ТОП 10:

Глава 31. Чикаго; Солт-Лейк-Сити, июнь 1998 г.



 

 

Весь сезон Майкл Джордан мечтал встретиться в финале чемпионата НБА с «Юта Джаз». Почему именно с этим клубом? Да хотя бы потому, что, по мнению многих, если этот клуб получит право провести большую часть финальных матчей на домашнем стадионе, он обязательно выиграет. Майкл горел желанием опровергнуть это распространенное мнение, а заодно и продемонстрировать всем разницу между ним и Карлом Мэлоуном, хотя этим игроком он искренне восхищался. Тренеры «Чикаго», напереживавшиеся после матчей с «Индианой», тоже были довольны, что в финале их ждет «Юта». По их мнению, фактор чужого поля для «Буллз» мало что значил. Команда умела концентрировать волю и не раз побеждала на выезде сильнейшие клубы НБА.

«Юта», представлявшая собой сыгранный коллектив ветеранов, тем не менее была очень хорошей командой, показывавшей грамотную, продуманную игру. В нападении она могла поспорить с любым клубом НБА. Ее игроки почти не делали тактических ошибок, легко разгадывали замыслы соперников. Душой команды был ее президент — Фрэнк Лейден. Он ее собрал, не позволил ей распасться в неудачные сезоны и вывел в первые шеренги НБА. Двумя самыми удачными решениями Лейдена, принятыми им за те 20 лет, что он руководил командой, можно считать приобретение в драфтах 1984 г. и 1985 г. Джона Стоктона и Карла Мэлоуна. Лейден присматривался к Стоктону еще раньше, но особого впечатления этот игрок на него не произвел. Однако, поскольку в драфте 1984 г. «Юта» стояла в очереди шестнадцатой, у нее большого выбора не было. По словам самого Лейдена, он тогда подумал: «В конце концов, Стоктон — ирландец. Он католик. Его отец содержит бар. Прекрасно: и я ирландец и католик, и мой отец тоже владелец бара. Может, через несколько лет меня сочтут гением».

В драфте 1985 г. «Юта», стоявшая в очереди тринадцатой, приобрела Карла Мэлоуна. «За несколько дней до драфта, — вспоминал Лейден, — мой сын Скотт говорит мне: «Сейчас я тебе покажу фильм о настоящем мужчине». Это оказалась видеозапись отрывков матча студенческих команд Луизианского технологического института и Оклахомского университета. А «настоящим мужчиной» был именно Карл Мэлоун, выступавший за Луизианский институт, расшвыривал парней из Оклахомы, как котят. Я такого не видел, чтобы один баскетболист справился с пятью. Мне Карл, конечно, понравился, но надежд заполучить его у меня было мало. Пока до нас дойдет очередь, его уже кто-нибудь схватит. Но во время драфта акции Карла стали неожиданно падать. Я спросил сына, что случилось. Может, у него неизлечимая болезнь? Оказалось, один селекционер сказал другому, что Карл — мрачнейший тип. И пошло-поехало. Люди — стадо. Все вокруг заговорили в один голос: «Да, мрачнее некуда!» Потом представители многих клубов потеряли работу за то, что упустили Мэлоуна. А он ничуть не мрачный — нормальный парень. И трудяга, какого я никогда не видел, будь то матч или обычная тренировка».

В финале Западной конференции «Юта» встретилась с наводившим на всех ужас «Лейкерс» — клубом, только что стершим с земли «Сиэтл». Игроки из Лос-Анджелеса были физически гораздо мощнее своих соперников по финалу, но на фоне игроков «Юты» они выглядели, как бестолковые подростки из дворовой команды. «Играть против них — это все равно что вас выставили в компании баскетбольных вундеркиндов против настоящего профессионального клуба, — сказал после финальной серии Ник ван Эксель, опорный защитник «Лейкерс». — Вундеркинды стремятся удивить публику различными трюками, ведут мяч у себя за спиной и тому подобное. А эти ребята играют очень просто — не на публику, а на победу. Не ссорятся друг с другом, не жалуются. Единая команда, целиком сосредоточенная на игре. Не думаю, что ее игроки суперталантливы. Но они выходят на матч с четким его планом и прекрасно его выполняют».

Но, встретившись с «Буллз», «Юта» увидела перед собой далеко не юнцов-вундеркиндов. Чикагские тренеры и игроки со свойственным им проницательностью и игровым чутьем распознали уязвимые места даже в сильных сторонах «Юты». Во встречах с «Индианой» «Буллз» приходилось сражаться с молодыми, полными сил игроками. Здесь этот фактор им не грозил. Три ведущих игрока «Юты» находились примерно в том же возрасте, что и чикагские ветераны. Стоктону было 36, Мэлоуну — почти 35 (он уже снимался в рекламных роликах, восхваляющих новое средство от облысения), Хорначеку — 35.

