КНИГА XXXVIII - XXXIX . ФРАГМЕНТЫ. 88-73 BC .



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

КНИГА XXXVIII - XXXIX . ФРАГМЕНТЫ. 88-73 BC .



 

38-39. Фрагменты 88-73 гг до н.э. Гражданская война.

 

5.
Затем разразилась гражданская война в 662 году [1], вскоре после... который породил ненависть Рима против Митридата. Начало предстоящих бедствий предвещалось, как сообщают Тит Ливий и Диодор [2], множеством знамений, в частности, при ясном и безоблачном небе раздались звуки большой трубы: продолжительная, резкая и скорбная мелодия. Все, кто слышал это, были вне себя от страха, и этрусские прорицатели объявили, что знамение предвещало смену расы и новый мировой порядок. Были, говорят они, восемь человеческих рас, каждая отличается от прочих нравами и обычаями. Каждой из них Бог назначил эпоху, которая совпадает по времени с большим годом. Всякий раз, когда старая эра подходит к концу, а новая нарождается, некоторые чудесные знамения посылаются с земли или неба, в результате чего они сразу очевидны для тех, кто сведущ в этих вопросах, как теперешние люди появились на земле, чьи обычаи и нравы различны, и которые меньше заботятся о богах. [3] Так ли это или нет, мне недосуг разузнать, хотя развитие событий предоставило довод довольно правдоподобный. В самом деле, если рассматривать историю Рима с этой точки зрения, политическое устройство в целом изменилось в худшую сторону и порочные люди процветали.

1.
Эмиссары римского народа были направлены к Цинне [4], чтобы договориться об урегулировании. Однако, он ответил, что, так как он покинул город консулом, он не рассчитывает возвращаться в статусе частного гражданина.

2.
Позже Метелл [5] с теми силами, какими он на тот момент обладал, приблизился к лагерю Цинны, и после беседы с ним согласился признать Цинну консулом, [6] Метелл быть первым, кто обратился к нему, именуя этим титулом. Оба были подвергнуты обвинению на этот счет. Марий, встретив Цинну, сказал ему в лицо, что почти достигнув победы, он не должен подрывать власть, которую боги предоставили им, тогда как Метелл, по возвращении, встретил решительное несогласие Октавия, [7] который назвал его предателем и консулов и своей родины. (2) Октавий заявил, что ни при каких обстоятельствах он позволит ни себе, ни городу Риму, пасть жертвой Цинны. И даже если все покинут его, он все равно останется верен своей высокой должности, и с единомышленниками... Но если он потеряет всякую надежду, он подожжет свой дом и погибнет в огне вместе со всем своим личным имуществом, и с незатронутой честью предаст себя смерти добровольно, но до тех пор будет наслаждаться свободой.

3.
Считалось, что Мерула, [8] человек, который был избран консулом, чтобы заменить Цинну, будет действовать как положено хорошему гражданину, до тех пор пока не будет достигнута договоренность, что он больше не должен занимать должность консула. Выступая как в сенате, так и перед народом о наилучшем курсе действий для государства, он предложил свои услуги в качестве посредника согласия: так как против своей воли он был консулом, так что теперь он добровольно уступил должность Цинне. Так незамедлительно он вернулся к частной жизни. Сенат затем отправил эмиссаров [9], чтобы заключить договор и сопроводить Цинну в город в качестве консула.

4.
Цинна и Марий встретились с самыми выдающимися вождями обсудить как установить мир на прочной основе. Решением, на котором они наконец остановились, были преданы смерти самые известные их противники, все те, кто были способны оспорить их власть. Таким образом, когда их собственная партия и фракция были очищены, они и их друзья могли впредь проводить свое руководство без страха и по-своему умыслу. (2) Таким образом, они незамедлительно пренебрегли своими клятвенными договорами и обязательствами, а люди, отмеченные к смерти, убивались направо и налево без огласки. Квинт Лутаций Катул [10], бесспорный победитель кимвров, имеющий частичную поддержку своих сограждан, оказался обвинен перед народом некоторыми трибунами за тяжкое преступление. (3) Опасаясь риска, связанного с этой показной законностью, он обратился к Марию с просьбой о помощи. Марий, хотя в былые времена был его другом, теперь, потому что что-то вызвало подозрение, отвернулся от него, и дал единственный ответ: "Ты должен умереть". Катул, потерял всякую надежду на спасение, но желая до конца своих дней не подвергаясь себя подлым унижениям, сделал свой уход из жизни довольно оригинальным и удивительным образом. Заперев себя в только что оштукатуренной комнате, он усилил испарения от негашеной извести огнем и дымом, и задохнувшись от вредных паров, закончил свои дни.

