Отечественныеуслуги:оттрадиционныхформксовременным(В дореволюционной России)




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Отечественныеуслуги:оттрадиционныхформксовременным(В дореволюционной России)



Сравнительно со странами Запада сфера услуг в нашей хозяй­ственной практике относительно поздно стала дифференцироваться как самостоятельная область предпринимательства. Формирование самостоятельного статуса в экономике задерживалось в силу не­развитости рыночных отношений, невысокого уровня жизни граж­дан России, а также нетребовательности людей в повседневной практике, идеалов скромного, если не аскетического существова­ния, что вело к широкой практике семейного самообслуживания.

Весьма неоднозначным было влияние дворянского сословия на развитие отечественного сервиса. До отмены крепостного права в 1861 г. дворяне широко использовали в быту труд домашней при­слуги из крепостных. Вместе с тем, начиная с петровского време­ни, царствующие персоны обязывали дворян поддерживать в об­ществе и в семейных отношениях западноевропейские стандарты жизни. Это распространило в дворянской среде моду на все загра­ничное. Каменные особняки и сельские усадьбы для знати стали строить по особым проектам. Комнаты состоятельных людей «на­ряжаются» по-европейски: вместо лавок - стулья и кресла, на стенах - большие зеркала и портреты хозяев.

Для обслуживания знати в стране появляются зарубежные спе­циалисты по личным услугам: доктора с университетским образо­ванием, парикмахеры, модистки, шляпницы и т.п. Наиболее до­рогие образцы одежды, обуви, парфюмерии выписывались из-за границы. Все это говорит о неоднозначном развитии процесса удовлетворения потребностей представителей высших классов. С одной стороны, они игнорировали отечественные традиции и бытовые обычаи в этом направлении, с другой, их образ жизни предлагал более современные и во многом эффективные образцы социаль­ного поведения, поддержания здоровья и отдыха и т.п.

Удовлетворение жизненных потребностей людей со средним и низким достатком носило характер самообслуживания на основе традиций. Если человеку нездоровилось, он обращался к знахарю. Гигиена поддерживалась путем систематического посещения бани: во многих городах существовали общественные бани (хотя зажиточ­ные семьи пользовались собственными банями). Большинство крес­тьян, бедных горожан сами шили для себя одежду или прибегали к услугам знакомых, строили жилье, изготовляли хозяйственный инвентарь, мастерили нехитрые украшения. К XIX в. на основе этих хозяйственных занятий в некоторых районах страны начали развиваться так называемые народные ремесла и промыслы.

Под народными промыслами понимаются направления хозяй­ственно-вспомогательной деятельности народов дореволюционной России, связанные с ремеслами и бытовым самообслуживанием крестьян, жителей разных территорий. Для беднейших слоев насе­ления промыслы являлись источником дополнительного заработ­ка. Известны разные формы и обозначения народных промыслов - крестьянские, отхожие, кустарные, художественные.

Наиболее распространенными видами народных промыслов в дореволюционной России выступали: резьба по дереву, ручное узорное вязание, вышивки, набойка на ткани, роспись посуды, создание детских игрушек. Некоторые промысловые занятия (ре­месленного или рукодельного характера) впоследствии подхваты­вались представителями других социально-профессиональных групп, которые делали их основным источником существования, развивали, ориентируясь на удовлетворение высокого вкуса зна­токов и ценителей.

В городах развивались те виды промыслов, которые пользова­лись спросом у привилегированных заказчиков: холмогорская резьба по кости, великоустюжское черненое серебро и др. В помещичьих мастерских создавались изысканные виды вышивки (мстерская белая гладь, нижегородские гипюры). В мужских монастырях были традиционно представлены ремесла: кузнечное дело, столярное, плотницкое; помимо этого практиковались иконопись и ювелир­ное дело. В женских монастырях занимались художественной вы­шивкой, плетеньем или вязаньем кружева, шитьем.

