ГЛАВА 2. ЕДИНИЦЫ ПЕРЕВОДА И ЧЛЕНЕНИЕ ТЕКСТА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА 2. ЕДИНИЦЫ ПЕРЕВОДА И ЧЛЕНЕНИЕ ТЕКСТА



Вводные сведения

Одно из основных умений переводчика заключается в свободном владении различными способами членения исходного текста.

Наиболее распространенной ошибкой начинающих переводчиков является стремление переводить пословно, то есть однообразно членить исходный текст или высказывание на отдельные слова, находить им соответствие на языке перевода и таким образом составлять переводной текст. Суть этой ошибки состоит в подмене представлений о характере переводимых знаков: вместо речевых единиц, которые собственно и подлежат переводу, переводчик механически подставляет языковые единицы, в то время как в разных языках языковой состав той или иной речевой единицы может не совпадать. Точное определение единиц перевода -- одно из важнейших условий точности перевода вообще. Само понятие "единица перевода" в известной мере условно, и ученые расходятся в отношении как самого термина, так и природы понятия. Наиболее интересные разработки в этой области представлены в трудах Л. С. Бархударова и В. Н. Комиссарова и сводятся к следующему наиболее общему определению: "Под единицей перевода мы имеем в виду такую единицу в исходном тексте, которой может быть подыскано соответствие в тексте перевода, но составные части которой по отдельности не имеют соответствий в тексте перевода"4.

4 Бархударов Л. С. Язык и перевод. М.: МО, 1975, С. 175.

Основой единицы перевода может служить не только слово, но любая языковая единица: от фонемы до сверхфразового единства. Главным условием правильности определения исходной единицы, подлежащей переводу, является выявление текстовой функции той или иной исходной единицы. Неадекватность пословного перевода обусловлена именно неверной оценкой текстовых функций языковых единиц: попадая в ту или иную речевую (устную или письменную) ситуацию, слово как единица языка оказывается связанным системными отношениями с другими словами данного текста/высказывания, то есть попадает в ситуативную зависимость или ряд зависимостей от условий текста. Эти зависимости, как уже было сказано, носят системный характер и составляют иерархию контекстов, от минимального (соседнего слова) до максимального (всего текста или даже сверхтекстовых связей).

Феномен контекстуальных зависимостей слова предопределяет как пространственно-временные, так и причинно-следственные характеристики словесного состава текста, причем в разных языках выражение этих зависимостей может оказаться принципиально различным. По существу, переводчик имеет дело не столько с самими отдельными словами, сколько с обусловленной исходным текстом системой зависимостей между словами. Типичная ошибка начинающего переводчика -- неумение выявить и оценить как отдельные зависимости, так и систему зависимостей в целом.

Например, сообщение "Она живет в Санкт-Петербурге" практически совпадает по языковому составу с английской фразой "She lives in St. Petersburg", в то время как аналогичное, на первый взгляд, сообщение "Она живет в "Астории" соответствует совер-28

шенно иному лексико-грамматическому комплексу "She is staying at the Astoria". Попытка следовать пословному переводу с русского языка на английский во втором примере приводит к искажению сообщения, так как в данном случае необходимо устанавливать единицу перевода не на уровне отдельных слов, а на уровне словосочетаний, которые обусловливают конкретные пространственно-временные и причинно-следственные зависимости в рамках речевого целого. Если в русском языке "жить" может входить как в сочетание "жить в населенном пункте", так и в сочетание "жить в гостинице", то есть имеет более широкое поле пространственно-временных приложений, то в английском языке эти сообщения требуют разных языковых единиц. В первом случае текст задает словосочетанию параметры "постоянного проживания в определенном населенном пункте", то есть вводит широкую пространственную зависимость без ярко выраженной временной зависимости, что в английском языке соответствует денотативным возможностям слова "to live".

Отсутствие жесткой временной зависимости позволяет удовлетвориться при переводе простой видовременной формой "lives". Во втором примере текст задает более жесткую пространственную зависимость "проживания в специальном помещении" и еще более жесткую временную зависимость "временного проживания", что в английском языке требует употребления совсем другого слова ("to stay") и требует видовременной) уточнения ("to be staying"). Типичной ошибкой начинающего переводчика является недооценка данных зависимостей, что приводит к неполноценному переводу "She lives in the Astoria", истинное значение которого примерно со-

ответствует русскому "Она постоянно проживает в Астории", что в принципе может иметь место, но в весьма ограниченном наборе ситуаций.