То, что в финал чемпионата НБА пробились две команды, чьи стартовые пятерки — старейшие в лиге по возрасту, отнюдь не случайность. Ключевые игроки обоих клубов: Джордан, Пиппен, Родман, Мэлоун и Стоктон — по-настоящему расцвели не в юные годы. Они максимально развили свои способности и резко улучшили их уже после прихода в НБА. Такое встречается все реже и реже. И вполне можно утверждать, что принятое среди звезд обоих клубов добросовестное отношение к своей работе и вывело эти команды в финалисты.

Многие молодые звезды НБА так и не оправдали надежд, которые возлагали на них специалисты, а простого зрителя они начали раздражать своим вызывающим поведением. Это давно уже беспокоит руководство лиги. Хотя возраст ветеранов профессионального баскетбола, как правило, не превышает 30-35 лет, тем не менее в НБА существует разрыв поколений. Представители «стариков», например Джордан, Мэлоун и Баркли (он в начале своей карьеры в повседневной жизни отнюдь не был пай-мальчиком, но игре отдавался всецело), не раз публично осуждали своих молодых коллег за безответственное отношение к спорту, то есть к своей работе. На юных дарований, только что пришедших в НБА, сыпались блага, заработанные их предшественниками. Когда «Юта» собралась перед сезоном 1997/98 г. в тренировочном лагере, два ее новобранца, только что подписавшие солидные контракты, заявились туда в непотребном виде. Больше всех рассвирепел именно Мэлоун, а одного из гуляк, громадного центрового Грэга Остертага, он кроме как свинячья задница, по-другому прилюдно не называл.

Судьба рано угасших молодых звезд складывается нелегко. Клуб «Вашингтон Уизардс» приобрел как-то двух невероятно одаренных форвардов — Джуэна Говарда и Криса Уэббера. И что же? Они быстро увяли. В защите играли, когда им вздумается. Их поведение в повседневной жизни причиняло руководству клуба одно лишь беспокойство. В конце сезона Уэббер, один из самых талантливых молодых игроков НБА, был продан в «Сакраменто», третий по счету клуб в его неудачной пятилетней профессиональной карьере. И хотя она оказалась неудачной в спортивном отношении, но доходы Уэббер имел приличные. Так, сумма его первого контракта, заключенного на 15-летний срок, составляла 75 миллионов долларов.

Рано угасшие молодые звезды настолько печалили руководителей лиги, что те, чтобы спасти свое лицо, пускались на различные ухищрения. Например, перед телетрансляциями матчей «Всех Звезд» заправилы НБА слезно просили людей из NBC, чтобы операторы и комментаторы побольше уделяли внимания трем самым лучшим и привлекательным внешне молодым игрокам лиги — Кейту ван Хорну, Коби Брайанту и Тиму Данкану. Мол, не все же у нас глупые сосунки.

Старшие игроки думали, что молодежь попросту не понимает, в чем ее ошибка. Майкл Джордан, Мэджик Джонсон, Ларри Бёрд были баскетболистами, чья слава перешагнула рамки спорта. Они стали идолами, как становятся идолами рок-звезды. Но они все же не забывали, что славу они обрели лишь благодаря своей феноменальной игре в баскетбол. Следующее за ними поколение смотрело на вещи иначе. Некоторые молодые игроки, казалось, не понимали разницы между рок-идолом и профессиональным баскетболистом и даже чувствовали себя в обеих этих ролях одновременно. Когда Шакил О'Нил, баскетболист невероятного таланта, которого прочили в преемники Майкла Джордана, но игрок, еще окончательно не сформировавшийся, прибыл в НБА, оказалось, что он собирается развлекать публику различными способами. Он умел петь, и действительно пел. У него было известное актерское дарование, и он снимался в кино. Умел рекламировать товары, и рекламировал их. Ну а заодно умел играть в баскетбол. Шакил и его агент заключили с корпорацией «Рибок» внушительный контракт на рекламу кроссовок (когда О'Нил появлялся на встречах с представителями «Найк», Фил Найт хватался за голову), с «Пепси» — на рекламу безалкогольных напитков, а также контракты на киносъемки и звукозаписи песен в стиле рэп. Так что еще до первого своего матча в НБА Шакил был очень богатым молодым человеком.

