V . НАРУШЕНИЕ ЗАКОНА ПРИ ВЫНЕСЕНИИ ИНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

V . НАРУШЕНИЕ ЗАКОНА ПРИ ВЫНЕСЕНИИ ИНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ



В соответствии с п.1 ч.1 ст.399 УПК РФ вопросы, связанные с исполнением приговора, рассматриваются судом в случае, указанном в п.1 ст.397 УПК РФ, по ходатайству реабилитированного.

 

Постановлением Калужского районного суда от 15 августа 2019 года отказано в принятии к рассмотрению ходатайства М. о взыскании с Министерства финансов РФ за счет казны РФ в его пользу расходов на оплату услуг представителя, понесенных в результате незаконного уголовного преследования.

Отказывая в принятии ходатайства М. к рассмотрению, суд указал, что ходатайство подано ненадлежащим лицом, минуя администрацию исправительного учреждения, а полномочия иных лиц не подтверждены соответствующими документами, наделяющими их правом на подачу данного заявления от лица М.

Вместе с тем каких либо данных, подтверждающих вывод суда о том, что ходатайство не подписано М., не имеется и судом не приведено.

Подача ходатайства реабилитированным минуя администрацию исправительного учреждения не препятствует его рассмотрению судом в судебном заседании.

При таких обстоятельствах постановление суда отменено, а дело передано на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному разбирательству.

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1290/2019)

В силу ст. 469 УПК РФ основанием передачи лица, осужденного судом Российской Федерации к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является, является решение суда по результатам рассмотрения представления федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области исполнения наказаний, либо обращения осужденного или его представителя, а равно компетентных органов иностранного государства в соответствии с международным договором Российской Федерации либо письменным соглашением компетентных органов Российской Федерации с компетентными органами иностранного государства на основе принципа взаимности.

Согласно ст. 3 Конвенции о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 года, участниками которой являются Россия и Украина, осужденное лицо может быть передано для отбывания наказания в виде лишения свободы в другое государство при соблюдении следующих условий: a) это лицо является гражданином государства исполнения приговора; b) судебное решение вступило в законную силу; c) на время получения запроса о передаче осужденному лицу остается отбывать наказание еще по крайней мере шесть месяцев или срок наказания является неопределенным; d) имеется согласие на передачу самого осужденного лица; e) действия или бездействие, в связи с которыми был вынесен приговор, являются уголовным правонарушением в соответствии с законодательством государства исполнения приговора или являлись бы уголовным правонарушением, если бы они имели место на его территории; f) как государство вынесения приговора, так и государство исполнения приговора дают согласие на такую передачу.

Постановлением Дзержинского районного суда от 22 июля 2019 года отказано в передаче осужденного Букарева А.Н. для отбывания наказания в Украину.

Букарев А.Н. осужден приговором Калужского районного суда от 22 августа 2017 года по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ к лишению свободы сроком на восемь лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Наказание отбывает в ИК-4 УФСИН России по Калужской области.  

05 июня 2018 года Букарев А.Н. обратился с заявлением о переводе его для дальнейшего отбывания наказания в Украину, гражданином которой он является.

Министерство юстиции Украины в связи с поступившим заявлением осужденного Букарева А.Н. обратилось в Березанский районный суд Николаевской области Украины о приведении приговора Калужского районного суда от 22 августа 2017 года в соответствие с законодательством Украины.

Определением Березанского районного суда Николаевской области от 18 декабря 2018 года (далее по тексту – суд Украины) названное ходатайство Министерства юстиции Украины удовлетворено. Судом постановлено привести в соответствие с законодательством Украины приговор Калужского районного суда от 22 августа 2017 года в отношении Букарева А.Н. Определено, что Букарев А.Н. является осужденным по ч. 2 ст. 15, ч. 3 ст. 307 УК Украины к лишению свободы сроком на восемь лет.