Если рассмотреть наиболее важные для оценки исходного текста виды контекстуальных зависимостей, то в их число прежде всего следует включить ответы на вопросы что? где? когда? как? Другая группа зависимостей состоит из ответа на вопросы о чем сказано? (тема) и что сказано? (рема).

Наиболее распространенной ошибкой при оценке этой группы зависимостей является попытка перевода непосредственной последовательности знаков: в таких случаях даже правильное построение сочетаний оказывается недостаточным, поскольку единицей, подлежащей переводу, должна быть синтаксическая структура более высокого уровня -- целое предложение в аспекте его актуального членения, способы и функции которого часто не совпадают в английском и русском языках.

Например, при переводе с английского предложение "A few students of our university were reported to take part in the competition" требует учета темо-рематических зависимостей: словосочетание a few students of our university в английском предложении является ремой, то есть отвечает на вопрос что сказано? Английская речь допускает такие конструкции, когда рема занимает начальную позицию в предложении, тогда как в русском языке наиболее естественно помещать рематически зависимые компоненты во второй части предложения. С учетом таких типологических различий наиболее адекватным переводческим решением будет изменение последовательности компонентов исходного предложения: "Как сообщается, в конкурсе приняли участие несколько студентов нашего университета". 30

Наиболее сложные случаи в определении единицы перевода связаны с группой максимальных контекстуальных зависимостей, когда знаковая функция отдельной языковой единицы определяется за пределами предложения, а иногда и за пределами целого текста.

Предложение вовсе не обязательно составляет самостоятельную единицу текста: оно может входить в более сложные сверхфразовые единства, языковые характеристики которых в той или иной мере зависят от целого, и эта зависимость требует различных языковых решений в разных языках. В "Зазеркалье" Льюиса Кэрролла Алиса встречается с фантастическими созданиями и сравнивает их названия со знакомыми ей насекомыми:

'And then there's the Butterfly,' Alice went on...

'Crawling at your feet/ said the Gnat (Alice drew her feet back in some alarm), 'you may observe a Bread-and-butter-fly. Its wings are thin slices of bread-and-butter, its body is a crust, and its head is a lump of sugar.'

'And what does it live on?'

'Weak tea with cream in it.'

A new difficulty came into Alice's head. 'Supposing it couldn't find any?' she suggested.

'Then it would die, of course.'

'But that must happen very often,' Alice remarked thoughtfully.

'It always happens,' said the Gnat.

В студенческом переводе этот текст выглядит так:

"А еще у нас есть бабочка", продолжала Алиса...

"У твоих ног", сказал Комар (Алиса отступила подальше в некоторой тревоге), "ты можешь наблюдать Бутербродочку. Ее крылья сделаны из бутербродов с маслом, тело из коржика, а голова из куска сахара."

"А чем она питается?"

"Слабым чаем со сливками."

Новая сложность пришла Алисе в голову. "А что если она этого не найдет?" предположила она.

"Тогда она, конечно, умрет."

"Но это должно происходить очень часто", заметила Алиса задумчиво.

"Это всегда происходит", сказал Комар.

В этом переводе, помимо частных лексико-грам-матических погрешностей, отсутствует самое главное -- игра слов, ирония, столь характерная для исходного текста и составляющая в нем автономные текстовые единицы выше предложения -- эпизоды. С учетом эпизодических зависимостей, в переводе Н. Демуровой исходный текст значительно преображается:

"Ну, вот, к примеру, у нас есть бабочка", -- сказала Алиса.

"А-а, -- протянул Комар. -- Взгляни-ка на тот куст! Там на ветке сидит... Знаешь кто? Бао-бабочка! Она вся деревянная, а усики у нее зеленые и нежные, как молодые побеги!"

"А что она ест?" -- спросила Алиса с любопытством.

"Стружки и опилки", -- отвечал Комар.

Как отмечает Н. М. Демурова: "Схема Кэрролла [двучлены с "наложенным" компонентом]

здесь несколько осложняется суффиксом и окончанием. "Склейка", однако, идет по тому же принципу: баобаб и бабочка дают в результате наложения баобабочку. Нечего н говорить, что признаки бабочки подвергаются изменению"5.

Н. Демурова признает необходимым изменить исходный текст в процессе перевода, сохраняя главное -- "остроумную игру названиями различных насекомых", и считает, что при этом "оживают забытые, стершиеся значения, для которых он придумывает забавные пары"6. Процедура значительного изменения исходного текста на самом деле оказывается вполне оправданной, так как применение чисто семантического способа перевода в данном случае не адекватно ситуации, а коммуникативно-прагматический способ, примененный Н. Демуро-вой, ориентирован на более сложную по составу и содержанию единицу, чем простые языковые составляющие исходного текста, -- на развернутую игру слов.