Наиболее ранними видами специализированной услуговой де­ятельности в нашем обществе оставались ремесленные занятия и торговля.В русских городах купечество и ремесленники еще с пе­риода Киевской Руси были уважаемыми сословиями. В каждом круп­ном или среднем городе России в XVII-XIX вв. существовала ба­зарная площадь, где располагались торговые ряды. Здесь велась оптовая и розничная торговля. В теплое время года торговцы выхо­дили на крупные площади и улицы.

Долгий период торговля велась архаическими методами даже в больших городах. Из-за объективных условий жизни в России за­держалось существование ярмарочной и караванной торговли, тогда как в Западной Европе торговля развивалась уже под влиянием цехов и торговых гильдий, кроме того, существовали торговые бир­жи, развивалась выставочная деятельность.

Первые ярмарки появились на Руси в XVI в. К середине XIX в. их было более 16 тыс. Ярмарки носили сезонный характер, что соответ­ствовало типичной для России смене занятий крестьян с переменой времен года.

Ярмарки, расположенные обычно на перекрестке водных путей и сухопутных трактов, нередко приобретали всероссийское значение. Самая большая известность выпала на долю нижегородцев - това­ры свозились сюда буквально со всей страны. Нижегородская ярмар­ка была царством пушнины, тканей, кожевенного сырья, изделий из кожи и металла, бакалейных товаров, чая, рыбы.

Другие российские ярмарки, как правило, не имели универсаль­ного характера, а ориентировались на определенный товарный ас­сортимент. Например, на Ирбитской ярмарке преобладала пушнина, на Ильинской (в Тюмени) - сырые кожи, на Меновнической (в Орен­бургской губернии) - рогатый скот и лошади. На особом счету была Киевская ярмарка. Здесь заключались сделки в форме контрактов на куплю-продажу товаров, которые еще предстояло произвести (глав­ным образом - сахара).

Значение ярмарок стало постепенно снижаться на грани XIX-XX вв., когда главенствующую роль заняли стационарные формы тор­говли.

Особенно отставали в развитии процессы торговли в провин­ции и на селе. Например, вплоть до XX в. село и провинцию обслу­живали предприимчивые торговые агенты-одиночки или предста­вители торгово-ремесленных артелей - офени, коробейники.Они везли в глубинку не только городские товары повседневного спро­са (мелкие предметы для домашнего хозяйства, дешевые женские украшения и др.), но и книги, способные привлечь внимание крес­тьян и их детей, а также «образы на листах», т.е. лубки, гравюры, народные картинки.

В государственном реестре XIX в., который устанавливал сто­имость торгового патента и размер промыслового налога, разносная и развозная торговля значилась под 5-м разрядом - именно к этому разряду относилась уличная торговля и обслуживание отдаленных поселений. В 4-й разряд входили торговцы, владеющие ларьками и палатками. 3-й разряд составляли собственники мелких лавок, чай­ных и распивочных. Ко 2-му разряду относили владельцев оптово-розничной торговли, куда входили средние по обороту оптовые скла­ды, магазины, трактиры. К 1-му разряду относились оптовые магази­ны и склады, крупные предприятия, занимавшиеся скупкой, хранением и перевозкой сельскохозяйственных продуктов, большие рестораны и аптеки.

Количество заведений розничной торговли в России начала XX в. стремительно увеличивалось - накануне Первой мировой войны оно перевалило за миллион. Число мелких продавцов и скупщиков никто не учитывал. Зато у всех на виду были крупные текстильные фабрики, промышленно-торговые фирмы, большие магазины. Начали формироваться сбытовые объединения промышленников, товаропроизводителей, изготовителей продуктов повседневного спроса.

Во второй половине XIX в. русские мастеровые люди, крестьяне-отходники и ремесленники выработали такую форму объединения, как артель.Артельный труд был распространен в самых разных сфе­рах хозяйственной практики: на постройке железной дороги, среди промысловиков, а также в сфере бытовых услуг, в городском извозе и др. Сущность артели состоит в объединении работников для произ­водства какой-либо несложной работы. Организатора выбирали, а все важные вопросы решались через обсуждение и выработку общего решения.