6.
В итоге, за резню граждан и чудовищные преступления, посланная божеством Немезида, преследовала Цинну и Мария. [11] Ибо Сулла, их единственный выживший противник, разбив в пух и прах войска Митридата в Беотии, и принудив к капитуляции Афины, заключил союз с Митридатом, взял царский флот и вернулся домой в Италию. В мгновение ока он разбил силы Цинны и Мария и подчинил весь Рим и Италию своей власти. Он целиком вырезал шайку Цинны, и полностью уничтожил потомство Мария. С тех пор работою божественного провидения было вменено множество умеренных наказаний людям, которые начали политику власти террора, поскольку наиболее превосходный наглядный урок был завещан тем, кто избрал нечестивый путь, вернув их с путей зла.

7.
Сулла, нуждаясь в деньгах, наложил руки на три святилища, которые обладали богатыми пожертвованиями в золоте и серебре: посвящения Аполлону в Дельфах, Асклепию в Эпидавре и Зевсу в Олимпии. [12] Его крупнейший трофей был в Олимпии, так как святилище оставалось неприкосновенным на протяжении веков, в то время как большая часть сокровищ в Дельфах была разграблена фокейцами во время так называемой "Священной войны". Сулла, присвоив большое количество золота и серебра и всевозможных ценных предметов, накопил достаточно средств для ожидаемой войны в Италии. И хотя он не испытывал никаких угрызений совести при захвате священных сокровищ, вместо них он посвятил землю богам для обеспечения годового дохода. [13] Он говорил в шутку, что его превосходство в бою было обеспечено, так как боги, внеся большой вклад в военную казну, окажут помощь его делу.

8.
Во время похода Фимбрия, будучи далеко до Флакка, [14] нашел возможность затеять большое предприятие, и с целью вызвать привязанность воинов дал им разрешение на грабеж территории союзников, как если бы это были вражеские страны, обращая в рабство всякого встречного. Солдаты, с восторгом приняв это разрешение, в течение нескольких дней накопили огромные богатства. Те, кто был ограблен, отправились к консулу со своими рассказами о горе. Он был опечален и сказал, чтобы они шли вместе с ним, с тем чтобы они могли восстановить свое имущество, и он сам с угрозами приказал Фимбрию, возместить награбленное тем, кто пострадал от потери. Фимбрия попытался переложить всю вину на своих людей, говоря, что они сделали все это без его одобрения, но в частном порядке он передал на словах своим войскам не обращать внимания на приказы, и не отдавать то, что они приобрели силой оружия и в соответствии с правилами ведения войны. И когда Флакк дал еще более строгий приказ вернуть краденое, а солдаты до сих пор не обращали внимания, беспорядки и мятежи охватили безудержную толпу.
(2) После переправы через Геллеспонт, Фимбрия подбивал воинов на насилия и грабежи, взыскивал деньги с городов, и разделял доходы среди своих людей. Они, поднявшись до вершин безответственной власти и возбужденные видом добычи, относились к нему как к общественному благодетелю. Если города не подчинялись, он вынуждал их к капитуляции и отдавал их своим людям для грабежа. Никомедию, [15] например, он передал своим войска на разграбление.
(3) Этот же Фимбрия, после входа в Кизик, якобы в качестве друга, выдвинул обвинения против самых богатых людей в городе, обвиняя их в каких-то смертельно наказуемых преступлениях. Для того, чтобы вселить страх и ужас в остальных, он нашел двух из них виновными, и наказал их, обезглавив. Затем, конфисковали их имущество, и запугав других, приговором, вынесенным в отношении первых жертв, он заставил остальных обвиняемых выкупить свою жизнь посредством передачи ему всего имущества.
(4) Через некоторое время Фимбрия довел провинцию до таких бедствий, какие можно было ожидать от человека, который прибегает к таким нечестивым методам, добиваясь власти и поступая так, как ему заблагорассудится. Разрушив Фригию, как ураган, он налетел на города и опрокинул всех, кто стоял на его пути. И когда, наконец, он наложил на себя руки, лежа мертвым, то только должен был бы умереть тысячей смертей. [16]