Внетекстовые зависимости нередко требуют от переводчика либо широких общекультурных, либо специальных знаний, без которых не может состояться адекватный перевод. В некоторых случаях эта группа зависимостей предопределяет появление в переводном тексте транслитераций, калькирования или переводческого комментария, что особенно актуально при переводе текстов, связанных с подробностями и особенностями исходной культуры. Например:

5 Демурова Н. М. О переводе сказок Кэрролла / Льюис Кэрролл. Алиса в Стране чудес. Алиса в Зазеркалье. М.: Наука, 1991. С. 327.

6 Там же. С. 326.

2 Зак. №964 33

"На другой день, с помощью Божьей, пришел я в Киев. Первое и главное желание мое было, чтобы поговеть, исповедаться и причаститься Св. Тайн Христовых в сем благодатном месте, а потому я и остановился поближе к угодникам Божиим, дабы удобнее было ходить в храм Божий. Меня принял в свою хижину добрый старый казак, и, как он жил одиноко, мне у него было спокойно и безмолвно".

Перевод:

"Next day, by God's help, I came to Kiev. The first and chief thing I wanted was to fast a while and to make my Confession and Communion in that holy town. So I stopped near the saints, as that would be easier for getting to church. A good old Cossack took me in, and as he lived alone in his hut, I found peace and quiet there".

Переведя выражение "поближе к угодникам Божиим" простым соответствием "near the saints", переводчик (Р.-М. Френч) счел необходимым пояснить англоязычному читателю, что это означает в непосредственной близости от Киево-Печерской Лавры, одной из древнейших христианских святынь России и популярного места паломничества:

"Near the saints -- i.e., near the Kiev-Pecherskaya Lavra. This was one of the most famous and influential monasteries in Russia and was visited by hundreds of thousands of pilgrims every year. It was founded in the eleventh century, and its catacombs still contain the uncorrupted bodies of many saints of ancient Russia".

Таким образом, вычленяя в исходном тексте основу для построения единиц перевода, мы оцениваем его с точки зрения системы зависимостей, определяющих как содержательные, так и структурно-функциональные свойства входящих в него слов. Членение исходного текста на единицы, подлежащие переводу, зависит как от общей установки переводчика на преимущественный или дополнительный способ перевода, так и от типологических различий в способе выражения знакового отношения в исходном и переводящем языках.

Рекомендуемые правила сегментации текста для перевода

1. Устанавливая статус и параметры единицы перевода, мы членим текст на более или менее крупные отрезки, от отдельного слова до целого эпизода, а порой и до сегмента, равного самому тексту. Важнейшим критерием при этом служит мера упорядоченности вычленяемого сегмента в системе текста: чем больше слово сохраняет контекстуальную независимость, тем вернее оно является минимальным сегментом, предназначенным ' для перевода. Если же в слове присутствуют более или менее явные признаки зависимости от минимального или более широкого контекста, то переводчик должен выстроить внутритекстовую единицу, включающую все или хотя бы самые главные из зависимых цепочек.

2. Если слово зависит главным образом от ближайшего контекста, то основанием для построения единицы перевода является словосочетание или простое предложение, в которое входит данное слово.

3. Если слово зависит от нескольких текстовых компонентов, в том числе и выходящих за пределы предложения, то построение единицы перевода основывается на сложном предложении или эпизоде.

4. Если слово зависит от множества текстовых компонентов, то в основе единицы перевода должен лежать весь исходный текст.

5. Если слово зависит от условий, выходящих за пределы текста, то переводчик должен предусмотреть возможность культурологического комментария или создания новой языковой единицы путем транслитерации или калькирования (в некоторых случаях возможно сочетание всех названных способов).

УПРАЖНЕНИЯ

Упражнение 1: Сопоставьте исходный текст с переводным и определите характер зависимостей выделенных курсивом слов. Оцените, насколько полно передана система таких зависимостей в переводном тексте. Предложите свои варианты перевода.

