РЕЧЬ ВЕНЕДИКТА ОГУРЦОВА ПРОТИВ ОБЩЕПИТА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РЕЧЬ ВЕНЕДИКТА ОГУРЦОВА ПРОТИВ ОБЩЕПИТА



\публикуется впервые\

 

1. Лично он (Огурцов В.С.) принципиально против общепита.

2. И был против всегда.

3. И всегда будет против.

4. В грязных котлах кишат микробы, хламидии, одноклеточные, жгутиковые и т.п.

5. И кишели всегда.

6. И будут кишеть всегда.

7. В общепите невозможно контролировать процесс приготовления пищи и поступающие на кухню продукты.

8. В результате готовят что попало и из чего попало.

9. В том числе и в самых дорогих ресторанах. Только там, чтобы скрыть вкус тухлого мяса, добавляют перец.

10. Неизвестно, давно ли повар проходил в последний раз врачебное обследование.

11. И осознает ли повар вообще социальную важность сдачи помазка.

12. Посуда в общепите моется на тяп-ляп. Чаще промывается, чем моется. Если в исключительных случаях моется с жидкостью, то без последующей просушки и термической обработки. Как следствие, инфекции — бытовые и венерические: от стоматита до сифилиса.

13. Вилки, ложки, ножи (см.пункт 12.) И даже еще хуже.

14. Тем же, кто после этой лекции все же пойдет в кафе или в ресторан, он (Огурцов В.С.) хочет пожелать приятного аппетита и долгих лет жизни (язвительная улыбка — 1 шт.).

Постскриптум. Однако если Лариса все же настраивает, то здесь неподалеку есть одно заведение. Разумеется, риск велик и там, но все же он меньше, чем в других местах.

 

Многозначительная пауза и покашливание ознаменовали конец лекции. Девушка-мотор, убаюканная мотонным журчанием речи, с трудом подавила зевок.

— Я бы все-таки поужинала! Я заплачу за себя сама, — сказала она настойчиво, ощущая звериный голод.

— Не в этом дело, — кисло сказал Венедикт. — Что ж, идемте!

Они нырнули за угол дома, скользнули в арку и оказались в тенистом дворе. Хотя на улице бушевало солнце, здесь пахло сыростью. Протиснувшись между припаркованными машинами, они прошли через детскую площадку и нырнули еще в одну арку.

Здесь Огурцов остановился. Над маленьким подвальчиком с зеленым ондулиновым козырьком и куцей искусственной пальмой у входа толпились яркие буквы: “ДВЕ РЕДИСКИ”.

— Поразительно! — воскликнула девушка-мотор. — Это что такое?

— Диетический ресторан с вегетарианским уклоном, — объяснил салфеточный маркиз. Он достал из кармана бумажку, обернул ей ручку двери и брезгливо открыл ее. Когда Лариса вошла, Огурцов выбросил бумажку и боком юркнул в закрывавшуюся дверь, довольный, что улизнул от обитавших на ручке бацилл.

— Теперь вниз по ступенькам! — сообщил он, сияя.

Ступенек оказалось около пятидесяти. Диетический ресторан помещался едва ли не в бомбоубежище. В его единственном зале было зябко как в холодильнике. Лариса сразу замерзла. Венедикт Огурцов со знанием дела осмотрелся и уселся за самый дальний столик рядом с огнетушителем и запасным выходом.

Из кухни к ним выполз молодой человек, изможденный и тощий как Кощей Бессмертный. На животе у этого поклонника вегетарианства помещался фартук цвета немытого абрикоса. В руках он держал коричневую папку, которую беззвучно положил перед Ларисой.

Тревожно взглянув на своего спутника, девушка-мотор открыла папку и, сощурившись, узрела синюю бумажку с отпечатанными на ней вегетарианскими деликатесами:

 

М Е Н Ю

одобрено институтом питания и РАПИРП

 

САЛАТЫ

 

Салат “Осенняя рапсодия” (диломатический купаж)

250 г.................................................................................. 18 р.

Редис свежий экологический

100 г................................................................................... 23 р.

Репа пареная с брусникой

150г....................................................................................28 р.

 

— А кто такой этот РАПИРП? — спросила офисная девушка, прерывая ознакомление с гастрономическим документом.

