ТОП 10:

Связь преступности и проституции



Прежде чем перейти к рассмотрению вопроса о связи проституции и преступности необходимо высказать нижеследующие соображения. Причем сделать это не на основании модной сейчас возможности сравнения – «раньше-сейчас», а для того, чтобы провести некоторую аналогию между двумя «вечными» для человеческого общества явлениями – нарушениями каких-то правил поведения и проституцией. Эти негативные социальные явления, к сожалению, всегда были, есть и будут. Вопрос только в их качестве и количестве, на которые правоохранительные органы могут влиять.

Итак, что же такое проституция? Объективно, это есть реальный способ существования немалого числа женщин, профессия, явление, оскорбляющее общественную нравственность, но, несмотря на все проклятия, практически неистребимое. В нашей стране ей практически регулярно «объявляется война». Идеологический парадокс этих компаний, особенно последней, заключается в том, что, чем больше было криков «против», тем более снисходительным становилось общество к проституции. Более того, произведения искусства (книги, фильмы), «разоблачая» проституцию, стали ее эффективной рекламой. К этому добавить захлестывающую все «парнуху», конкурсы красоты и многое другое, то лицемерно на данном фоне звучат призывы некоторых «товарищей» отнести проституцию к уголовно наказуемым деяниям. Здесь возникает много вопросов и они не просты... Поэтому, не разбираясь с этим явлением в нашей стране, в которой до недавнего времени «не было» ни секса, ни проституции, обратимся к опыту стран, где она официально существует давно...

Во многих странах проституция в уголовном порядке не наказуема (во всяком случае, в развитых странах). Там установлены правила поведения для проституток. И ответственность наступает не за самый факт занятия проституцией, а за нарушение установленных правил поведения. Т.е. установлен порядок.

Уголовная ответственность за проституцию существовала (по крайней мере, в 1992 г.) в Румынии, Венгрии. Проституция гомосексуальная наказуема, в частности, в Афганистане, Аргентине, Австрии, Дании. Во многих странах, при этом, гомосексуализм сам по себе является преступлением. Хотя следует заметить, что в западных странах весьма активно ведется «борьба» за декриминализацию гомосексуализма под лозунгом свободы личности.

В США проституция уголовно наказуема не во всех штатах.

В Германии уголовное наказание существует лишь за занятие ею в запрещенных местах (они специально указываются в разных городах и местностях) и возле школ.

В Англии проституция уголовно не наказуема. В Италии – тоже, при этом нельзя содержать публичные дома.

Картина достаточно пестрая и неоднозначная. Она во многом зависит от нравственной оценки проституции как явления.

В нашей стране призывы к установлению уголовной ответственности за проституцию есть не что иное, как отражение взгляда, согласно которому все можно запретить, за все можно установить уголовную ответственность и все исчезнет, ничего больше не будет. Проституция же все равно останется. Только уйдет в подполье. Кроме того, немаловажен такой вопрос: кого наказывать – только проститутку или и ее партнера? Ведь в этом виде «преступления» две стороны – дающий и получающий? А если проститутка – мужчина; девушка или юноша не достигшие возраста уголовной ответственности? Список вопросов можно продолжать бесконечно.

Вероятнее всего, нужно принимать следующие меры:

· в стране должен вестись официальный учет (регистрация) проституток (это не нарушение прав человека, по крайней мере, в мире этого никто не боится делать);

· должны быть установлены правила поведения, за нарушение которых установить большие (именно большие) штрафы. Поведение же, оскорбляющее общественную нравственность, должно влечь не только штрафы, но и уголовную ответственность, например, как за хулиганство;

· нужна «полиция нравов», причем для борьбы не только непосредственно с проституцией (и с другими негативными социальными явлениями – с наркоманией, алкоголизмом), но и с преступностью, которая «близ» проституток весьма специфична.

Здесь возникает вопрос о криминологической характеристике связи проституции с преступностью, ибо все выше сказанное хотя и важно для понимания проблемы, но имеет скорее общесоциологическое значение, в том числе и средства и методы борьбы с проституцией как аморальным явлением. Криминологов больше интересуют другие проблемы.

Было установлено, что проституция – не преступление, следовательно, не уголовно наказуемое деяние, но она нередко крепко и прочно связана с преступностью. Вот в этих случаях должен во весь голос звучать уголовный закон.

Прежде чем сказать о связях, вспомним, что ряд явлений, близких к проституции, определены как преступные. Прежде всего, речь идет об ответственности за вовлечение в проституцию. Но уголовный закон защищает лишь несовершеннолетних. Кстати, необходимо обратить внимание на несоответствие: проституции нет, а за вовлечение в то чего нет – установлена уголовная ответственность.

По мнению ряда специалистов, необходимо вести речь об уголовной ответственности за вовлечение в проституцию не только несовершеннолетних, но и взрослых.

Практически таким составом преступления, который, хотя и не прямо, но косвенно связан с вовлечение женщин в проституцию, являются содержание притонов разврата и сводничества. Однако ответственности здесь подлежат содержатели притонов, но не женщины, которых они эксплуатируют. Правда, во многих случаях женщины идут в притоны сознательно, для заработка либо из иных соображений, в числе которых половая распущенность играет не последнюю роль, и в этих случаях их никто не эксплуатирует.

Теперь о связи проституции с преступностью.