9
Гней Помпей, избрав для своей карьеры жизнь солдата, терпел изо дня в день неудобства, и вскоре получил наивысшие заслуги в практике военного искусства. Отклонив все удобства и отдых, он занимался днем и ночью тем, что должно было составить ему хорошую службу в качестве воина. Он придерживался скудного рациона, и избегал баню и всякое общество, влекущее за собой роскошные привычки. Он принимал пищу сидя, [17] и выделял меньше времени для сна, чем требует природа, работая ночью на проблемами, которые поставил перед ним день, и тратил бессонные часы на изучение трудов по стратегии. Посредством постоянного повтора маловероятных непредвиденных обстоятельств он стал мастером военного дела и искусства ведения боя. Следовательно, гораздо меньше времени, чем требовалось другому человеку, ему нужно было чтобы принять на себя командование армией, которая стояла наготове, он собрал армию, снарядил ее и расставил в боевом порядке. [18]
Когда о его достижениях было сообщено в Риме, все поначалу не приняли их всерьез, принимая во внимание его возраст, а не его способности, и высокомерно предполагая, что глашатаи новостей праздно раздувают сказку с героической пышностью. Но когда события показали правдивость докладов, сенат послал Юния, [19] которого тот разбил наголову и обратил в бегство.

10.
Гней Помпей, чьи достоинства были настолько щедро вознаграждены и мужественный дух которого доставил ему высочайшие лавры, [20] достиг дальнейших успехов по образцам прошлого и известил Суллу письмом от своей растущей силе. Сулла, который во многих других случаях выразил восхищение молодым человеком, обрушился на людей сенаторского звания, которые при этом присутствовали, клеймя их позором и в то же время призывая их к усердию. Это было поразительно, сказал он, что простой юноша смог разгромить в бою столь большую армию, [21] в то время как они, кто были гораздо старше и годами и званиями, не способны были командовать, не придумывая оправданий, даже собственными слугами.

16.
Когда люди, подкупленные и развращенные, все дезертировали, и Сципион [22] остался один, без надежды выжить, Сулла послал всадников, чтобы сопроводить его в безопасное место, какое тот пожелает. Таким образом, Сципион, который в один момент был вынужден сложить должностные полномочия ради частной жизни и скромного положения, милосердием Суллы был сопровожден в город по своему выбору. В этой связи он вновь принял знаки должности и еще раз возглавлял большую армию. [23]

11.
Адриан, [24] пропретор, руководящий в Утике был сожжен заживо утикцами. В самом деле, несмотря на внушающее страх событие, случилось это обличение по причине нечестия жертвы.

12.
Когда Марий, сын Мария стал консулом, не мало было тех, кто закончил свой срок военной службы, установленный законом, но поспешил по собственному желанию присоединиться к молодому человеку [25] в борьбе, и, несмотря на свои годы, показывали своим младшим товарищам, насколько может быть эффективно длительное обучения военному делу и знакомство с полями сражений и другими опасностями войны.

13.
Город за городом и нация за нацией подвергались суровым испытаниям, и пытались разными способами узнать как люди стоят по отношению к ним. [26] По необходимости народы были вынуждены чередовать притворную верность, которую они предлагали то одной стороне, то другой, и склонялись к той партии, что была ближе. Ибо представители противоположных воюющих сторон назначали нормы вербовки новобранцев, появляясь лично, и, поскольку они стремились перещеголять друг друга, их весьма придирчивое расследование заставляло города предпочитать идти в открытую.