Далеко не все считали, что Шакил уже достиг в игре совершенства. Но, когда ему намекали на то, что он пока еще не стал в составе своего клуба чемпионом НБА, он расценивал подобные замечания как несправедливые. Он, мол, уже успел завоевать в жизни многое. Баскетбол, будь то студенческий или профессиональный, не самое главное. О'Нил мало интересовался историей лиги. Когда состоялось торжественное мероприятие, посвященное ее 50-летию, он оказался единственным из всех игроков НБА, кто на него не явился. Или другой пример. Познакомившись с легендарным тренером «Атланты» Ленни Уилкенсом, единственным человеком, чье имя вскоре было увековечено в Зале баскетбольной славы и как игрока и как тренера, Шакил сказал приятелю: «Симпатичный старикан! Он когда-нибудь играл в баскетбол?»

Когда Рик Маджерус, тренер баскетбольной сборной университета штата Юта и уникальный специалист по работе с «великанами», попробовал дать Шакилу несколько советов, касающихся работы ног, тот повернулся и ушел, презрительно бросив на ходу нечто вроде: «Детские забавы!»

Наконец, к сезону 1997/98 г. игра Шакила начала улучшаться, порой в ней были даже заметны проблески великого мастера, но тем не менее «Юта Джаз» выбила его клуб из дальнейшей борьбы за чемпионское звание. Некоторые крупные специалисты баскетбола считали, что Шакил является лишь тенью того игрока, которым он должен был бы стать, учитывая его рост, силу и скорость. Впрочем, его, наверное, больше всего расстраивало то, что он стал лишь тенью того рекламного персонажа, которым мечтал стать. В конце сезона «Рибок» разорвал с ним контракт. Скромные трудяги, проработавшие всю жизнь лишь на баскетбольной ниве, восприняли это известие как лучшую новость сезона.

Но будем справедливы, — не надо делать из О'Нила символ нового поколения баскетболистов. Почти вся молодежь НБА резко отличается от своих старших товарищей. Успех и деньги приходят к ней слишком рано, а те духовные ценности, которые игроки постарше усвоили от тренеров или от старших товарищей, оказались теперь никому не нужными. В отличие от большинства игроков той первой, легендарной «Дрим Тим», чья карьера складывалась в трудный период жизни НБА, никто из молодых баскетболистов не может себе представить, что когда-то лига боролась за выживание и финансовое ее состояние было плачевным. Как сказал Чак Дэйли, тренировать сегодняшнюю команду означает иметь дело не с 12 игроками, а с 12 корпорациями. Да, лига богата, но у игроков слишком много прав на получение значительной доли ее капитала. Вопрос теперь зачастую не в том, насколько отдает себя игре тот или иной баскетболист, а в том, сколько ему должен платить клуб. Старшие игроки категорически не одобряют такую постановку вопроса, а вызывающее поведение молодежи их коробит.

Во время чемпионата мира по баскетболу 1994 г., проходившего в Канаде, Дик Эберсол, директор спортивных программ Эн-би-си, послал каждому игроку сборной США (а команда эта опозорилась на весь мир своим недостойным поведением на площадке) по телевизору марки «Сони». Подарок далеко не пустячный, но Эберсол ни от кого не услышал ни слова благодарности. К такому он не привык — с Майклом Джорданом и игроками его поколения у Эберсола отношения складывались дружеские, теплые.

Дурной пример заразителен. Звезды студенческого баскетбола переняли снобизм профессионалов. Журнал «Плейбой» по традиции ежегодно приглашал за свой счет в Чикаго лучших игроков студенческих команд. Но со временем редакторы этого популярного издания решили, что игра не стоит свеч. Раньше им доставляло радость принимать у себя в гостях умных, жизнерадостных, любознательных молодых людей. Теперь же приезжали парни, успевшие пресытиться жизненными благами и ко всему равнодушные. Хозяева тщательно составляли для них программу, но их не интересовали ни мюзиклы, ни знаменитые исполнители блюзов, ни прогулки на теплоходе. Взамен они требовали, чтобы им предоставляли лимузины, а уж как провести свободное время — они сами разберутся.

Представители нового поколения игроков НБА избалованы с юных лет. Еще будучи школьниками, они ездили в привилегированные тренировочные лагеря. Их стремились обласкать селекционеры университетских команд. В университетах они уже обзаводились собственными агентами. Как справедливо заметил Боб Райан, большинство этих парней, в отличие от их предшественников, ничем другим, кроме баскетбола, в жизни не занимались, никогда не работали и поэтому не могли понять, насколько им повезло, что они очутились в НБА. Гарантированный контракт и неусыпное око агента, готового в любой момент ринуться на защиту своего клиента, внушают новичку лиги мысль о том, что теперь он может спокойно наслаждаться жизнью. С таким игроком тренеру клуба придется хлебнуть немало горя. Тем более что этот парень привык быть на равных и со своим школьным тренером, и с университетским. Кстати, в НБА стали прибывать молодые люди, проведшие на студенческой скамье совсем немного времени. Они толком не успели вписаться в общественную жизнь и — что немаловажно — не успели овладеть азами баскетбола.