Согласно материалам дела Букарев А.Н. является гражданином Украины, постоянного места жительства, семьи на территории РФ не имеет, деяния, совершенные им на территории РФ, признаются преступными по УК Украины, между компетентными органами РФ и Украины достигнуто соглашение о принятии осужденного для отбывания наказания, которое будет происходить в тех же условиях и в том же виде исправительного учреждения, что и на территории РФ. Из предоставленных исправительным учреждением справок следует, что в отношении Букарева А.Н. исполнительных листов не имеется, дополнительное наказание ему не назначалось, акты об амнистии и помиловании к нему не применялись.

Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в передаче осужденного Букарева А.Н. для отбывания наказания в Украину, указал, что при приведении в отношении Букарева А.Н. приговора от 22 августа 2017 года в соответствие с законодательством Украины суд Украины в своем определении от 18 декабря 2018 года признал Букарева А.Н. осужденным по ч. 2 ст. 15, ч. 3 ст. 307 УК РФ, то есть в совершении только одного преступления, тогда как по приговору он признан виновным в совершении двух преступлений в области незаконного оборота наркотических средств. Изложенное обстоятельство, при отсутствии в определении суда Украины ссылки на ст. 32 УК Украины, предусматривающую принцип повторности преступлений, как и отсутствие в диспозиции ч. 3 ст. 307 УК Украины указания на повторность преступления, по мнению суда первой инстанции, приводит к возникновению неопределенности в вопросе об объеме признания Украиной преступных действий Букарева А.Н., что не может свидетельствовать о достижении согласия о передаче осужденного на условиях, предусмотренных Конвенцией. Изложенное в силу ч. 4 ст. 471 УПК РФ является основанием к отказу в передаче осужденного для отбывания наказания в государстве, гражданином которого он является. 

Однако такие выводы суда материалам дела не соответствуют.

Так, из определения суда Украины от 18 декабря 2018 года следует, что каждое из деяний, за совершение которых Букарев А.Н. осужден по приговору от 22 августа 2017 года, также является наказуемым деянием в соответствии с законодательством Украины об уголовной ответственности.

В этой связи правовая оценка содеянного Букаревым А.Н. судом Украины, с учетом наличия в диспозиции ст. 307 УК Украины уголовной ответственности за повторное совершение аналогичного преступления, вопреки позиции суда первой инстанции, не ведет к возникновению неопределенности в вопросе об объеме признания Украиной преступных действий осужденного.

Таким образом, представленные украинской стороной материалы указывают на то, что деяния, за которые Букарев А.Н. осужден в Российской Федерации, по законам Украины также являются уголовно наказуемыми, влекущими наказание в виде лишения свободы, срок давности привлечения к уголовной ответственности за которые не истек.

При таких обстоятельствах все предусмотренные уголовно-процессуальным законом и международным договором Российской Федерации условия для передачи осужденного были соблюдены, каких-либо из предусмотренных ст. 471 УПК РФ оснований для отказа в передаче не имелось, что привело к отмене судебного решения.

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1301/2019)

В соответствии п.3 ч.1 ст. 51 УПК Российской Федерации, если обвиняемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту, участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно.

Согласно п.15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 года №29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» к лицам, которые в силу своих психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту, следует относить, в частности, лиц, имеющих психическое расстройство, не исключающее вменяемости, ограничивающее их способность пользоваться процессуальными правами.

Постановлением Дзержинского районного суда от 29 июля 2019 года принято решение о совместном исполнении постановленных в отношении Капитонова Р.Г. приговоров Дзержинского районного суда от 14 июля 2016 года от 29 сентября 2016 года.

Суд рассмотрел представление врио начальника исправительного учреждения о совместном исполнении постановленных в отношении Капитонова Р.Г. приговоров в отсутствие осужденного и защитника.

Согласно имеющейся в представленных материалах расписке осужденный Капитонов Р.Г. от помощи защитника отказался, указав, что отказ не связан с его материальным положением.

При этом вопрос о возможности принятия отказа осужденного от защитника судом не рассматривался, мотивы такого отказа не выяснялись, решение по этому вопросу судом не принималось.