14.
В результате нехватки всего необходимого Марий был покинут своими войсками. Только Марк Перпенна, претор Сицилии, хотя Сулла переговорил с ним и призвал перейти на свою сторону, был так далек от соглашения, что он не только настаивал на своей верности Марию, но даже со страстью утверждал, что переправится из Сицилии со всеми силами под своей командой и вызволит Мария из Пренесты. [27]

15.
Как раз когда Марсийская война подошла к концу, разразилась большая гражданская война, во главе с Суллой и Гаем Марием, младшим сыном Мария, который много раз (на самом деле, семь) был консулом. В этой борьбе многие десятки тысяч людей погибли, но Сулла возобладал, и став диктатором, он принял имя Епафродита, [28] хвастовство, которое не оправдались, так как он одержал победу на войне и умер естественной смертью. Марий доблестно сражался против Суллы, но тем не менее, потерпел поражение и нашел убежище в Пренесте с пятнадцатью тысячами человек. Окруженный и подвергнутый длительной осаде, наконец, когда все покинули его, и не найдя путей спасения, он был вынужден обратиться к помощи одного верного раба, чтобы освободить себя от неприятностей. Раб согласился, и одним ударом покончил со своим хозяином, а затем убил себя. Таким образом гражданская война закончилась, хотя немногие остатки партии Мария, пережив войну, продолжали борьбу с Суллой еще некоторое время, пока они не погибли как и все остальные.

17.
В результате вредоносных обвинений передовые люди Рима были хладнокровно убиты. [29] Даже Сцевола, который был в это время pontifex maximus и пользовался наивысшей народной любовью, встретил судьбу, которая не соответствовала его благородному характеру. В одном отношении, по крайней мере, римскому народу очень повезло, а именно в том, что Верховному Понтифику не удалось, хотя и самую малость, добраться до святая святых [30]; ибо предоставленный жестокости своих преследователей, он был бы убит прямо у алтаря в святая святых, и его кровь потушила бы огонь, который на протяжении веков сохранялся живым с бессонной скрупулезностью.

18.
Похвала добрых людей и осуждение нечестивых имеет очень большую власть, направляя людей к благородным делам.
(2) Люди, которые способны выносить мудрые решения и приводить свои решения к исполнению...

19.
Когда проскрипционные списки [31] были вывешены на форуме, большие толпы поспешили ознакомиться с ними, и по большей части они сочувствовали людям, которые должны были предстать перед смертной казнью. Один парень на сборище, однако, человек необычной подлости и наглости, высмеивал предполагаемые жертвы и поносил их многочисленными оскорблениями. Здесь и сейчас, возмездием некого божества на человека, который издевался над большинством этих несчастных, было наложено наказание, соответствующее его преступлениям. Найдя свое имя, написанным в самом конце списка, он сразу же закрыл голову и бросился в толпу, надеясь, что окружающие не заметили и, что ему удастся спастись бегством. Он был узнан, однако, одним из прохожих, а когда истинность его положения была раскрыта, он был арестован и казнен, и все радовались его смерти.

20.
Так как Сицилия была без судов в течение длительного периода, Помпей взялся за отправление правосудия. [32] При работе как с общественными разногласиями, так и с вопросами частного договора, он принимал свои решения с таким мастерством, безошибочностью и такой неподкупностью, что никто не мог надеяться превзойти его. Хотя ему было всего лишь двадцать два года, в возрасте, когда молодежь сама по себе склонна к иррациональным удовольствиям, он жил, во время своего пребывания на острове, с такой строгостью и трезвость, что сицилийцы были поражены, и удивлялись характеру, показанному молодым человеком.

21.
Варвар Спартак, [33] получив какую-либо благосклонность от кого-нибудь, проявлял к нему свою благодарность. Действительно, естество само себя обучает, даже у варваров, платить добром за доброту к тем, кто оказывал помощь.