The part that got me was a lady sitting next to me that cried all through the goddam picture. The phonier

it got, the more she cried. You'd have thought she did it because she was kind-hearted as hell, but I was sitting right next to her, and she wasn't. She had this little kid with her that was bored as hell and had to go to the bathroom, but she wouldn't take him. She kept telling him to sit still and behave himself. She was about as kind-hearted as a goddam wolf. You take somebody that cries their goddam eyes out over phoney stuff in the movies, and nine times out of ten they're mean bastards at heart. I'm not kidding.

Перевод 1:

Но кого я никак не мог понять, так это даму, которая сидела рядом со мной и всю картину проплакала. И чем больше там было липы, тем горше она плакала. Можно было подумать, что она такая жалостливая, добрая, но я сидел с ней рядом и видел, какая она добрая. С ней был маленький сынишка, ему было скучно до одури, и он все скулил, что хочет в уборную, а она его не вела. Все время говорила -- сиди смирно, веди себя прилично. Волчица и та, наверно, добрее. Вообще, если взять десять человек из тех, кто смотрит липовую картину и ревет в три ручья, так поручиться можно, что девять из них окажутся прожженными сволочами. Я вам серьезно говорю.

Перевод 2:

Дамочка, которая сидела рядом со мной и лила слезы всю эту дерьмовую картину напролет, меня просто достала. Чем больше липы на экране, тем она горше рыдала. Уж такая добренькая, дальше некуда, но я-то сидел рядом, меня не проведешь. С ней был пацан, и он просто одурел от этой пошлятины и хотел в уборную, но куда там. Она только1

дергала его и щипсла, чтобы он сидел смирно и вел себя прилично. Добрая, прямо как зверюга. Вообще из десяти человек, которые распускают сопли на какой-нибудь вшивой кинушке, девять наверняка просто подлые ублюдки. Честное слово.

Упражнение 2: Сопоставьте исходный текст с переводом и объясните, почему одни и те же слова переведены по-разному. Используйте правила членения текста при определении единиц перевода. Слова, отмеченные курсивом в английском переводе, снабжены комментарием переводчика: объясните их необходимость и восстановите текст комментариев. Предложите свои варианты соответствий.

В одном хуторе увидел я русский христианский постоялый двор и, обрадовавшись ему, зашел туда переночевать. Здесь я увидел хозяина -- старика, по-видимому, зажиточного, и услышал, что он одной со мной Орловской губернии. Как скоро вошел я в горницу, то первый вопрос его был: "Какой ты веры?" Я отвечал, что -- православной, христианской.

"Какое у вас православие! -- с усмешкой сказал он. -- У вас православие-то только на языке, а в делах-то у вас басурманское поверье. Знаю, брат, вашу-то веру! Меня самого один ученый поп соблазнил было и ввел во искушение, и я пришел в вашу церковь, да, побывши полгода, опять возвратился в наше согласие. В вашу церковь соблазнительно прийти: службу Божию дьячки кое-как бормочут и все с пропусками и с беспонятицей; а певчие-то

по селам не лучше, как в корчмах; а народ-то стоит, как попало -- мужчины вместе с женщинами, во время службы разговаривают, вертятся по сторонам, оглядываются и ходят взад и вперед. Так что это за служба Божия? Это один только грех! А у нас-то как благочестиво служба-то: внятно, без пропуска, пение-то умилительно, да и народ стоит тихо... Именно, как придешь в нашу церковь, то чувствуешь, что на службу Божию пришел; а в вашу церковь пришедши, не образумишься, куда пришел: в храм или на базар!..."

Слушая это, я понял, что сей старик старообрядец, и сам в себе подумал, что нельзя обращать старообрядцев к истинной церкви до тех пор, покуда у нас не исправится церковное богослужение. Старообрядец ничего внутреннего не знает, он опирается на наружности, а у нас-то и небрегут

0 ней.

Перевод:

At one farm I noticed a Russian Christian inn and I was glad to see it. Here I saw the host, an old man with a well-to-do air and who, I learned, came from the same government that I did -- the Orlovsky. Directly I went into the room, his first question was: 'What religion are you?' I replied that I was a Christian, and pravoslavny.

1 Pravoslavny, indeed,' said he with a laugh. 'You people are pravoslavny only in word -- in act you are heathen. I know all about your religion, brother. A learned priest once tempted me and I tried it. I joined your church and stayed in it for six months. After that

I came to the ways of our society. To join your Church is just a snare. The readers mumble the service all anyhow, with things missed out and things, you can't

understand. And the sitting is no better than you hear in a pub. And the people stand all in a huddle, men and women all mixed up; they talk while the service is going on, turn round and stare about, walk to and fro. What sort of worship do you call that? It's just a sin! Now, with us how devout the service is; you can hear what's said, nothing is missed out, the singing is most moving and the people stand quietly, the men by themselves, the women by themselves. Really and truly, when you come into a church of ours, you feel you have come to the worship of God; but in one of yours you can't imagine what you've come to to Church or to market!'