В конце XIX- начале XX в. в России широкое распространение получило кооперативноедвижение.Оно, так же как и артель, форми­ровалось снизу, через самоорганизацию производителей сельскохо­зяйственной, перерабатывающей продукции для ее сбыта. Коопера­ция существовала в разных формах и направлениях: потребитель­ская, кредитная, сельскохозяйственная, рыболовецкая, промысловая и др. Сущность кооперации на этом этапе развития отечественной экономики носила некоммерческий характер и сводилась к тому, что­бы смягчить сложность перехода субъектов традиционного хозяйство­вания к новым товарно-денежным отношениям. В основе кооперации лежит принцип взаимопомощи. Отечественное кооперативное движе­ние того периода позволяло преодолевать монополизм, устранять господство посредников, практически захватывающих некоторые от­расли услуг, обеспечить социальную защиту своих членов.

Рассмотрим, что нового вносили индустриальные производствавторой половины XIX в. в организацию услуг. Важнейшими этапа­ми индустриализации дореволюционной России стали промыш­ленные подъемы 1893-1899 и 1909-1913 гг. Усиливающаяся кон­куренция создавала в отечественной производственной практике современные формы организации и обслуживания, облегчающие сбыт продукции.

К 80-м годам XIX в. российские промышленники, чтобы ограни­чить конкуренцию между собой, начали создавать сбытовые объеди­нения (картели и синдикаты), члены которых регулировали размеры производства, цены, условия продажи и другие немаловажные воп­росы.

Крупные зарубежные фирмы и компании, работающие в России (например, компания Зингера, товарищество братьев Нобель, заво­ды сельхозмашин), сбывали свою продукцию через специальных пред­ставителей на местах, которые гарантировали послепродажное об­служивание.

Среди направлений индустрии, имеющих прямое отношение к массовым видам услуг, следует указать на развитие средств пере­движения (железнодорожное строительство и паровозостроение, теплоходо- и самолетостроение). Естественно, что предпринима­телям-одиночкам было не под силу организовать работу крупных предприятий, на которых производились рельсы, паровозы, ваго­ны, крупные суда, тем более самолеты. Поэтому в конце XIX в. в России получают распространение различные формы капиталис­тических ассоциаций, из которых наиболее жизнеспособными ока­зались акционерные общества и товарищества на паях. К началу XX в. они преобладали в большинстве отраслей российской про­мышленности.

Следует также подчеркнуть, что на рубеже XIX-XX вв. эманси­пировалась и проявила необычную инновационную мощь русская техническая мысль. Об этом свидетельствует тот факт, что в 1912- 1913 гг. Русско-Балтийский завод в Санкт-Петербурге приступил к производству крупных многомоторных самолетов конструкции Игоря Сикорского «Русский Витязь» и «Илья Муромец». Прави­тельство Великобритании в 1913 г. уведомило русское правительство о намерении закупить аэропланы для своего морского флота, но этим планам помешала война.

Среди других отраслей индустриального производства, имею­щих прямое отношение к сфере услуг, следует указать на текстиль­ную и пищевую, которые являлись крупнейшими отраслями рос­сийской экономики того периода. Так, в кондитерской промыш­ленности (ее предприятия размещались в основном в крупнейших центрах России) множество десертных сладостей ранее создава­лись лишь искусными кондитерами и украшали стол богатых лю­дей. Теперь эти сладости стали предметом фабрично-массового производства и доступны среднеобеспеченному покупателю. В Санкт-Петербурге в этом направлении работало Товарищество «Жорж Борман», Торговый дом «Блигкен и Робинсон», фабрики купца В.Конради, фирмы «Георг Ландрин». Для москвичей сладо­сти создавали «Товарищество А. Абрикосова и сыновей», Торго­вый дом «Сиу и К°», «Товарищество Эйнем» и другие кондитерс­кие фирмы.

