ТОП 10:

Сельское хозяйство, ремесло, торговля, ростовщичество и формы земельной собственности по ЗХ



Из документов Мари явствует, что к выполнению ирригационной повинности, привлекалось все трудоспособное население, от способных до рабов, а за уклонения от неё, виновные наказывались, вплоть до смертной казни. В Законах Хаммурапи четыре статьи специально предусматривают наказания за различные случаи небрежности или невнимательности земледельца-общинника к оросительным сооружениям на своём участке (п.53, 54, 55, 56). В случае их прорыва и затопления поля соседей он должен был возместить ущерб, о чём, кстати, говорится в п.53: "Если человек поленится укрепить плотину своего поля и, вследствие того, что плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв, а водой, будет затоплена возделанная земля общины, то человек, в плотине которого произошёл прорыв, должен возместить хлеб, который он погубил". В противном случае его имущество и его самого продавали в возмещение соседям ущерба (п.54). "Если он не может возместить хлеб, то должно отдать его и его движимое имущество за серебро, и это серебро должны разделить между собой люди возделанной общины, хлеб которых унесла вода". Важным своим деянием вавилонский царь считал проведение грандиозного канала, названного "Рекой Хаммурапи", о котором говорилось, что это богатство народа, приносящее, "изобилие воды Шумеру и Аккаду". Например, п.43, направленном на арендаторов, говорится:

"Если он не обработает поля и бросит его, то он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи, а поле, которое он бросил, должен вспахать, взборонить и вернуть хозяину поля".

Другие две статьи носят по смыслу примерно такое же содержание. И они были написаны вовсе не для борьбы с тунеядством, а для сохранения плодородия почв, так как из-за жаркого климата, земля быстро засыхала, и если её не обрабатывать постоянно, то она теряла свои качества и, таким образом, после этого арендатора тунеядца эту испорченную землю было очень трудно опять отдать в аренду, а это уже означало сокращение земельного фонда, что для такой аграрной страны, могло иметь негативные последствия, особенно, если бы это происходило в массовых количествах. Одной из отраслей сельского хозяйства в Мессопотамии было садоводство, а главной выращиваемой культурой в садах, судя по Законам Хаммурапи, была финиковая пальма, о которой упоминается в пунктах 64 и 66. Причем самым распространённым способом садоводства была сдача хозяином земли или целины другому человеку в аренду на определенный срок для создания сада, и по истечении этого времени, последующий радел результатов труда между арендатором и владельцем земли поровну. Правда, хозяин выбирал свою долю первым (п. 60). "Если человек даст садоводу поле для насаждения сада, а садовод насадит сад и будет растить сад в течение 4х лет, то на пятый год хозяин сада и садовод делят между собой поровну; хозяин сада должен выбрать и взять свою долю первым. "А на случай недобросовестного выполнения своих обязанностей со стороны садовода вводились статьи, карающие столь нехорошее деяние.

Например, в п. 61 говориться о том, что та часть сада, которая осталась невозделанной, при разделе, должна войти в долю садовода. В случае же полного невыполнения своих обязанностей садоводом действовала статья под номером 62, гласящая, что и в этом случае садовод должен выплатить арендную плату полностью и к тому же эту землю, перед тем как отдать хозяину, должен обработать (это правило не распространялось только на целинные земли).

Скотоводческая отрасль включала в себя разведение, как мелкого (овцы), так и крупного (быки) рогатого скота. Скот передавался для пастьбы специальным пастухам (наемным или царским людям), которые несли ответственность за потраву, а также за любой другой ущерб, происшедший в стаде по вине пастуха (п.263 265 и 267). Статьи 244 251, также, можно отнести к скотоводству: в них, достаточно подробно, рассматриваются различные случаи найма скота, а также возмещение убытков связанные с этим наймом, что в свою очередь может свидетельствовать о том, что скот являлся достаточно большой ценностью в Месопотамии в те времена и обладать им мог не всякий, а только достаточно состоятельные люди. В то время, как обработка земли требовала больших усилий, и без помощи животных здесь было бы очень трудно обойтись.

Торговля

 

Мессопотамия сильно зависела от международной торговли, ибо импортировала основные виды сырья: металлы, дерево, поделочные кожи и т. п. Предметами месопотамского экспорта служили ремесленные изделия, а также, вероятно, хлеб и растительное масло. К моменту создания Законов международная торговля в Месопотамии имела уже тысячелетние традиции и четкие организационные формы, что и нашло своё отражение в тексте Законов.