22.
Победа, одержанная силой оружия, приносит честь и славу солдатам и офицерам, но успехи достигнутые посредством мастерства полководца, способствуют только заслугам командующего.
Неудержимый порыв охватил варваров, восставших против римлян. [34]
Как правило, страдания других служат предупреждением для тех, кто оказался среди подобных опасностей.

37.22a.
Серторий, [35] видя, что движение среди местных жителей невозможно удержать под контролем, повел себя резко по отношению к своим союзникам: одних он привлек к суду и казнил, других он заключил в тюрьму, а богатых он лишил их поместий. Но хотя он собрал много золота и серебра, он не внес его в общую военную казну, но сохранил для собственного использования; и он не обеспечивал отсюда ни жалование солдатам, ни делился этим с другими вождями. В важнейших случаях он не заседал с советом или со своими советниками, но назначив себя единственным судьей, заслушивал показания и выносил приговоры в частном порядке. На свои пиры он отказывался допускать командиров и не показывал какого-либо уважения к своим друзьям. В общем, раздраженный нарастающим ухудшением своего положения, он вел себя со всеми как тиран. Он приобрел ненависть людей, и друзья замышляли лишить его жизни. Им удалось покончить с ним следующим образом. Вожди, занимающие высокое положение, Перпенна и Тарквитий, [36] нашли общий повод и решили покончить с Серторием из-за его тирании. Перпенна, решив возглавить заговор, пригласил Сертория к обеду, и из числа гостей тех, кто был посвящен в заговор. Когда Серторий прибыл, заговорщики напали на него, и так как он был посажен за столом между Тарквитием и Антонием [37], именно они убили его.

37.22b.
В результате заговора Митридат едва избежал гибели от рук кизикенцев. Был один римский центурион, работающий с ними при прокладке туннеля, [38] который они пытались провести вокруг. Поскольку эти работы проводились с обеих сторон и дали повод для частых встреч и бесед, он стал известен людям царя из-за частых бесед с ними. Случилось однажды, что он остался один на страже в подкопе, и когда один из царских надзирателей подошел к нему с предложением, чтобы он предал город, тот сделал вид, будто согласен. Это предложение было доложено царю, и он, в своем стремлении получить контроль над городом, предложил назначить человеку награды и установить время, чтобы встретиться с ним для обсуждения этого вопроса. Когда римлянин попросил гарантии на эти обещания, царь послал людей, чтобы дать их от своего имени. Человек, однако, настаивал, что он примет клятвы не иначе как лично от самого царя. Царь считал, что унизительно для его царского достоинства спуститься в шахту, но так как предатель сказал, что он не хочет слушать любые другие предложения, а попытка овладеть городом была насущной заботой, Митридат был вынужден присоединиться к этому требованию. И царь действительно пал бы от его руки, если бы не один из его друзей, проницательно догадавшийся о намерениях римлянина, не разработал механизм подходящего размера, который мог быстро открываться и закрываться. Это было помещено в туннель, и когда Митридат и его друзья вступили, центурион... человек с ним, которые должны были напасть на царя... обнажив меч, он бросился на царя. Но царь успел во-время закрыть дверь, и благополучно избежал опасности.

