ТОП 10:

Характеристика алкоголизма и наркотизма



Алкоголизм и наркотизм целесообразно рассмотреть вместе, поскольку, во-первых, во многом схожи порождающие их причины, и, во-вторых, схожи механизмы их воздействия на преступное поведение и преступность в целом. Здесь имеется в виду не наркомания, а наркотизм, т.е. не медицинские, а социальные, точнее, криминологические аспекты потребления наркотиков. Точно также в алкоголизме нас привлекаю не медицинские, а криминологические проблемы. Медицинские вопросы алкоголизма и наркоманию изучает наркология.

Тем не менее, отметим, что алкоголизм – нарастающее заболевание, характеризующееся патологическим влечением к спиртным напиткам, развитием абстинентного (похмельного) синдрома при прекращении употребления алкоголя, а в далеко запущенных случаях – стойкими соматическими, неврологическими расстройствами и психической деградацией. Алкоголизм формируется постепенно в связи с продолжительным злоупотреблением спиртными напитками, всегда приводящим к нарушению норм поведения.

Давно известна связь алкоголизма с преступностью: опьянение ослабляет, а часто и снимает собственный контроль над поведением, поэтому большинство насильственных преступлений совершаются в состоянии опьянения; алкоголизм приводит к деградации личности, ее измельчанию, утере высших ценностей, примитивизации потребностей; следствием алкоголизации является также отчуждение от нормальной среды, отход от общественно полезного общения, обычно разрыв с семьей и трудовым коллективом; алкоголики обычно нигде не работают, а для того, чтобы добыть средства для покупки спиртных напитков, совершают имущественные преступления, как правило, не представляющие большой общественной опасности. За последние 10 лет незаконным оборотом спиртных напитков активно занимается организованная преступность.

Практически то же самое можно сказать о криминогенном влиянии наркомании на преступность.

С 1992 г. по 2004 г. страна потеряла около полутора миллионов человек по причинам, связанным с пьянством и алкоголизмом. Возросло число заболевших алкоголизмом, оно составляет 2,5 млн. человек, а по оценкам экспертов – их вдвое больше. При росте потребления алкоголя в 1,5 раза, количество преступлений, совершенных в состоянии опьянения, за 90-е годы выросло с 334700 в 1990 г. до 499 656 в 2004 г. (удельный вес – 24,8%)1.

Согласно концепции И.В. Стрельчука, существует три стадии этого заболевания.

Первая стадия: первичное патологическое влечение к алкоголю, снижение количественного контроля и рост толерантности (устойчивости) к алкоголю. Для этой стадии характерны агрессивные преступления, в том числе сексуальные.

Вторая стадия: утяжеление прежних симптомов, появление абстинентного синдрома, запоев, заострение преморбидных (доболезненных) черт личности. При опьянении появляются раздражительность, гневливость по ничтожному поводу, острое недовольство. Агрессивные действия часто направлены против близких, из числа сексуальных преступлений больше встречаются изнасилования.

Третья стадия: названные явления еще более утяжеляются. Патологическое влечение к алкоголю становится неудержимым, допускаются любые средства его получения. Наступает полная деградация личности. Для этой стадии характерны мелкие кражи, из числа сексуальных правонарушений – развратные действия, а также пассивное мужеложство, причем пассивные гомосексуалисты нередко занимаются проституцией. У такого алкоголика меняется вся мотивация поведения и образа жизни, влечение к алкоголю становится ведущей потребностью.

В ходе исследования, проведенного в 90-х годах прошлого века, алкоголиков-преступников разделили на три группы:

Представители первой характеризуются пассивностью, низким уровнем агрессивности, а также эмотивностью, т.е. повышенной чувствительностью к внешним воздействиям, ранимостью, постоянным ощущением своей незащищенности. Это люди, стремящиеся быть опекаемыми, зависимыми от сильной личности. Если у них нет «руководителей», то они просто «плывут по течению» и самостоятельно не способны к длительным целенаправленным усилиям, в том числе преступным.