 

Сначала устанавливался общий принцип партнёрства (п. 99)

"Если человек даст человеку серебро в порядке товарищества, то прибыль или убыток, который будет, они должны перед богами разделить поровну".

(т.е., скорее всего, в храме бога Шамаша, покровителя купцов).

Торговое "товарищество" хорошо известно в старовавилонский период, однако оно не являлось обязательно чем-то вроде "акционерного общества", куда партнеры вкладывают свои капиталы и затем делят прибыль или убыток в соответствии со вкладом каждого. Дело, скорее всего, заключалось в том, что один из партнёров участвовал в товариществе лишь своими деньгами, а другой непосредственно осуществлял торговое предприятие труд наёмный, да и к тому же небезопасный. По окончании торгового путешествия он возвращал "вкладчику"его капитал, а прибыль или убыток делился между партнёрами пополам. Но, в основном, торговые предприятия осуществлялись, ШАМАЛЛУМАМИ торговыми агентами и ТАМКАРАМИ крупными государственными служащими, находящихся, как правило, в метрополиях. Хотя тамкар, по Законам Хаммурапи, и являлся чиновником, однако он мог выступать и как частный купец - предприниматель: т.к. Хаммурапи, подчинив тамкаров царскому хозяйству, тем не менее, не лишил их прежней их сферы частной деятельности. Между тамкарами и шамаллумами отношения строились совсем иначе. Шамаллум был мелким странствующим торговцем, действовавшим отчасти на собственный страх и риск, но главным образом в качестве агента на службе у тамкара. Тамкар снабжал шамаллума либо деньгами, либо товарами, которые тот пускал в оборот. Текст п. 100 заставляет полагать, что вся прибыль торгового путешествия доставалась тамкару, а последний должен был оплатить шамаллуму "его дни", т.е., очевидно, расходы по путешествию, а также некоторое жалованье. "Если тамкар даст шамаллуму серебра для продажи и покупки и пошлет его в путешествие, а шамаллум в путешествии будет умножать доверенное ему серебро, то если там, куда он отправится, шамаллум наживет прибыль, то он должен подсчитать проценты на все серебро, сколько взял, и затем должен сосчитать свои дни и удовлетворить тамкара".

 

При этом вавилоняне, видимо, четко различали торговую прибыль, и рост по займу. Очевидно, что торговая прибыль подсчитывалась после того, как "отложат" основной капитал и проценты на него. Именно поэтому в п.100 предусматривается подсчет роста на доверенный шамаллуму капитал: прежде всего, он, должен был возвратить тамкару капитал, и рост на него. Затем уже из "чистой" прибыли тамкар рассчитывался с шамаллумом. Вавилоняне, следовательно, полагали, что деньги, переданные другому лицу, должны в любом случае давать рост (в том числе и деньги, вложенные в "товарищество"). Сверх того они могут приносить и прибыль. Величина торговой прибыли была, видимо, очень значительной, ибо шамаллум обязан был в любом случае вернуть тамкару удвоенный капитал (что и говорится в п.101), т.е. минимальная прибыль равнялась 100 процентам, а максимальная, следовательно, могла быть намного выше. И лишь в том случае, если тамкар предоставлял шамаллуму беспроцентный займ, тот должен был вернуть ему основную сумму даже в том случае, если он не получил никакой прибыли п. 102).

 

Участие в торговых операциях, следовательно, было гораздо более выгодным делом, чем просто отдача денег в рост. Однако оно было вместе с тем и очень рискованным делом, т. к. грабежи торговых людей на дорогах и средь бела дня случались достаточно часто. И не случайно, поэтому п. 103 предусматривает снятие с шамаллума всякой ответственности, если он по пути сделался жертвой грабежа. "Если на пути неприятель отнимет у него все, что он вез, то шамаллум должен поклясться богом и быть свободным от ответственности". Если он был ограблен на той территории, куда простиралась власть вавилонского царя, то в действие вступали пункты 23 и 24, и можно было надеяться на возмещение убытков за счет той общины, на территории которой произошел грабеж, однако торговые поездки были большей своей частью заграничными. А о существовании каких-либо договоров между Вавилоном и соседними с ним державами о совместной борьбе с разбоем на дорогах, пока ничего неизвестно, да и вообще, о международных отношениях Вавилона того времени известно на настоящее время очень мало. Остальные пункты регулируют отношения между тамкаром и шамаллумом.