Рассмотрим роль кредитно-банковских операций в развитии услуг дореволюционной России. Ни индустриальное производство, ни торговля, ни обслуживание невозможны без кредита, оборота ценных бумаг и финансов. В конце XIX в. основной сферой деятель­ности русских банков стал учет векселей и товарно-ссудные опе­рации. Покупатель вместо оплаты товара наличными обычно вру­чал продавцу вексель, по которому обязывался выплатить всю сумму в определенный срок. Продавец мог не дождаться истечения ого­воренного срока, а учесть вексель в банке и получить свои деньги за вычетом учетного процента. Отправив товар клиенту, он мог получить ссуду в банке под залог товарных накладных.

В начале XX в. банки начали самостоятельно проводить торго­вые операции с хлебом, сахаром, льном, каракулем, другими оп­товыми товарами повседневного спроса и пищевыми продуктами. Экономический союз крупных банков и торговых фирм определял ситуацию на внутреннем рынке Российской империи вплоть до революции 1917 г.

Рассмотрим теперь трансформацию рекреационных и художе­ственно-эстетических потребностей, а также связанных с ними услуг в досуговой области. С этой целью проанализируем, как на­селение страны использовало свободное время.Народная культура периода Московской Руси сохраняла свои обычаи и традиции от­дыха. Так, представители средних и низших слоев русского обще­ства предпочитали народные игры, а также борьбу, кулачные бои, которые в городах проходили на открытом воздухе. Более состоя­тельные граждане Московии могли организовать медвежью «поте­ху» - устраивали травлю медведей и волков собаками. Для царя устраивали медвежью «потеху» в Кремле или в подмосковных цар­ских усадьбах. Представители всех сословий любили соколиную охоту, охоту с борзыми, хотя это было доступно далеко не всем. Позже охота с кречетами и борзыми превратилась в забаву господ­ствующих слоев.

В период Московского царства по улицам городов и деревен­ских поселений, а также по ярмаркам ходили группы скоморохов, которые были одновременно актерами, музыкантами, циркача­ми, танцорами. Однако в конце XVII в. борьба церкви со скоморо­шеством упразднила эту форму развлечения. Во времена скоморо­хов на городских улицах, в отдаленных селах можно было встре­тить сказителя, гусельника, которые были хранителями народного поэтического и музыкального творчества и по существу выполня­ли важную развлекательную функцию. В домашнем обиходе рус­ские увлекались игрой в зернь (фишки, покрашенные в белый и черный цвет), в шашки, карты. Представители высших слоев лю­били играть в шахматы. Для женщин из простых семей строились во дворах качели.

Все перечисленные особенности свободного времяпрепровож­дения граждан страны в XVI-XVII вв. свидетельствуют о том, что развлечения не выходили за рамки традиционной культуры и в основном развивались на основе традиций или на самодеятельной основе - не существовало специальных общественных заведений и организаторов-профессионалов, которые целенаправленно за­нимались бы массовым отдыхом и развлечениями горожан. В XIX в. в русских крупных городах отечественные предприниматели при­ложили немало усилий к тому, чтобы отдых горожан приобрел общественный характер и организованные развлечения получили массовое распространение.

Немало интересного об организаторах «сферы услуг массового типа» можно почерпнуть из воспоминаний русского писателя Ивана Шмелева (1873-1950) о своих детских годах. Проживая после рево­люции во Франции, он вспоминает свое детство, которое прошло в Москве в 70-е годы XIX в. в патриархальной староверческой семье. Его дед занимался строительством, а отец вынужден был подряжать­ся на самые разные заказы, в том числе на заказ от городской власти на организацию отдыха москвичей. И. Шмелев вспоминает о своем отце: «С пятнадцати лет помогал деду по подрядным делам. Покупал леса, гонял плоты и баржи с лесом и щепным товаром. После смерти отца занимался подрядами: строил мосты, дома, брал подряды по иллюминации столицы в дни торжеств, держал портомойни на реке, купальни, лодки, бани, ввел впервые в Москве ледяные горы, ставил балаганы на Девичьем поле и под Новинским... Последним его делом был подряд по постройке трибун для публики на открытии памятника Пушкину».