Те, которые составляют вторую группу, отличаются высокой активностью, выраженностью защитных механизмов, отсутствием анализа своего повеления, возникшие побуждения сразу реализуются в поступках. Для таких правонарушителей типичны выраженные влечения к аффективным переживаниям, стремление к риску, острым ощущениям и т.д., и в то же время высокая самооценка, тенденция быть в центре внимания. Такие люди, как правило, не имеют серьезной жизненной позиции, эмоционально незрелы, суждения их поверхностны. Если в результате совершения правонарушения у людей описываемого типа возникают конфликты с окружающими, у них наблюдается реакция ухода от них, отчуждение. Представители второй группы составляют большинство среди преступников-алкоголиков.

Лицам из третьей группы свойственны повышенная тревожность, неуверенность в себе, нерешительность, чрезмерный контроль своих действий, повышенное чувство вины, болезненные переживания по поводу своих ошибок и неудач. Для них типичны заниженные оценки своих возможностей, невысокий общий тонус, из-за чего постоянно находятся в состоянии внутреннего напряжения и неудовлетворенности.

Алкоголизм является одним из основных интегрирующих факторов того типа преступников, который может быть назван асоциальным. Их преступное поведение отличается пассивностью и не является результатом продуманных решений, осмысленных, зрелых взглядов, ясной позицией. Они чаще пользуются благоприятными ситуациями для совершения преступлений, чем сами создают их. Они склонны «плыть по течению», их поведению свойственно неумение найти правильный выход в создавшихся обстоятельствах. Образ жизни таких алкоголиков-преступников обычно состоит в длительном ведении антиобщественного, паразитического, нередко бездомного существования. Для них характерны низкий культурный, образовательный уровень. Они безынициативны и инертны, безразличны к себе и окружающим; порицая свой образ жизни, они тем не менее не находят в себе силы изменить его, поскольку нестойки в стремлениях и непостоянны в делах.

Правонарушители-алкоголики, утратившие нормальные семейные и трудовые связи, находят признание и поддержку в неформальных группах себе подобных, которые становятся важнейшей сферой их социального общения. В таких группах они находят признание, поддержку и защиту. Вне таких групп алкоголики чувствуют дискомфорт, раздражаются по пустякам, не знают, куда себя деть, чем заняться. В этих компаниях процветает «алкогольный» юмор.

Многое из того, что было сказано о криминальной роли алкоголизма и личности преступника-алкоголика, относится и к криминогенной роли наркотизма и личности преступника-наркомана. Здесь мы имеем в виду не преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, и, собственно, не преступников, осуществляющих такой оборот, а тех, кто потребляет наркотики, самих наркоманов-преступников, роль наркотиков в совершении ими преступлений.

На рубеже ХХ и XXI веков наряду с алкоголизмом интенсивно стала распространяться весьма опасная болезнь – наркомания.

Наркотик – это химические и биологические вещества, прием которых человеком приводит к изменению его психического или физического состояния.

В настоящее время в России отмечается прогрессирующий рост незаконного распространения наркотических средств и увеличение больных наркоманией.

По официальным данным, в России регулярно наркотики употребляет не менее 2 млн. человек, специалисты говорят о том, что эта цифра в 2,5–3 раза выше.

В современном понимании наркомания – это болезнь, характеризующаяся непреодолимым влечением человека к приему наркотических веществ.

Потребление наркотиков способно выработать в организме человека своеобразный синдром привыкания к этим препаратам. Излечение наркотической зависимости в современных условиях является весьма дорогостоящим и малоэффективным процессом.

Переход наркомании и токсикомании на массовый уровень предопределил необходимость выделения и изучения обществом особого социального явления, получившего название наркотизм.

Наркотизмэто социальное явление, выражающееся в потреблении определенной частью населения наркотических или токсичных веществ и препаратов, приводящих к возникновению синдрома зависимости и развитию заболеваний наркоманией или токсикоманией.

Наркотизм имеет непосредственную связь с преступностью, поскольку в состоянии наркотического опьянения человек не может владеть собой и утрачивает контроль, вследствие этого может совершить любое преступление. Таким образом, можно говорить о наличие в современном обществе криминального наркотизма.

Криминальный наркотизмэто совокупность преступных посягательств, связанных с оборотом наркотических или психотропных вещества.