Вместе с тем согласно тексту приговора Дзержинского районного суда от 29 сентября 2016 года по результатам амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы у Капитонова Р.Г. установлена легкая умственная отсталость, которая не ограничивала в момент совершения преступления его способность в полной мере осознавать фактический характер, общественную опасность своих действий и руководить ими. Однако с учетом наличия у Капитонова Р.Г. интеллектуальной недостаточности, недопонимания социального значения юридически-значимых фактов он не в состоянии качественно и полноценно защищать свои права и законные интересы, поэтому нуждается в предоставлении адвоката.

Поведение осужденного Капитонова Р.Г. в суде апелляционной инстанции не позволило усомниться в обоснованности и актуальности на настоящий момент выводов указанной экспертизы.

При таких обстоятельствах в соответствии п.3 ч.1 ст. 51 УПК Российской Федерации участие защитника в данном случае являлось обязательным, поскольку психическое состояние осужденного Капитонова Р.Г. ограничивало его способность пользоваться процессуальными правами, о чем было известно суду первой инстанции, и осужденный не мог самостоятельно осуществлять свое право на защиту. 

Вышеуказанное существенное нарушение уголовно-процессуального закона явилось основанием отмены судебного решения в апелляционном порядке.

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1307/2019)

В соответствии с ч.1 ст.81 УПК РФ предметы, которые служили орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления, также предметы, на которые были направлены преступные действия, также ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, иные предметы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела, признаются вещественными доказательствами по уголовному делу.

При этом в соответствии с ч.2 ст.81 УПК РФ предметы, указанные в части 1 ст.81 УПК РФ, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается статьями 81 и 82 УПК РФ.

В соответствии с ч.4 ст.81 УПК РФ изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты, с учетом требований ст.6.1 УПК РФ (то есть с учетом требований о том, что уголовное судопроизводство должно осуществляться в разумный срок).

Постановлением Боровского районного суда от 9 сентября 2019 года отказано адвокату Балакаеву Р.В. и его доверителю А. в удовлетворении жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным бездействия начальника ОМВД России по Боровскому району, выразившегося в невозвращении А. автомобиля марки КамАЗ.

Из материалов, представленных в суд, а также из выступлений в судебных заседаниях представителей следственного органа: начальника СО ОМВД России по Боровскому району Калужской области - в суде первой инстанции, а следователя СО ОМВД России по Боровскому району, в производстве которого в настоящее время находится уголовное дело, – в суде апелляционной инстанции - следует, что автомобиль марки КамАЗ, переданный на хранение гр-ну З., был изъят 2 апреля 2018 года в ходе доследственной проверки, проводимой в порядке, установленном ст.144 УПК РФ. После возбуждения уголовного дела 10 марта 2019 года и по настоящее время данный автомобиль в установленном законом порядке вещественным доказательством по уголовному делу не признан. По уголовному делу какие-либо конкретные лица в качестве обвиняемых, подозреваемых не привлечены. В отношении данного автомобиля или в связи с действиями каких-то лиц в отношении данного автомобиля (в том числе действиями, направленными на изменение права собственности на данный автомобиль) какая-либо судебная экспертиза не назначена. На данный автомобиль арест не накладывался.

Указанным выше фактическим обстоятельствам дела и нормам закона (приведенным положениям частей 1 и 2 ст.81 УПК РФ) судом первой инстанции никакой оценки в постановлении не дано. Отмеченные обстоятельства и положения закона судом при вынесении решения во внимание не приняты.

Допущенное судьей существенное нарушение уголовно-процессуального закона повлекло отмену судебного решения.

 

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1342/2019)

В силу ст.21 УК РФ и п.3 ст.196 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить психическое или физическое состояние обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости, то есть способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

К обстоятельствам, вызывающим такие сомнения, могут быть отнесены, например, наличие данных о том, что лицу в прошлом оказывалась психиатрическая помощь (у него диагностировалось врачами психическое расстройство, ему оказывалась амбулаторная психиатрическая помощь, он помещался в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, признавался невменяемым по другому уголовному делу, негодным к военной службе по состоянию психического здоровья и т.п.), о нахождении его на обучении в учреждении для лиц с задержкой или отставанием в психическом развитии, о получении им в прошлом черепно-мозговых травм, а также странности в поступках и высказываниях лица, свидетельствующие о возможном наличии психического расстройства, его собственные высказывания об испытываемых им болезненных (психопатологических) переживаниях (п.6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07 апреля 2011 года №6 «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера»).

