ТОП 10:

ОБЛАСТИ ПРИМЕНЕНИЯ СЛОВ-ЗАИМСТВОВАНИЙ



 

 

Терминологическое варьирование в процессе заимствования в межкультурной коммуникации

В переводческой деятельности и лексикографической практике исторически существовала традиция особого внимательного рассмотрения специальных слов. Составители словарей и переводчики научных текстов рассматривали термины как специфические слова, но при этом теоретическая сущность термина не изучалась. Толчок к развитию терминоведения был дан в работах Э. Гуссерля, В. Уэвелля, Дж. Ст. Милля и др., которые говорили о необходимости отграничения языка науки от обычного языка, изучали специфику научных слов, разделили специальные слова на терминологию и номенклатуру. Общенаучный и общефилософский фон истории терминоведения в России составляли работы А.А. Потебни, В.Г. Белинского, , А.Ф. Лосева. Отечественное терминоведение начинает развиваться в 30-е гг. XX века. На начальном этапе в отечественных работах по терминологии присутствовал весь общенаучный и философский фон предшествующей науки, на который постепенно наслаивалась новая методология.

В 30-40-е гг. прошлого столетия появляются работы Д.С. Лотте, который показал, что следует различать отбор и построение терминов как этап исследовательский и стандартизацию терминов как этап прикладной. Ученый доказал, что терминология отдельной отрасли образует терминологическую систему, т.е. терминосистема существует изначально, а не создается. Д.С. Лотте исследовал такие свойства термина как его многозначность, синонимию терминов, соответствие и краткость термина, согласование между терминами, простоту и понятность терминологии, степень внедрения термина.

В 60-70-е гг. терминология становится частью теории общего языкознания, поднимаются вопросы терминографии, произошло отграничение научного терминоведения от прикладного (стандартизация терминологии), пришло осознание необходимости рассматривать вопросы терминологии в контексте языка науки. Терминоведы разрабатывают системы терминов, которые должны соответствовать системам понятий определенных отраслей науки и техники. Номенклатура не будет включена в область интересов терминоведов. Терминологи занимаются развитием содержания термина, элиминируется всякая образность терминологии. Значительное влияние на развитие отечественного терминоведения оказали работы А.М. Терпигорева, Б.Н. Головина, В.П. Петушкова, А.А. Реформатского, Г.О. Винокура, В.М. Лейчика, В.М. Жирмунского, Р.А. Будагова и многих других ученых.

На современном этапе в терминоведении признаются следующие основные положения:

а) Научно-понятийная структура терминоведения и закономерности его развития описываются на базе понятийного аппарата языковедения, что указывает на лингвистический статус терминоведения как самостоятельной дисциплины. б) Термин имеет сложное семантическое строение, неоднозначность термина расценивается как семантическая проблема терминоведения, которая не исчерпывается вопросами полисемии. в) Терминологические системы представляют собой естественные языковые структуры и не могут быть отнесены к искусственным образованиям. г) В качестве предмета теории термина могут быть названы пути преобразования общеязыковой лексики в терминологическую и роль такого преобразования в становлении научного сообщества.

Терминообразование (терминологическая номинация) является одним из лингвистических аспектов термина. Номинация может характеризоваться как элемент познавательной способности человека и как преобразование объективного мира в феномены мышления. Важно понимать, что термин как носитель информации передает информацию не сам по себе, а благодаря «сопутствующим» моментам – дефиниции, общеязыковым элементам, внутренней форме, терминоэлементам. В современном терминоведении рассатриваются различные принципы, аспекты и способы терминологической номинации, особое внимание уделяется пропозитивному и социально-коммуникативному характеру термина. В терминологической номинации можно выделить когнитивный, психолингвистический и лингво-прагматические аспекты. В терминологической номинации можно по-новому квалифицировать роль метафоры в аспекте мышления, основной вывод современной науки – без метафоры нет творческого мышления. В прагматическом аспекте четко прослеживается регулятивная функция термина – информационная установка на конкретное действие.

В рамках функционально-стилистических аспектов изучения терминов исследуются процессы детерминологизации. Детерминологизация может рассматриваться в трех направлениях: а) переход термина в общелитературный язык в своем исходном значении, б) метафоризация термина и в) приращение общелитературной семантики к терминологическому значению. Процесс проникновения терминов в общелитературный язык стимулирует создание терминологических словарей и словарей иностранных слов. При переходе слова в терминологическую сферу оно входит в категориальную систему какой-либо отрасли. Процесс детерминологизации, наоборот, выводит термин из этой системы и придает ему с помощью толкования новое значение, либо коррелирующее с его специальным значением, либо образующееся вновь по законам метафоризации. Пока не исследовано, в какую систему категорий попадает детеминологизированное слово, но квалификация одного и того же слова в терминосистеме и общелитературном языке как слов-омонимов является, по мнению многих лингвистов, упрощением. Каждый случай детерминологизации (равно как и терминологизации) должен подвергаться анализу, чтобы можно было говорить о сохранении или разрыве семантических связей, т.е. нельзя делать обобщающий вывод о детерминологизации как явлении омонимии.