За последние 15 лет в России количество выявленных преступлений, связанных с наркотиками, увеличилось в три раза. Среди лиц, совершивших преступления в сфере незаконного оборота наркотиков, доля мужчин и женщин составляет соответственно 55% и 45%; две трети – это молодые люди в возрасте 18-29 лет, из них почти половина – женщины.

Рост числа противоправных посягательств, совершенных лицами, страдающими наркотической или токсикологической зависимостью, а также появление криминального наркотизма обусловили необходимость введения понятия и изучение феномена наркотической преступности.

По данным Министерства здравоохранения России, на учете в наркологических учреждениях состоит около полумиллиона наркоманов, в 2012 г. темп их прироста составил 15%. За преступления, связанные с наркотиками в 2012 г. привлечено к уголовной ответственности более 130 тыс. человек (из них несовершеннолетних – более 5 тыс. человек, женщин – более 23 тыс. человек). В том же году из числа потребителей к уголовной и административной ответственности привлечено свыше 175 тыс. человек. Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, ежегодно составляют 240-250 тыс.

В истории России можно выделить три периода вспышки наркомании. Это, во-первых, в первых годах XX в. была такая вспышка. Сначала наркотики потребляли в основном представители привилегированных классов, затем больше деклассированные элементы. Вторая вспышка наркомании и наркотизма в России наблюдается с середины 50-х годов до конца 60-х. Третья вспышка имела место с началом перестройки. Об этой периодизации нужно сказать в связи с тем, чтобы обратить внимание на то, что эти вспышки совпадают с наиболее драматическими моментами нашей отечественной истории. Это позволяет сформулировать вывод, может быть, даже и предварительный, что рост наркомании и наркотизма обычно есть следствие, напряженности, той тревожности, которая активно начинает функционировать в обществе.

Сложность подобной наркотической ситуации в России может быть обрисована на следующей модели. Общественную опасность наркомании и наркотизма можно видеть, во-первых, в том, что это угрожает непосредственно жизни и здоровью населения, и, во-вторых, в связи с незаконным оборотом наркотиков существуют люди, нуждающиеся в них и для этого прибегающие к совершению преступлений, увеличивая число совершаемых преступлений. Если даже снижаются в какие-то периоды преступления, связанные с наркотиками, не нужно в этом случае успокаиваться, поскольку здесь действует жесткая закономерность: количество зафиксированных преступлений, связанных с наркотиками, зависит от активности правоохранительных органов. И чем эта активность ниже, тем меньше таких случаев. Поэтому это нас не должно успокаивать, точно так же, как и не должно успокаивать снижение, если оно наблюдается, случаев взяточничества, поскольку ни один взяточник не придет и не донесет сам на себя. Мы не должны терять перспективу борьбы со всей преступностью, связанной с наркотиками.

В каждом обществе, в каждой культуре алкоголизм может достигать только определенного уровня. Выше этого уровня он никогда не пойдет. В качестве примера можно привести такой исторический факт. Когда японцы завоевали Восточный Китай, они максимально насаждали там наркоманию для того, чтобы таким образом уничтожить коренное население. За то, что наркоман-китаец снижал долю потребляемого им наркотика, он подвергался наказанию. И, тем не менее, даже этим путем они не смогли добиться, чтобы превзойти какой-то уровень потребления наркотиков.

Помня об этом, следует более пристально остановиться на тех причинах, которые порождают наркоманию и наркотизм. Есть разные факторы, которые способствуют или порождают эти явления. Можно говорить о том, что у нас плохо борются с организованной преступностью; можно говорить о том, что преступность сама диктует правила, ситуацию, образовывает ее, а мы плетемся в хвосте. Конечно, мы очень плохо умеем выявлять наркоманов и еще хуже умеем их лечить. Но эти причины в одной стране весьма актуальны, в другой стране они менее актуальны. И, наверное, в связи с этим возникает вопрос, почему же люди вообще с начала своей истории потребляют наркотики. Думается, что это самый сложный вопрос, хотя, казалось бы, и сугубо теоретический, но имеющий очень большое практическое значение. Эта потребность человеческой природы, связана с тем, что человек хочет выйти за рамки своего повседневного существования с помощью наркотических веществ, его психология не выдерживает того, что он находится в данной повседневности. Это находит выражение и в наркомании, и в алкоголизации населения, отдельных людей. В средние века люди находили такой выход за рамки повседневности и другим путем: в бесконечных танцах или очень громкой музыке, которая оглушала и действовала подобно наркотикам. Опьянение играло ту же роль.