Постановлением Калужского районного суда от 03 сентября 2019 года уголовное дело в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.2641 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В обоснование решения суд сослался на возникшие у него сомнения во вменяемости М., в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и, как следствие, на наличие предусмотренных ч.3 ст.196 УПК РФ оснований для производства в отношении Марченко С.А. судебно-психиатрической экспертизы, которая в ходе досудебного производства по делу проведена не была.

Основаниями для таких сомнений суд посчитал отсутствие в уголовном деле сведений о том, состоит ли М. на учете у врачей нарколога и психиатра по месту своего рождения в Республике Казахстан; факт его участия в боевых действиях на территории Северо-Кавказского региона в период с 14 ноября 2000 года по 19 марта 2001 года, получение им контузии; наличие у М. двух судимостей за преступления, аналогичные тому, в котором он обвиняется в настоящее время; пояснения М. в судебном заседании о том, что в ходе указанных выше боевых действий он получил минно-взрывную черепно-мозговую травму, вследствие которой у него частично утрачен слух, а также поведение М. до совершения инкриминируемого преступления и в ходе судебного заседания.

Согласно материалам дела подсудимый с дошкольного возраста (с 1983 года) проживает на территории Российской Федерации, где получил общее и среднее специальное образование, проходил военную службу по призыву и по контракту. С указанного времени он проживал в Дзержинском районе Калужской области, где согласно рапорту-характеристике участкового уполномоченного зарекомендовал себя с положительной стороны, жалоб и заявлений в отношении него не поступало, к административной ответственности привлекался лишь по линии ГИБДД. Подсудимый дважды вступал в брак, в настоящее время женат, по месту работы характеризуется положительно, за медицинской помощью в ГБУЗ КО «Калужская областная психиатрическая больница им. А.Е. Лившица», ГБУЗ КО «Наркологический диспансер Калужской области», ГБУЗ КО «Центральная районная больница Дзержинского района» не обращался, на учетах у врачей психиатра и нарколога не состоит.

При таких обстоятельствах отсутствие в уголовном деле сведений о том, состоял ли М. на учете у врачей нарколога и психиатра по месту своего рождения в Республике Казахстан сомнений в его вменяемости не вызывает.

Кроме того, согласно дополнительно представленным прокурором суду апелляционной инстанции сведениям, в Республике Казахстан на учете у врачей нарколога и психиатра подсудимый не состоит, за соответствующей медицинской помощью не обращался.

В обоснование возникших у него сомнений во вменяемости М. суд первой инстанции также сослался на его поведение до совершения инкриминируемого преступления и в ходе судебного заседания. При этом каких-либо фактических данных о действиях подсудимого, позволивших усомниться в его вменяемости, не привел. Из материалов уголовного дела, протокола и аудиозаписи судебного заседания таких данных не усматривается.

Наличие у М. двух судимостей за преступления, аналогичные тому, в котором он обвиняется в настоящее время, сомнений в его вменяемости не вызывает.

Одни лишь пояснения М. в судебном заседании первой и апелляционной инстанций о том, что в ходе боевых действий, имевших место в 2000-2001 годах, он получил контузию в результате воздействия взрывной волны, вследствие которой у него частично утрачен слух на правое ухо, не являются основаниями к возникновению сомнений в его вменяемости.

За медицинской помощью в связи с упомянутой контузией М. не обращался.

С указанного времени прошло более 17 лет, в течение которых признаков психического расстройства у М. не проявлялось. После 2001 года в отношении него не раз осуществлялось уголовное преследование. При этом, как видно из имеющихся в материалах дела копий приговоров, сомнений в психической полноценности М. не возникало. Из материалов уголовного дела также следует, что М. имеет водительское удостоверение, которое выдавалось ему в 2010 году.