Поскольку, согласно нынешним правилам НБА, гонорар новичка не может превышать определенного предела, молодые ребята стремятся попасть в лигу как можно раньше. Лучше играть, пусть и за небольшие деньги, чем просиживать на скучнейших занятиях в колледже — такова их логика. Естественно, берут их слабейшие и беднейшие клубы. Но как только срок первого контракта истекает, новичок всеми правдами и неправдами начинает искать себе местечко потеплее.

«Буллз» и «Юту» изменения, произошедшие в последние годы в НБА, почти не коснулись. Эти два клуба всегда делали ставку на старшее поколение игроков. Неудивительно поэтому, что именно они дошли до финала.

Если говорить о соотношении сил соперников, встретившихся в финале чемпионата НБА сезона 1997/98 г., то у «Буллз» были некоторые преимущества перед «Ютой». Родман с его редкой скоростью и удивительной физической выносливостью обычно переигрывал Мэлоуна, а Джордан, Пиппен и Харпер могли поставить перед защитниками «Юты» кучу трудноразрешимых проблем. Но и у чикагцев была своя головная боль. Победить «Джаз» можно, только если сдержать его атакующий порыв.

Ни один клуб НБА не играл в нападении так грамотно и выверенно, как «Юта». В особенности когда кольцо соперников штурмовал тандем в лице Стоктона и Мэлоуна. Но в атаках «Джаз» существовал один изъян — они развивались предсказуемо. Столкнувшись с командой, располагавшей великолепной линией обороны, с защитниками, которые способны разгадывать ходы нападающих, «Юта» могла и споткнуться, поскольку иных тактических схем, кроме давно отработанных, у нее в запасе не было. Что приносило удачу в календарных матчах с рядовыми клубами, могло стать бесполезным в изнурительной финальной серии против команды, знаменитой своими защитниками. Иной раз игровая дисциплина идет в ущерб умению импровизировать. Сумеет ли «Юта» перестроиться, если «Буллз» разгадают ее наигранные комбинации? Этот вопрос интересовал многих.

Разница в манере игры двух этих клубов хорошо заметна на примере Джордана и Мэлоуна. Оба они поистине великие игроки, оба фантастически трудолюбивы, и оба, придя в НБА, с тех пор неузнаваемо прогрессировали. Перед началом сезона 1997/98 г. в Солт-Лейк-Сити на матч с новобранцами «Юты» прилетели новобранцы «Денвера». В один из дней Билл Ханцлик, тренер «Денвера», разбудил своих юных воспитанников в 7 утра, погрузил их в автобус и, ничего не объясняя, куда-то повез. Он остановил автобус у фешенебельного тренажерного центра, и через минуту все могли лицезреть, как самый ценный игрок лиги Карл Мэлоун, исходя потом, возится с неподъемной штангой. «Джентльмены, — сказал Ханцлик своим ребятам, — теперь вы понимаете, что такое НБА? »

Оба они — и Джордан и Мэлоун — были лучшими представителями старой школы НБА. Оба в каждом матче вели за собой свои команды. Но между ними была существенная разница. Джордан в любую секунду умел создать себе условия для броска и потому в концовках решающих матчей, когда защитники соперников бились, как львы, брал игру на себя. Способности Мэлоуна в этом плане были значительно ниже. Отличный снайпер и таранный игрок, способный пройти двойной заслон, он тем не менее во многом зависел от поддержки партнеров, в частности Стоктона, от его удачного паса. Высокорослый и мощный, Мэлоун не обладал взрывными качествами. Поэтому, надежно прикрыв Стоктона, «Буллз» тем самым могли бы и сковать действия Мэлоуна. Тренеры чикагцев и Джордан решили этим воспользоваться. В завершающих четвертях матчей, когда исход встреч будет висеть на волоске, нужно во что бы то ни стало выключать из игры Мэлоуна, и тогда в дело вступит Майкл, с которым никакая «Юта» не справится.

В глазах чикагцев Мэлоун представлялся не совсем тем игроком, каким его все привыкли считать. Тренеры и игроки «Буллз» полагали, что Мэлоун не был прирожденным снайпером. Снайпером он стал лишь благодаря своему невероятному трудолюбию. До изнеможения тренируясь, он действительно добился отличных результатов. В среднем за игру он приносил команде почти 30 очков. Для «великана» лиги это один из лучших показателей. И все же, как считали чикагцы, Мэлоун не обладал особой психологией снайпера. А значит, в концовке напряженного матча он может дрогнуть, не рискнуть лишний раз бросить по кольцу. У него нет психологической устойчивости Бёрда, Джордана или Реджи Миллера, которые бросают все время, не боясь ошибиться.