 

Помимо денег тамкар мог дать шамаллуму любое движимое имущество для продажи (п. 104). В этом случае шамаллум должен был отдать тамкару всю выручку и получить у него документ с печатью. Подобного рода торговые операции могли также еще и подлежать учету в каруме, ибо без этого предположения неясен смысл п. 105, в которой говорится, что, если шамаллум по небрежности не взял у тамкара соответствующего документа, то "серебро без документа с печатью, не причисляется к счету". Совершенно ясно, что речь идет не о приходно-расходных книгах самих агентов, они были вольны вести их или нет, а о каком-то счете, куда серебро вносилось именно при предъявлении документа, а не денег. Такой счет мог быть только в каруме, где велся общий для всех купцов баланс. Карум в сложных условиях тогдашней внутренней и внешней торговли мог нормально работать лишь при строгом учете и честности всех партнеров. Нарушение доверия здесь рассматривалось как очень тяжкий проступок и каралось соответственно, что и нашло свое отражение в параграфах 106 и 107 предусматривающих случаи спора между шамаллумом и тамкаром. Так если шамаллум взял у тамкара серебро и затем отпирается в получение этого серебра, то тамкар должен был изобличить его перед богом и свидетелями" (судебные заседания карума происходили в храме Шамаша), и шамаллум был обязан вернуть взятое серебро в троекратном размере (п.106). Если же тамкар совершал аналогичный поступок против своего шамаллума то он подвергался еще более тяжкому наказанию: он обязан был вернуть сереброшамаллуму в шестикратном размере. (что говорится в п. 107) Как видно, Законы даже предоставляют защиту слабому против сильного. Другой вопрос насколько удавалось слабому, в реальной жизни отстоять свои права.

еперь поговорим о еще одной сфере экономической деятельности о

ростовщичестве. Ростовщичество, как известно, существовало в разных

странах и Вавилон, конечно же, не был исключением. Если богатые могли

обеспечить себе хорошую жизнь, то бедные, а таковых было, естественно, большинство вынуждены были, хоть как-то сводить концы с концами и, пытаясь достать, хоть немного денег, прибегали к заему у других. Такими финансовыми источниками могли быть только состоятельные люди, например те же самые тамкары или зажиточные общинники. Естественно, брать в займы, было невыгодно, ведь потом этот долг приходилось отдавать с процентами, но когда речь шла о выживании самого человека и его семьи, то над этим не особенно долго размышляли.

 

Кредиторы, видимо, нередко принуждали своих должников отдавать им в

"аренду" землю в счет уплаты долга, причем даже и землю на которой уже зреет урожай. Доход кредитора от такой "сделки" мог значительно превышать сумму долга вместе с процентами. Такое злоупотребление Законы Хаммурапи запрещают (п. 49 51 и 66). Законы Хаммурапи содержат положение, согласно которому должник в случае неурожая может переписать долговую расписку на следующий год и освобождается от уплаты процентов за этот дополнительный год (п. 47 и 48).

 

В Законах Хаммурапи имеется также и ряд других статей, направленных на ограничение ростовщичества и защиту свободных общинников от злоупотреблений со стороны кредиторов. Так, устанавливается предельный размер ссудного процента: 33% с хлеба и 20% с серебра (п. 89) "Если тамкар отдаст хлеб или серебро в долг под проценты, то на 1 курру он может взять 100 зерна как процент если он отдал в долг под проценты серебро, то на 1 сикль серебра он может взять 1/6 сикля и 6 ше как процент". Кредитор, взыскавший более высокий процент, "теряет то, что дал" (п. 91).

 

Определена также ответственность кредитора за всякого рода мошеннические махинации при расчетах (п. 92 94), причем в некоторых случаях спорная сумма могла быть взыскана с недобросовестного кредитора в двойном размере. Должник имел право расплачиваться с кредитором любыми материальными ценностями, а не только теми, которые взял в долг (т.е., например, зерном вместо денег и т. п. п. 96). Самоуправное изъятие имущества в счет долга карается утерей прав на получение долга с возвращением должнику всего изъятого (п. 113) "Если человек имеет за человеком долг хлебом или серебром и без ведома хозяина хлеба возьмет хлеб из житницы или с гумна, то этого человека должно изобличить во взятии им хлеба из житницы или с гумна без ведома хозяина хлеба, и он должен вернуть весь взятый им хлеб, а также теряет все, данное им в долг". Законы содержат также статьи, ограничивающие долговое рабство, по которым свободно рожденный человек, отданный в долговую кабалу или про

данный в рабство, подлежит освобождению через три года (п. 117).