Ссылка суда в постановлении на пояснения М. о получении им в ходе боевых действий минно-взрывной черепно-мозговой травмы не основана на протоколе судебного заседания.

Сам подсудимый М. считает себя психически здоровым и полностью вменяемым, о чем он утверждал в судах первой и апелляционной инстанций.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не согласился с выводами районного суда о наличии сомнений во вменяемости М., поскольку приведенные выше данные о его личности, как и его поведение в суде апелляционной инстанции, не указывают на наличие у М. хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, которые могли бы ограничить его способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Соответственно нарушений требований уголовно-процессуального закона, исключающих возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения по делу, не имеется.

При таких обстоятельствах постановление суда отменено, а дело - передано на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1345/2019)

В соответствии с  ч.2 ст. 446 2 УПК Российской Федерации, если в ходе предварительного расследования будет установлено, что имеются предусмотренные ст. 251 данного Кодекса основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении обвиняемого, следователь с согласия руководителя следственного органа выносит постановление о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести и назначении этому лицу меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, которое вместе с материалами уголовного дела направляется в суд.

По смыслу закона в постановлении о возбуждении перед судом ходатайства должны быть, в частности, изложены: описание преступного деяния, в совершении которого лицо обвиняется, с указанием пункта, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации; доказательства, подтверждающие предъявленное обвинение; основание для прекращения судом уголовного дела или уголовного преследования и назначения обвиняемому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа; указание о согласии обвиняемого на прекращение уголовного дела или уголовного преследования по данному основанию (п.251 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

При этом если постановление о возбуждении перед судом ходатайства составлено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, что исключает возможность рассмотрения ходатайства и вынесения решения в соответствии с  ч.5 ст. 4462 УПК Российской Федерации, судья отказывает в принятии его к рассмотрению и возвращает вместе с материалами уголовного дела руководителю следственного органа. В частности, ходатайство не может быть принято судом к рассмотрению в случаях, когда оно возбуждено без согласия обвиняемого на прекращение уголовного дела или уголовного преследования по основанию, предусмотренному ст. 251 УПК Российской Федерации, или без соблюдения указанных в этой статье условий освобождения от уголовной ответственности (к примеру, лицо обвиняется в совершении тяжкого преступления, у него имеется неснятая или непогашенная судимость), не содержит указанных выше сведений, подлежащих изложению в ходатайстве, либо к ходатайству не приложены все материалы уголовного дела (п.252 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 года №19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности»).

Постановлением Калужского районного суда от 02 сентября 2019 года материалы уголовного дела в отношении И., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.134 УК РФ, поступившего в суд с постановлением следователя о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении И. и назначении ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, возвращены начальнику СО по г.Калуге СУ СК РФ по Калужской области для составления в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В обоснование принятого решения судом указано на следующие нарушения требований закона:

- отсутствие в материалах дела сведений о том, каким образом, по мнению законного представителя несовершеннолетней потерпевшей– её матери, обвиняемым возмещен вред;

- наличие, согласно имеющемуся в материалах дела заявлению законного представителя потерпевшей, у неё возражений против прекращения уголовного дела и назначения обвиняемому судебного штрафа;

- наличие в материалах дела заявления несовершеннолетней потерпевшей, в котором имеется прямое указание на то, что она желает привлечения обвиняемого И. к уголовной ответственности;

- в постановлении следователя не указано, возможно ли прекращение уголовного дела в отношении И. по иным предусмотренным законом основаниям.

Вместе с тем, какие именно из вышеуказанных или иных, допущенных, по убеждению суда, органом предварительного расследования нарушений требований закона исключают возможность рассмотрения постановления следователя о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении обвиняемого И. в связи с назначением ему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа и вынесения решения по данному ходатайству, в обжалуемом постановлении судом не приведено.

Уголовный закон не предусматривает в качестве обязательного условия для освобождения лица от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ст.762 УК РФ, согласие на это законного представителя потерпевшей.