Тренеры «Буллз» обнаружили еще одно уязвимое место в боевых порядках «Юты». Они заметили, что Стоктон стал двигаться чуть-чуть медленнее. Этот фактор, как считали чикагцы, несомненно, скажется на действиях его связки с Мэлоуном. Кстати, так и случилось. Когда в ходе финальной серии «Буллз» стали наращивать свое преимущество, Мэлоун подвергся суровой критике со стороны прессы. А между тем серьезные баскетбольные специалисты в один голос утверждали, что репортеры избрали для своих критических стрел не ту мишень, снизил уровень игры Стоктон, а не Мэлоун. Чикагские тренеры не собирались приставлять к Мэлоуну двух опекунов. Пусть спокойно набирает очки — 35, даже 40. Главное, чтобы поменьше забрасывали его партнеры. Вот их-то и следует выключить из игры. Атаки «Юты» особенно опасны, когда Мэлоун отвлекает на себя сразу двух соперников.

Поскольку «Буллз» тяжелейшая серия встреч с «Индианой» окончательно вымотала, а «Юта» была вполне свежей, то ее и считали фаворитом. По мнению Джордана, это было даже на руку чикагцам. «Пусть все думают, что мы заранее сложили лапки, — говорил Майкл, — но мы-то знаем, что мы как-никак чемпионы». Фил Джексон считал «Юту» очень серьезным соперником, а ее победу над «Лейкерс» просто невероятной. Впрочем, поразмыслив немного, тренер «Буллз» пришел к выводу, что эта победа была в определенном смысле закономерной: грозный «Лейкерс» вполне мог оказаться бессилен против команды, действующей как идеально отлаженная машина.

Отправляясь в Солт-Лейк-Сити, Джексон втайне надеялся выиграть первый матч: «Юта» после финала Западной конференции десять дней отдыхала и за этот срок могла кое-что порастерять из игровой практики. Но «Буллз» были не в лучшей форме. Они выглядели медлительными и уставшими. Во-первых, игроки еще не восстановили силы после изнурительных матчей с «Индианой». Во-вторых, сказывалось непривычное для чикагцев высокогорье, хотя команда заранее готовилась к смене высоты. Тим Гровер, Майкл Джордан и другие принимали различные процедуры, чтобы увеличить кислородный запас своего организма. Как сказал Гровер, это напоминало подготовку бегуна, чья коронная дистанция — полмили, к бегу на целую милю, причем в компании самых именитых стайеров.

В первом матче Стоктону удалось взять под полный контроль середину площадки. Тем не менее «Буллз» упорно сражались и потерпели поражение лишь в овертайме.

Во втором матче схема, выработанная чикагскими тренерами, наконец-то сработала. План сражения был следующий — играть в обороне предельно жестко, максимально беречь силы, позволять Мэлоуну бросать, сколько ему вздумается, а концовку матча предоставить Джордану. Мэлоун, совершив 16 бросков, попал в цель всего лишь 5 раз и набрал в итоге 16 очков, причем во второй половине встречи не поразил кольцо ни разу.

Джордан же точно бросил 14 раз из 33 и, что даже более важно, из его 10 штрафных бросков 9 попали в цель. Как всегда, Майкл разыгрался в концовке встречи. Перед последней четвертью матча у него на счету было 20 очков, из них 4, заработанных за счет штрафных бросков. А затем он начал свои знаменитые рейды к щиту соперников. 4 раза он поразил кольцо с игры и удачно выполнил 5 штрафных бросков из 6. В итоге «Буллз» победили, а «Юта» растеряла преимущество домашних матчей, которого добивалась с таким трудом на протяжении целого сезона. А главное — теперь игра, похоже, будет идти под диктовку «Буллз» — так, как ее задумали чикагские тренеры. Сковав действия Стоктона, чикагцы изолировали Мэлоуна. Наигранные комбинационные атаки у «Юты» больше не получались. Мэлоун в данной ситуации не мог диктовать темп игры и довольствовался лишь бросками в прыжке.