Из этого следует, что чем выше напряженность в обществе, чем выше тревожность людей, тем больше у нас будет наркоманов; и, не забывая о причинах, связанных с недостатками бдительности правоохранительных органов и органов здравоохранения, их организации, а также активности организованной преступности, об этом надо помнить в первую очередь.

Если мы хотим добиться успехов в этой очень сложной борьбе, мы должны сделать так, чтобы люди жили лучше, чтобы в обществе исчезло состояние тревожности и напряженности.

 

Характеристика проституции

В России проституция в той или иной форме, явно или скрыто, существовала всегда. В наиболее кризисные годы (войны, междоусобицы, развал экономики и т.д.) число проституток возрастает, впрочем, не только в нашей стране. В этих условиях многие женщины начинают торговать собой, чтобы не умереть с голода или помочь своим близким. Однако такого объяснения недостаточно. Нужно учитывать, что в подобные периоды опускается планка нравственных требований и те люди, которые в обычной жизни не решились бы на подобный роковой шаг, или, в крайнем случае, очень колебались бы, теперь начинают чувствовать, что у них развязаны руки, т.е. сняты нравственные и психологические путы. Надо думать, что первыми на этот путь вступают слабые люди и не защищенные социально.

Итак, одной из объективных причин проституции является материальная необеспеченность некоторых социальных слоев населения. В их числе не только постоянные жители, но и беженцы, и мигранты, а также женщины, приехавшие на промысел из других, стран СНГ (среди проституток много граждан Беларуси и Молдовы). Активно поддерживает проституцию и организованная преступность, для которой она является одним и главных источников преступных доходов. Некоторые преступные организации «экспортируют» российских проституток за рубеж, где они попадают в положение рабынь.

Однако важно знать не только объективные причины проституции, но и индивидуальные, которые приводят к ней.

Иногда причины проституции видны в неуемных половых желаниях отдельных женщин. Однако такое объяснение не представляется убедительным, хотя у некоторых людей подобные желания и могут быть. Однако видеть мотив занятия проституцией в самом половом акте, в стремлении постоянно испытывать острое сексуальное наслаждение – нет никаких оснований. Такая же самоцель может быть у весьма добропорядочной или даже у распутной женщины, но не занимающейся проституцией, т.е. не делающей из этого источник наживы. Согласно специальным наблюдениям, многие проститутки вообще не получают никакого чувственного удовлетворения от полового акта и были бы рады обойтись без него.

В пользу того, что проституция порождается нуждой, говорит и большее ее распространение в странах с низким уровнем жизни, а также то, что ею в основном занимаются представительницы малоимущих слоев общества. Однако этому ремеслу предаются и многие обеспеченные женщины, в том числе уже имеющие прочный достаток с помощью той же проституции. Нельзя пройти мимо того бесспорного факта, что и у малоимущих женщин есть выбор: идти на панель или честно работать, обратиться в благотворительные организации, наконец, в крайнем случае, даже красть, спекулировать и т. д. Тысячи женщин готовы умереть голодной смертью, но не предлагать себя на продажу.

Конечно, проституция существует потому, что на нее есть спрос. Услугами проституток пользуются самые разные мужчины: во-первых, те, которые в силу молодого возраста не имеют должных сексуальных навыков и иным путем не в состоянии удовлетворить свои половые потребности; во-вторых, те, у которых сексуальные влечения приобрели необычный, даже патологический характер и удовлетворить их в отношениях с женой или любовницей они не могут; в-третьих, те, которые в силу пожилого возраста, физических недостатков или психологических особенностей (например, чрезмерной замкнутости), не прибегая к услугам проституток, не могут вступить в сексуальное общение; в-четвертых, многие одинокие люди, которые в контактах с проституткой ищут обыкновенное человеческое тепло и участие. Близко к ним примыкают лица, оказавшиеся в незнакомой обстановке, например, в командировке или на отдыхе в чужом городе.

