III . НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

III . НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА



В случаях рассмотрения уголовного дела в особом порядке, не предусматривающем исследования в судебном заседании доказательств, относящихся к обвинению, судья постановляет обвинительный приговор только при условии, если придет к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается доказательствами, собранными по делу (ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

При наличии сомнений в обоснованности обвинения судья выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке (п. 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года № 55 «О судебном приговоре»).

 

Приговором Малоярославецкого районного суда от 30 августа 2019 года, которым Корзун Е.В. осужден по ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст. 158 УК с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Корзун Е.В. признан виновным в умышленном уничтожении чужого имущества, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба, совершенном путем поджога; а также в краже, то есть в тайном хищении чужого имущества.

По смыслу закона умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное из хулиганских побуждений, путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.06.2002 № 14 «О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем»).

Из приведенных в обвинительном заключении в обоснование виновности Корзуна Е.В. показаний потерпевшего Аникеева М.П. следует, что причиненный преступлением, предусмотренным ч. 2 ст. 167 УК РФ, ущерб для него значительным не является.

Таким образом, имеющиеся в деле доказательства не позволяли принять решение о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Кроме того, в силу ч. 2 ст. 233 УПК РФ рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато ранее 7 суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

Суд же, признав, что расписка Корзуна Е.В. о вручении ему копии обвинительного заключения 22 апреля 2019 года не соответствует действительности, поручил государственному обвинителю вручить копию обвинительного заключения Корзуну Е.В. в судебном заседании 30 августа 2019 года и в этот же день в нарушении требований ч. 2 ст. 233 УПК РФ рассмотрел уголовное дело и постановил обвинительный приговор.

Допущенные судом первой инстанции нарушения уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоблюдении процедуры судопроизводства по уголовному делу, являются существенными, они не могут быть устранены в суде апелляционной инстанции и в силу части 1 статьи 389.12 УПК РФ повлекли отмену постановленного в отношении Корзуна Е.В. обвинительного приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1407/2019)

В соответствии со ст.305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются существо предъявленного обвинения, обстоятельства уголовного дела, установленные судом, основания оправдания подсудимого и доказательства, подтверждающие их, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения.

Приговором Боровского районного суда от 26 августа 2019 годаД. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст.264.1 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления на основании п.3 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Органом предварительного следствия Д. предъявлено обвинение в том, что он, будучи привлеченным к административной ответственности по постановлению мирового судьи от 14 июня 2016 года по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ, 2 мая 2018 года в период с 18 часов 45 минут по 21 час 00 минут двигался по участку автомобильной дороги со стороны г.О. в сторону г.Б., в районе населенного пункта В., управлял автомашиной «Мерседес». После чего 2 мая 2018 года, находясь в ОМВД в нарушение пункта 2.3.2 Правил дорожного движения РФ, Д. отказался проходить по требованию инспектора полиции медицинское освидетельствование на состояние опьянения, тем самым согласно п.2 примечания к ст.264 УК РФ Д. признается лицом, управлявшим транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. 

Постановляя оправдательный приговор в отношении Д., суд указал, что представленные стороной обвинения доказательства, не свидетельствуют о нахождении Д. в состоянии алкогольного опьянения в момент управления им транспортным средством; доводы Д. об употреблении им спиртного по приезду на дачу не опровергнуты; законных оснований у инспектора полиции для освидетельствования Д. на состояние опьянения не имелось; в действиях Д. отсутствует состав преступления.

Однако при этом судом не было принято во внимание и не дано оценки следующим обстоятельствам.

В соответствии с п.2 примечания ст.264 УК РФ лицом, находящимся в состоянии опьянения в числе других признается лицо, управляющее транспортным средством, не выполнившее законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения в порядке и на основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Согласно абз. 2 п.10.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 мая 2016 года №22 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения», водитель, скрывшийся с места происшествия, может быть признан совершившим преступление, предусмотренное статьей 264 или 264.1 УК РФ, в состоянии опьянения, если после его задержания к моменту проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения или судебной экспертизы не утрачена возможность установить факт нахождения лица в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством. В случае отказа от прохождения медицинского освидетельствования данное лицо признается управлявшим транспортным средством в состоянии опьянения.

