II. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

II. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ



По смыслу закона при решении вопроса о наличии в действиях лица квалифицирующего признака причинения гражданину значительного ущерба судам наряду со стоимостью похищенного имущества надлежит учитывать имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него источника доходов, их размер и периодичность поступления, наличие у потерпевшего иждивенцев, совокупный доход членов семьи, с которыми он ведет совместное хозяйство. Мнение потерпевшего о значительности или незначительности ущерба, причиненного ему в результате преступления, должно оцениваться судом в совокупности с материалами дела, подтверждающими стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего.

 

Приговором Калужского районного суда от 31 июля 2019 года Бояркина В.Ю. осуждена в том числе по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Выводы суда о виновности Бояркиной В.Ю. в покушении на тайное хищение денежных средств З. с его банковского счета подтверждаются собранными по делу и приведенными в приговоре доказательствами, тщательно исследованными в ходе судебного разбирательства и надлежаще оцененными в их совокупности.

Вместе с тем, осуждая Бояркину В.Ю. по признаку кражи «с причинением значительного ущерба гражданину», суд указал, что ущерб признается им таковым, поскольку потерпевший расплачивался за покупку продуктов для своей семьи кредитной картой.

Данные мотивы отнесения ущерба к значительному противоречат требованиям уголовного закона.

Согласно показаниям потерпевшего З. его семья состоит из 4 человек: его, супруги и двух малолетних детей. Он трудоустроен, его ежемесячный доход составляет около 80 000 рублей. Жена также трудоустроена, в настоящее время находится в отпуске по уходу за ребенком. Согласно пояснениям потерпевшего в суде апелляционной инстанции хищение 12 350 рублей на условиях жизни его семьи значительно бы не отразилось.

При таких обстоятельствах судебная коллегия исключила из осуждения Бояркиной В.Ю. квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба гражданину» и смягчила назначенное ей наказание.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-1251/2019)

По смыслу уголовного закона, совокупность преступлений, предусмотренных ст. 318 и 319 УК РФ, такие деяния образуют только в тех случаях, когда они совершены в разное время и не охватывались единым намерением виновного лица.

Приговором Калужского районного суда от 30 августа 2019 года Мягков О.Ю. осужден по ч.1 ст.318, ст.319 УК РФ с применением ч.2 ст.69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

Выводы суда о доказанности применения осужденным Мягковым О.Ю. насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, а также в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей и в связи с их исполнением основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном следствии, которые приведены и надлежаще проанализированы и оценены в приговоре.

Согласно показаниям потерпевших Ш. и К. 6 декабря 2018 года они, являясь сотрудниками полиции, находясь на службе, в связи с поступившим от Мягкова О.Ю. сообщением о том, что его жена украла у него деньги и документы, прибыли в квартиру по месту проживания Мягкова, которому они представились и предъявили свои служебные удостоверения сотрудников полиции, и предложили написать заявление по факту кражи, Мягков заявление писать отказался, при этом по существу своего сообщения о краже ничего внятного пояснить не смог. После этого Ш. и К. вышли на улицу. Затем на улицу вышел также Мягков, который стал выражаться нецензурно, на что К. сделал Мягкову замечание. Мягков продолжал выражаться нецензурной бранью, а затем неожиданно ударил Ш. головой в область лица, причинив физическую боль и повреждение в виде кровоподтека в области верхнего и нижнего века левого глаза. Пресекая эти действия Мягкова, К. надел на Мягкова наручники. В ответ на это М. в присутствии посторонних граждан стал высказывать в адрес К. оскорбления в нецензурной форме. К. повел Мягкова в отделение полиции для дальнейшего разбирательства. По пути Мягков продолжал оскорблять К., высказываясь в его адрес нецензурной бранью. Мягков оскорблял нецензурной бранью К. также в смотровой комнате приемного отделения больницы, куда он был доставлен в связи с тем, что в полиции разбил стекло в помещении и повредил при этом голову.

О применении Мягковым О.Ю. насилия к сотруднику полиции Ш. и об оскорблении Мягковым О.Ю. сотрудника полиции К. в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей свидетельствуют и иные, исследованные судом доказательства.

Вместе с тем квалификация действий Мягкова О.Ю. по ст.319 УК РФ (публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих обязанностей) по данному делу является излишней, поскольку действия осужденного Мягкова О.Ю., связанные с применением насилия и оскорблением сотрудников полиции при исполнении ими своих обязанностей, совершались практически непрерывно, были взаимосвязаны и охватывались единым умыслом, направленным на противодействие законным требованиям сотрудников полиции, в связи с чем все эти действия охватываются статьей уголовного закона, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое преступление, то есть статьей 318 УК РФ.

