Психологическая характеристика боя



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Психологическая характеристика боя



 

Успех действий боксера в бою во многом зависит от уровня развития некоторых его психических процессов, от особенностей личности боксера, от его психического со­стояния во время боя.

В действиях боксера проявляется и одновременно фор­мируется ряд важных психических процессов: мышечно-двигательные и зрительные ощущения и восприятия, сложные специализированные чувства, представления, внимание, быстрота двигательной реакции, мышление, память.

В комплексе высокий уровень развития этих процессов определяет так называемую боксерскую одаренность ма­стеров ринга.

Если вспомнить бои выдающихся искусных боксеров СССР последнего времени В. Быстрова, О. Григорьева, Б. Никанорова, Р. Тамулиса, В. Агеева, В. Попенченко и многих других, то для них характерны исключительно тонкое восприятие и оценка боевой обстановки, точный расчет времени и дистанции, умение мгновенно находить нужные моменты для ударов и защит, оптимально рас­пределять мышечные усилия и чередовать напряжение и расслабление во время маневрирования, атакующих, за­щитных и контратакующих действий, умение мыслить в кратчайшие доли секунды и т. д.

Все эти особенности позволяют спортсменам с успе­хом, своевременно и точно использовать средства техни­ки и тактики в боях с различными противниками. Боксер, не обладающий упомянутыми психическими свойствами и качествами, не может рассчитывать на успех в искусном бою на «большом ринге» или на достижение высокого спортивного мастерства в том значении, в каком оно по­нимается сейчас.

В поведении боксера во время боя проявляется ряд особенностей его характера, темперамента, интеллекта. В бою действия спортсмена во многом могут зависеть, например, от его личного отношения к противнику, от то­го, как развиты у боксера самолюбие, самокритичность, волевые качества: решительность, смелость, настойчи­вость, насколько он уравновешен и умеет быстро приспособиться к противникам разной манеры ведения боя и т. д.

Уровень искусства боксера в бою определяется пре­имущественно содержанием и уровнем тактики спортсме­на, а не техники, как это думают некоторые. Ведь можно в совершенстве владеть техникой и при этом вести грубый силовой бой «напролом», пренебрегая ложными действия­ми и защитами, и бездумно обмениваться хорошо техни­чески поставленными ударами. И, наоборот, боксер мо­жет не обладать «идеальной» техникой (с точки зрения принципов, установленных школой бокса), но так разум­но использовать ее в бою — маневрировать, оценивать обстановку, применять финты, вызывать на атаки, ухо­дить от ударов и контратаковать и т. д.,— что прослывет искусным мастером ринга.

Следовательно, тактика определяет основное содержа­ние деятельности искусного боксера в бою.

С позиции психологии в тактике, как искусстве веде­ния боя на ринге, рациональном использовании боевых средств для победы, проявляется и воплощается особый вид мышления спортсмена — так называемое тактическое мышление. Давая психологическую характеристику боя, целесообразно прежде всего проанализировать мышле­ние боксера, которое в бою неразрывно связано с други­ми психическими процессами.

Тактическое мышление имеет наглядно-действенный характер. Оно неразрывно связано с восприятием быстро меняющейся обстановки и собственных действий, ограни­чено жестким лимитом времени, и это вызывает необхо­димость мгновенно оценивать ситуации и немедленно действовать. Результаты мыслительных процессов непо­средственно реализуются в поведении и действиях бок­сера на ринге.

Восприятия обстановки боя имеют избирательную направленность, она зависит от установки боксера, опре­деляющей характер его внимания. В бою боксеры могут иметь различную установку: например, обыграть против­ника по очкам, ведя контратакующий бой, опережать со­перника встречными контрударами, стремиться «поймать» на нокаутирующий удар и т. д. В соответствии с этим на­правленность и избирательность восприятия боксера бу­дет различной.

У боксеров высокого класса хорошо развиты такие свойства внимания, как интенсивность, сосредоточенность, распределение и переключение. Из психологии известно, что интенсивность внимания характеризуется степенью его направленности- на данные объекты и одновременным отвлечением от всего остального; сосредоточенность вни­мания— это выделение ограниченного круга объектов, на которые оно направлено; распределение внимания вы­ражается в том, что при любой деятельности человек может удерживать в поле внимания одновременно не­сколько объектов. И, наконец, переключение внимания— это намеренный перенос внимания с одного объекта на другой (при сохранении прежней интенсивности).