Согласно показаниям свидетеля Т. на предварительном следствии, оглашенным в судебном заседании, второй водитель, совершивший столкновение с автомашиной МАН под управлением А., с места дорожно - транспортного происшествия скрылся. После прибытия на место происшествия 2 мая 2018 года около 19 часов 30 минут и оформления документов они прибыли в СНТ «Л», где был установлен второй участник дорожно-транспортного происшествия - Д. Для этого они стучались в дом. Из дома вышел Д., который по внешнему виду (шаткая походка, запах алкоголя, невнятная и агрессивная речь) находился в состоянии алкогольного опьянения. На машине Д. имелись повреждения, характерные для дорожно-транспортного происшествия, двигатель машины был теплым. А. подтвердил, что водитель данной машины являлся участником дорожно-транспортного происшествия с ним. Д. предложено пройти освидетельствование на состояние опьянения на месте, от которого он отказался. Д. отказывался проехать в отдел полиции для разбирательства, вел себя агрессивно, после чего он проследовал в полицию, отказался пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Как следует из показаний свидетеля Н. на предварительном следствии, оглашенных в судебном заседании, 2 мая 2018 года произошло дорожно-транспортное происшествие с автомашиной А. Второй водитель, который совершил наезд, скрылся в неизвестном направлении. Он и Д. поехали искать второй автомобиль, около 21 часа обнаружили автомобиль второго участника дорожно-транспортного происшествия в СНТ «Л». Д. находился в состоянии алкогольного опьянения, вел себя неадекватно, отказывался проехать в отдел полиции для разбирательства. А когда Д. проехал в отдел полиции, то он отказался пройти медицинское освидетельствование на состоянии алкогольного опьянения. 

Согласно протоколу от 2 мая 2018 года в СНТ «Л» Д. был отстранен от управления транспортным средством.

По протоколу от 2 мая 2018 года в 22 часа 30 минут в СНТ «Л» задержано транспортное средство Д.

Согласно протоколу от 2 мая 2018 года в 23 часа 55 минут Д. направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, поскольку имел запах алкоголя изо рта, неустойчивую позу и нарушение речи. От медицинского освидетельствования на состояние опьянения Д. отказался.

После чего 3 мая 2018 года в 00 часов 30 минут сотрудником ГИБДД в отношении Д. составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.26 КоАП РФ.

Однако показания свидетелей Т., Н., а также сведения, установленные в протоколах об отстранении Д. от управления транспортным средством, о задержании его транспортного средства, о направлении последнего на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, а именно о времени, прошедшем с момента дорожно-транспортного происшествия до обнаружения Д., о том, что последний на момент прибытия сотрудников полиции находился в состоянии алкогольного опьянения, надлежащей оценки в обжалуемом приговоре, в том числе с учетом приведенных выше положений уголовного закона и разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, не получили.

Между тем обстоятельства, которые могли быть установлены на основании этих доказательств, имеют существенное значение для выводов суда о законности требований уполномоченного должностного лица о прохождении Д. медицинского освидетельствования для установления факта употребления им вызывающих алкогольное опьянение веществ, наличия в организме наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов либо новых потенциально опасных психоактивных веществ, а также о том, была ли утрачена к моменту направления Д. на медицинское освидетельствование возможность установить факт нахождения последнего в состоянии опьянения на момент управления транспортным средством, и, как следствие, о виновности либо невиновности Д. в совершении преступления, предусмотренного ст. 264.1 УК РФ.

Данные обстоятельства привели к отмене приговора суда и направлению дела на новое судебное рассмотрение.

 

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1446/2019)

 

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным.

Приговором Людиновского районного суда от 12 сентября 2019 года Лобанов Р.И. осужден по ч.2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно резолютивной части приговора Лобанов признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 УК РФ, за это преступление ему назначено наказание в виде лишения свободы, но не определен срок лишения свободы.

В связи с этим нельзя признать, что в соответствии с требованиями уголовного закона Лобанову назначено наказание за совершенное преступление.

Приговор суда в отношении Лобанова не отвечает требованиям, предусмотренным ст. 297 УПК РФ.