В связи с изложенным указание на осуждение Мягкова О.Ю. по ст.319 УК РФ, а также на назначение ему наказания по правилам ч.2 ст.69 УК РФ исключены из приговора.

 

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1325/2019)

В силу ч.1 ст.35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. При этом по смыслу уголовного закона умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на причинение средней тяжести вреда здоровью, непосредственно участвовали в процессе причинения телесных повреждений, повлекших указанные в уголовном законе последствия.

Непосредственное участие в совершении преступления совместно с другими лицами означает, что исполнитель выполняет объективную сторону состава преступления совместно с другими лицами (соисполнителями).

Приговором Малоярославецкого районного суда от 21 августа 2019 года Пшеняк В.В. осужден по п."г" ч.2 ст.112 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Действия осужденного Пшеняка В.В. квалифицированы судом первой инстанции как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст.111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, совершенное группой лиц.

Давая указанную юридическую оценку действиям Пшеняка В.В., суд первой инстанции оставил без внимания установленные в судебном заседании значимые по делу обстоятельства, что привело к неправильному применению уголовного закона.

При описании преступного деяния, признанного судом доказанным, в приговоре указано, что иные лица, уголовное дело в отношении которых не рассматривалось, не принимали непосредственного участия в умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью потерпевшего К. Указанные иные лица наносили удары лишь в область головы. Удары в область грудной клетки, в результате которых был причинен вред здоровью средней тяжести, были нанесены только осужденным Пшеняком В.В.

При этом из описания преступления не следует, что иные лица имели умысел на причинение потерпевшему вреда здоровью средней тяжести, оказывали какое-либо содействие осужденному в причинении данного вреда здоровью потерпевшего и действовали с ним совместно с целью реализации единого умысла на причинение средней тяжести вреда потерпевшего.

Действия иных лиц не находятся в причинно-следственной связи с полученными потерпевшим телесными повреждениями, повлекшими средней тяжести вред его здоровью.

В связи с изложенным суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст.111 УК РФ, но вызвавшего длительное расстройство здоровья, было совершено одним лицом – Пшеняком В.В., квалифицирующий признак – совершение преступления группой лиц исключен из приговора, а действия Пшеняка В.В. переквалифицированы с п."г" ч.2 ст.112 УК РФ на ч.1 ст.112 УК РФ.

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1498/2019)

По смыслу закона под перевозкой в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ следует понимать умышленные действия лица, которое перемещает поддельные денежные купюры из одного места в другое, совершенные с использованием любого вида транспорта или какого-либо объекта, применяемого в виде перевозочного средства.

Приговором Боровского районного суда от 30 сентября 2019 года Коргин Е.В. и Макарова А.С. признаны виновными в том, что они дважды совершили хранение, перевозку в целях сбыта и сбыт заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 186 УК РФ.

Виновность Коргина и Макаровой в хранении в целях сбыта и сбыте заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ (дважды) при изложенных в приговоре обстоятельствах подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Согласно протоколу явки с повинной, Макарова в присутствии своего защитника, добровольно, сообщила о том, что в начале января 2019 года она совместно с Коргиным на одном из интернет-сайтов путем «закладки» купила пять денежных купюр достоинством 5 000 рублей каждая для дальнейшего их совместного сбыта. 09 января 2019 года в вечернее время на автомашине марки «Х» под управлением Коргина они, двигаясь по автодороге М-3 «Украина», сбыли поддельную купюру достоинством 5 000 рублей, купив у мужчины две бутылки стеклоомывающей жидкости и получив сдачу в сумме 4 800 рублей. После чего 11 января 2019 года они сбыли 5 000 рублей в кафе «С», приобретя пиво.

Согласно протоколу явки с повинной, Коргин в присутствии своего защитника, добровольно, сообщил о том, что в начале января 2019 года он совместно с Макаровой на одном из интернет-сайтов путем «закладки» купил пять денежных купюр достоинством 5 000 рублей каждая для дальнейшего их совместного сбыта. 09 и 11 января 2019 года по предварительной договоренности они с Макаровой сбыли по одной поддельной купюре достоинством 5 000 рублей, купив у мужчины две бутылки стеклоомывающей жидкости и пиво в кафе «С» соответственно.

