Фрагменты 147-136 гг. до н. э. Лузитанская война. События в Египте и Азии.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Фрагменты 147-136 гг. до н. э. Лузитанская война. События в Египте и Азии.



1.
Лузитаны, [1] из-за отсутствия умелого руководителя, в начале войны [2] были легко побеждаемы римлянами, но далее, имея во главе Вириата, [3] нанесли римлянам тяжелые потери. Этот человек из лузитан, проживавших в прибрежных районах океана, был пастухом, с детства жил и хорошо ориентировался в горах и обладал хорошей физической силой. Силой рук и быстротой ног, проворством и ловкостью, он далеко превосходил других иберов. (2) Приучивший себя к малому количеству еды, частым гимнастическим упражнениям и ко сну, лишь в течении необходимого для этого времени, он постоянно носил с собой оружие, часто сражаясь с хищниками и разбойниками. Тогда он был провозглашен населением вождем, и вскоре объединил вокруг себя множество местных разбойников. Своими успехами на поле сражений он не только получил признание как воин, но и завоевал репутацию ловкого стратега. (3) Он был справедлив в распределении добычи и вознаграждал каждого, согласно его заслугам. Наконец, он дошел до такой степени власти, что провозгласил себя не вождем бандитов, а властелином [4] и, начав войну с римлянами, победил в нескольких сражениях: например, римского командующего Ветилия, [5] он полностью разбил со всей его армией, а самого его пленил и предал мечу. (4) Он достиг множество военных успехов, пока, наконец, Фабий [6] не был назначен командующим в войне против него. С этого времени его положение стало ухудшаться, но вскоре он, собравшись с силами, одержал новые победы и вынудил Фабия подписать недостойный римлян договор. Но Цепион, [7] избранный на командование силами, действующими против Вириата, аннулировал соглашение, затем, нанеся ему несколько поражений, довел его до такой крайности, что тот стал просить перемирия, а затем был убит собственными друзьями. [8] Тогда, наведя ужас на Тавтама, его приемника, и его армию, он навязал ему договор и выделил территорию и город для проживания. (5) Вириат, глава лузитанских разбойников, был справедлив в дележе добычи и распределял награды согласно заслугам каждого и не присваивал себе лишнего из общего имущества. В последствии лузитаны преданно шли с ним в бой и чтили его как своего благодетеля и спасителя.

2.
В своей должности провинциального губернатора Плавкий, римский претор, плохо справлялся со своими обязанностям; поэтому, по возвращению в отечество, был обвинен в унижении римского имени и изгнан из Рима. [9]

3.
В Сирии царь Александр, [10] неспособный из-за слабости характера царствовать, передал власть в Антиохии Гиераксу и Диодоту.

4.
Деметрий, [11] когда царская власть в Египте ослабла, и он остался один, [12] решил, что находится вне опасности. Он не пытался, как его предшественники снискать расположения перед толпой, как было общепринятым, а, становясь обременительным в своих требованиях и опираясь на жестокость и тиранию, опустился до беззакония. В этом он следовал не только своим наклонностям, но и советом того, кому поручил царство. Этот человек, будучи нечестивцем, был автором всего творимого зла, льстил юноше и толкал его на чрезвычайно мерзкие поступки. (2) Таким образом, он, первым делом, побудил его наказать тех, кто противостоял ему во время войны, не мягким осуждением, но жестоким наказанием. Затем, когда граждане Антиохии проявили к нему нормальное отношение, он направил против них большое число наемных войск, изъял у них их оружие, а те, кто не хотел отдавать, были убиты в бою, или уничтожены совместно с их детьми и женщинами в собственных домах. (3) И когда, по поводу разоружения, начались великие беспорядки, он поджег большую часть города. Затем, наказав многих зачинщиков, он конфисковал их имущество в пользу царской казны. Многие антиохийцы, в страхе и ненависти бежали из города и блуждали по Сирии, ожидая благоприятного случая, чтобы напасть на царя. Между тем, Деметрий, их заклятый враг не прекращал убивать, изгонять и грабить, и, даже, превзошел своего отца в жестокости и жажде крови. (4) Он действовал не по царским, а с беззаконием тирана, вовлекая, в последствии, свое существование в непоправимые неудачи. И случилось так, что царей этого дома ненавидели за беззакония, представителей же другого дома любили за порядочность. Поэтому постоянная борьба и непрерывные войны происходили в Сирии, поскольку властелины каждого дома постоянно подстерегали друг друга. Поэтому население, соблазненное обещаниями царей, всегда было готово к переменам.