Указанные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, допущенные судом первой инстанции явились основанием для отмены приговора и направления уголовного дела на новое судебное разбирательство.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-1542/2019)

В силу положений ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми; недопустимые доказательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

Приговором Обнинского городского суда от 25 июля 2019 года Султанали У.М. осужден по п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.4 ст. 162,п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением ч.3 ст. 69 УК РФ к 11 годам лишения свободы; Абылкасан У. Б. осужден по п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением ч.3 ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы.

В подтверждение виновности осужденных в совершении указанных преступлений суд обоснованно сослался на показания самих осужденных в той части, в которой они признаны достоверными, показания потерпевших, содержание которых подробно изложено в описательно – мотивировочной части приговора, а также на фактические данные, содержащиеся в письменных доказательствах.

Вместе с тем судебная коллегия исключила из приговора ссылку суда на протоколы явок с повинной Абылкасана и Султанали как на доказательства вины осужденных Абылкасана по эпизоду преступления от 13 августа 2018 г. и Султанали по эпизоду преступления, совершенного 23 августа 2018 г.

Как следует из материалов дела, в суде первой инстанции Абылкасан и Султанали изложенные в протоколе явки с повинной обстоятельства не подтвердили в полном объеме, в суде апелляционной инстанции Абылкасан и Султанали отрицали свое участие в совершении преступлений, о которых идет речь в протоколах явок с повинной.

Из содержания протокола явки с повинной Абылкасана и протокола явки с повинной Султанали усматривается, что явки с повинной были получены в отсутствие защитника, протоколы не содержат данных о разъяснении Абылкасану и Султанали права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования.

В связи с этим протокол явки с повинной Абылкасана о совершении преступления 13 августа 2018 г. и протокол явки с повинной Султанали о совершении преступления 23 августа 2018 г. не могут быть расценены как допустимые доказательства, подтверждающие виновность Абылкасана и Султанали в совершении инкриминируемых им преступлений.

Данные обстоятельства привели к изменению приговора суда в указанной части.

 

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-1331/2019)

 

В соответствии с ч.11 ст.63 УК РФ состояние опьянения может быть признано отягчающим обстоятельством только в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного.

По смыслу данной нормы уголовного закона и в соответствии с положениями ст. 307 УПК РФ, признавая состояние опьянения отягчающим наказание обстоятельством, суд должен надлежащим образом мотивировать свое решение.

 

Приговором Людиновского районного суда от 06 сентября 2019 года Кузнецов А.Г. осужденпоч.1 ст.161 УК РФ к 1 году лишения свободы.

При назначении Кузнецову А.Г. наказания суд первой инстанции признал отягчающим обстоятельством совершение осужденным преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

Вопреки данному выводу суда, совершение преступления в состоянии опьянения само по себе не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание.

В приговоре не приведены какие-либо мотивы, по которым суд посчитал необходимым признать отягчающим Кузнецову А.Г. наказание обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

При таких данных указанное отягчающее обстоятельство, как не мотивированное судом, не может быть признано соответствующим требованиям закона и исключено из приговора.

 

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1425/2019)

В соответствии с ч.21 ст. 281 УПК РФ решение об оглашении показаний потерпевшего при отсутствии на то согласия сторон может быть принято судом при условии предоставления обвиняемым (подсудимым) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

 

Приговором Калужского районного суда от 05 сентября 2019 года Макаров В.А. и Лысикова М.А. признаны виновными в краже группой лиц по предварительному сговору (имущества Р.), в краже группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище (имущества С. и И.), а Лысикова М.А. также в краже денежных средств К.

Согласно протоколу судебного заседания, показания потерпевшего И., несмотря на возражения стороны защиты, были оглашены судом по собственной инициативе на основании п.5 ч.2 ст.281 УПК РФ по причине невозможности установления местонахождения потерпевшего и вызова в судебное заседание.

Вместе с тем в соответствии с ч.21 ст. 281 УПК РФ решение об оглашении показаний потерпевшего при отсутствии на то согласия сторон может быть принято судом при условии предоставления обвиняемым (подсудимым) в предыдущих стадиях производства по делу возможности.

Поскольку Макарову В.А. и Лысиковой М.А. в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить эти доказательства, оснований для оглашения показаний потерпевшего И. в судебном заседании без согласия на то стороны защиты не имелось, что привело к исключению из описательно-мотивировочной части приговора ссылки на показания потерпевшего И. как на доказательство виновности осужденных.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-1441/2019)



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.28.137 (0.011 с.)