Обычно внимание опытного боксера отличается в те­чение всего боя значительной напряженностью и направ­лено на восприятие определенных объектов, имеющих значимость для победы, для решения поставленных за­дач. Искусный боксер должен распределять внимание не только на положения и действия противника, но и на свои действия и положения на ринге. В зоне восприятия боксера находятся положения противника на ринге, по­ложения его частей тела, направление, скорость их дви­жений, скорость, сила и темп ударов, расстояние до со­перника, собственное положение на ринге, положение головы, туловища, рук, ног, направление скорости движе­ний тела и его частей, точность удара, степень расслаб­ленности мышц, положение и действия, судьи на ринге, реплики зрителей, голоса секундантов и т. д. Разумеется, что внимание спортсменов не может распределяться од­новременно на таком большом количестве раздражителей. Обычно в зоне внимания, опытного боксера находится несколько объектов, например положение рук и ног противника, направление и скорость их движения, рассто­яние до-партнера, расположение собственного тела, рук, туловища, ног.

Согласно нашим наблюдениям восприятие новичков в бою отличается недифференцированностью: они видят лишь общий облик противника на ринге, его общее сум­марное движение тела (наступление и отступление), на­чало движения рук. Лишь позднее, после нескольких лет тренировки и выступлений, новичок-боксер начинает распределять внимание одновременно на ряде перечис­ленных объектов.

Исследования Абдель Хамида (1966—1967) показыва­ют, что объем внимания боксера, т. е. то количество объ­ектов, которое он может воспринять одновременно, в кратчайший промежуток времени, зависит от квалифика­ции спортсмена, его мастерства. В микроинтервал вре­мени новичок воспринимает 2-3 объекта, а опытные ма­стера — представители искусного стиля — до 5—6 объек­тов. Чем больше объем внимания, тем легче спортсмену ориентироваться и реагировать на мгновенные изменения боевых положений.

В бою боксер часто неожиданно переключается от ударных действий к защитным и наоборот, от маневриро­вания к атакам и контратакам; нередко противник, ведя бой преимущественно одной рукой, внезапно вводит в действие другую, или вместо контратакующей манеры боя переходит к атакующей, неожиданно меняет стойки и т. д. — во всех этих случаях боксеру следует быстро и неожиданно переключаться от одних действий к другим, что требует большой быстроты переключения внимания и реакции.

Мгновенное восприятие боксером противника, боевых ситуаций и собственных действий представляет собой сложный процесс взаимодействия различных анализато­ров, в котором ведущую роль играют зрительный и двига­тельный анализаторы.

Обычно, зрительно воспринимая положения против­ника, боксер прежде всего внимательно следит за рука­ми противника, его перчатками, характером их движения, стремится уловить начало ударных действий и отличить финтовые движения от действительных.

Некоторые представители контратакующей манеры ведения боя очень искусно маскируют финтовые действия, нанося несколько однотипных полуфинтовых и полуата­кующих ударов, вызывают противника на определенный атакующий контрудар, за которым следует заранее под­готовленная контратака во встречной или ответной форме (А. Д. Любимов, 1966). Поэтому боксеру приходится крайне внимательно дифференцировать подготовительные действия партнера, чтобы не попасться на хитрый финт.

Большое значение в бою имеет правильное комплекс­ное восприятие положения ног и распределения веса тела, которые во многом предопределяют дальнейшие действия противника (например, если противник «сидит» на левой ноге, то вряд ли он предпримет атаку сразу прямым пра­вой. Для него более реально или атаковать скачковым ударом левой или финтом левой вызвать на атаку, а затем с отклоном назад провести контратаку правой (в от­ветной форме).

Исследования Ш. Закирова (1964) показывают, что боксеры-новички быстрее воспринимают начало движе­ния большой амплитуды — типа боковых ударов, чем дви­жения меньшей амплитуды — типа прямых ударов. Важ­ное значение для успеха в бою имеет правильная ориен­тировка боксера.

Ориентировка на ринге — сложный процесс, состоя­щий в мгновенном восприятии боксером дистанции до противника, его положения и расположения на ринге, размаха рук, быстроты действий, собственного положения относительно партнера, канатов, рефери и др. В резуль­тате правильной ориентировки на ринге боксер мгновен­но оценивает ситуацию и моментально осознанно или бес­сознательно принимает в ходе действия решение.