Процессы терминообразования подчинены общим законам научно-мыслительной деятельности. Термины создаются как средство номинации понятий, предметов и явлений или как способ фиксации полученного знания. Для этого в терминообразовании сложились такие средства как терминоэлементы, терминомодели и способы образования терминов: лексико-семантический, морфологический, синтаксический, заимствование. Важное значение для терминообразовательных процессов имеют мотивированность, системность, внутренняя форма термина.

Лексический состав терминологической системы различается разноструктурностью и полифункциональностью. Это свойство специальных понятий отражается на формировании языковых знаков, создающих систему элементов концептуального аппарата автономной отрасли науки или техники. Языковой знак, обозначающий специальное понятие, является термином. Терминологиеские единицы отражают то понятийное поле, к которому они относятся. Собственно термин служит для обозначения абстрактного обобщенного понятия, номенклатурное название используется для обозначения конкретного ряда однородных понятий или объектов науки, техники. Терминоним (имя собственное) применяется для номинации специальных единичных явлений или коммерческих предметов. Профессионализм – вторичное (стилистически или идеографически) наименование уже поименованных ранее понятий или предметов, функционирующий в узком кругу специалистов. Терминоподобные единицы. Не имеющие определенного терминологического статуса, называются терминоидами.

Терминологические единицы любой терминосистемы не функционируют изолированно от других терминосистем. Их взаимодействие может быть непосредственным или опосредованным – через литературу или систему средств массовой коммуникации. Пути взаимодействия лексических единиц разных терминосистем отражаются в лексическом составе отраслевой терминосистемы. Общенаучная лексика служит универсальным языковым средством описания, категоризации и систематизации фактов действительности в аспекте конкретной отрасли. Экстралингвистическое переплетение научной и производственной сфер приводит к тому, что в разных отраслях существуют одинаковые терминологические единицы. В этом случае мы имеем дело с межотраслевой терминологической лексикой, которая переходит из одной терминосистемы в другую вместе с переходом соответствующих реалий.

Семантическая структура термина как лексической единицы не отличается от семного состава слова, но имеет свои особенности. Семантический объем термина устанавливается с помощью дефиниции, термин без дефиниции не существует. С помощью постоянного уточнения дефиниции термина достигается его точность, фиксируется семантический объем. Тенденция развития терминосистемы прослеживается на особенностях вариантных и синонимических отношений между терминами и понятиями. Формальное и ономасиологическое варьирование существует в языке в силу языковой возможности выражать одни и те же логико-мыслительные категории разными языковыми средствами, а наличие синонимов означает новый взгляд на предмет исследования. Таким образом, синонимия является признаком не зарождающейся, а развивающейся науки. Чем выше уровень развития науки, тем синонимичнее мышление специалиста.

Существование вариантов номинации объектов (ономасиологических вариантов) основано на наличии в языке синонимичных средств выражения. Исходя из такого понимания, можно говорить о разных типах терминологического варьирования, которые можно наблюдать, в том числе, в процессе заимствования иноязычных лексических единиц. Рассмотрим данные процессы на примере немецких заимствований в сфере экономики.

Сегодня экономическая терминология вышла за рамки только экономической науки и употребляется в сфере публицистики, радио, телевидения, рекламы, ежедневного бытового общения. Экономические термины обыгрываются даже на эстраде. Иноязычные заимствования в области экономической терминологии составляют многочисленную группу, которая представляет собой открытый ряд, пополняющийся из английского, немецкого,

итальянского языков. В современном русском словаре по данным исследователей около четверти слов – заимствования, немецкие заимствования составляют примерно 3%.

Процесс лексического заимствования обусловлен как внешними, так и внутренними причинами. Внешние факторы возникают как следствие более или менее тесных политических, экономических, технических и культурных связей между народами. Интенсификация иностранных контактов создает благоприятную почву для иноязычных заимствований. Но и общество должно быть расположено к принятию заимствований.