Писатель вспоминает о «рядовых исполнителях» подрядного дела: «...В нашем доме появлялись люди всякого калибра и всякого общественного положения. Во дворе стояла постоянная толчея. Мно­го было ремесленников - бараночников, сапожников, скорняков, порт­ных. Работали плотники, каменщики, маляры, сооружали и раскра­шивали щиты для иллюминации. В амбарах было напихано много чудесных декораций с балаганов. Художники с Хитрова рынка храб­ро мазали огромные полотнища, создавали чудесный мир чудовищ и пестрых боев. Здесь были моря с плавающими китами и крокоди­лами, и корабли, и диковинные цветы, и люди с зверскими лицами, крылатые змеи, арабы, скелеты - все, что могла дать голова людей в опорках, с сизыми носами, все эти "мастаки и архимеды", как назы­вал их отец». (ШмелевИ.Воспоминания // Русская литература. 1973. №4)

Еще до революции одним из первых в отечественной литературе И.Шмелев сделал героем своего крупного произведения не предста­вителя дворянства, не революционера, а работника «сферы обслу­живания» - официанта одного из модных столичных ресторанов (см.: «Человек из ресторана»).

Между революциями 1905 и 1917 гг. массовые развлечения и об­щественный отдых жителей крупных городов России носили во мно­гом уже современный характер, как по содержанию, так и формам организации. Целый ряд особенностей художественно-эстетических процессов и массового спроса на зрелища свидетельствовал о том, что страна переживала этап становления индустриальной культуры. В этот период публика в столичных городах России с удоволь­ствием ходила в театры, но серьезным пьесам предпочитала оперет­ту. Царем эстрады был романс - классический, цыганский, город­ской. За откидное место на концерте певицы Анастасии Вяльцевой платили по 25 рублей (немалые деньги!). Начинал входить в моду кинематограф. В 1914-1916 гг. на отечественном экране царили акте­ры Вера Холодная, Иван Мозжухин, Осип Рунич.

Накануне войны 1914 г. среди городской публики вошли в моду спортсмены (особенно цирковые борцы - Поддубный, Заикин, Кры­лов), а также автогонщики и авиаторы. В апреле 1912 г., чтобы по­смотреть на «мертвую петлю» в исполнении А. Габера-Волынского, на московском аэродроме собралось около 200 тыс. зрителей.

Следует лишь подчеркнуть, что представленные выше характе­ристики сервисной деятельности современного типа развивались в дореволюционной России в столицах и крупных городах - админи­стративных или культурных центрах. Русская провинция, тем более национальные окраины (кроме городских центров Польши, отчасти Северного Кавказа) оставались во власти традиционной культуры. В то время современные формы обслуживания там были редкостью.

Динамика трансформаций рекреационных потребностей граж­дан России, а также форм их обслуживания на рубеже XIX-XX вв. свидетельствует о том, что в это время отечественная сфера услуг осуществляла нелегкий переход от традиционных к индустриаль­но-массовым формам развития. Этот переход протекал неравномер­но, в разных сегментах услуг и в целом в замедленном темпе. Так, современные формы организации труда проникали в сферу услуг через некоторые наиболее продвинутые промышленные отрасли, восприимчивые к техническому развитию, - производство транс­порта для пассажирских перевозок, текстильную, пищевую про­мышленность, а также через некоторые зрелищные и художествен­но-эстетические формы обслуживания. Наряду с продвинутыми в сервисном отношении городами и регионами, в России продол­жали существовать масштабные территории и многочисленные сообщества, слабо затронутые или совсем незатронутые новыми формами обслуживания.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.156.34 (0.01 с.)