Причину проституции нужно искать не столько в нужде, не просто в материальной необеспеченности или невысоком социальном положении, а в том, как эти обстоятельства отражаются в личности, в ее психологии, в ее мироощущении, в ее отношениях к самой себе и окружающему миру, к своему месту в нем. Представляется, что, как и при совершении преступлений, проституцией в основном начинают заниматься те женщины, которые испытывают неуверенность, беспокойство, тревогу по поводу своей социальной определенности и своего социального статуса в связи с невозможностью обеспечить себя материально, соответствовать определенным социальным ожиданиям, в том числе собственным. Можно, следовательно, утверждать, что проститутки представляют дезадаптированную, отчужденную от общества часть женщин.

Их дезадаптированность подтверждается тем, что большинство из них не желают трудиться, а если и работают, то относятся к своей работе более чем прохладно, не стремятся повысить квалификацию, продолжать учебу и т.д. Дезадаптированность означает и отсутствие солидарности с нравственными нормами общества, пренебрежительное отношение к ним, что создает индивидуальную нравственно-психологическую основу для того, чтобы не работать, а торговать собой.

Анализ психологических особенностей проституток позволяет сделать важный вывод: вопреки распространенному мнению о субъективной свободе и независимости таких женщин, они, напротив, чрезвычайно зависимы и от внешних факторов, и от собственных переживаний по поводу этих факторов. Эта жесткая зависимость предопределяет их приверженность промыслу, который постепенно становится образом жизни.

Очень важный момент для понимания проституции – начало половой жизни, обстоятельства, при которых она началась, отношения с первыми сексуальными партнерами. Многие будущие проститутки воспитывались в неблагоприятных условиях распутных нравов, в их ближайшем окружении царили разнузданность, циничная брань, бесстыдная открытость интимных отношений. У некоторых проституцией занимались матери, о чем им было хорошо известно.

Эти девушки слишком рано начинали половую жизнь и, что важно отметить, со случайными, подчас малознакомыми людьми. Вследствие этого у них могло выработаться относительное сексуальное безразличие, при котором легко преодолеваются остатки нравственных запретов. Они начинают легко вступать в половые контакты без страсти и без чувств, повинуясь лишь своим физиологическим влечениям, требованиям или просьбам мужчин, просто «за компанию» с другими. Если девушка нуждается, а ее состоятельный партнер делает ей подарки или под каким-нибудь предлогом дарит деньги, она понемногу приходит к осознанию того, что собственное тело может принести немалый доход.

Беспорядочные половые сношения, готовность отдаваться практически любому мужчине могут быть вызваны высоким уровнем тревожности отдельных молодых женщин, связанной с их неуверенностью в своем женском биологическом статусе, в своих возможностях нравиться мужчинам, завоевывать их внимание и расположение. Проститутка каждый раз как бы утверждает себя в качестве женщины в глазах окружающих и особенно в собственных, тем самым пытаясь снизить уровень своей тревожности. Однако, как при опьянении, достигнутый эффект недолговечен: тревожность вскоре возвращается, и снятие или снижение ее требует возобновления усилий.

Это в большинстве случаев сопровождается безразличием и равнодушием к сексуальному партнеру, а если такое поведение начинает приносить доход, скатывание к проституции становится весьма вероятным. Кроме того, даже продажа себя за деньги, особенно в условиях конкуренции, может быть способом снятия тревожности и неуверенности.

Существенную роль в приобщении к проституции играет пример подруг, их бравирование своими доходами и нарядами, своим якобы независимым образом жизни. В некоторых случаях опытные преступники и сводники с вполне определенной корыстной целью втягивают молодых женщин в этот древнейший промысел, в других – это делают преступники с помощью шантажа, угроз и даже физического насилия. Иногда занятие проституцией связано с первым драматическим сексуальным опытом, неустроенностью женщин, их неумением найти выход из сложной ситуации. Но при всех условиях основной причиной является стремление отстоять свой социальный статус, субъективно воспринимаемая угроза которому столь велика, что для его защиты хороши любые средства.