From all this I saw that the old man was a diehard raskolnik. I just thought to myself that it will be impossible to convert the Old Believers to the true Church until church services are put right among us. The raskolnik knows nothing of the inner life; he relies upon externals, and it is about them that we are careless.

Упражнение З: Сопоставьте исходный текст с переводом на английский язык и определите систему зависимостей выделенных курсивом слов, варианты единиц перевода и их статус. Прокомментируйте варианты перевода. Предложите собственный перевод на английский язык.

"Юрайя Хип" становились совершенным организмом. Если тогдашний, затмевающий роскошью других "звезд", образ жизни хипов и накладывал отпечаток на их облик и поведение вне сцены, то музыка была как раз тем контрастом стилю жизни,

который служил творческому развитию группы. "Юрайя Хип" стремились иметь образ. Сейчас же они сама индивидуальность," -- писал журнал "Melody Maker" в 1973 году. -- "Сейчас это нечто большее, чем просто образ, это -- характер." Хип, несомненно, имели характер, но это была именно коллективная индивидуальность, даже большая, чем сумма их личностных особенностей.

В январе 1973 года, после гастрольной феерии предыдущего года, на концерте в Бирмингеме записывается зальный альбом "Uriah Heep Live"-- двойной диск, запечатлевший живой характер группы и каждого ее участника. Именно в зале проверяется слаженность организма группы -- инженеры здесь не помогут, тут-то и нужно чувствовать локоть партнера. Хипы в совершенстве владели искусством гигантских шоу, чувствуя малейшие нюансы в поведении друг друга на сцене во время многочасовых выступлений нескончаемых турне. Особенно тяжелая нагрузка ложилась на вокалиста -- недаром спустя два года Байрон жаловался новому басисту Веттону, что за пять лет "беспрерывного орания на стадионах" его голосовые связки напрочь сели.

Перевод:

Uriah Heep were building the perfect beast. If their lifestyle at the time, surpassing the luxury of the other stars, had some effect on their characters offstage, their music made that necessary contrast with their lifestyle that contributed into their creative development. 'Uriah Heep used to have an image, now they have personality,' wrote Melody Maker in 1973. 'A new image has developed, but now it is more than an image,

it is a character." And Heep undoubtedly had a character. But it was not just a collective personality, more even than the sum of individual personalities.

In January 1973, after the fairy-like tours of the past year, a live album URIAH HEEP LIVE was recorded at the concert in Birmingham. It was a double album and a living testimony to the band's character (and personality) at the time. It is at a concert that the real harmony of the group body reveals itself; no engineers can help you at the moment but the feeling of comradeship. Heep were perfect at gigantic shows, feeling the least nuances in the stage behaviour of each other, which could last for hours in the endless tours. Their vocalist was particularly overloaded; it was not without reason that, two years later, Byron complained to their new bassist Wetton that he had nearly lost his vocal cords for five years of 'continuous yelling on the arenas'.

Упражнение 4: Сопоставьте исходный текст с переводным и установите систему контекстуальных и внетекстовых зависимостей для выделенных курсивом слов. Определите, чем вызваны варианты перевода одного и того же термина. Предложите свои варианты перевода.

Air Pollution... Cause and Effect

One of the traits that distinguishes humans from other forms of life is our ability to adapt to varying habitat. People populate this planet from the coldest

Arctic regions to the steamiest rain forests. We've even made our environment portable for short periods of time, such as in space or ocean exploration. All of this aside, however, the plain truth remains that we cannot create the elements of our environment essential to our survival: air and water. It was realisation of this, coupled with the rapid increase in manufacturing and technology and the accompanying pollution, that prompted researchers and government officials to take a good look at the consequences of air pollution.

Перевод:

Загрязнение воздуха... Причина и следствие

Одно из важнейших отличий человека от других форм жизни заключается в нашей способности адаптироваться к меняющимся условиям среды обитания. Люди населяют планету повсюду: от Арктики с ее вечным холодом до влажных тропиков с вечной парной баней тропических лесов. Человек исхитряется даже транспортировать окружающую среду на короткий срок, например для проведения исследований в космосе или мировом океане. Однако, несмотря на все эти достижения, следует признать простейшую истину: мы не способны создавать важнейшие компоненты природы, необходимые для поддержания жизни, -- воздух и воду. Осознание этого, вкупе со стремительным развитием производства и техники и не менее стремительным загрязнением природы, поставило ученых и государственных деятелей перед необходимостью оценить последствия загрязнения атмосферы.