— Российская академия пароварения и рационального питания, — недовольно объяснил Огурцов и добавил, что там сидят сплошные жулики.

Лариса начинала уже привыкать к тому, что у подкладочного короля все выходят жуликами и идиотами. Она близоруко заморгала и вновь уставилась в меню. Меню разъезжалось, плыло к потолку и плясало разноцветными дразнящими искорками. “Очки не надела, дурында! Очки не надела!” — глумилось оно. Девушка-мотор покрепче ухватила его обеими руками, поднесла к самым глазами, и всё-таки взяла над меню верх.

 

ВТОРЫЕ БЛЮДА

 

Биточки картофельные деликатесные

вегетарианская пассировка

300 г..................................................................................45 р.

Гуляш с гречневой кашей

250 г, паровое приготовление....................................33 р.

Тыква отварная гастономическая

250 г.................................................................................15 р.

Мясо соевое, безбелково-обезжиренное

100 г................................................................................14 р.

Шашлык кабачковый, безмясной

230 г................................................................................45р.

Хлеб из отрубей, 100 г. .................................................2 р.

Соль бесхлорная, с содержанием йода.......... за счет ресторана

 

НАПИТКИ

(цены указаны на 1 стакан — 200 г.)

 

Томатный сок свежедавленный, без консервантов......19 р.

Напиток “Язвенник” бруснично-облепиховый.............8 р.

Коктейль “Осень патриарха” морковно-яблочный.....11 р.

Коктейль “Мечта диабетика” капустно-тыквенный......7р.

Коктейль “Алкогольный” виноградно-персиковый,

крепость 0,05 градуса...........................................................34 р.

Чай укропный.........................................................................6р.50к.

 

Дойдя до укропного чая, девушка-мотор с облегчением убедилась, что это уже конец. Ниже помещалась только синяя бумажка с изображенной на ней не то гигантской картофелиной, не то дыней. Картофеле-дыня была захватана до неузнаваемости голодными пальцами вегетарьянцев.

— Выбрали что-нибудь? — простонал тощий официант, впервые подавая голос.

— Еще нет. Мне бы вот курицу или говядину, — робко спросила Лариса.

Кощей Бессмертный возмущенно всплеснул полотенцем.

— Трупов не держим. Трупы только на кладбище. Туда и рекомендую вам обратиться, — с нервозностью очень взбудораженной черепахи промямлил он.

— А котлеты? — не отставала голодная девушка.

— Котлеты только морковные. С высоким содержанием каротина и витамина А.

— А рыбу можно заказать?

Этот вопрос так разозлил официанта, что у него разом щелкнули обе коленки, а правая щека нервно затикала.

— Рыбы в меню нет. Могу рекомендовать кабачковую икру. По своим питательным свойствам она превосходит лососевую, — забормотал он, пучеглазо пялясь в стену над головой Ларисы.

В этот момент, на счастье девушки-мотора, Венедикт Огурцов медленно выплыл из летаргического сна.

— Нам, пожалуйста, репу пареную с брусникой и биточки картофельные. Картофель, надеюсь, не совхозный?

Официант как смог изобразил обиду. На его истощенном лице возникло нечто среднее между байроническим разочарованием и выражением человека, собравшегося вот-вот чихнуть.

— Картофель парниковый. С экологической фермы в Техасе. Поступает в свинцовых ящиках. Биологически удобренный. Воздух и вода проходили фильрацию, — сказал он.

— Вот и хорошо.

С усилием ворочая огрызком карандаша, минорный юноша сделал отметку в блокнотике.

— Пить что-нибудь будете?

— Да. “Осень патриарха” для меня и один “Алкогольный” для дамы.

Пропагандист раздельного питания принял заказ и, волоча ноги, потащился с ним на кухню. За перегородкой обозначилось вялое копошение. Одновременно с этим за столом воцарилось продолжительное молчание. Лариса скучала и мерзла. Огурцов складывал из салфетки кораблик.

Девушка-мотор не выдержала первой.

— Полина Осиповна Бердан — очень хороший человек, — произнесла она, нащупывая тему для разговора.

— Угу, — вяло согласился Огурцов.

— И очень умная женщина, — нервно продолжила Лариса.

Король одноразовых полотенец не ответил. Закончив кораблик, он взял другую салфетку и сделал из нее жабу.