Так, после XV века влияние Западной Европы в России усилилось, при этом иноязычная лексика проникает через Польшу, где эти единицы были восприняты и переработаны польским языком. Петровское время – основной период внедрения иностранных слов в русский язык. Немецкие терминологические заимствования обусловлены и территориальной близостью. В России проживало много немцев, имевших территориальную закрепленность на Волге, в Крыму, на Украине, на Кавказе. В Москве и в Петербурге существовали целые слободки, заселенные немецкими ремесленниками и торговцами. Правящая российская бюрократия насчитывала также много немцев (например, Бенкендорф, Клянмихель, Корф, Нессельроде, Розен, Ламадорф и др.) Помещики в прибалтийских губерниях (Латвии, Эстонии) были немцами, официальным языком там был немецкий язык.

С конца 80-х - начала 90-х годов XX века российское общество было предрасположено к принятию новой иноязычной, в том числе и немецкой, специальной лексики и к широкому ее употреблению, т.к. значительно возрос объем литературы для чтения, увеличилось количество переводов, комментариев иностранной прессы, научной и публицистической литературы, выросло количество участников в международных конференциях, конгрессах, симпозиумах, в разработке совместных международных проектов. Особенно большое число заимствований проникает из письменных иноязычных источников, и тут ведущая роль принадлежит ученым, специалистам и переводчикам. Заимствование вещи, понятия, явления, предмета из иностранного языка в язык принимающей культуры сопровождается также и заимствованием иностранного слова, называющего его.

Внутренние языковые причины заимствований объясняются тенденцией полисемии исконного слова, потребностью разграничения смысловых оттенков, необходимостью завуалировать понятие, тенденцией к нерасчленимости цельного понятия, социально-психологическими факторами, например, языковой модой, престижностью.

Круг терминов, представленных в статье, происходит из разных источников, но, прежде всего, из последних изданий словарей иностранных слов, словарей экономических терминов, экономических энциклопедий, толковых и стилистических словарей. Материал отобран методом сплошной выборки. Основной метод исследования – метод стилистического анализа. В работе исследуются системные отношения в экономической терминологической сфере. Задача термина – назвать заимствованный предмет, поэтому подавляющее большинство анализируемых терминов относится к классу существительных: капитал, вексель, рента, процент. Представлены только три термина, относящиеся классу прилагательных: паушальный, рентабельный, и шлюзовая (цена). Экономические термины в семантическом плане соотносятся со следующими группами:

1) Участники экономических отношений (физические и юридические): абонент (Abonnent), агент (Agent), индоссат (Indossat), индоссант (Indossant), трассат (Trassat), трассант (Trassant).

2) Названия типов экономических субъектов (государственные и коммерческие структуры): биржа (Borse), ярмарка (Jahrmarkt), бундесбанк (Bundesbank), Райффайзен-банк (Raiffeisen-Bank).

3) Названия лиц по социальному статусу, профессии: бухгалтер (Buchhalter), банкир (Bankier), маклер (Makler), гастарбайтер (Gastarbeiter), штрейкбрехер (Streikbrecher).

4) Названия денег, валюты, ценных бумаг: доллар (Taler), грош (Groschen), марка (Mark), пфенниг (Pfennig), вексель (Wechsel), аккредитив (Akkreditiv), фридрихсдор (Friedrichsdor), крейцер (Kreuzer).

5) Название меры веса, единицы массы, количества: фунт (Pfund), центнер (Zentner=50 кг), доппельцентнер (Doppelzentner =100 кг), карат (Karat), процент (Prozent), гросс (Gross =12 дюжен=144 штуки).

6) Название помещений, документов: контора (Kontor), цех (Zeche), пакгауз (Packhaus), гроссбух (Grossbuch), прейскурант (Preiskurant), циркуляр (Zirkular), штемпель (Stempel), формуляр (Formular).

7) Название видов коммерческой деятельности, процесса, операции: аукцион (Auktion), девальвация (Devalvation), крах (Krach), штраф (Strafe), рабат (Rabatt), декорт (Dekort).

В плане словообразовательных возможностей экономических терминов-заимствований можно утверждать, что для русского языка характерно освоение немецких слов с помощью заимствования структуры слова, например, агент /Agent/, эрзац /Ersatz/, артикул /Artike/), а также пути использования морфологических средств русского языка: вахта /Wache/, грюндерство /Gründer/, махинация /Machenschaft/, бухгалтерия /Buchhaltung/. Для заимствованных терминов характерно использование в терминологических словосочетаниях имен собственных – фамилий немецких и австрийских ученых, экономистов: закон Вагнера, закон Визера, закон Энгеля; индекс Пааше, индекс Ласпейрса; Райффайзен-банк, Райффайзен-касса.