Свидетель Е. показал, что он осуществлял продажу незамерзающей жидкости на 89-м км автодороги М-3 «Украина». Около 19 ч. 50 мин. к нему подъехала автомашина. На переднем пассажирском сиденье находилась осужденная Макарова, а управлял автомашиной парень. Макарова купила две бутылки незамерзающей жидкости, передав в качестве оплаты купюру номиналом 5000 руб., которая не вызвала сомнений в подлинности. Он передал Макаровой две бутылки с жидкостью и сдачу в сумме 4 800 руб. Через некоторое время он заехал на автозаправочную станцию, где передал кассиру в качестве оплаты за бензин купюру достоинством 5000 рублей, которую ему ранее передала Макарова. Кассир сообщила, что купюра имеет признаки подделки. В этой связи ею были вызваны сотрудники полиции.

Свидетель Л., работник АЗС, показала, что вечером 09 января 2019 года на автозаправочную станцию подъехал мужчина, который торгует незамерзающей жидкостью, и предоставил для оплаты купюру номиналом 5000 рублей, подлинность которой вызвала подозрения. Аппараты проверки подлинности денежных купюр показали, что она поддельная. После чего ею были вызваны сотрудники полиции.

Свидетель Г., директор кафе «С», показала, что около 03 ч. 11 января 2019 года Макарова, которая до этого уже находилась в кафе, вновь пришла и купила пиво, расплатившись денежной купюрой достоинством 5 000 рублей. Подделка была выявлена 13 января 2019 года.

Из протокола осмотра записи с камер видеонаблюдения кафе «С» следует, что Макарова к названному кафе подъехала на автомашине белого цвета, расплачивалась денежной купюрой, которую доставала из своего кошелька, получив от продавца товар и сдачу, покинула кафе на той же автомашине в качестве пассажира.

Заключениями экспертов установлено, что два денежных билета Банка России достоинством 5 000 рублей каждый, изъятые на автозаправочной станции и в кафе «С», изготовлены не предприятием АО «Гознак», то есть являются поддельными.

Такая совокупность доказательств обоснованно позволила суду прийти к выводу о том, что Коргин и Макарова вступили между собой в преступный сговор, направленный на сбыт денежных билетов Банка России. Для чего они приобрели поддельные купюры достоинством 5 000 рублей, которые Макарова хранила при себе в целях сбыта и дважды, 09 и 11 января 2019 года, осужденные сбыли их при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Все доказательства, положенные судом в основу приговора, получены в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Однако, квалифицируя действия осужденных по каждому из преступлений по признаку перевозки в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ, суд первой инстанции не принял во внимание, что приобретенные осужденными поддельные банковские билеты Центрального банка РФ хранились у Макаровой в кошельке, то есть при себе. Автомашина же использовалась ими как средство передвижения, а не для перевозки поддельных банкнот.

Таким образом, поездка Коргина и Макаровой к месту приобретения поддельных денежных купюр, а затем и к месту совершения ими преступлений охватывается понятием незаконного хранения в целях сбыта заведомо поддельных банковских билетов Центрального банка РФ во время поездки.

Изложенное явилось основанием для исключения из приговора указания об осуждении Коргина и Макаровой по каждому из преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 186 УК РФ, за перевозку в целях сбыта поддельных банковских билетов Центрального банка РФ.

Поскольку внесенные в приговор изменения уменьшили объем обвинения, назначенное Коргину и Макаровой наказание за каждое из преступлений и по их совокупности смягчено.

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-1557/2019)

В соответствии с п.5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 года №16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния, возраста или иных обстоятельств не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному. При этом лицо, совершая изнасилование или насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

 

Приговором Боровского районного суда от 20 сентября 2019 годаМ. признан виновным:

- в двух эпизодах распространения порнографических материалов;

- в девяти эпизодах распространения материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних;

- в пяти эпизодах фотосъемки несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов, совершенных лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста; в одном эпизоде видеосъемки несовершеннолетнего в целях изготовления порнографических материалов, совершенной лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста;

- в восьми эпизодах действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшего, совершенных в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста;

- в трех эпизодах покушения на изнасилование, то есть половое сношение с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам (в отношении Г.);

- в двух эпизодах изнасилования, то есть полового сношения с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста (в отношении Г.).

Виновность осужденного М. в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении потерпевших Н. и С. подтверждается собранными по делу и приведенными в приговоре доказательствами, тщательно исследованными в ходе судебного разбирательства и надлежаще оцененными в их совокупности в соответствии с требованиями, установленными ст.87, 88 УПК РФ.

Так, свидетельствами о рождении Н. и С. подтверждается, что Н. родилась 15 сентября 2006 года, а С.- 2 декабря 2011 года.

Квалифицируя действия осужденного М. по эпизодам в отношении потерпевших Н. и С. суд верно исходил из примечания к ст.131 УК РФ, согласно которому к преступлениям, предусмотренным п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных чч. 2-4 ст.135 УК РФ, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.