Но тут, опять-таки, возникает исключительно сложный вопрос о том, почему же для решения пусть и субъективно наиболее важных жизненных проблем избирается самое позорное для женщины занятие, почему она не прибегает к другим средствам. Изучение конкретных женщин, занимающихся проституцией, показывает, что характерной чертой для них является отделение, отчуждение своего тела от своей личности, неощущение его как какой-то личностной ценности. Напротив, они воспринимают свое тело как нечто чуждое, изолированное от них, в качестве некой данности, которой можно манипулировать, распоряжаться по собственному усмотрению для решения различных жизненных задач. Разумеется, это отделение происходит бессознательно и только на психологическом уровне.

Можно назвать это явление десоматизацией (от греч. сома – тело). Именно этой особенностью можно объяснить удивляющее многих отсутствие у проституток страха перед венерическими заболеваниями, СПИДом, их пренебрежение высокой вероятностью быть жестоко избитыми, даже убитыми, быть подвергнутыми изощренным и унизительным издевательствам. Они же говорят об этом просто как о профессиональных издержках своего нелегкого ремесла и, как правило, не ощущают никакого дискомфорта по поводу того, что их тело переходит из рук в руки. По данным А. Габиани и М. Мануильского, лишь 5,7% публичных женщин чувствуют себя униженными в связи с тем, что отдаются мужчинам за плату.

Десоматизация находит яркое проявление и в том, что некоторые проститутки могут искренне любить вполне определенного мужчину. Более то, они подчас всецело ему преданы и не изменяют ему – в том смысле, что любят только его, не имеют других любовников и больше никому не отдаются бесплатно. В занятии проституцией не участвуют их чувства, сердце, душа. Многие из них, особенно из элитного слоя, бурно и убежденно протестуют, когда их называют проститутками, разъясняя существенную, на их взгляд, разницу между проституткой и распутной женщиной. Некоторые вполне серьезно считают, что, выйдя замуж, будут верными женами, что, кстати, иногда и случается.

Проститутки являются разрушительницами общественной нравственности, моральных устоев, регулирующих отношения между полами, в частности в рамках семьи, таких высших чувств, как любовь, верность, преданность. Разрушительность проституток проявляется не только в фактическом равнодушии к своей жизни, здоровью, человеческому достоинству. Проститутки предстают разрушительницами и в абсолютной неразборчивости в сексуальных связях, в пренебрежении, иногда полном, к личной гигиене, почти полном отсутствии брезгливости, в готовности тех, кто находится на дне, отдаваться за вознаграждение в любое время и в любом месте, в том числе на городских свалках и в общественных туалетах.

Опираясь на сказанное, можно выделить следующие основные направления предупреждения проституции:

· повышение уровня материального благосостояния тех слоев населения, которые испытывают острую нужду и из которых чаще появляются женщины, готовые торговать собой. Здесь надо иметь в виду не только Россию, но и другие страны СНГ;

· усиление борьбы с организованной преступностью;

· оказание необходимой медицинской помощи;

· создание специальной службы индивидуальной психотерапевтической помощи отдельным женщинам, занимающимся проституцией. Эта помощь должна быть построена на знании глубинных бессознательных психологических явлений, порождающих занятие проституцией.

Для противодействия явлению проституции целесообразно установить оптимальный механизм преследования лиц, эксплуатирующих данный порок. Активизировать борьбу с пропагандой проституции, сексуальной распущенностью и духовным развращением детей и подростков, постоянно сталкивающихся с такими явлениями в повседневной жизни.

Требуется жесткая запретительная политика в отношении пропаганды сексуальной распущенности и извращений, порнографии, а также ужесточение карательных мер в отношении лиц, втягивающих детей и подростков в занятие проституцией.

Целесообразна виктимологическая профилактика в СМИ, учебных заведениях и т.п. с целью разъяснения опасных последствий, которые подстерегают проститутку в современном мегаполисе.

Кроме того, нужно предусмотреть создание в структуре МОБ МВД РФ подразделений, которые должны непосредственно выявлять и пресекать девиантное поведение, связанное с данным явлением социальной патологии. В свою очередь, данная служба милиции должна тесно взаимодействовать с подразделениями уголовного розыска и службой по борьбе с организованной преступностью для пресечения порнобизнеса.