[1]Иоанну Антиохийскому и Плутарху, обоим приписаны предзнаменования, записанные в этом отрывке, относящиеся к первому консульству Суллы (88 г. до н. э.), и, следовательно, отрывок относится либо этому месту, либо ближе к концу книги 37. Ошибка в датировке, 662 год от основания города вместо 666, происходит от Евтропия (5.4), Иоанн Антиохийский главный источник об этом периоде. Юлий Обсеквенс, 57, записывает несколько аналогичных предзнаменование в 88 г. до н. э. (ср. также Аппиан, B. C., 1. 83.[2]Несмотря на выражение в цитате, ясно, что для Иоанна Антиохийского непосредственным источником был Плутарх. Cp. Historia, 14 (1965), 240–244.[3]Этрусское учение, как это изложено Цензорином De die natali, 17.5–6, утверждало, что каждому народу было назначено заданное число saecula, десять в случае самих этрусков. Длина каждой последующей saeculum была определена продолжительностью жизни самого долгоживущего жителя. Новая эры, которая началась в 88 г. до н. э. была или восьмой или, что менее вероятно, девятой: ср. К. Latte, Philologus, 87 (1932), 269. Трудно сказать, насколько верны наши подходы к подлинному этрусскому учению и в какой степени, если вообще оно окрашено реминисценцией о Пяти Веках Гесиода. Тот факт, что наш текст, в отличие от того же Плутарха, предполагает неизбежное ухудшение в каждой последующей эры, вероятно, не имеет существенного значения.[4]Л. Корнелий Цинна, консул с 87 по 84 г. до н. э., первоначально был избран как ставленник Суллы, но придя к власти, пытался вызвать Мария и ссыльных и был изгнан из Рима его коллегой Октавием. Он объединил усилия с Марием и вскоре подверг город опасности. О совещании, упомянутом здесь, см. Аппиан, B. C. 1.69.[5]Кв. Цецилий Метелл Пий. Он вернулся в Рим, вероятно, из Самния, чтобы противостоять марианцам. Другой отличный рассказ об этом втором совещании (если не том же самом) приведен у Аппиана, B. C. 1.70, и Плутарха, Марий, 43.1.[6]Слово, используемое здесь — στρατηγός, не ὕπατος, но это может быть вина эксцептора.[7]Сп. Октавий, другой консул 87 г. до н. э., который был убит при исполнении должности после возвращения Цинны и Мария.[8]Л. Корнелий Мерула, flamen Dialis, который, как consul suffectus вместо Цинны занимал должность часть 87 г. до н. э. Когда предстал перед судом марианцев, то покончил жизнь самоубийством.[9]Если это посольство то, что описано в гл. 2, порядок двух фрагментов должен быть изменен.[10]Катул был коллегой Мария в консульстве 102 г. до н. э. О его смерти см. также Аппиан, B. C. 1.74.[11]Как продолжение своего рассказа о царстве террора марианцев, Диодор в этом фрагменте дает краткую информацию о будущем ходе гражданской войны. Митридат принял условия Суллы в Дарданах в 85 до н. э., но Сулла не вернулся домой в Италию до 83 г. до н. э. К тому времени, как Марий, так и Цинна были мертв: Марий умер в начале своего седьмого консульства, 13 января 86 г. до н. э. (ср. 37.29.4), Цинна был убит в 84 г. до н. э.[12]См. также Плутарх, Сулла, 12, который добавляет множество деталей. Конфискация произошла во время осады Афин Суллою в 87 (или 87/6) до н. э.[13]Освященные земля составляли половину территории Фив (Плутарх. Сулла. 19. 6; Павсаний. 9.7.6).[14]Л. Валерий Флакк, избран consul suffectus в 86 до н. э. после смерти Мария. Назначен главнокомандующим против Митридата, был убит в результате мятежа войск своим легатом С. Флавием Фимбрием, который спровоцировал бунт. Настоящий инцидент произошел во время марша через Фракию к Византии, зимой 86/5 до н. э.[15]Это было в Никомедии, где Флакк был убит (Аппиан, Мит. 52.) После его смерти, Фимбрия принял на себя командование армией.[16]Почти дословно, "умерев, но только один раз, он нарушил долг возмездия за множество смертей". Его самоубийство произошло в Асклепиуме в Пергаме, или в Фиатире, после того, как армия была отобрана у него Суллой. Наиболее известным деянием Фимбрия было разрушение Илиона (Аппиан, Мит. 53; Дион Кассий, 30/5.104.7).