4а.
Диодот, по прозвищу Трифон, пользующийся большим почетом среди друзей царя, предвидя волнение масс и их ненависть по отношению к царю, отпал от Деметрия, видя, что большое число людей из Лариссы готовы к нему присоединиться. Они были известны своей храбростью и поэтому получили свое теперешнее место проживание в награду за доблесть, поскольку были переселенцами из Лариссы Фессалийской, и, как преданные союзники царской семьи, происходившей от Селевка Никатора, всегда сражались в первых рядах кавалерии. Также он привел себе в союзники с арабского шейха Ямлиха, [13] которому отдал под охрану Антиоха, прозванного Епифаном, еще ребенка, сына Александра. [14] Возложив на его голову диадему и обеспечив свитой, подходящей для царя, он вернул ребенка трону своего отца. Он думал, что будет естественным, что население, жаждущее изменений, будет приветствовать возвращение домой представителя царской семьи из-за беззакония, творимого нынешним правителем. Затем, забрав с собой этого скромного господина, он расположился лагерем у Халкиса, города, расположенного на границе с Аравией, способного поддержать армию, разделенную на четыре части и обеспечить ей безопасность. сам, в это время, прошел по соседним областям для сбора необходимых для войны средств. Деметрий, поначалу, отнесся к нему не серьезно, как к обычному разбойнику и приказал солдатам арестовать этого человека. Но позже, когда Трифон собрал армию неожиданного размера и в качестве предлога для своего предприятия завил о возвращении мальчика на царство, Деметрий решил отправить против него стратега.

5.
Жители Арада [15] решили, что наступил благоприятный момент для захвата Марафа. [16] Они тайно послали к Аммонию, [17] первому лицу в царстве подарок в триста талантов, [18] убедили его передать им Мараф. Он отправил в Мараф Исидора, якобы по служебным нуждам, но на деле, чтобы захватить город и передать его арадийцам. (2) Марафцы, не осведомленные о замышляемой против них катастрофы, и зная, что арадийцы поощряемы царем, решили не допускать в город царских солдат, а вместо этого, сами обратились за помощью к арадийцам. Они незамедлительно выбрали десять самых старых граждан, людей самого высокого ранга, направили их в Арад с просьбами и наиболее старыми городскими идолами, надеясь, тем самым, растрогать своих соседей, с которыми имелись общие корни, культы богов и отклонить их гнев. (3) И те, следуя инструкциям, сойдя с судов, предстали с мольбами перед собравшимся населением. Но арадийцы, в исступлении, не вняли просителям, попрали законы и, не приняли в расчет, ни родство, ни религию: разбили изображения богов и попытались забросать послов камнями. Но, когда несколько стариков вмешались, чтобы остановить возбужденную толпу, она неохотно, из уважения к их сединам, прекратила бросать камни, но решила заключить посланников в тюрьму. (4) Арадийцы, в своем исступлении, отказали в уважении к послам. И когда несчастные послы обратились к священному праву просителей и неприкосновенности, гарантированной посланникам, наиболее опрометчивая молодежь, в ярости, всех их убила. Затем, совершившие это нечестивое убийство, прибежали в собрание и прибавили к своим преступлениям еще одно безбожие против Марафцев. (5) Сняв с пальцев убитых их кольца, они решили отправить письмо к жителям Марафа, якобы, от имени послов, в котором сообщили, что арадцы обещают послать в помощь солдат, надеясь, что марафцы, убежденные, что имеют дело с союзниками, впустят этих солдат в город. (6) Между тем, эта преступная попытка не имела успеха. Ибо набожный и справедливый человек сжалился над теми, кто должен был быть подвергнуться столь несчастной судьбе. Хотя арадцы подняли все свои суда, чтобы ни кто не догадался о их злом умысле, один матрос, дружественно расположенный к марафцам и знающий ближайшие воды, но лишенный своей лодки, ночью, в плавь преодолел пролив в восемь стадий и добрался в Мараф. Когда арадцы узнали от шпионов, что их план раскрыт, то отказались от своей хитрой идеи с письмом.
5а.
В Писидии [19] жил человек по имени Молкест, [20] уроженец Бубоны, который пользовался уважением в своих краях, из за своего высокого положения, избранный, затем, стратегом. Поскольку его власть возросла, он получил личную охрану, а затем открыто объявил себя тираном. Спустя некоторое время его брат Семиас, стремящийся захватить власть, и пользующийся доверием, убил Мокелта и занял его место. Сыновья убитого, бывшие в то время еще детьми, были тайно переданы родственникам в Термесс. Там они были взращены, и, достигнув полной зрелости, были готовы отомстить убийце отца. Убив тирана, они не стали править сами, но восстановили пользующееся ранее в их государстве правительство.

