ТОП 10:

Характеристика маргинальной преступности



Понятие «маргинал» впервые появилось во Франции как имя существительное в 1972 г. (ранее существовало только понятие «маргинальный»). Маргиналами стали называть тех, кто либо сам отвергает общество, либо оказывается им отвергнутым. Власть имущие стремились к успокоению, однако многие выступили против возврата к традиционным порядкам. Именно их стали называть маргиналами.

Маргинальная преступность – это явления, которые не относятся к преступлениям, но, тем не менее, сами по себе представляют общественную опасность, активно питают преступность и выступают в качестве ее благоприятного фона. Маргинальность не возникает вне резкого реального или вымышленного столкновения с окружающим миром. Маргиналы – это граждане, которые отклоняются от общественного принятого поведения, но на преступный путь еще не встали и пребывают в криминальной среде, где высока вероятность их перехода в категорию преступников.

Уход в маргинальность предполагает два совершенно различных маршрута:

· либо разрыв всех традиционных связей и создание своего собственного, совершенно иного мира;

· либо постепенное вытеснение (или насильственный выброс) за пределы законности1.

В любом случае, будь то результат «свободного» выбора, который провоцируется напуганным обществом , маргинал обозначает не изнанку мира, а как бы его омуты, теневые стороны. Общество выставляет отверженных напоказ, дабы подкрепить свой собственный мир, тот, который считается «нормальным» и светлым.

Истории и раньше были известны всевозможные отклонения от нормы. Из века в век происходит взаимодействие между волей правителей к порядку и организованности и теми многочисленными течениями, которые критикуют власть и угрожают ей, нарушают ее установления. Одним из самых активных стимуляторов процесса маргинализации служит страх – перед дьяволом, болезнями, телесными аномалиями, а позднее, и тунеядством. Маргиналов сторонятся, порою преследуют, однако они остаются вполне зримой реальностью в обществе. Жизнь его, лишенная скрытности и как бы вынесенная наружу, проходит в тесном соприкосновении его членов, при полной ясности всех действий и обрядов.

В конце XVII в. в ряде европейских стран (Франция, Италия, Испания) возникает новая модель (проект): изолировать маргиналов как явление отталкивающее и вредоносное. Начинаются облавы на умалишенных, нищих, тунеядцев.

Сторонники этого курса начинают разрабатывать все более многочисленные и хитроумные «защитные механизмы», исходя из того, что политика изоляции будет порождать новые формы правонарушений и маргинальности. В XIX в. окончательно утверждается положение, при котором с увеличением числа случаев, квалифицируемых законом как противоправное поведение, возрастает и число лиц, объявляемых опасными, подвергаемых остракизму.

Маргинальность переживает сейчас весьма своеобразный момент: продолжая причислять к ее жертвам все нежелательные элементы, общество ощущает, как подрываются изнутри его глубинные устои, основательно расшатанные экономическими процессами. В тираж выходят теперь не только чужие, но и самые что ни на есть свои – те, кто поражен поселившемся в нашем обществе раком. Отверженность выступает как продукт распада общества, пораженного кризисом. Слово «маргинал» постепенно выходит из употребления, так как мужчины и женщины, живущие по ту сторону декорума, не сами делают это выбор – они незаметно вытесняются в это состояние, так и не приобщившись явным образом ни к одной из традиционных категорий отверженности1.

Будучи, возможно, слабее других (хотя это следовало бы еще доказать), они остаются на обочине дороги, по которой продолжает движение таранная когорта удержавшихся в седле, безразличных к тому, как отстают и как падают маргиналы.

Маргинал отныне не какой-то чужак или прокаженный. Он схож со всеми, идентичен им и в то же время он калека среди себе подобных – человек с усеченными корнями, рассеченный на куски в самом сердце родной культуры, родной среды.

Маргиналы – обозначение личностей и групп, находящихся на «окраинах», на «обочинах» для данного общества основных структурных подразделений или господствующих социокультурных норм и традиций.

Ученые обратили внимание на то, что в ситуации маргиналов находится значительная и, притом, весьма активная часть общества (этнические и религиозные меньшинства, представители нетривиально мыслящей художественной и научной интеллигенции и др.). Было также замечено, что «маргинальные» не только ограничены в своих статусных позициях, но и подчас оказываются не в силах реализовать творческие возможности и тем самым обогатить общество и материально и духовно.