Третий матч, состоявшийся уже в Чикаго, стал для «Юты» настоящим кошмаром. В первый раз после серии встреч с «Индианой» «Буллз» выглядели действительно свежими, отдохнувшими. В обороне они действовали почти безупречно. Выкрадывали у соперников мяч, перекрывали им все ходы. Защитники крутили такую стремительную карусель, что броски нападающих «Джаз» были похожи на жесты отчаяния. Когда мяч был у игроков «Юты», создавалось такое впечатление, что «Буллз» заранее знают, как они им распорядятся. Глядя в тот вечер на Стоктона, одного из самых жестких и техничных игроков НБА, можно было понять, что он действительно постарел. Во всяком случае, Пиппен постоянно его переигрывал, причем Скотти успевал еще расправляться и с другими соперниками. «Юта» ничего не могла с ним поделать. Тренер «Джаз» решил подольше держать на площадке Мэлоуна. Тот начал удачно — все его первые 6 бросков попали в цель, но партнеры его не поддержали. В первой четверти матча они 16 раз бросали с игры, а кольцо поразили лишь однажды. В итоге на первый перерыв команды ушли при счете 17:14 в пользу чикагцев. После второй четверти «Буллз» вели уже 49:31, после третьей — 72:45, а завершился матч полным разгромом «Юты» — 96:54. За всю историю НБА в матчах финальной серии чемпионата ни одна команда не побеждала с таким разрывом в счете. И ни в одном матче лиги ни один клуб не набирал столь мало очков — 54, как «Юта» в этой игре. «Что, это правильный счет? Может, табло в неисправности?» — мрачно шутил на послематчевой пресс-конференции тренер «Джаз» Джерри Слоун, разглядывая листок со статистическими итогами встречи. Телекомментатор НБА Боб Костас сказал: «Все, что оставалось делать игрокам «Юты», — махнуть на все рукой и попросить закурить».

В четвертой встрече борьба была более и менее равной, но концовка игры прошла все же под диктовку чикагцев. Они снова изолировали Мэлоуна (он набрал лишь 21 очко), а счет матча — 86:82 в пользу «Буллз» — говорит о том, что чикагцы опять сделали ставку на оборону. Главным разрушителем атак «Юты» был Пиппен. После матча журналист Сэм Смит написал в «Чикаго Трибьюн», что Скотти, возможно, будет объявлен самым ценным игроком финальной серии. Действительно, Пиппен был в ударе. Он принес команде 28 очков, выиграл 9 подборов и (здесь уже нельзя привести никакой статистики) великолепно действовал в обороне. Благодаря его игре умная, жесткая, уверенная в своих силах «Юта» выглядела командой растерянной, не знающей толком, что противопоставить «Буллз». Впрочем, если бы даже «Джаз» и нашел противоядие, то только теоретически. На практике ему ничего бы не удалось.

По общему мнению чикагских журналистов, исход чемпионата был уже предрешен: счет 3:1 в пользу «Буллз», следующий матч проводится в Чикаго, а «Юта» явно находится в ступоре. «Теперь, когда на «Джаз» можно ставить крест, — писал в той же «Трибьюн» Скип Бейлисс, — в пятницу вечером нам предстоит увидеть соревнование более захватывающее, чем матч двух клубов, а именно борьбу Майкла и Скотти за звание самого ценного игрока финальной серии». Отчет о четвертом матче вышел в этой газете под таким заголовком: «Можете охлаждать шампанское».

Однако, вопреки прогнозам, «Джаз» в пятом матче доказал, что крест на нем ставить рано, и победил. Мэлоун напоминал пружину, которой наконец-то позволили разжаться. Он принес команде 39 очков и вообще играл блестяще. Чикагцы же выглядели неубедительно, никак не могли сконцентрироваться на игре. Из 26 бросков Джордана в цель попали лишь 9. Показатель Пиппена вовсе удручающий — 2 из 16. Чувствовалось, что все может измениться не в пользу «Буллз». Фил Джексон после матча заметил, что все дело испортила шумиха, поднятая в прессе после четвертой встречи. Не надо было писать о победе, уже лежащей в кармане, о шампанском, о возможных беспорядках на улицах города, где будут бесноваться одуревшие от радости болельщики. Ни к чему было гадать, последний ли это будет матч Джордана за чикагский клуб или нет. Теперь Джексон отчетливо понял, почему в сериях «плей-офф» ни одному клубу НБА не удавалось выигрывать подряд три домашних матча. Во-первых, потому, что команды, играющие на таком уровне, умеют от матча к матчу приспосабливаться к манере игры соперников и находить свои контрдоводы. Во-вторых, потому, что радостный вой, поднятый по случаю одной — двух домашних побед, невольно расслабляет хозяев спортивной арены. Джексон, безусловно, был прав. Если обычно игроки «Буллз» добирались до «Юнион Центр» из своих загородных резиденций минут за тридцать — сорок, то в эти дни дорога занимала у них около двух часов. Восторженные болельщики то и дело облепляли автомобили своих любимцев. Джексон заявил, что в следующий раз (хотя следующего раза и не будет) он поселит игроков в отеле в центре города или будет перевозить их вертолетом.

После пятого, отрезвляющего, матча Джексон сказал Джордану: «Майкл, нам нужно выиграть всего одну встречу. Причем на выезде. Согласен?» Джордан согласился.