6.
Птолемей, [21] брат Птолемея Филометора, став царем, начал свое правление с вопиющих нарушений закона: Он погубил безжалостно и несправедливо многих людей, ложно обвиненных в том, что они желали посягнуть на его жизнь. Под различными поводами, основанными на ложных доносах, других он отправил в изгнание и конфисковал их имущество. Эти акты пробудили против него возмущение и ненависть населения. Тем не менее, он процарствовал 15 лет.

6а.
Диодор сообщает, [22] что младший Птолемей, следуя за своим старшим братом, который царствовал в течении 15 лет и совершил множество беззаконных актов, женился на своей собственной сестре Клеопатре [23] и, ложно обвинив многих в заговоре против себя, многих казнил, а других отправил в изгнание по обвинениям, конфисковав их имущество.

7.
Вириат, опершись на копье, без признака восхищения, или удивления созерцал положенные к го ногам золотые и серебряные чаши, а так же богатые ткани, принесенные на его свадьбу. Он говорил о большинстве вещах красноречиво и здраво, дав понять одним из своих ответов, что неблагодарность не испытывает нехватку в поводах и, что, бессмысленно гордиться дарами не постоянного состояния... [24] Наконец, все эти большие богатства тестя были в распоряжении того, кто держал копье, и ему он должен был больше, чем другие, но, все же не предложил ему ничего, что было его собственным. (2) Вириат, хозяин всего, не омыв жира, не садился за стол. Но, когда он принялся за трапезу, и ему накрыли стол со всевозможными яствами, он взял хлеб и мясо и раздал это тем, кто сопровождал его в пути, затем сам взял несколько небольших кусков и приказал привести невесту. Принеся жертву и исполнив принятые у иберийцев обряды, он усадил девицу на свою лошадь и повез ее в приготовленное в горах место. (3) Поскольку он считал самым большим богатством независимость своего отечества и славу и приобретенное храбростью превосходство над другими. Этот человек проявлял много разума в беседах, так как был прост и естественен, без прикрас. (40) Когда на свадьбе Вириата было принесено множество роскошных подарков, осмотрев их, он сказал Астолпасу: "Как римляне, видя столько богатств на ваших пирах, удержались от того, чтобы не забрать их, воспользовавшись своей властью"? Когда тот ответил, что много римлян их видело, но ни кто не двинулся, чтобы захватить их или попросить, он сказал: "Тогда почему, когда тебе было предоставлено безопасное пользование этими удовольствиями, ты решил присоединиться к моей кочевой судьбе и моей скромной компании"? (5) Это был человек, кто в разговоре был прям, поскольку его слова, как бы исходили от самой природы. Так, например, жители Тукка [25] никогда не придерживались постоянства, переходя, то к римлянам, то к нему, и он рассказал историю, с тонким намеком, упрекающую их непостоянство. (6) Жил, сказал он, человек средних лет, который женился на двух женщинах. Та, что была моложе, желала мужа своего возраста и вырвала у него седые волосы, а та, что была старше - вырывала темные, так, что он, вскоре, стал совсем лысым. [26] Аналогичная судьба, сказал он, ожидает и жителей Тукка, поскольку римляне поубивают своих врагов, а лузитаны - своих, так, что ваш город вскоре опустеет. (7) Как говорят, он сделал много других выразительных замечаний, поскольку, хоть у него и не было никакого образования, он получал его из практических дел. У этого человека, живущего согласно принципам природы, речь была лаконична, что было продуктом добродетельного существования. Он говорил кратко, без излишеств, потому, что говорящему необходима лаконичность, а слышащему - память об услышанном.