Упражнение 5: Определите, какие внетекстовые зависимости воздействуют на процесс перевода данного текста. Как это воздействие отражается на характере единиц перевода? Какие комментарии могут быть полезны при переводе слов, выделенных курсивом? Удалось ли переводчику передать сатирический подтекст подлинника?

(р. 8) All the officer patients in the ward were forced to censor letters written by all the enlisted-men patients, who were kept in residence in wards of their own. It was a monotonous job, and Yossarian was disappointed to learn that the lives of enlisted men were only slightly more interesting than the lives of officers. After the first day he had no curiosity at all. To break the monotony he invented games. Death to all modifiers, he declared one day, and out of every letter that passed through his hands went every adverb and every adjective. The next day he made war on articles. Soon he was proscribing parts of salutations and signatures and leaving the text untouched.

When he had exhausted all possibilities in the letters, he began attacking the names and addresses on the envelopes, obliterating whole homes and streets, annihilating entire metropolises with careless flicks of his wrist as though he were God. Catch-22 required that each censored letter bear the censoring officer's name. Most letters he didn't read at all. On those he didn't read at all he wrote his own name. On those he did read he wrote, " Washington Irwing". When that grew monotonous he wrote, "Irwing Washington". Censoring the envelopes had serious repercussions and produced a ripple of anxiety on some ethereal military echelon that floated a C.I.D. man back into the ward posing as a patient. 44

Перевод:

Всех офицеров из палаты заставляли цензуровать письма рядовых, которые лечились в отведенных для нижних чинов палатах. Это было нудное занятие, и Йоссариан, читая письма, с разочарованием убедился, что жизнь нижних чинов ничуть не интереснее жизни офицеров. Уже на второй день он утратил всякий интерес к солдатским письмам, но, чтобы работа не казалась слишком скучной, он изобретал для себя всякие забавы. "Смерть определениям!" -- объявил он однажды и начал вычеркивать из каждого письма, проходящего через его руки, все наречия и прилагательные. Назавтра Йоссариан объявил войну артиклям. Вскоре он начал сражаться с обращениями и подписями, а текст письма оставлял нетронутым. Когда фантазия Йоссариана истощилась и все возможности поиздеваться над письмами были исчерпаны, он начал атаковать фамилии и адреса на конвертах. Он отправлял в небытие дома и улицы и, словно Господь Бог, небрежным мановением руки стирал с лица земли целые столицы.

Инструкция требовала, чтобы на каждом проверенном письме значилась фамилия цензора. Большинство писем Йоссариан не читал вообще и спокойно подписывал их своей фамилией. А на тех, которые читал, выводил: "Вашингтон Ирвинг". Когда ему и это надоело, он стал подписываться: "Ирвинг Вашингтон".

Его цензорские шалости на конвертах привели к серьезным последствиям. Некие высокопоставленные военные обеспокоенно наморщили лбы и решили послать в госпиталь сотрудника контрразведки. Под видом больного он вскоре появился в палате Йоссариана.

Упражнение 6: Какие элементы исходного текста представляют особую сложность для перевода? Определите характер их внутритекстовых и внетекстовых зависимостей. Какие комментарии были бы полезны для лучшего понимания переводного текста? Предложите свои варианты перевода.

Long, long ago, when the world was young and people had not come out yet, the animals and the birds were the people of this country. They talked to each other just as we do. And they married, too.

Coyote was the most powerful of the animal people to the west of the Big Shining Mountains, for he had been given a special power by the Spirit Chief. For one thing, he changed the course of the Big River, leaving Dry Falls behind. In some stories, he was an animal; in others he was a man, sometimes a handsome young man. In that long ago time before this time, when all the people and all the animals spoke the same language, Coyote made one of his frequent trips along Great River. He stopped when he came to the place where the water flowed under the Great Bridge that joined the mountains on one side of the river with the mountains on the other side. There he changed himself into a handsome young hunter.

Перевод:

Давным-давно, когда мир был еще юн, а люди еще не вышли на свет, звери и птицы были людьми. Они разговаривали друг с другом, как мы, женились и выходили замуж.