Вместе с тем судебная коллегия не согласилась с квалификацией действий М. в отношении потерпевшей Г. по двум эпизодам преступлений, предусмотренных п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ, по трем эпизодам преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ, и двум эпизодам преступлений, предусмотренных п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ. 

Согласно показаниям потерпевшей Г. на предварительном следствии, оглашенным в судебном заседании, в период с 01 по 13 января 2017 года М. встретил ее возле школы, привез в недостроенный дом, где совершил в отношении неё насильственные действия сексуального характера.

В период с 01 по 14 апреля 2017 года, с 01 по 30 апреля 2017 года она находилась в машине с М. на берегу реки, где он пытался вступить с ней в половую связь.

В период с 20 по 31 июля 2017 года, когда ей нужно было пойти в парикмахерскую, о чем узнал М., он предложил подвезти ее на машине. Она согласилась. В то время, когда они возвращались обратно и подъезжали к деревне К., М. раздел ее и себя, а потом вступил в половой контакт.

С 20 июля 2017 года по 30 августа 2017 года она находилась по месту жительства М., где он совершил в отношении неё насильственные действия сексуального характера.

С 20 августа 2017 года по 29 августа 2017 года она находилась с М. в машине на берегу реки, где он вступил с ней в половой контакт.

В один из дней с 15 по 30 апреля 2018 года М. встретил ее возле школы, завел ее в недостроенный дом, держа за руку, подвел к кровати, положил на спину и пытался вступить с ней половую связь.

Осужденный М. на предварительном следствии при допросе в качестве обвиняемого признавал, что покушался и вступал с несовершеннолетней Г. в половую связь.

Согласно обвинению, предъявленному М. органом предварительного следствия, беспомощное состояние потерпевшей Г. обусловлено недостижением ею 12-летнего возраста, уровнем ее психического развития, индивидуально-психологическими особенностями и психическим состоянием, в силу которых она не способна понимать характер и значение совершаемых с ней действий и оказывать сопротивление виновному.

Как видно из материалов уголовного дела, первый эпизод преступления в отношении Г., квалифицированный органом предварительного следствия по п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ, был окончен за 1 день до достижения Г. 12 лет, а последующие эпизоды преступлений, квалифицированные органом предварительного следствия по п. «б» ч.4 ст.132, РФ, п. «б» ч.4 ст.131, п. «б» ч.4 ст.131, ч.3 ст.30, п. «б» ч.4 ст.131, ч.3 ст.30, п. «б» ч.4 ст.131, ч.3 ст.30, п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ, – после достижения ею двенадцатилетнего возраста.

Из показаний М. следует, что он считал, что Г. уже исполнилось 12 лет. Она физически и умственно хорошо развита. Каких-либо сомнений в том, что она понимала характер и значение совершаемых им в отношении неё действий (сексуальные контакты), у него не было. 

Как следует из заключения комплексной амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы Г. не обнаруживает никаких психических расстройств. В указанном заключении не содержится указания, что возрастные и индивидуально-психологические особенности потерпевшей, вследствие которых она не понимала характер и значение совершенных в отношении нее действий и не способна оказывать сопротивление, имели какое- либо явное внешнее проявление.

В связи с этим выводы суда о том, что несовершеннолетняя потерпевшая Г. находилась в беспомощном состоянии и это было очевидно для М., не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

С учетом изложенного действия М. по эпизодам в отношении потерпевшей Г. переквалифицированы судом апелляционной инстанции по эпизоду в период с 01 по 13 января 2017г. с п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ на ч.2 ст.135 УК РФ, по эпизоду в период с 20 июля 2017г. по 30 августа 2017г. с п. «б» ч.4 ст.132 УК РФ на ч.2 ст.135 УК РФ, по эпизоду в период с 20 по 31 июля 2017г. с п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ на ч.3 ст.134 УК РФ, по эпизоду в период с 20 по 29 августа 2017г. с п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ на ч.3 ст.134 УК РФ, по эпизоду в период с 01 по 14 апреля 2017г. с ч.3 ст.30, п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ на ч.3 ст.30, ч.3 ст.134 УК РФ, по эпизоду в период с 01 по 30 апреля 2017г. с ч.3 ст.30, п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ на ч.3 ст.30, ч.3 ст.134 УК РФ, по эпизоду в период с 15 по 30 апреля 2018г. с ч.3 ст.30, п. «б» ч.4 ст.131 УК РФ на ч.3 ст.30, ч.3 ст.134 УК РФ.

 

(Апелляционное определение Калужского областного суда по делу № 22-1525/2019)



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.64 (0.043 с.)