8.
Человеку слабость и непритязательный статус в жизни способствуют скромному существованию и честности, но высокое положение идет рука об руку с самовозвышением и попранием закона.

9.
Во время своего пребывания в Лаодикее [27], проводил свое время в праздности, устраивая попойки и щедро предаваясь самым дорогим удовольствиям. Таким образом, его поведение оставалось не низменным: он продолжал вершить произвол в отношении многих людей и не был способен совершить перемены в сторону исправления.

10.
Жители Кносса [28] были упрямы в своем превосходстве. То, что побудило их к стремлению к гегемонии, было доброй славой их города и широко распространенной известностью их предков в героические времена. Согласно традиции, Зевс бывал у них, а мифы говорят, что Минос, [29] морской владыка, пребывая в Кноссе, обучался у Зевса, и превзошел в мужестве многих смертных.

11.
В соответствии с рассказами об Агамемноне, тот наложил проклятие на солдат, оставшихся на Крите, так, что среди критян все еще актуальна древняя пословица, которая единственной строкой пророчит неожиданные бедствия: "Увы, пергамцы, явились причиной зла"! [30]

12.
В Египте ненавидели Птолемея [31] за его жестокость к подданным и беззаконие. [32] Его поведения никак нельзя было сравнить с поведением Птолемея Филометора: тот был приятен и мягок, этот - жесток и кровожаден. Поэтому народ ожидал благоприятного момента для восстания.

13. Когда Птолемей, согласно египетских традиций, восходил на престол во дворце, в Мемфисе, Клеопатра родила царю сына. Чрезвычайно обрадованный, он дал ребенку имя Мемфитис, так как во время его рождения воздавал жертвы в этом городе. Во время праздников, которые он давал по случаю рождения сына, Птолемей, не оставляя свои кровожадные наклонности, приказал убить киренцев, бывших с ним во время возвращения в Египет, обвинив их в откровенных высказываниях на счет его наложницы. [33]

14.
Когда Дигилис, [34] царь фракийский, взошел на трон, то стал действовать вопреки ожиданиям: стал относиться к своим подчиненным не как к друзьям и союзникам, а как к купленным рабам, или пленным противникам. Многих хороших и добрых людей Фракии он замучил и казнил, многие были жертвами его оскорбительного отношения и необузданного насилия. Не было ни одной женщины, ни одного мальчика, чья красота оставалась не тронутой, никакого богатого владения, оставшегося не ограбленным, все вокруг находилось в его власти. (2) Он разорил расположенные по соседству греческие города, а пленников подверг своему произволу или казнил, после ужасных мучений. Овладев Лисимахией, городом, принадлежавшим Атталу, [35] он поджег его и, отобрав из пленников самых знатных, подверг их неслыханным и диковинным казням. Так, он отрезал у детей руки, ноги и головы и заставлял родителей носить это на шее. Заставлял мужей и жен обмениваться отрезанными частями тел. (3) Иногда, после того, как кому-то, отрезав руки, он заставлял разрезать их вдоль по хребту, превзойдя в жестокости Фалариса [36] и Аполлодора, тирана Кассандрии. [37] Опустив подробности, мы можем подтвердить его жестокость единственным примером. (4) Во время празднования своей свадьбы, согласно старым фракийским обычаям, он заставил похитить посреди пути двух молодых греков из царства Аттала. Это были два брата редкой красоты: у одного подбородок был покрыт первым пухом, другой был почти того же возраста. (5) Оба они были введены к нему, и украшены как жертвы. Тогда он заставил слуг, более молодого разрезать вдоль и воскликнул, что не полагается царям и простолюдинам использовать одинаковый вид жертв. И когда старший, сильно любивший своего брата, в слезах бросился под топор, он приказал слугам поступить с ним так же. С изысканной жестокостью он нанес единственный удар каждому, и оба раза насквозь, тогда как зрители хвалебным гимном воспели его. И много других чудовищных дел было совершено им.