Хотя чикагцам нужна была всего лишь одна победа, предстоящая встреча их тревожила. В баскетбольном мире Солт-Лейк-Сити слыл крайне негостеприимным городом. Фил Джексон любил повторять, что болельщики «Юты» ему напоминают по своему темпераменту пуэрториканцев, среди которых ему приходилось работать в молодые годы. Кроме того, Джексон считал, что судьи порой уступают давлению трибун и назначают сомнительные штрафные броски в пользу хозяев площадки (впрочем, существовало аналогичное мнение и о чикагском стадионе, где царил безоговорочный культ Майкла Джордана, которого все считали непогрешимым, чуть ли не ангелом). Короче говоря, основания для тревоги были. Проиграй «Буллз» шестой матч — седьмой тоже придется проводить в гостях, а «Юта» уже почувствует запах крови.

Спортивная пресса, только лишь вчера списавшая «Джаз» со счета, теперь замерла в ожидании. В матчах подобного уровня победа — вещь хрупкая. Выигрыш от поражения часто отделяют лишь несколько очков. Это уж потом болельщики рассуждают о том, что такой-то матч решил исход всей серии, а встреча эта проходила в равной борьбе и закончилась с минимальным перевесом в пользу их любимцев. Яркий пример — второй матч финала, когда Стив Керр в борьбе за подбор выкрал мяч у Карла Мэлоуна, чем и решил судьбу встречи. Разгром, учиненный «Буллз» «Юте» в третьем матче, большая редкость в современном баскетболе, если говорить, конечно, о встречах на высшем уровне. Третья встреча показала, насколько важны распределение ролей в команде и возможности игрока выполнить свою роль до конца. Предоставила «Юта» по неосторожности свободу Пиппену, и тот показал себя во всей красе. А теперь решающим стал «фактор Майкла». Даже очень классная команда, не будь в ее составе Майкла Джордана, с его могучей силой воли, перед повторным визитом в Солт-Лейк-Сити пала бы духом. А с Джорданом — другое дело. Майкл выглядел собранным как никогда. Казалось, он прошел какие-то таинственные процедуры в научном центре генной инженерии. Он физически излучал уверенность, заражавшую его партнеров, как целебный вирус.

Перед самой встречей два чикагских игрока вынуждены были пропустить предматчевую разминку. Рон Харпер всю ночь промучился резями в животе — что-то не то съел. А Пиппен едва мог ходить. В третьем матче Скотти серьезно повредил спину. По ходу встречи его несколько раз (по подсчетам чикагских тренеров, семь) слишком жестко атаковали. В том числе пару раз ему серьезно досталось от 255-фунтового Мэлоуна. С тех пор боль в спине неотступно преследовала Скотти, а главное — он утратил свою подвижность. В субботу Пиппену сделали несколько уколов кортизона, но особого облегчения они ему не принесли. Если бы не столь ответственный матч, Скотти вообще бы не вышел на площадку. Когда перед игрой Пиппен улегся на массаж, а Чип Шефер колдовал над ним, Джексон нарочито громко — так, чтобы Скотти слышал, — спросил Джордана: «Как ты думаешь, сможешь выдержать все 48 минут?» — «Если вы считаете нужным, смогу», — ответил Майкл.

Скотти понял намек и начал игру резво. На первых же минутах встречи прорвался к кольцу соперников и совершил безукоризненный «данк». Но тут же почувствовал нестерпимую боль. Он продолжал играть, но напоминал больного старца, вздумавшего порезвиться вместе с молодежью. Отыграв 7 минут, Пиппен удалился в раздевалку и оставался там до конца первой половины матча. «Буллз» оказались перед серьезнейшим вызовом — победить «Юту» у нее дома, да еще практически без Пиппена.

И вот на закате спортивной карьеры Джордана снова настал его звездный час, о котором впоследствии будет столько написано и рассказано. В этот вечер он, казалось, вернулся в свои молодые годы, когда на заре своей профессиональной карьеры вытащил заштатных «Буллз» из болота или когда — уже позднее, 12 лет тому назад, во встрече с «Бостоном» поразил весь баскетбольный мир, набрав за матч немыслимые 63 очка. Это снова был Майкл Джордан, который в критический момент встречи, не колеблясь, брал игру на себя. И, по правде говоря, у него другого выхода не было. Пиппен — полуинвалид. Родман — не снайпер. Кукоч, в последнее время значительно улучшивший игру, тем не менее, как всегда, ненадежен. Харпер — игрок сугубо оборонительного плана, в атаке у него не клеится. Да и к тому же он серого цвета из-за непрекращающихся резей в животе. Лонгли явно не выдержал психологического напряжения серии «плей-офф», не принес ни одного очка, зато заработал четыре фола. Тренер позволил ему поиграть лишь 14 минут. Вот на кого можно положиться — на Керра. Но, поскольку Пиппен еле двигается, «Юта» Керра надежно прикроет.

