные книги. Всего 72 истории.

Поэзия XV —XVI вв. известна творчеством Атаи, Саккаки, Лутфи, Алишера Навои, Рашиди, Аманнисахан, Кидирхана Яркенди.

Атаи был очень авторитетным поэтом среди всех тюркских народов. Большая часть поэзии Атаи посвящена теме любви. В его поэзии часто упоминается Хотан.

Перу поэта Лутфи (1366— 1465) принадлежит более 20 книг. Но сохранился только диван его стихотворений и дастан “ Гул и Норуз “.

Алишер Навои (1441 — 1501) согласно сведениям, содержащимся в “Тарих-и Рашиди” Мирзы Мухаммада Хайдара (XVI в.), родился в Герате в семье уйгура Гиясидина- кичиккина. Первые шаги в поэзии Алишер Навои сделал своими лирическими газелями, написанными в 15 — 16 лет. Почитателями его таланта в 1465 г. был составлен первый диван его стихов. Позднее самим автором были

составлены диваны: “Бадайиул-бидая” (1470), “Навадирун нихая” (1476— 1483). Сборник его лирики “Хазайинул мааний” известен под названием “Чар диван”. В 1483— 1485 гг. он создает “хамсу” (“пятерица”), куда вошли “Хайратул абрар” (1483), “Фархад-Ширин” (1484), “Лайли-Маджнун” (1484), “Сабъаи сайяр” (1484), “Садди Искандари” (1485).

Правитель Кашгарии Абдурашидхан (1510 — 1560) известен под псевдонимом Рашиди. Он писал на фарси и уйгурском языке. В его дворце были созданы хорошие условия для поэтов, музыкантов. Особое внимание им было уделено упорядочению “Двенадцати мукамов”. Благодаря ему в эту сокровищницу музыки вошли сочинения Алишера Навои.

Аманнисахан (1523— 1557) — поэтесса и мукамистка. Ей принадлежат книги “Ахлак жамила” (Красивые нравы), “Шурухул кулуб” (Объяснение сердец) и диван стихотворений, который хранился в Хотане. Она сочинила мукам “Ишрат ангиз”. Существует легенда, которая объясняет причины женитьбы правителя Кашгарии Абдурашидхана на дочери дровосека Махмуда — Аманнисахан. Согласно легенде, Абдурашидхан (переодетый в одежду простого человека) увидел в доме дровосека тамбур.

Он узнает, что его дочь играет на тамбуре. Своим талантом поэтессы и мукамистки Аманнисахан покоряет сердце Абдурашидхана.

Кидирхан Яркенди жил во времена правления Абдурашидхана. Он был поэтом и мукамистом. Его перу принадлежит “Дивани Кидир”.

В развитие литературы XVII— XVIII вв. определенный вклад внесли Хиркитий (род. в 1634 г.) произведением “Мухаббатнама ва мехнаткам”, Зелилий (1734) сочинениями “Тазкираи чилтан”, “Тазкираи хожа Мухаммад Шариф”, Новбатий сборником газелей, датируемым 1747 г., Арши, Футухи, Гумнам.

Классики уйгурской литературы XIX в. Абдуреим Низарий, Норузахун Зияий, Турди Герибий продолжили восточную традицию создания “Хамсы”. Им принадлежат такие шедевры, как “Рабиа-Саадин”, “Китаби Гериб”, “Масуд-Дилара”, “Шах Бахрам”, “Вамук-Узра”, “Махзун-Гулниса”, “Лайли-Маджнун”, “Фархад- Ширин”.

Поэт XIX в. Билал Назим в поэме “Газат дар мулки чин” воспевает народно-освободительное движение уйгурского народа против китайского ига. В произведении “Чанмоза Юсупхан” он разоблачает деяния лжепророка, который обманывал народ. Свое восхищение силой воли борца за независимость страны народной поэтессы Назугум поэт выразил в поэме “Назугум”. Его перу принадлежат множество газелей, рубай.

Победа Кучарского восстания 1864 г. воспевается в поэме “Зафарнама” Моллы Шакира, написанной в Учтурфане в 1866 г.

Ситуация, предшествовавшая переселению повстанцев из Восточного Туркестана в Семиречье, описывается в дастане Сейит Мухаммада Каши “Шархи шекаста”, написанном в 1882 г.

К XIX в. относится творчество народных певцов (кошакчи) Садыра Палвана, Назугум и творчество историка Муса Сайрами. В их творчестве нашло отражение народно- освободительное движение уйгурского народа против цинских оккупантов. Преемниками Садыра Палвана и Назугум стали такие народные певцы XX в., как Мустафа Сопи, Аюп Самсак, Олата, Аманбаки, Хесамидин, Илахун Коккоз. В исторических песнях Олаты, Аманбаки, Хесамидина описываются такие события 1916 г., как мобилизация мужчин на тыловые работы по приказу царя Николая. Очень близки творчество и судьба Садыра Палвана и Илахуна Коккоза. Они были борцами за справедливость и независимость. Из среды известных поэтов и писателей Средней Азии и Восточного Туркестана 20-80-х гг. XX века можно отметить поэтов: Абдухалыка Уйгура, Мамтили Тавпика, Лутфуллы Муталлипа, Абдулхая Мухаммади, Омара Мухаммади, Патигуль Сабитову, Хелила Хамраева, Учкуна,Назаргожи Абдусематова, Ильи-Бахтии, Хезима Искандарова; писателей: Абдуреима Уткура, Зия Самади, Хизмета Абдуллина, Джамалдина Босакова, Исраила Ибрагимова.

Изобразительное искусство

Культура уйгуров — явление сложное и многоплановое. В периоды древности и раннего средневековья она складывалась на огромном центральноазиатском пространстве, охватывающем Восточный Туркестан и степи Монголии. Несмотря на это, культура, сформировавшаяся на разных его полюсах, имеет так много общего, чтоможно говорить о единстве всего процесса ее развития.

Диалог Востока и Запада

Географическое и историческое положение Восточного Туркестана сделало его своеобразным стыком, узлом, где соприкасались крупнейшие азиатские культуры. Караванные пути, проходившие через страну служили каналами культурных связей. Первые торговые пути были открыты здесь еще в III —II тыс. до н. э. Со II в. до н. э. особое значение приобрел Великий Шелковый путь, проходивший через оазисы бассейна Тарима и соединявший Китай с греко-римским, а позднее византийским миром. Восточный Туркестан пересекали два основных пути — южная и северная дороги, имевшие множество ответвлений. Население, живущее вдоль этих маршрутов, воспринимало культуру как Востока, так и Запада. Уйгурская культура, будучи восприемницей всего наследия, объединила разнородные пласты в гармоничное целое, переработав их в свете собственного исторического мировоззрения и обогатив своим культурно-художественным опытом.

Древние восточнотуркестанские владения отличались высоким уровнем духовной культуры. Она воплотилась в развитой письменности, литературных творениях, изобразительном и музыкальном искусстве. Сохранившиеся до наших дней памятники культуры приводят в восторг современных исследователей.

Изобразительное искусство Восточного Туркестана нашло выражение в своеобразной архитектуре, живописи и скульптуре. Особое место здесь принадлежит буддизму, распространившемуся в стране с первых веков нашей эры.

Восточный Туркестан с древности известен как страна городов, застроен







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.168 (0.032 с.)