15. Аттал, узнав, что Дигилис ненавидим подданными, за свою жадность и чрезмерную жестокость, принял противоположную политику. Поэтому он великодушно относясь к пленным фракийцам, он отпустил их, он приобрел множество голосов в свою поддержку. Дигилис, узнав об этом, предпринял ужасный произвол и жестокие пытки к тем, кто пытался покинуть страну. Многие из них были всего лишь слабыми детьми, как по возрасту, так и по своей природе. Но даже им он разрубал тела, отрезал головы, ноги и руки. Некоторых насадил на колья, других развесил на деревьях. (2) Многие женщины, прежде, чем подвергнуться смерти, были подвергнуты грубым оскорблениям варваров, и жертвы подвергались этим оскорблениям на глазах, как демонстрация бесстыдной дикости, вызывая у многих, одаренных человеческими чувствами жалость к несчастным.

16. Когда Нуманция и Термесс отправили послов в Рим, чтобы обсудить прекращение военных действий, [38] римляне предоставили им мир на следующих условиях: каждый город должен отдать в Рим по триста заложников, девять тысяч плащей, три тысячи кож, восемьсот боевых лошадей и все вооружение; лишь при выполнении этого они станут союзниками. В день, установленный для договора, оба города двинулись выполнять все установленные условия. Но, когда было предъявлено последнее из требований, а именно, сдать все оружие, толпу охватила вспышка благородного сожаления и плача по свободе. Возмущаясь, они жаловались, что, сдав оружие, станут подобны женщинам. И, раскаиваясь в своем решении, принялись взаимно осуждать друг друга: отцы обвиняли сыновей, дети своих родителей, а жены своих мужей. Наконец, вернувшись в прежнее состояние, они отказались сдать вооружение и возобновили войну против римлян.

17.
Когда Помпей [39] продвинулся к городу Лагний [40] и принялся его осаждать, нумантийцы, желая помочь соотечественникам, отправили им ночью 400 солдат. Жители дружелюбно приняли их, назвав "спасителями", и одарили подарками. Тем не менее, спустя несколько дней, в страхе, они предложили сдать свой город, под условием неприкосновенности его жителей. (2) Помпей ответил, что не согласиться ни на какое соглашение, если они сначала не сдадут своих союзников. Осажденные сначала мучились угрызениями совести, не желая сдавать благодетелей. Но, так как ситуация становилась отчаянной, они продолжили переговоры, пытаясь обеспечить свою безопасность потерей собственных друзей. Когда последние узнали об их намерениях, державшихся в тайне, то прибегли к силе и воспользовались покровом ночи, чтобы напасть на горожан, устроив, при этом, большую резню. (3) Помпей, услышав шум, приставил к стенам лестницы и захватил город. Он приказал убить всех благородных граждан и отпустил союзников, в числе двухсот, так как, во-первых, был тронуть жалостью к мужеству этих несчастных людей, которые должны были стать жертвой неблагодарности, а во-вторых, частично желая показать проявление доброй воли римлян по отношению к нумантийцам. Город же, он сравнял с землей.

18.
Царь Арсак, [41] благодаря своему великодушию и человечности, естественно, приобрел преимущество и увеличил свое царство: он отодвинул границы до Индии и без борьбы овладел областью, ранее управляемой Пором. [42] Не смотря на огромную царскую власть, каковой он достиг, он не жил в роскоши или высокомерии, обычно сопровождаемых властелинов, а был приятен в правлении и храбр по отношению к своим противникам. Одним словом, подчинив себе много государств, он преподнес парфянам пример наилучшего правления.