Более того, по смыслу положений ст.762 УК РФ согласие (несогласие) самой потерпевшей на прекращение уголовного дела и освобождение лица от уголовной ответственности в порядке, установленном ст.251 УПК РФ, не имеет определяющего значения. В соответствии с указанными нормами уголовного и уголовно-процессуального законов суд должен выяснить у потерпевшей, а также установить другими возможными способами, совершены ли обвиняемым действия по возмещению ущерба или заглаживанию иным образом причиненного преступлением вреда и какие именно.

Из представленных материалов уголовного дела видно, что возможные меры к выяснению указанных обстоятельств органом предварительного расследования приняты.

В материалах уголовного дела имеются заявления потерпевшей и обвиняемого, в которых подробно указано, каким образом, по их мнению, обвиняемый возместил потерпевшей ущерб и иным образом загладил причиненный преступлением вред.

Из содержания указанного заявления потерпевшей следует, что претензий она к обвиняемому не имеет, считает, что причиненный ей вред он загладил в полном объеме, она не возражает против прекращения в отношении И. уголовного дела с назначением ему судебного штрафа. Поэтому присутствующая в данном заявлении формулировка: «…желаю его привлечения к уголовной ответственности…», как противоречащая общему смыслу заявления, представляется очевидной технической ошибкой. 

Обоснованность и достаточность сведений о возмещении обвиняемым ущерба и ином заглаживании им причиненного преступлением вреда подлежат проверке и судебной оценке при рассмотрении ходатайства следователя по существу с обязательным участием обвиняемого и прокурора и предоставлением сторонам, в том числе потерпевшей и её законному представителю, права выразить свое мнение относительно рассматриваемого вопроса.

Отсутствие в постановлении следователя указания о том, возможно ли прекращение уголовного дела в отношении И. по иным предусмотренным законом основаниям, не является нарушением уголовно-процессуального закона, препятствующим рассмотрению ходатайства следователя, поскольку указанные обстоятельства в силу положений п.2 ч.5 ст.4462 УПК РФ подлежат выяснению в судебном заседании, и при установлении иных оснований для прекращения уголовного дела или уголовного преследования суд по результатам рассмотрения ходатайства следователя выносит постановление об отказе в его удовлетворении с возвращением ходатайства и материалов дела руководителю следственного органа.

Данные обстоятельства привели к отмене судебного решения и направлению дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию.

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1382/2019)

В соответствии со ст. 78 УИК РФ, в зависимости от поведения и отношения к труду в течение всего периода отбывания наказания осужденным к лишению свободы может быть изменен вид исправительного учреждения. Положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания из исправительной колонии строгого режима в колонию-поселение, по отбытии осужденными за совершение особо тяжких преступлений - не менее двух третей срока наказания.

В ходе судебного заседания подлежат исследованию обстоятельства, имеющие значение для разрешения вопроса об изменении осужденному вида исправительного учреждения, в частности отбытие осужденным в соответствии с частью 2 статьи 78 УИК РФ части срока наказания, его поведение, отношение к учебе и труду, отношение к совершенному деянию, частичное или полное возмещение причиненного ущерба или иным образом заглаживание вреда, причиненного в результате преступления.

Постановлением Дзержинского районного суда от 13 августа 2019 года,отказано в удовлетворении ходатайства и представления об изменении вида исправительного учреждения Павлову К.К. и переводе его из исправительной колонии строгого режима в колонию – поселение.

Приговором Жуковского районного суда от 16 сентября 2016 года Павлов К.К. осужден по ч.4 ст.159; п. «в» ч.5 ст.290 УК РФ с применением ч.ч.3, 5 ст.69 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.  

Начало срока отбывания наказания – 24 февраля 2015 года, конец срока с зачетом времени его содержания под стражей до постановления приговора – 15 февраля 2021 года.

В обоснование принятого решения суд указал, что осужденный уклоняется от возмещения ущерба, причиненного преступлением, в сумме 1 200 000 рублей, взысканной в пользу Ф., погасив по май 2019 года лишь сумму в размере 32 570 рублей 68 копеек.