Маргинальная ситуация возникает на рубежах несхожих форм социокультурного опыта, всегда бывает весьма напряженной и по-разному реализуется на практике. Она может быть источником неврозов, деморализации, индивидуальных и групповых форм протеста. Но оно же бывает источником нового восприятия и осмысления Вселенной и общества, нетривиальных форм интеллектуального, художественного и религиозного творчества. Такой взгляд на историю мировой культуры показывает, что многие обновляющие тенденции в духовной истории человечества (мировые религии, великие философские системы и научные концепции, новые формы художественного отображения мира) во многом обязаны своим возникновением именно маргинальным личностям и социокультурным средам.

Технологические, социальные и культурные сдвиги последних десятилетий придали проблеме маргинальности качественно новые очертания. Урбанизация, массовые миграции, интенсивное взаимодействия между носителями разнородных этнокультурных и религиозных традиций, размывание вековых культурных барьеров, влияние на население средств массовой коммуникации – все это привело к тому, что маргинальный статус стал в современном мире не столько исключением, сколько нормой существования миллионов и миллионов людей. На переломе 70-80-х гг. прошлого века выяснилось, что стало уже невозможно выражать и отстаивать, используя интересы этих огромных людских масс и вставших на их сторону интеллигентов, привычные формы социального управления (государственные институты, политические партии, традиционные церковные конфессии и т.д.). Именно в этот период в мире начался бурный процесс становления так называемых «неформальных» общественных движений – просветительских, экологических, правозащитных, культурных, религиозных, земляческих, благотворительных и др., – движений, смысл которых во многом связан с подключением к современной общественной жизни именно маргинализированных групп.

Основываясь на вышеизложенном, можно сделать следующий вывод, что маргинальными или криминогенными фоновыми явлениями признаются такие, которые, хотя и не относятся к преступным, тем не менее, сами по себе представляют немалую общественную опасность, активно «питают» преступность, выступают в качестве ее благоприятного фона. К их числу относятся бродяжничество, проституция, токсикомания, наркомания и алкоголизм, а также и ряд других социальных отклонений. Указанные маргинальные явления сопутствуют преступлениям и представляют общие условия, обстановку криминальной среды. Эти явления могут быть охарактеризованы как инфраструктура преступности.

В обществе существуют лица, которые обладают постоянным статусом маргиналов, при этом сам термин «маргинальный» означает, что эти граждане отдали предпочтение негативному социально отклоняющемуся поведению, однако на преступный путь еще не встали. Тем не менее, они пребывают в криминальной среде, где высока вероятность их перехода в категорию преступников либо жертв преступлений.

Изменения, произошедшие в Российской Федерации в течение последнего десятилетия, вызвали к жизни проблему временной маргинальности, которая существенно затронула среднюю и низшую страты современного общества. Процессы, поддерживающие маргинализацию этих в основном правопослушных граждан, вынуждают их прибегать для выживания и самореализации к противоправным формам поведения, в том числе к преступлениям.

Категория маргиналов, включающая тех, кто занимается бродяжничеством и попрошайничеством, а также безнадзорных подростков, проституток, отличается высоким уровнем предрасположенности к тому, чтобы стать жертвами различных преступлений.

Особо опасной стала маргинализация бывших сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, уволенных из Вооруженных Сил. Военнослужащие, имеющие боевой опыт и специализированную подготовку становятся боевиками, киллерами, создателями, руководителями и активными участниками общеуголовных, организованных преступных групп.

Перманентное реформирование органов КГБ СССР привело к увольнению 100 тыс. офицеров, имевших высокую оперативную квалификацию.

Говоря об обстоятельствах, обусловливающих вышеназванные проявления социальной патологии, выделяют психологические и социальные факторы.

К психологическим факторам можно отнести такие, переутомление и перенапряжение, конфликты в семье и на работе, психические травмы и стрессы, эмоциональная и духовная пустота. Определенную роль играет сексуальная неудовлетворенность, недовольство жизнью вообще, а также занимаемым в социуме положением1.

К числу социальных факторов маргинализации населения можно отнести идеологический и духовный вакуум.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.57.84 (0.005 с.)