Важнейшим качеством, позволяющим боксеру оцени­вать расстояние до противника, выбирать нужное поло­жение для атаки, защиты и контратаки, является чувство дистанции. Чувство дистанции — это специализированное восприятие, позволяющее точно оценивать постоянно из­меняющееся расстояние до партнера, «дальнобойность» его ударов.

Следует различать чувство дистанции при ударах и при защитах (Ю. Никифоров, 1966, 1967). Чувство ди­станции при ударе — это правильное восприятие того расстояния, на которое боксер должен приблизиться, что­бы нанести удар, достающий партнера с шагом (чувство дальней дистанции) или на месте (чувство средней и ближней ударной дистанции).

Уровень развития чувства дистанции у различных боксеров неодинаков. Это во многом зависит от индиви­дуальной манеры ведения боя спортсменом.

В основе чувства дистанции при ударе лежит сложная зрительно-моторная координация, которая позволяет со­размерять расстояние до противника и оценивать направление, быстроту и точность собственных дви­жений.

Чувство дистанции при защите (защитная дистан­ция)— это правильное восприятие того расстояния до противника, на котором боксер успевает защититься от его ударов. На определенном расстоянии от партнера дистанция становится вне боевой, и боксеру очень важно уметь оценивать границу между «положением боя» и «вне боя».

Чувство защитной дистанции включает восприятие роста, размаха рук партнера (так называемого «рича»), скорости его передвижения и ударных движений.

Следует подчеркнуть, что восприятие расстояния до партнера тесно связано с оценкой быстроты его движе­ний, т. е. зависит от восприятия временных характери­стик движения.

Чувство дистанции развивается в процессе трениров­ки боксера. Так, по исследованиям Ю. Никифорова, точ­ность определения дистанции ударов по движущейся цели в два раза больше у мастеров спорта и боксеров I разряда, чем у новичков.

Способность и умение правильно воспринимать и оце­нивать микроинтервалы времени во время боя позволяют спортсмену легче рассчитать дистанцию до противника, разгадать его намерения и подготовиться к ударным и за­щитным действиям.

Исследования чувства времени, проведенные нами, свидетельствуют о том, что боксеры высшей квалифика­ции могут очень точно оценивать микроинтервалы време­ни, в течение которых выполняются скоростные движения и действия. Так, в экспериментах, проведенных автором, боксеры-мастера без труда оценивали время своих дей­ствий и действий других спортсменов с точностью до 0,02—0,01 сек.

При ориентировке на ринге в оценке дистанции важ­нейшую роль играют мышечно-двигательные ощущения. При помощи этих ощущений спортсмен получает инфор­мацию о положениях своего туловища, рук, ног, головы, распределении веса тела, точности, быстроте, резкости движений, акценте при ударах, уровне напряженности мышц и т. д. Кроме того, он управляет своим положени­ем и действиями на ринге, корректирует их выполнение.

Современный бой искусных боксеров чрезвычайно ди­намичен. Беспрерывно происходит переключение от одних движений к другим, нередко противоположным по на­правлению и усилиям (так называемое «челночное» дви­жение ногами, возвращение в стойку после ударов, пере­ход от защиты к ударам, разнонаправленные малоампли­тудные движения туловищем, плечами, руками при маневрировании и ложных действиях и т. д.). Для выполнения этих движений в разных направлениях боксер дол­жен уметь тонко воспринимать, положение своего тела, направление и амплитуду движений.

Оценка точности ударного или защитного действия — это результат комплексного восприятия амплитуды и на­правления сложного движения и сопоставления его с за­программированным.

Как показал О. Петунин, даже у боксеров разной ква­лификации точность удара совершенствуется в меньшей степени, чем другие параметры ударов. Это зависит от недостаточного совершенствования нервно-мышечной координации.

Мышечно-двигательные ощущения составляют важ­нейший компонент сложных восприятий дистанции и времени (И. М. Сеченов). Чувство дистанции формирует­ся на основании, систематического «опробования» при по­мощи финтовых движений и ударов с расстояния, с ко­торого может быть удачно проведена атака или контр­атака, а также оценки расстояния, на котором можно своевременно избежать ударов противника.

Тонкие мышечно-двигательные восприятия лежат в основе так называемого «чувства удара». Это чувство позволяет спортсмену в соответствии с его намерениями дозировать точность, усилия, быстроту и резкость уда­ров в зависимости от положения противника, дистанции до него и скорости его передвижения.

Способность к расслаблению и своевременному чере­дованию мгновенного расслабления и напряжения опре­деленных мышечных групп, принимающих участие в вы­полнении специальных движений боксера, также связана со степенью развития ощущений мышечного тонуса, рас­слабленности и напряженности мышц.