Нужно заметить, что единого подхода к раскрытию содержания такого понятия как «проституция» не выбрано. Еще со времени древности люди делали попытки дать точное и ясное определение данному явлению.

Первый организатор проституции Солон покупал женщин и предлагал их «в общее пользование, готовых к услугам за внесение одного обола»1. Это старейшее определение проституции уже отмечает ее главнейшие признаки:

· отдача себя многим, часто меняющимся лицам;

· полное равнодушие к личности желающего того мужчины;

· отдача себя за вознаграждение.

Но если законодательство Солона дало, таким образом, первую и самую ценную основу для точного определения проституции и проститутки, то у римлян можно найти гораздо более богатый материал.

Именно понятие «публичная» составляет, по римскому праву, существенный пункт в определении проституции. Оно заключает в себе указание на отсутствие индивидуальных отношений между мужчиной и женщиной. Проститутка, по римскому праву, «есть женщина, которая неограниченно удовлетворяет общий публичный спрос на половые наслаждения. Все женщины, вступающие в половые отношения со многими мужчинами публично или тайно, в борделе или в другом месте, за вознаграждение или без него, со сладострастием или холодно, без разбора – проститутки»2.

В древние и средние века, когда проституция разъедала общественный организм Западной Европы, когда народы и целые государства гибли в сладострастных корчах разврата, в русском обществе, изолированном от жизни западных европейцев и развивавшемся самобытно и своеобразно, продажная проституция не имела места; ни один из русских летописцев не упоминает о проституции как об общественном зле; однако если бы это явление существовало, то нет сомнения, что оно не ускользнуло бы от внимания летописцев, тем более потому, что наша древняя литература, несмотря на всю узкую ее рамку, имеет преимущественно религиозный характер. Ничто, конечно, при этом не дает права утверждать, что в древней Руси не существовало внебрачных связей или, правильнее, что на Руси не было разврата.

Например, в средневековых источниках встречаются упоминание о занимавшихся проституцией «бродячих женщинах». Стражам порядка вменялось в обязанность задерживать их и отправлять на принудительные работы (отсылать на прядильный двор). В 1649 г. царь Алексей Михайлович издал указ, в котором обязал городских объездчиков следить, чтобы «на улицах и в переулках б… не было».

Тем не менее, считается, что до Петра I проституции в России почти не существовало. Разврат существовал во всех его разнообразных, необузданных формах; даже отцы иногда не щадили своих малолетних дочерей и растлевали их. Однако в средневековой Руси не было массового спроса на услуги проституток. Лишь в результате петровских реформ, кода в России возникли большие сообщества неженатых мужчин (солдаты, матросы, чиновники), появился и стабильный рынок сексуальных услуг.

При Петре I без женщин не устраивался ни один праздник, ни одно общественное собрание; сам царь и его семейство подавали этому высокий пример. В приказе, данному санкт-петербургскому генерал-полицмейстеру 25 мая 1718 г., делается уже указание на существование в то время публичных домов, в котором собирались различные лица для различных «похабств». А в царствование Елизаветы Петровны появляются уже публичные дома с аристократической обстановкой.

В царствование Екатерины проституция в России все более и более увеличивалась и начинала оставлять за собой заметные следы как на общественной нравственности, так и на здоровье масс. Вместе с этим, в видах возможного прекращения проституции и развивавшегося сифилиса, Сенат, 20 мая 1763 г., постановил определение: «всех женщин, одержимых венерическими болезнями, по излечении ссылать на поселение в Нерчинск». Видимое место занимают следующие меры: медицинский осмотр подозреваемых в проституции женщин, лечение больных из них сифилисом и венерическими болезнями, устройство воспитательных домов и, наконец, назначение особых местностей в Петербурге для вольных (публичных) домов.

Павел I, известный любовью к мундирам и знакам отличия, давал проституткам спецодежду. Публичные женщины были обязаны под страхом тюремного заключения носить специальное желтое платье. В этих нарядах проститутки щеголяли недолго, однако именно с того времени желтый цвет стал символом профессии. Появившееся позже медицинское свидетельство публичной женщины стали называть «желтым билетом».