Дальнейшие дифирамбы двойной вдове успеха тоже не имели. Гигиенический герцог, не поднимая глаз от стола, молчал и сажал жабу на кораблик.

“Все! С меня хватит! Ухожу!” — решила Лариса, уверенная, что задумчивый работник инофирмы даже не заметит ее исчезновения. Она встала и осторожными шажками стала пятиться, но тут из кухни появился официант. Перед собой он вяло пихал тележку с четырьмя тарелками.

Застигнутая врасплох, Лариса быстро села. Увидев тарелки, одноразовый полубог оживился и зашевелил пальцами. Из карманов его пиджака на стол выпрыгнули витамины в полосатой упаковке и три маленьких стаканчика с гомеопатией. Витамины он проглотил сразу, а гомеопатию высыпал на крышечку и стал считать.

— Это очень помогает... два... пищеварению. Рассасывает... три, четыре, пять... твердые фракции... стимулирует... шесть... семь... кишечник, — объяснил он Ларисе.

— А витамины помогают компенсировать экологический дисбаланс, — брякнула вдруг девушка-мотор и сама испугалась, не представляя, откуда это вылезло. “Караул! Я становлюсь Огурцовой!” — подумала она.

Венедикт благосклонно кивнул, подтверждая, что экология ни к черту.

Закончив счет, магистр ордена салфеток высыпал гомеопатию под язык и стал разглядывать на свет вилку. Вилка была вымыта хорошо, но Огурцов на всякий случай все равно поморщился.

— Плохо жить одному, — сказал он вдруг ни с того ни с сего. — Одиночество меня угнетает. Мне очень нужна рядом родная душа. Мужчине, Лариса, невозможно существовать без женщины. Прямо-таки нереально.

Лариса залпом выпила свой “алкогольный” коктейль. На зубах у нее заскрипели то ли крупинки сахарина, то ли невыловленные виноградные косточки.

— Мужчине женщина необходима, — продолжал развивать мысль Огурцов. — Вот, к примеру, станет плохо ночью — до телефона не доберешься, а позвонить некому. Или лекарство подать. Нет, Лариса, без женщины никак.

Боясь расхохотаться, Лариса уронила на пол нож и полезла за ним под стол, где сиротливо помещались одетые в кожаные ботиночки ноги работника инофирмы. Тут уже девушка-мотор не выдержала и прыснула окончательно. Более того, прыснув, она ухитрилась стукнуться затылком об ножку стола.

“Что со мной? Неужели 0,05 процентный алкольный коктейль подействовал? Или они перебухали туда спирта до 0,06 процента?” — удивилась она.

Когда Лариса, наконец, появилась из-под стола, Огурцов уже произвел двести двадцать жевательных манипуляций с пареной репой и теперь подбирался к деликатесным биточкам.

— Передайте, пожалуйста, тарелку! — попросил он Ларису. — Никакой культуры обслуживания. Мало того, что они салаты принесли со вторыми блюдами, но еще и далеко от меня поставили.

Протягивая ему биточки, девушка-мотор случайно увидела в тарелке запеченного колорадского жука. Жук лежал на спине, скорбно воздев к потолку скрюченные лапки.

“Вот те на! Вот тебе и экологическая ферма в Техасе! Никакого раздельного питания. Животные белки поставляются вперемежку с углеводами!” — поразилась Лариса.

Прежде чем она успела предостеречь своего спутника, гигиенический король, не рассмотрев, зачерпнул жука вместе с подливой и отправил его в свой обиженный рот. Офисная девушка замерла.

— Вообще-то ничего. Только мало на пару держали! — сказал Огурцов со знанием дела.

Из дверей кухни язвительно выглянул Кощей Бессмертный. По его синему лицу шмыгали злодейские тени. В одной руке он держал красную в цветочек тряпку, а в другой руке у него был бутерброд с колбасой, который он жадно уплетал. То, что колбаса изготовлена из трупов, как видно, ничуть его не смущало.

“Боже! Какое вероломство! Ах ты трупоед чертов!” — подумала Лариса, пожирая бутерброд голодным взглядом.

Официант скрылся за перегородкой и захихикал. Немного погодя он вновь выглянул из своей кухонной норы. На этот раз он был уже без бутерброда, зато трепетно держал в ручках счет.