Термины не всегда однозначны и нейтральны. Например, экономический термин «фрахт» имеет по данным словарей следующие значения: 1) груз, кладь, тоннаж; 2) плата за провоз, фрахт, тариф; 3) сама такая перевозка Семантическая структура термина «биржа» включает два значения: 1) регулярно функционирующий, организационно определенный оптовый рынок однородных товаров, на котором заключаются сделки купли-продажи крупных партий товара; 2) само здание, в котором функционирует этот рынок. Лексическая единица «процент» определяется как: 1) сотая доля числа; 2) плата за пользование деньгами, кредитом. В процессе функционирования экономический термин может приобрести дополнительное вторичное значение, которое закрепляется за неспециальной сферой общения. Происходит так называемый процесс детерминологизации экономического термина. Это явление может быть проиллюстрировано на примере лексической единицы «девальвация». Первоначальное значение термина – понижение курса национальной валюты по отношению к иностранной валюте или золоту вследствие инфляции или дефицитности платежных балансов страны, а второе значение – обесценивание, утрата значения – возникло путем переноса значения по сходству.

При употреблении в принимающем языке заимствованные термины могут образовывать терминологические дублеты и вносить дополнительные оттенки значения. Например, заимствование «пакгауз» – не просто склад, а закрытый склад для кратковременного хранения товаров и предметов на пристанях, железнодорожных станциях и на таможне. Под фрахтом понимается не только перевозка груза, а перевозка воздушным и водным путем. Термины рабат и декорт обозначают скидку, но первый употребляется в значении оптовой скидки в торговом мореплавании в размере около 3%, а второй – обозначает скидку за досрочное погашение долга, либо в связи с тем, что качество товара ниже предусмотренного договором. Таким образом, заимствованные термины уточняют и расширяют значение русского термина.

Некоторые термины обладают определенной стилистической маркированностью и, кроме номинативной функции, могут передавать дополнительный национальный, исторический, временной, социальный или иной компонент значения. Термины «бундесбанк, дойче марк, пффених» называют Немецкий федеральный банк, немецкую национальную валюту и поэтому передают немецкий национальный колорит. С эпохой нацистской диктатуры связаны термины «рейхсбанк» и «рейхсмарка». Терминологическая лексика как всякая лексические система, подвержена процессам устаревания и выхода из сферы активного употребления. Историзмы, обозначая предметы и явления, связанные только с какой-то определенной исторической эпохой, выполняют не только функцию номинации, но и передают временной, хронологический оттенок значения. Термины «аллод» /Allod/ у германских племен обозначали свободно отчуждаемую индивидуальную земельную собственность, «лен» /Lehn/ - это земля и определенные доходы, которые вассал получал в средние века при условии несения военной службы, выполнении повинности. Лен мог передаваться по наследству, «альменда» /Allmende/ обозначал у германских народов в раннем средневековье земельные угодья, находившиеся в общем пользовании членов общины. Таким образом, вышеприведенные термины обозначали определенные земельные владения и угодья в эпоху феодализма и средневековья и в современном языке выступают в роли историзмов. Устаревшая лексическая единица «грюндерство» (массовое лихорадочное учредительство акционерных обществ, банков и страховых компаний; сопровождается эмиссией ценных бумаг, биржевыми спекуляциями, созданием дутых предприятий) вошла снова в активный оборот в 90-е годы XX столетия, когда происходило беспорядочное создание различных коммерческих образований, акционерных обществ. На наших глазах происходит устаревание терминов «эрзац» и «контора» как следствие снижения актуализации.

Термины-заимствования могут передавать и новый временной колорит, как например, термин «нефтедоллар». Социальной и временной маркированностью обладает термин «гастарбайтер», эвфемистически обозначающий того, кто приезжает из экономически менее развитых стран на временную работу в какую-либо развитую страну. Эта единица возникла в Германии в 60-х годах ХХ века, когда на неквалифицированную, низкооплачиваемую работу приезжали турки, итальянцы, югославы. Эта единица имела завуалированную, сниженную оценочность из-за несоответствия смыслового компонента «Gast» (гость), соотносящееся со статусом гостя, которому предполагается предоставление все самого лучшего. Примечательно, что этот термин в русском языке в наши дни входит в этом же значении в языковую моду. Типичной стилистической, эмоциональной нейтральностью не обладают заимствования «гешефт» и «штрейкбрейхер». Первый термин имеет ироничную стилевую окрашенность, так как обозначает не совсем честную коммерческую сделку, а второй термин реализует отрицательную оценочность действий, производимых работником, отказавшимся поддержать своих бастующих коллег и продолжающего работу на предприятии.