Наблюдения и эксперименты свидетельствуют о том, что развитие и совершенствование мышечно-двигательных ощущений и сложных специализированных восприятий особенно успешно проходит в условиях, когда боксер получает постоянную срочную информацию о различных свойствах своих действий (времени реакции и дви­жений, углах отклонения туловища, точности попадания в цель, резкости ударов, их силе и др.). Тогда он в соот­ветствии с полученной информацией стремится диффе­ренцировать ощущения и восприятия и сознательно из­менять эти параметры.

В восприятии обстановки на ринге играют значитель­ную роль и вестибулярные ощущения: синтез вестибу­лярных и мышечных ощущений позволяет наиболее от­четливо воспринимать положение тела и его частей, бы­строту их движений.

Резкие, «несмягченные», удары в голову могут на мгновение нарушить функции вестибулярного аппарата, правильное восприятие своего положения, ухудшить ориентировку на ринге, вызвать потерю равновесия.

Для более адекватного восприятия обстановки в бою нередко имеют значение и слуховые ощущения: с их по­мощью боксер получает дополнительную информацию о сопернике от тренеров, зрителей, судьи на ринге; по ча­стоте дыхания противника он может в известной мере определить его состояние.

Таким образом, восприятие боксера на ринге ограни­чено определенным комплексом объектов. Мгновенная информация о них позволяет спортсмену тотчас создать представление об обстановке и выработать программу предстоящих действий, которые немедленно должны реа­лизоваться в бою.

Структура мыслительного акта, его скорость, четкость и результативность наглядно-действенного мышления зависят во многом от ограниченности действий во вре­мени, от лимита, которым располагает боксер для об­думывания.

Высокий темп и плотность современного боя, необхо­димость выполнять действия атаки, защиты и контратаки в микроинтервалы времени приводят к сокращению мы­слительного процесса, его упрощению, иногда выпадению речевой формы выражения мысли. В условиях жесткого лимита времени ударные и защитные движения в бою происходят преимущественно по типу сложных реакций. Важнейшим параметром, характеризующим двигатель­ные реакции, является быстрота реакции.

Быстрота реакции — одно из важнейших качеств, от которого зависит успех действий боксеров. Она определя­ется так называемым «латентным» временем (или вре­менем латентного периода), т. е. временем с момента восприятия раздражителя до начала ответного движе­ния. В боксе такими раздражителями могут быть: лож­ный или действительный удары, положение противника на ринге, открытие. Ответное действие выполняется в виде движения защиты (руками, ногами, туловищем) или в виде движения удара.

Реакции боксера бывают простыми и сложными. Ес­ли на заранее известное раздражение (определенный удар или определенное открытие противника) боксер реагирует заранее известным движением или защитой,— реакция считается простой. Если же имеется несколько возможных раздражений и боксер реагирует на каждый из них различными движениями (причем не известно, ка­кое именно будет раздражение и каким именно движе­нием надо будет реагировать), реакция считается слож­ной (реакция с выбором). Так, изучая защиту от опреде­ленного удара (например, нырком вправо от бокового левой), боксер реагирует по типу простой реакции.

В условных боях всегда имеется выбор: боксеру дает­ся задание различно реагировать на разные действия партнера (например, на прямой левой — шагом назад, а на боковой правой — нырком влево). В этом случае боксер реагирует по типу сложной реакции (с выбором). Иногда боксер реагирует по типу сложной реакции с пе­реключением. Это бывает, например, в тех случаях, когда в условном бою спортсмену приходится выполнять в те­чение первого раунда одно и то же действие на определен­ный раздражитель (удар). Во втором раунде боксер должен резко изменить действие 'на противоположное (например, сначала в I раунде отбивает прямой левой правой ладонью влево и наносит контрудар левой, а за­тем во втором отбивает левой вправо и наносит контр­удар правой).

Реакция с переключением имеет место и тогда, когда боксер в бою неожиданно встречается с левшой.

Обычно у боксеров высшей квалификации ударные и защитные действия имеют разную быстроту (по данным В. И. Огуренкова, 1966), что зависит, очевидно, от разной скорости сокращения различных мышечных групп. Она, в свою очередь, определяется индивидуальными особен­ностями боксеров, опытом тренировки, их манерой веде­ния боя.