Койот был самым могущественным среди звериного народа, так как Верховный Дух наделил его особым даром. Например, именно Койот изменил русло Большой Реки, проведя его за Сухим Водопадом. По некоторым сведениям, он был животным; кто говорит, что он был человеком, иногда даже красивым юношей. В те давние времена, когда нынешнее время еще не наступило, а люди и звери говорили на одном языке, Койот предпринял одно из своих обычных странствий вдоль Великой Реки. Он устроил стоянку, когда добрался до того места, где вода уходит под Великий Мост, соединяющий горы по обеим сторонам реки. Там Койот превратился в красивого молодого охотника.

Упражнение 7: В следующем тексте определите способ перевода для выделенных единиц, подлежащих переводу, и прокомментируйте условия их перевода. Переведите текст.

The Smithsonian Institution brings to life the nation's cultural, social, scientific, and artistic treasures and heritage. It is the largest complex of museums, art galleries, and research facilities in the world. Each year, more than 20 million visitors come to the Smithsonian's 14 museums and galleries -- from the National Air and Space Museum to the National Museum of Natural History -- and the National Zoological Park. Millions more share in the Smithsonian experience through travelling exhibitions, magazines, as members of the Smithsonian Associates, and by attendance at educational and performance programmes sponsored by the Institution,

including the annual Festival of American Folklore. And while the visitors explore the galleries and exhibition halls, behind the scenes, curators, conservators, and researchers are busy caring for and learning from the national collections that the Smithsonian holds in trust for the American people.

Упражнение 8: Переведите следующий текст на английский язык, выделив в нем единицы перевода. Прокомментируйте определение единиц перевода.

Трансфертные платежи в масштабах национальной экономики -- это платежи, производимые государством или относительно более богатыми слоями общества в пользу более бедных слоев населения данной страны, например: посредством системы выплат по социальному обеспечению, пособий по безработице или на детей, пенсий, выплачиваемых вдовам, и т. п. Такие платежи осуществляются не в обмен на какие-либо товары или услуги, но с целью перераспределения доходов. Международные трансфертные платежи включают безвозмездную финансовую помощь, оказываемую развитыми государствами развивающимся странам, а также программы или мероприятия, осуществляемые частными добровольными организациями, зарегистрированными в одной стране и распределяющими материальную помощь среди населения другой страны. Такие платежи рассматриваются как составная часть счета текущих операций платежного баланса.

Упражнение 9: В следующем тексте определите единицы перевода, прокомментируйте условия их образования и переведите текст.

Добровольцы в России

Бесплатно съездить в Россию иностранным студентам никто не предлагает, они довольствуются только добровольческими программами. Желающим посетить экзотическую страну приходится преодолевать немало препятствий. Например, стоимость российской визы во многих европейских странах доходит до 150 долларов, а получить ее -- дело очень долгое и хлопотное. Тем не менее только по линии Бритиш Рейл Интернешенел Эйджент в России этим летом побывали уже более двухсот добровольцев. Особой популярностью пользовалась программа реставрации Шереметьевского поместья под Йошкар-Олой. Успехом пользовалась также реставрация монастыря в Тихоновой пустыни и работа в лесничестве в Предуралье. Другие программы, привлекавшие к работе добровольцев-иностранцев, включали, например, помощь пациентам хосписа в Екатеринбурге, занятия с детьми из детского дома для детей с заболеваниями опорно-двигательного аппарата и многие другие.

ГЛАВА 3. ВИДЫ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ПРИ ПЕРЕВОДЕ

Вводные сведения

В процессе членения исходного текста и определения единиц перевода выделяются два типа текстовых единиц, подлежащих переводу: единицы со стандартной зависимостью от контекста и единицы с нестандартной зависимостью. Перевод единиц со стандартной зависимостью, или, по В. Н. Комиссарову, типологически эквивалентных единиц7, как правило, сравнительно легко осуществляется на уровне лексико-грамматических соответствий с учетом типологических характеристик двух языков. Эти единицы составляют большинство в любом обычном тексте и определяют основу перевода. При этом преобразования исходных единиц такого типа носят также стандартный характер и сводятся к межъязыковым соответствиям.

Единицы с нестандартной зависимостью требуют особой переводческой технологии, так как их структура и функции могут существенно различаться в двух языках и в условиях различных социально-культурных традиций, а также индивидуального опыта автора исходного текста, переводчика и получателя переводного текста. При переводе этих единиц требуются специальные приемы преобразования, при этом важно учитывать сочетание таких факторов, как языковой, культурологический и психологический.