Огурцов ответственно дожевывал биточки. Перед тем как проглотить, каждый кусочек он обрабатывал слюной не менее тридцати раз. На его лице читалась мысль, что усвоение пищи — важный и необходимый труд. Мышцы его крепких скул атлетично перекатывались.

Лариса смотрела на него с раздражением. Ей было противно. С большим удовольствием она поужинала бы с усатым женатиком. Ореал полубога давно развеялся. Девушке-мотору хотелось запустить в него тарелкой с репой, а потом поймать такси, поехать и покусать двойную вдову. Причем желательно, чтобы толстуха перед этим превратилась в колбасу.

“Ну спасибочки, тетя Полина! Подсунули вы мне сухофрукта! А ведь действительно красавец с обложки,” — размышляла она.

Тощий официант подполз к столу и, деликатно положив на краешек счет, стал покашливать. Огурцов мнительно прислушался: не бронхиальный ли это кашель, не туберкулезный ли?

Наконец он извлек бумажник и со вздохом отдал две купюры с Большим театром. На купюрах театр был почему-то без лесов. Официант взял деньги и, подмигнув Ларисе, исчез гораздо быстрее, чем появился.

Пора было вставать из-за стола, но Огурцов отчего-то медлил. Девушка-мотор напряглась и приготовилась отбиваться. Интуиция, хорошо развитая у всех правнучек и внучатых племянниц бабушки Евы, подсказывала ей, что сейчас с нее потребуют расплаты за веник роз, виноградные косточки и пареную репку.

— Ну так как же насчет одиночества? — комкая салфеточный кораблик, спросил гигиенический король.

— В каком смысле? — холодно поинтересовалась Лариса.

Огурцов тревожно зашевелился и скомкал также и жабку.

— Как в каком? Разве вы не понимаете, о чем я говорю?

— Представления не имею.

Сотрудник инофирмы извлек из своей могучей груди тщедушный птичий вздох. Он нервничал, хотя и говорил себе, что после еды нервничать вредно.

— Но как же! — растерянно сказал он. — Мы же с Полиной Осиповной обсуждали вопрос относительно женитьбы и она сказала, что “да”...

— Полина Осиповна сказала вам “да”? В таком случае поздравляю вас. Вы с ней станете прекрасной парой. Можете даже пригласить меня на церемонию вашего бракосочетания, — отрезала девушка-мотор.

Антибактериальный магнат опрокинул локтем недопитый стакан. Яблочно-морковная взвесь брызнула ему на штаны.

— Но мы с ней говорили не относительно нее, а относительно вас! — воскликнул он.

— Что вы говорили относительно меня? — передразнивая, спросила Лариса.

— Что вы согласитесь.

— Соглашусь на что?

— Выйти за меня замуж.

— Я вам не подойду. Я не умею ставить горчичники. Вам лучше поискать медсестру.

 

сидящее в грустных зеленых глазах, и не искривленные вечным ожиданием беды губы.

 

— Вас проводить? — спросил Венедикт Огурцов.

— Спасибо, не надо! Я сама доеду! — отказалась Лариса.

 

Внезапный порыв озорства заставил ее потянуться для поцелуя.

Огурцов отшатнулся.

— Что ты делаешь? Разве можно целоваться, когда знаешь, что с поцелуем переносятся венерические заболевания, грип, мененгит, туберкулез и болезни сердца?

 

По дороге домой Лариса купила в киоске большую плитку шоколада и съела ее чуть ли не вместе с оберткой. При мысли, что шоколад вреден, ей стало приятно.

 

 

РАЙ-АЛЬТЕРНАТИВА

(версия «Я»)

 

 

Почему Америка превратилась в надутую сверхдержаву? Как, вы не знаете? Ей же помогает американский бес первого ранга дядя Сэм, шустрый рогатый дядя, успешно подсиживающий всех прочих бесов! Однако русский бес Арей тоже не может смириться с утратой былого величия. Давно ли Сэм полировал копыта Везельвулу, а теперь?

Наступает момент, когда оба беса плотно решают выяснить отношения и разобраться, кто круче.

Ставка в битве высока: призовая статуэтка Везельвула выдается раз в тысячелетие...

 

Глава первая.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.025 с.)