Проблема заключается в том, что преступники – в значительной части люди с разрушенными социально полезными связями, без семей и вообще, без каких-либо социальных тормозов. Однако (не затрагивая проблемы компенсации социального вакуума в исправительных учреждениях) они, находясь на свободе, ищут себе друзей (из мужчин) и сожительниц, чаще всего которыми становятся проститутки. Преступники приобщают этих женщин к своему образу жизни, вкладывают в их сознание свое понимание того, «как нужно жить» и какие нравственные, точнее аморальные, критерии должны быть руководящими в жизни. Такая учеба находит отклик у женщин, и без того видящих изнанку жизни. Их клиенты, часто «развлекающиеся» богатые представители «руководящих» слоев общества, интеллигенции, имеющие жен и детей, не скрывающие от своих подруг-проституток то, что деньги, которые они на них тратят, – шальные, нажитые на различных комбинациях по должности. Поэтому, когда уголовный преступник, вор, сожительствующий с проституткой, говорит, что ее клиентов нужно «пощипать», она охотно идет на это, ибо никакого уважения ее клиенты в ней не вызывают. Часто синтементальная проститутка сочувственно относится к жене своего клиента и из чувства женской солидарности с удовольствием наносит ему удар. Нередко проститутки становятся приманкой в руках опытных преступников для желающих развлечься мужчин. На воровском жаргоне эти профессионалы называются «хипесниками» (профессиональные убийцы либо грабители, нападающие на клиентов проституток в «самый интересный момент»). Многие проститутки работают на преступников в «должности» наводчиц. Причем здесь реже всего идет речь о сиюминутном ограблении, скорее для последующих квартирной кражи, расширения армии «коррупционеров» и т.д.

Воры у проституток часто прячут ворованное и награбленное. Очевидно, что во всех подобных случаях проститутки становятся соучастницами убийств, ограблений, краж, иных насилий, обманов (при мошенничестве) и несут уголовную ответственность за эти преступления либо могут отвечать за укрытие заведомо добытого преступным путем. Занятие проституцией могло бы быть учтено судом в таких случаях в качестве отягчающего вину обстоятельства, но в уголовном законе таковое не предусмотрено, а за рамки предусмотренных судьи выйти не могут. Они, правда, «обходя» закон, ссылаются на то, что «учтены особенности личности».

Как и везде, у нас проститутки сортов «высшего» и низших, вплоть до опустившихся и спившихся несчастных женщин, промышляющих на вокзалах, около низкопробных питейных заведений и тому подобных местах. Эти женщины становятся нередко жертвами собутыльников, умирают насильственной смертью либо от алкогольного или наркотического отравления.

Те же, кто получил ранг «интердевочек», или что-то близкое к этому, обязаны платить вымогателям за право заниматься своим ремеслом. Для этого у нас, как и у всех, существует слой сутенеров и рэкетиров, эксплуатирующих проституток. Этот промысел запрещен международными законами. Отечественное законодательство это пока не спешит принимать во внимание.

Таким образом, проституция, не являясь сама уголовным преступлением, рождает преступность, причем достаточно опасную. Связь между проституцией и преступностью практически прямая.

Общая криминологическая характеристика проституции и основных ее взаимосвязей с преступностью, конечно, не исчерпывает проблемы, однако свидетельствует о многообразии существующих в обществе причинных связей преступности с другими социальными явлениями, ближе либо дальше отстоящих от преступности.

К сказанному о связи проституции с преступностью, о взаимозависимости этих двух социальных явлений негативного плана следует добавить еще, что проституция – один из источников заражения СПИДом, являющегося во всем мире тяжким преступлением. Если к этому добавить, что проституция, особенно уличная, беспорядочная, практически неконтролируемая, особенно характерная для нашей страны, сопровождается не только распространением венерических заболеваний, но и заведомым (а часто и не заведомым) заражением им, что тоже есть уголовно наказуемое деяние, то и здесь очевиден общественно опасный характер проституции.

В социальном же плане проституция влияет на прочность семейно-брачных отношений (на конфликты в семьях пр.). Как правило, женщины-проститутки не могут быть матерями либо дети их социально заброшены, идут с малолетства на панель или пополняют собой армию воров и других преступников либо пьяниц и наркоманов.

И все это в той или иной степени характерно для любой социально-политической системы. Еще необходимо вспомнить о проститутке, как о жертве, (например, изнасилование проститутки и т.д.).

Учитывая, что проституция – самая древняя профессия и до сих пор, в процессе научно-технического прогресса не отмерла, о ней можно рассказывать бесконечно. Пожалуй, необходимо остановиться и сделать выводы, определившись для чего и какие знания нужны не только сотрудникам правоохранительных органов, но и любому члену социума для противодействия проституции.

Прежде всего, необходимо отметить следующее:

· бороться с ней бесполезно, но контролировать и «определить ее рамки» необходимо. Преступными считаются: сведение, склонение или совращение в целях проституции другого лица, даже с его согласия; эксплуатирование проституции другого лица, даже с его согласия; содержание дома терпимости, управление им или сознательное финансирование или принятие участия в финансировании дома терпимости; сдача в аренду или съем здания, или другого места, или части такового, зная, что они будут использоваться в целях проституции третьими лицами; а также соучастия и покушения на вышеперечисленные деяния.

Необходимо напомнить, что, несмотря на постоянную борьбу с преступностью, человечество развивает и индустрию вседозволенности, что позволяет уживаться друг с другом ханжеству и «борьбе с проституцией». Сегодня, к сожалению, наше общество прекрасно демонстрирует это. А ведь проституция и преступность бывают так близки.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.92.74.105 (0.006 с.)