7 Комиссаров В. Н., Кораллова А. Л. Практикум по переводу с английского языка на русский. М., 1990. С. 24-25. 50

Языковой фактор выражается в том, что переводчик применяет тот или иной' вид трансформации определенных элементов исходного текста: транслитерацию, калькирование, модификацию, замену, переводческий комментарий и т. п.

Культурологический фактор выражается в определении меры информационной упорядоченности переводимого элемента в рамках и за пределами исходного текста на основании представлений о социально-культурной традиции, связанной с употреблением этого элемента вообще и в данном конкретном тексте в частности.

Психологический фактор выражается в переводческой оценке меры информационной упорядоченности данного элемента на основании личного опыта и предположениях об опыте автора исходного текста и/или получателя переводного текста.

С языковой точки зрения, для перевода таких единиц исходного текста, для которых стандартные соответствия не пригодны, в распоряжении переводчика имеются три основных группы приемов: лексические, грамматические и стилистические.

Лексические приемы применимы, когда в исходном тексте встречается нестандартная языковая единица на уровне слова, например, какое-либо имя собственное, присущее исходной языковой культуре и отсутствующее в переводящем языке; термин в той или иной профессиональной области; слова, обозначающие предметы, явления и понятия, характерные для исходной культуры или для традиционного именования элементов третьей культуры, но отсутствующие или имеющие иную структурно-функциональную упорядоченность в переводящей культуре. Такие слова занимают очень важное место в процессе перевода, так как, будучи сравнитель-

но независимыми от контекста, они, тем не менее, придают переводному тексту различную направленность, в зависимости от выбора переводчика. Так, русские имена славянского происхождения типа Людмила или Светлана, будучи переданными по-английски с помощью традиционного приема транслитерации как Ludmila или Svetlana, выполнят роль внутритекстового имени, но безусловно потеряют при этом внетекстовые ассоциации: в частности, таким путем невозможно без потерь или комментария перевести такие выражения, как Людмила -- людям мила, Светлана -- светлая, и т. п. При переводе с английского Bloody Mary, являясь в исходной культуре одновременно названием коктейля и аллюзией к историческому титулу одной из английских королев, имеет общую форму для обоих значений, тогда как в русском языке за этим выражением закрепились две различные формы: Кровавая Мэри (коктейль) и Мария Кровавая (королева). В большинстве контекстов такое расщепление исходного единства оказывается несущественным, но стоит автору исходного текста использовать его для создания более сложного текстового целого -- образа, включающего цепочку или систему нестандартных зависимостей, как переводчик окажется перед сложной задачей: ему придется создавать свой собственный стилистический прием, так как при этом проблема выбора соответствия из разряда лексических неизбежно переходит в разряд стилистических, то есть меняется уровень переводимой единицы.

В дальнейшем мы будем иметь дело преимущественно с нестандартными единицами и рассмотрим технику их преобразования при переводе. Наиболее распространенными приемами перевода нестандартных лексических элементов исходного 52

текста являются: транслитерация/транскрипция, калькирование, семантическая модификация, описание, комментарий, смешанный (параллельный) перевод.

Грамматические приемы применимы, когда объектом перевода, отягощенным нестандартными зависимостями, является та или иная грамматическая структура исходного текста, от морфемы до сверхфразового единства. По сравнению с лексическими проблемами этот вид проблем представляет собой меньшую сложность для переводчика, однако имеет свою специфику и требует определенных приемов. Например, абсолютные причастные обороты, часто употребимые в английском языке, требуют преобразования грамматической структуры предложения при переводе на русский:

The work having been done, everybody felt a great relief.

Когда дело было сделано, все почувствовали огромное облегчение.

Или:

Выполнив работу, все почувствовали огромное облегчение.

Преобразования могут затрагивать любые грамматические формы, в том числе и те, которые могут иметь в других контекстах и прямое соответствие. При переводе с английского языка на русский довольно часто имеет место несоответствие функций глагольных форм, именных словосочетаний и других грамматических единиц, обусловленные не столько типологическими различиями, сколько различиями в культурно-речевых традициях относительно дан-

ного вида контекста. Например, в традиции английских кулинарных рецептов употребляется преимущественно императив как форма представления кулинарного действия, тогда как в русском языке ту же функцию выполняет, как правило, неопределенно-личная форма глагола, совпадающая с формой третьего лица, единственного числа + частица -ся:

Bake the buns till light golden,

Булочки выпекаются до появления золотистой корочки.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.236.62.49 (0.037 с.)