Чем меньше дистанция боя, тем больше требований предъявляется ко времени латентного периода реакции боксера. Так, по исследованиям Н. А. Худадова, время проведения атакующего действия на дистанции маневри­рования, т. е. на расстоянии большем, чем дальняя дистанция, лежит в пределах 0,3—0,8 сек., на дальней ди­станции— 0,14—0,30 сек. в зависимости от величины ша­га, на средней — 0,10—0,14 сек., на ближней — менее 0,1 сек. Сложная реакция боксера на начальное движе­ние руки партнера длится в среднем 0,20—0,30 сек., по­этому спортсмену удается легко избежать ударов на ди­станции «вне боя», не всегда — на «чистой» дальней; на средней и ближней дистанциях боксеру с «обычной» бы­стротой реакции становится почти невозможно защи­титься от ударов противника, так как время их нанесения меньше времени латентного периода.

В связи с этим нередко новички и малоквалифициро­ванные боксеры, сближаясь на среднюю и дальнюю ди­станции и не имея возможности защититься от атак и контратак противника, начинают грубый, прямолинейный обмен ударами, приводящий часто к победе более сильного и стойкого к ударам партнера. Однако боксеры высокого класса успешно ведут бои на этих дистанциях, успевая защищаться и умело чередуя атаки, защиты, контратаки и искусные маневры. Это объясняется, с од­ной стороны, большой быстротой защитной реакции вы­дающихся боксеров, а с другой — тем, что благодаря тонко развитому восприятию и богатому опыту они мгно­венно схватывают и оценивают типовые положения про­тивника, которые служат сигналом для немедленного дей­ствия еще до начала атаки или контратаки.

Таким образом, опытный боксер как бы предвидит в некоторых положениях наиболее вероятные действия противника и упреждает их. В таких случаях реакция по структуре приближается к простой. А ее время значитель­но короче, чем время сложной реакции, что позволяет успешно защищаться на средней дистанции.

На ближней дистанции боксеры высокого спортивного мастерства успевают защищаться также за счет упрежде­ния действий партнера. Возможность защититься здесь большая (по сравнению со средней дистанцией), так как на этой, дистанции имеется меньшее количество боевых положений и боксеры дополнительно получают «кинесте­тическую, информацию» о действиях противника — все это помогает им легче защититься, при помощи различных подставок, накладок, сковывания партнера и др.

На быстроту реакции боксера отрицательно влияют некоторые факторы (Н. А. Худадов, 1955): неудобные ис ходные положения, значительное утомление, недостаточ­ная сосредоточенность внимания на действиях против­ника, на выполнении начала собственного удара, уста­новка наносить сильные удары, опасение получить встречный удар.

Процесс оценки положения на ринге, принятия реше­ния значительно ускоряется при четком знании боксером основных «типовых» ситуаций на ринге, которые являют­ся для него комплексными раздражителями для опреде­ленных мгновенных действий, уже разученных во время тренировки. К этим типовым ситуациям относятся различ­ные исходные положения противника в разных местах ринга, положения после нанесения им ударов, реакции на финтовые действия и удары боксера, распределение ве­са тела партнера и т. д. Чтобы запомнить большое коли­чество типовых положений и ответные действия на них, требуется хорошая зрительная и мышечно-двигательная память.

Практически весьма важен вопрос, что же мешает боксеру в бою принимать быстрые и правильные решения в соответствии с выбранным планом действий и склады­вающимися боевыми положениями и мгновенно реализо­вать их в бою? Такая задержка в решении и выполнении тактических задач бывает у боксеров в тех случаях, ког­да они неправильно оценивают положение боя, не умея быстро и четко воспринимать создавшуюся обстановку, плохо знакомы с типовыми ситуациями На ринге, обла­дают недостаточно быстрой реакцией, не могут сконцент­рировать свою волю на победе, находятся в неблагопри­ятном эмоциональном состоянии (подавлены, растеряны, возмущены).

Особо следует остановиться на эмоционально-волевом характере тактического мышления боксера.

В бою мышление постоянно направлено на преодоле­ние различных препятствий разной степени трудности. В процессе их преодоления проявляются и формируются волевые качества, возникают разнообразные эмоции, в свою очередь, влияющие на успешное выполнение такти­ческих действий.