В общем, с самого начал матча стало ясно, что вся надежда — на Джордана. Почти всю первую половину встречи Майкл экономил силы, не покидая защитные порядки. Текс Уинтер заметил Филу Джексону: «По-моему, Майкл прохлаждается». — «Текс, ему действительно нужна передышка», — ответил старший тренер чикагцев. По всем законам баскетбола в эти минуты «Джаз» должен был смять «Буллз» и уйти в солидный отрыв, но этого не произошло. На вторую четверть игры чикагцы вышли в таком составе: Кукоч, Билл Уэннингтон, Скотт Баррелл, Керр и Джуд Бюхлер. Далеко не стартовая пятерка клуба-чемпиона. Но тем не менее «Буллз» стойко держались. Запасные игроки цепко оборонялись, не позволяя «Юте» уйти в отрыв более чем на 12-14 очков, что было бы для чикагцев катастрофой. В нападении вся тяжесть легла на плечи Джордана. Он, стараясь экономить силы, меньше стал действовать в защите, не ввязывался в борьбу за подбор, но за первую половину встречи ухитрился набрать 23 очка. 9 из 19 бросков с игры ему удались (причем 3 из 6 из трехочковой зоны), а из 3 штрафных бросков он удачно выполнил 2. Тем не менее «Юта» после первой половины матча вела — 42:37. На счету Мэлоуна было 11 очков.

Потом Джордан скажет, что он на протяжении всего матча сохранял уверенность в победе, поскольку «Юта» так и не смогла воспользоваться возможностью в нужный момент раздавить «Буллз», а разрыв в 2-4 очка в матчах такого накала ничего не значит. Ценнейшее качество Майкла Джордана, как считал наблюдавший за этим матчем Б. Дж. Армстронг, — это его уникальное чувство темпа игры и ее эмоционального содержания. Просматривая видеозапись того или иного матча, многие игроки и тренеры без труда определяют, когда команда теряет нить игры, но Джордан улавливал этот момент не задним числом, а в ту же секунду, сражаясь на площадке. Как говорил Армстронг, Майкл одновременно и играл, и наблюдал за игрой со стороны. Этот редкий дар «раздвоения личности» позволял ему диктовать ход матча, безошибочно угадывая уязвимые места в боевых порядках соперников.

И сейчас, наблюдая за действиями Джордана во второй половине матча, Армстронг чувствовал: Майкл инстинктивно понял, что «Юта» упустила свой шанс. Она могла бы воспользоваться пробелами в составе «Буллз», но не сумела этого сделать. Более того, «Джаз» почему-то предоставил Джордану относительную свободу действий. Обрадованный таким подарком, он уж своего шанса не упустил.

Во второй половине матча Пиппен вернулся на площадку и провел на ней 19 минут. Правда, толку от него было мало, разве что, когда «Буллз» атаковали, он отвлекал на себя внимание кого-либо из защитников «Юты». К четвертой четверти «Джаз» вел с незначительным преимуществом — 66:61. Не слишком результативный счет отражал тактику «Буллз». Они вели игру в замедленном темпе и не позволяли противнику оторваться — с тем чтобы в решающий момент нанести ему разящие удары. Когда до конца встречи оставалось пять минут, счет сравнялся — 71:71. Джордан явно устал, как, впрочем, и все остальные. После того как Майкл совершил один за другим четыре неточных броска в прыжке, Текс Уинтер не на шутку встревожился. «Смотрите, Майкл едва отрывается от пола — ноги отказывают», — сказал он Филу Джексону.

Через две минуты чикагцы взяли тайм-аут. Джексон сказал Джордану то, что он сам уже знал: «Не мудри, просто веди мяч к их кольцу». — «Знаю, — согласился Майкл. — Тем более у них прореха в центре, так что путь свободен».

Итак, снова вся надежда на Джордана. Но и «Юта» не дремлет. Мэлоун, получив прекрасный пас от Стоктона, бросает в прыжке с расстояния 20 футов, и счет становится 83:79 в пользу «Джаз». Однако Джордан, которого неправильно атаковали, делает два точных штрафных броска — 83:81. До конца встречи остается чуть больше 2 минут. Игра идет с переменным успехом. Майкл снова рвется к кольцу и снова зарабатывает фол. Оба его штрафных броска удачны, и счет сравнивается — 83:83. Пошла последняя минута основного времени. «Буллз» последний раз берут тайм-аут. Джексон и Джордан обсуждают, какой бросок выберет Майкл. Джексон напоминает Джордану, что ноги его уже не слушаются и бросать в прыжке не стоит. «Не волнуйтесь, у меня появилось второе дыхание», — успокаивает тренера Майкл. «Внимательно следи за движением руки после броска», — напутствует его Джексон.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.85.115 (0.021 с.)