19.
Консул Попиллий, [43] обратившись к Вириату, решил озвучивать римские требования по одному, остерегаясь, что, если назовет их все сразу, то подтолкнет того в отчаянии к войне до победного конца.

20.
Некий Галаст, афаманин родом, и сын Аминандра, прежнего царя афаманов, превосходил своих соотечественников высоким происхождением, богатством и славой. Он стал другом Птолемея Филометора, и в войне против Деметрия возглавлял александрийские контингенты. Но теперь, когда поражение и смерть Птолемея, породили против него ложные обвинения, будто он преднамеренно предал египтян неприятелю, и, когда Птолемей, [44] наследовавший царство, лишил его всего состояния и проявил враждебность, он в испуге, бежал в Грецию. Как и многие другие, изгнанные из Египта из-за распри с наемниками, он был радушно принят. Утверждая, что царь Птолемей Филометор поручил ему сына Клеопатры, [45] и, чтобы тот наследовал царство, он возложил диадему на голову мальчика и со многими изгнанниками, сторонниками этого предприятия, приготовился вернуть ему царство его отца.

21.
Авдак, Диталк и Никоронт, [46] жители города Арсы, все трое родственники и друзья, видя, что престиж Вириата пострадал под римскими ударами, и, опасаясь за собственное благополучие, решили установить соглашение с римлянами, как гарантию собственной безопасности. Видя, что Вириат стремится окончить войну, они пообещали убедить Цепиона заключить мир, если Вириат отправит их в качестве послов, чтобы устроить прекращение военных действий. Когда вождь дал свое согласие, они поспешили к Цепиону и легко убедили его предоставить им гарантии безопасности, пообещав убить Вириата. [47] Обменявшись заверениями, они возвратились в лагерь и, утверждая, что добились согласия римлян на мир, пробудили в Вириате большие надежды. Поскольку они пользовались доверием, благодаря дружбе с Вириатом, то легко пробрались ночью в его палатку и, умертвив его точным ударом меча, помчались вон из лагеря. Так, придерживаясь горного бездорожья, благополучно добрались к Цепиону.

21а.
Они [48] представили телу Вириата великолепные похороны и могилу и, в честь его известной храбрости, сопровождали похороны играми, в которых приняли участие 200 пар гладиаторов. С общего согласия он был признан самым отважным воином в сражениях и самым способным и прозорливым стратегом, наилучшим из всех. В течении всего времени командования, он пользовался преданность своих войск, будучи любим ими в наивысшей степени. В распределении захваченной им добычи, брал не более рядовых солдат, а из своей доли награждал тех, кто заслуживал благодарность и помогал нуждающимся. Он был здрав, неустанен и остерегался трудностей и опасностей, презирая удовольствия. Доказательством его способностей может служить следующее: за одиннадцать лет, что он командовал лузитанами, его армия не только оставалась свободной от разногласий, но и была почти непреодолима, тогда, как после его смерти, конфедерация лузитан распалась, сразу, как лишилась его руководства.

22.
Птолемей, своей жестокостью и кровожадностью, бессовестными наслаждениями и гнусной толстотой заслужил прозвище Фискон. [49] Но его стратег Гиеракс, [50] будучи человеком, чрезвычайно талантливым в искусстве ведения войны, имел дар красноречия перед толпой, сохранил Птолемею его царство. Таким образом, когда казна иссякла, и солдаты собирались перейти к Галасту, [51] не получив платы, он оплатил им службу из собственных средств и успокоил мятеж.

23.
Птолемей был крайне презираем египтянами, наблюдавших его ребячье отношение к людям, предание гнусным удовольствиям и женоподобный вид, приобретенный изнеженностью.

24.
Граждане города, именуемого Контубрий, отправили послов к римлянам, которые, в соответствии с инструкциями, велели им покинуть их земли как можно быстрее, прежде, чем с ними не случилась беда, ибо все, кто осмеливался прийти с армией в эти края, погибали. Консул ответил посланникам: "У лузитан и кельтиберов есть высокопарные слова и много амбиций, но римляне могут наказать виновников, презирая угрозы. Лучше пусть они проявят свою доблесть действиями, чем угрозами, тогда их доблесть будет наилучшим образом изучена".