[17]В отличие от обычного образа действий, лежать при приеме пищи.[18]Это было в Пиценах, где Помпей имел родовые поместья (ср. Плутарх, Пемпей. 6; Веллей Патеркул, 2.29). Ему в это время было только 23 года.[19]Л. Юний Брут Дамасипп, легат, командующий войсками марианцев. О его действиях см. Плутарх, Помпей. 7.1–2.[20]На их первой встрече, Сулла приветствовал Помпея, как Императора (Плутарх, Пеоомпей. 8).[21]Не совсем понятно, какая победа здесь названа: возможно, фрагмент должен быть отнесен к 83 г. до н. э.[22]Л. Корнелий Сципион Азиатский, консул 83 г. до н. э. Так Аппиан, B. C. 1.85–86, четко датирует это событие, которое произошло в Теануме в 83 г. до н. э. (ср. также Плутарх, Сулла, 28.1–3), фрагмент относится сюда, или, возможно, раньше главы 10, но не в месте, определенном для него Диндорфом.[23]Его повторное вступления в войну (ср. Аппиан, B. C. 1.95), кажется, было кратким и бесславным. Это было, возможно, как раз тогда, когда он потерял армию Помпея (Плутарх, Помпей. 7.3).[24]С. Фабий Адриана, губернатор Африки после 84 до н. э.[25]Г. Марий–младший, в то время ему было всего 26 лет. Люди, которые встали на его поддержку, были ветеранами его отца.[26]По–видимому это средство в отношении двух противоборствующих вождей, Суллы и Мария.[27]Признание Перпенны сошло на нет, и когда он был изгнан из Сицилии Помпеем (Плутарх, Помпей. 10.1), он бежал к Серторию в Испанию.[28]То есть "любимец Афродиты": на Западе имя, принятое Суллой был «Феликс» (ср. Плутарх, Сулла, 34,2 и Аппиан. B. C. 1.97). Обсуждение обоих имен см. в статье "Сулла Феликс" J. P. V. D. Balsdon'а в J. R. S. 41 (1951), 1–10. Выбор греческого имени, возможно, произошел под влиянием статуса Афродиты, как божественной родоначальницы римлян, так и покровительницы авантюристов, "Госпожа Удача".[29]Когда Марий, блокированный в Пренесте, понял, что ситуация безнадежна, он послал к Юнию Бруту Дамасиппу, praetor urbanus, чтобы покончить с предполагаемыми лидерами оппозиции в Риме (Аппиан, B. C. 1,88; Веллей Патеркул, 2.26). О Сцеволе ср. Книга 37.5 и: 17.29.5.[30]То есть храм Весты.[31]О проскрипциях Суллы см., в частности, Аппиан, B. C. 1.95–96; Дион Кассий, 30/5.100, Плутарх. Сулла. 31.[32]О Помпее на Сицилии ср. Плутарх, Помпей. 10, и Цицерон, Leg. Man. 61. Возраст приведенные здесь ошибочен, так как он родился в 106 до н. э.[33]Спартак был фракийцем, который возглавил восстание гладиаторов в Капуе в 73 г. до н. э. Восстание охватило всю южную Италию и не было подавлено вплоть до 71 г. н. э. Ср. Аппиан, B. C. 1. 116–120.[34]См. следующий фрагмент (книга 37.22a) о Сертории, ad init.[35]Кв. Серторий, претор в 83 до н. э., отступил в конце года свою провинцию Испанию, где он нашел поддержку населения и, с одним перерывом, поддерживать своего рода "правительство в изгнании" до своей смерти в 72 г. до н. э. Об истории его падения см. Плутарх, Серт. 25–27; Аппиан, B. C. 1.112–114, Саллюстия, Hist. 3 фр. 81–89 (Maurenbrecher).[36]О Перпенне см. выше, примечание к главы. 14, Г. Тарквитий Приск был одним из легатов Сертория. О (Марке) Антонии, указанном ниже, ничего не известно, кроме его роли в заговоре.[37]Саллюстий дает другой отчет о рассадке, Hist. 3, фр. 83 (М.).[38]Осада Кизика Митридатом по–разному датируется зимой 74/3 г. до н. э. (Broughton, Magistrates, 2.106–108) или зимой 73/2 г. до н. э. (Magie, Roman Rule in Asia Minor, 1204–1205, Примечание 5). Ибо это может изменить порядок фрагментов Диодор, переносом на более поздний срок. История, рассказанная здесь, дополняет краткое упоминание об едва не удавшемся захвате царя, записанное Страбоном, 12.8.11, с. 576, Аппиан, Мит. 75–76 также упоминает о подземных работах.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.56.11 (0.014 с.)