Вместе с тем судом в постановлении установлено, и из представленных материалов следует, что Павлов К.К. отбыл более 2/3 срока наказания, характеризуется положительно, имеет 16 поощрений, трудоустроен, обучался в профессиональном училище, свою вину в преступлении признал полностью, администрация учреждения ходатайствует об изменении Павлову К.К. вида исправительного учреждения.

Однако конкретных доказательств, подтверждающих, что Павлов К.К. уклоняется от возмещения ущерба, причиненного преступлением, суд в постановлении не привел.

Согласно материалам дела исполнительный лист о взыскании ущерба после осуждения Павлова К.К. поступил в исправительную колонию, где с заработной платы осужденного стали производиться удержания, которые перечислялись потерпевшему. Кроме исполнительного листа о взыскании ущерба, причиненного преступлением, с заработной платы осужденного, составляющей 3 525 рублей, удерживаются денежные средства по трем другим исполнительным листам, не связанным с уголовным делом осужденного.

Согласно справке из исправительного учреждения на июль 2019 года в пользу потерпевшего Ф. взыскано 37 968 руб. 38 копеек.

Каких-либо данных о том, что Павлов К.К. уклоняется от возмещения ущерба, в материалах дела не имеется и судом в постановлении не приведено.

Вышеуказанными обстоятельствами подтверждается, что Павлов К.К. характеризуется положительно, частично возместил ущерб, причиненный в результате преступления, что подтверждается мнением администрации исправительного учреждения о целесообразности изменения Павлову К.К. вида исправительного учреждения. 

Таким образом, судом первой инстанции не приняты во внимание критерии применения изменения вида исправительного учреждения, а именно: отсутствие нарушений, добросовестное отношение к труду и обязанностям в период отбывания назначенного наказания, поведение осужденного за весь период отбывания наказания, наличие поощрений, частичное или полное возмещение причиненного ущерба.

Учитывая то обстоятельство, что закон не требует, чтобы осужденный имел какие-то особые, исключительные заслуги, а представленные материалы свидетельствуют о том, что Павлов К.К. характеризуется положительно и принимает меры по погашению ущерба, постановление суда отменено, ходатайство осужденного Павлова К.К. и представление администрации исправительного учреждения об изменении Павлову К.К. вида исправительного учреждения и переводе его из исправительной колонии строгого режима в колонию поселение на неотбытый срок лишения свободы удовлетворены.

 

(Апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-1463/2019)

В соответствии с частью 1 статьи 80 УК РФ лицу, отбывающему содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, возместившему вред (полностью или частично), причиненный преступлением, суд с учетом его поведения в течение всего периода отбывания наказания может заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания. Основанием для такой замены является поведение осужденного, свидетельствующее о том, что цели наказания могут быть достигнуты путем замены неотбытой части наказания более мягким наказанием. Суду также надлежит учитывать данные о личности осужденного, его отношение к труду и учебе во время отбывания наказания.

Статья 175 УИК РФ к критериям, позволяющим заменить оставшуюся не отбытой часть наказания более мягким видом наказания, относит данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, сведения об отношении осужденного к совершенному деянию.

Постановлением Сухиничского районного суда от 01 октября 2019 года отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Васильева Е.А. о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Приговором Людиновского районного суда от 28 мая 2014 года Васильев Е.А. был осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Постановлением Людиновского районного суда от 28 декабря 2015 года условное осуждение отменено, постановлено к отбытию наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием его в исправительной колонии общего режима.

Приговором Людиновского районного суда от 06 июля 2016 года Васильев Е.А. осужден по ст. ст. 33 ч.5, 30 ч.3, 228 ч. 2 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Начало срока отбывания наказания - 30 января 2016 г., конец срока – 29 июля 2021 г.

15 августа 2019 г. осужденный Васильев Е.А. обратился в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания в виде лишения свободы более мягким наказанием.

Основанием отказа в замене Васильеву Е.А. оставшейся не отбытой части наказания более мягким видом наказания послужили выводы суда о том, что за весь период отбывания наказания поведение осужденного Васильева Е.А. не было стабильным. 18 октября 2018 г. он допустил нарушение режима содержания, а преступление совершил в период условного осуждения.

У



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.02 с.)