25.
Он полагал, что для них будет лучше сражаться и славно встретить смерть, чем сдаться и подвергнуться позорному рабству.

26.
Юний [52] убедил своих солдат, что теперь, более, чем когда либо необходимо доказать мужество и проявить себя достойным предыдущих побед. И они сделали все, чтобы душа оставалась непоколебимой, поскольку понимали необходимость преодоления слабости.
Во всем мире было известно о неумолимой мести римлян к тем, кто противостоял им, и о крайнем великодушии к тем, кто им подчинялся.

27.
Консул Эмилий, [53] в связи со своей крайней тучностью и затруднений в движении, был не пригоден к военной службе.

28.
В Сирии Диодот, прозванный Трифоном, [54] убив Антиоха, Сына Александра, еще ребенка, воспитывавшегося, для восхождения на трон. Затем, возложив на свою голову царскую диадему и, захватив не занятый трон, объявил себя монархом вступил в войну с сатрапами и стратегами законного царя. [55] В Месопотамии с Дионисием Мидянином, в Келесирии [56] - с Сарпедоном и Паламедом, а в Селевкии Приморской с Эсхионом, с которым находилась царица Клеопатра, супруга Деметрия, которого пленил Арсак.

28а.
Трифон, поднявшись от частного лица до царского сана, стремился упрочить свою власть путем сенаторского подтверждения. Поэтому, изготовив золотую статую Ники, [57] весом в десять тысяч золотых, он отправил в Рим послов, чтобы они передали ее народу. Он думал, что римляне примут Нику из-за ее ценности, как хорошее предзнаменование, и дадут ему титул царя. Но он убедился, что сенаторы были гораздо хитрее его и проницательно перехитрили того, кто желал их обмануть. Действительно, они приняли дар, как с интересом, и как благоприятное предзнаменование, но не от имени Трифона, а от имени царя, которого он убил. [58] Этим действием сенат показал, что осуждает убийство ребенка и отказывается принимать подношения от нечестивцев.

28b.
В Александрию прибыли послы от Сципиона Африканского, с целью осмотреть все царство. Птолемей их принял с радушием, устроил великолепные пиры и сам повел показывать дворец и все царские сокровища. (2) Римские посланники, будучи людьми высокородными, и в связи с тем, что их повседневная диета была ограничена несколькими блюдами, и только теми, что способствовали здоровью, с презрением отнеслись к его расточительности, вредной, как для души, так и для тела. Все зрелища, считаемые царем изумительными, они расценили как пустую демонстрацию, но подробно и с вниманием осмотрели рассмотрели положение и укрепления города и характерные особенности Фароса. [59] Затем, продвигаясь по реке к Мемфису, восхитились плодородию почвы, удобренной разливами Нила, количеством городов и их бесчисленным жителям, сильно защищенным местоположением Египта и огромным преимуществом страны, расположенной так, чтобы укреплять и увеличивать царство. (3) Наконец, поразившись числу жителей Египта и естественным преимуществам его ландшафта, они поняли, что это великая держава могла бы стать очень большой под царями, достойными этого.
Осмотрев Египет, посланники отплыли на Кипр, а от туда, в Сирию. Таким образом, они пересекли большую часть населенного мира, во всех его концах, и, в соответствии со своей репутацией людей мудрых, везде получали теплый прием, и вернувшись домой, были встречены с ликованием. (4) Так как в своей поездке они взяли на себя решение спорных вопросов, то примирили одних с другими, убедив некоторых должным образом оценит тех, кто пришел с жалобой. Некоторых, кто не желал примирения, обязали смириться, а случаи, не допускавшие легкого решения, они передали в сенат. Вступая в отношения с царями и народами, они возобновляли бывшие ранее узы дружбы со всеми, кто, с точки зрения Рима, проявлял добрую волю. В результате все удовлетворенные таким дружественным отношением, отправили к римлянам посольства, чтобы выразить благодарность за то, что те отправили этих мужчин.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.36 (0.044 с.)