 

Характерно, что Законы Хаммурапи избегают употреблять термин "раб" по отношению к таким людям. В Старовавилонский период для обеспечения уплаты долга существовал особый институт непутум "заложников". В отличие от случая долговой кабалы такой заложник брался насильственно заранее и содержался как бы в частной долговой тюрьме в обеспечение уплаты. Здесь тоже происходили различные злоупотребления, которые Законы Хаммурапи запрещают (п. 114 и 116). В частности, если заложник умрет в доме своего кредитора "от дурного обращения", то кредитор отвечает как за убийство, а также теряет право на взыскание долга.

"Если заложник умрет в доме взявшего в залог от побоев и дурного обращения, то хозяин заложника должен изобличить своего тамкара, если взятый в залог сын человека, то должно убить его сына, если он раб человека, он должен отвесить 1/3 мины серебра, а также теряет все, данное им в долг".

То, что Хаммурапи в качестве кредитора указывает лишь тамкара, наводит на мысль о том, что именно они и были главными ростовщиками. И это не удивительно, ведь ведя торговлю, они получали приличные прибыли, это и позволяло им вести ростовщическую деятельность, которая, в свою очередь, тоже приносила немалый доход. Однако это не значит, что другие свободные общинники не могли заниматься ростовщичеством, просто они, наверное, занимались этим гораздо реже, чем тамкары. Тут же речь идет и о торговых и кредитных сделках содержательниц питейных домов (п. 108 111). За обвешивание они караются "женской" смертной казнью утоплением. "Если корчемница не принимает хлеб в уплату за сикеру, принимает серебро по слишком большой гире и тарифное количество сикеры уменьшает по отношению к тарифному количеству хлеба, то эту корчемницу должно изобличить и бросить ее в воду". Казнь грозила ему и в случае, если они не донесут о сговоре между посетителями их заведений с целью совершения преступления (п. 109).

 

Законы показывают с несомненностью, что Хаммурапи стремился несколько облегчить положение задолжавшей свободной бедноты и ограничить ростовщичество. С одной стороны, это можно рассматривать как мероприятия, предпринятые в русле его общей экономической политик; с другой же здесь явно прослеживается попытка Хаммурапи, поставившего перед собой задачу прочного объединения страны, расширить свою социальную базу, на которую он мог бы опереться. Но также ясно, что его законы о ростовщиках носили половинчатый характер и никак не могли решить вопрос о кабальных займах, который начал вырастать в главную проблему эпохи. Положения о недействительности заемных сделок на условии процента выше 1/3 ( ! ) основной суммы носили явно утопический характер: человек, чья семья и хозяйство гибнут, не станет отказываться от предлагаемого ему займа или доносить на недобросовестного кредитора, если рискует более никогда не получать взаймы. К тому же, как уже было сказано, основными ростовщиками были царские чиновники (те же тамкары), а также храмы (жрицы которых, в частности, надитум, будучи богатыми, нередко вели собственную торговлю и также могли заниматься ростовщичеством), и апеллировать от одного бюрократа к другому было бы явно безнадежно.

 

Закон об освобождении заложника на четвертый год тоже не решал никаких проблем: заложник уходил от кредитора тем же неимущим

бедняком, каким к нему попадал, и ему предстояло либо сейчас же вновь идти в кабалу, либо прибегнуть к "защите" царского или храмового хозяйства.

При царе Хаммурапи частная собственность на землю достигла наивысшего уровня развития. В Вавилоне существовали следующие виды земельной собственности:

 

- царские;

 

- храмовые;

 

- общинные;

 

- частные.

 

Царским и храмовым хозяйством управлял царь.

 

С развитием частной собственности на землю сокращались общинные земли, происходил упадок общины. Поэтому земли могли свободно продаваться, сдаваться в аренду, передаваться по наследству, каких-либо ограничений на подобные сделки со стороны общины не существовало.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.225.194.144 (0.017 с.)