Эмоциональные состояния, возникающие в связи с трудностями, значительно воздействуют на содержание и ход тактического мышления, на действия боксера в бою. Например, состояния спортивной злости, подъема, внутренней собранности, боевого воодушевления, возникшие в результате успешного преодоления трудностей и пре­пятствий, активизируют,- «развязывают» боксера, делают его более решительным и инициативным, и, наоборот, не­умение преодолевать отрицательные «барьеры» и состоя­ния неуверенности, подавленности, страха лишают боксе­ра решительности и инициативности в действиях, сковы­вают его, вызывают напряженность и пассивность:

В связи с возникающими трудностями, которые необ­ходимо преодолевать, процесс действенного мышления спортсмена, по существу, представляет собой волевой акт.

Даже в структуре процесса действенного мышления и волевого акта есть общие элементы: принятие решения в соответствии с оценкой ситуации, выбор средств действия и реализация их выполнения в бою. Принятие решения и его реализация в бою сопровождаются большими волевы­ми усилиями и требуют высокоразвитых волевых ка­честв — целеустремленности, инициативности, решитель­ности, активности, дисциплинированности, настойчивости и смелости.

Во всех действиях боксеров, связанных с преодолени­ем трудностей, проявляются те или иные волевые каче­ства. Например, поддержание высокого темпа боя требу­ет целеустремленности, активности и настойчивости; бы­стрый переход от ложных действий к атаке, а от нее к защите и контратаке — решительности и инициативности; противодействие чужой манере боя и навязывание сво­ей — активности; беспрекословное, немедленное выполне­ние замечаний рефери — дисциплинированности; вызов на атаку и последующая контратака — смелости и т. д.

Ведя по определенному плану бой и преодолевая про­тиводействие противника, боксер все время должен на­ходиться в состоянии мобилизационной готовности к каж­дому действию на ринге (Ф. Генов, 1967). Мобилизацион­ная готовность боксера характеризуется стабильным стремлением к победе, интенсивным, устойчивым внима­нием, установкой на мгновенное избирательное реагиро­вание на открытия, атаки и контратаки противника, стремлением в любой момент развить атаку и контрата­ку и в то же время избежать ударов партнера, готовно­стью перенести любое препятствие во время боя («жест­кое» нападение противника, боль, неблагоприятные ре­акции зрителей и т. д.) и др.

Мобилизационная готовность вырабатывается как в процессе тренировки спортсмена в ходе его волевой под­готовки при выполнении специальных заданий в услов­ных и вольных боях, так и перед соревновательными боя­ми – в результате психологической «настройки» и «са­монастройки» спортсмена.

В эмоциональных реакциях боксера, в проявлениях его волевых качеств во время спортивной борьбы на рин­ге, в отношении к трудностям, возникающим в бою, в уровне его мобилизационной готовности во время состя­заний во многом отражаются черты характера и темпе­рамента. Только хорошо зная особенности личности бок­серов, можно с успехом проводить их психологическую подготовку.

Говоря о психологической характеристике боя, нельзя не коснуться психологического состояния спорт­смена в перерывы между раундами.

В этот период мышление боксера теряет свой нагляд­но-действенный характер и становится в большей степе­ни конкретно-образным: в очень короткий промежуток времени необходимо найти и представить те действия, ко­торые приведут к победе. Решение этой задачи — слож­ный мыслительный процесс. Боксер должен сопоставить краткую информацию тренера с собственной оцен­кой боевых ситуаций, уже имевших место в предыдущих раундах, и выбрать наиболее рациональные действия. В случае если боксера секундирует знающий и опытный тренер, оказывающий влияние на спортсмена, — он часто сам предлагает ему готовое решение (применить тот или иной удар или защиту, переменить манеру ведения боя, перейти к бою на другой дистанции и т. п.). В некоторых случаях между ними может возникнуть конфликтная си­туация: секундант настаивает на одном решении, боксеру представляется лучшим другой вариант. Результат раун­да показывает, кто был прав.

В минутные перерывы в зависимости от хода боя у боксера проявляются различные эмоционально-волевые состояния. Например, спортсмен уверен в своих силах и в преимуществе над противником, удовлетворен ходом поединка, своими технико-тактическими действиями и оп­тимистично настроен, четко представляя себе дальнейший план боя. Иногда боксер, получив в бою сильные удары или натолкнувшись на упорное сопротивление партнера, становится менее уверенным в себе, но тем не менее стре­мится к победе, хотя самостоятельно не может оценить правильность своей тактической линии или технических действий. В таких случаях он обычно обращается с во­просами к секунданту и даже просит у него совета, как действовать дальше; иногда спортсмен бывает растерян или угнетен в результате проведенного раунда и совер­шенно теряет уверенность и волю к победе.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.232.99 (0.018 с.)