Николай I окончательно разрешил вопрос о проституции, признав ее терпимою в России, и повелев приступить к устройству врачебно-полицейских комитетов.

В конце 19 в. в России было около 2 тыс. зарегистрированных публичных домов. Однако к началу 20 в. под давлением общественного мнения их число уменьшилось. Так, если в Петербурге в 1879 г. было 206 публичных домов, то в 1909 году – всего 32.

Однако это не значит, что проституток стало меньше. Все больше становилось женщин, которые работали самостоятельно. Как правило, зарегистрированная проститутка снимала комнату, куда и приводила клиентов. «Желтый билет» (медицинская карта) был основным документом зарегистрированной проститутки. Скрыть профессию от окружающих было невозможно. Поэтому многие «индивидуалки» старались избегать регистрации. Промысел самодеятельных проституток мог контролироваться сутенерами, которых в дореволюционной России называли «котами».

По данным обследований, проводившихся в 90-е годы 19 в., из богатых семей происходило 0,9% проституток, из семей со средним достатком – 15,6%, из бедных – 83,5%.

В начале 20 в. провести сексуальную революцию во всероссийском масштабе не удалось, однако в провинции власти иногда делали попытки законодательно оформить отказ от института семьи. «С 1 мая 1918 г., – говорится в одном из таких актов, – все женщины от 18 до 32 лет объявляются государственной собственностью. Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста и невышедшая замуж, обязана под страхом строгого взыскания зарегистрироваться в бюро «свободной любви» при комиссариате призрения. Зарегистрированной в бюро «свободной любви» предоставляется право выбора мужчины в возрасте от 19 до 50 лет себе в сожители... Мужчинам в возрасте от 19 до 50 лет предоставляется право выбора женщин, записавшихся в бюро, даже без согласия последних, в интересах государства». Конечно, на практике такого рода акты не исполнялись. Однако для характеристики отношения новых властей к проблеме брака и семьи этот документ весьма показателен.

Полная свобода разрушила устоявшуюся структуру промысла. В 20-е годы с целью предотвращения эпидемий местные власти начинают явочным порядком проводить среди проституток принудительные медицинские осмотры. В 1923 г. в Петрограде пытались создать специальную милицию нравов.

В 1922 г. был принят Уголовный кодекс, который позволял привлекать к ответственности сутенеров и содержателей притонов. Новый закон широко применялся: в 1924 г. было наказано 618 человек, в 1925 г. – 813. Постепенно в борьбе с проституцией все большую роль начинали играть «бойцы невидимого фронта». Быт профилакториев стал напоминать лагерный, а в октябре 1937 г. профилактории для нищих и проституток вошли в систему ГУЛАГа.

Благодаря усилиям карательных органов организованные формы проституции были уничтожены. Однако как нелегальный бизнес она продолжала существовать.

То, что в СССР существует проституция, было признано лишь в 1986 г. В годы перестройки эта тема становится модной, причем торговать своим телом часто воспринимается как способ противостояния тоталитарной идеологии.

Таким образом, несмотря на все те меры, которые проводились правительством для того, чтобы полностью искоренить такое социальное явление как проституция, ни к чему не привели. Сегодня только в г. Москве в проституцию вовлечены 60-80 тысяч человек. Месячный оборот столичной проституции, по разным оценкам, составляет $15-50 млн.

Проституция является одной из древнейших профессий, представительницы которой прошли путь может быть чуть меньше, чем само человечество. Вместе с тем стала объектом пристального внимания. Самое краткое определение проституции – возмездное предоставление сексуальных услуг.

Обычно понимается как вступление за плату в случайные, внебрачные сексуальные отношения, не основанные на личной симпатии, влечении.

Ряд ученых (интеллектуальные расисты) в своих исследованиях подчеркивают, что проституция биологически, психологически и т.д. присуща людям черной и желтой расы, которые женщину практически всегда рассматривали и рассматривают как живой товар, который можно продать, обменять или отдать за определенную плату во временное пользование.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.237.183.249 (0.021 с.)