Лексико-стилистический анализ немецких экономических терминов показывает, что они являются открытой, динамически развивающейся, стандартизованной группой в терминосистемах русского языка. Заимствованные экономические термины функционируют в системе современного русского языка вследствие грамматических, семантических, стилистических и словообразовательных преобразований, обусловленных как внешними, так и внутренними лингвистическими факторами. Предметная и понятийная абстрактность заимствованных терминов позволяет участникам коммуникации достичь наивысшей степени адекватности понимания в сфере делового и профессионального общения. Вне терминологической системы заимствованная лексическая единица детерминологизируется. Полисемия термина возникает в результате метафорических и метонимических переносов. Актуализация международных контактов России способствует не только росту экономических терминов-заимствований, но и увеличению интернационализмов, которые отличаются от других экономических терминов большей степенью стилистической нейтральности и отсутствием полисемии.

Литература:

1) Ворожбитова А.А. Теория текста. М., 2005

2) Марчук Ю.Н. Основы терминографии. М., 1992.

3) Татаринов В.А. Методология научного перевода. М., 2007.

4) Fleischmann E., Schmitt P.A. Fachsprachliches Übersetzen – Anstoss zu eimen Paradigmawechsel // Paradigmawechsel in der Translation. Tübingen, 2000.

 

Проблемы языкового контактирования

 

Общая характеристика работы

Национальное самосознание в последние годы все больше привлекает внимание исследователей, которые разрабатывают новые идеи и приемы описания языковой ментальности. К числу таких идей исследования социально-хронологических аспектов двуязычия относится вопрос об этимологической отнесенности иноязычных заимствований, их систематизация, тематическая классификация и русско-славянское освоение.

Рассмотрение проблемы языкового контактирования представлено в работах многих отечественных и зарубежных исследователей - лингвистов: Я.К. Грота, Л.П. Крысина, Д.С. Лотте, М.М. Маковского, Ю.С. Сорокина, Э.Хаугена, Н.М. Шанского, Л.В. Щербы и др. Одновременно возникает интерес к изучению руского языка в его взаимодействии с немецким языком (см. работы А.Д. Дуличенко, Г.Л. Зеленина, С.Ф. Кепещук, Ю. Т. Листровой-Правды, Э.А. Макеева.

В этой связи наша попытка изучения немецких заимствований относится к числу исследований, заполняющих известную нишу, которая имеет непосредтсвенное отношение к русско-немецким языковым контактам на рубеже ХIХ - ХХ вв., когда русский язык, судя по лексикографическим источникам, заметно пополнился немецкой по принадлежности и происхождения лексикой.

Актуальность исследования

При внимательном рассмотрении истории вопроса становится очевидным, что, если речь идет о воссоздании широкой панорамы становления русского литературного языка и его общественно-политической терминологии, то именно вопросы взаимодействия русского и немецкого языков в плане становления лексической системы и совершенствования семантики оказываются, на наш взгляд, недостаточно разработанными.

Поскольку немецкое влияние в конце ХIX- начале ХХ вв. на русский язык было очевидным и занимало ведущее положение в отношении проникновения лексики в русскую языковую систему, а на фоне других языков его роль являлась доминирующей, то изучение разносторонних аспектов проблемы русско-немецкого языкового контактирования для данного периода объективно является весьма актуальным.

Цель диссертационного исследования - изучение континуума немецких заимствований, их фонетико-морфологической модификации и семантической трансформации, структуры тематических разрядов, а также меры и степени обогащения русской речевой культуры за счет освоенной (заимствованной) немецкоязычной и вошедшей через немецкое посредничество общественно-политической иноязычной лексики.

Поставленная цель определяет следующий круг задач:

1)изучить причины и пути проникновения немецких заимствований в русский язык в контексте культурно-исторической и социальной обстановки в России конца ХIX- начала XX вв.;

2) выявить состав немецкоязычной лексики в исследуемый период времени, предложить интерпретацию ее культурно-исторической значимости в системе принимающего (русского) языка;

3) определить закономерности фонетико-морфологической и других модификаций немецких заимствований в звуковом строе русского языка;

4) сопоставить смысловое содержание слов в языке-передатчике и языке-преемнике. Объектом исследования стала немецкоязычная лексика, заимствованная в процессе

непосредственных и опосредованных контактов русского и немецкого народов в конце ХIX - начале ХХ вв.

Предметом исследования являются лексические заимствования из немецкого языка в русском графическом оформлении.

Материалом исследования послужили свыше 850 лексических единиц, закартографированных в ходе выборки из целого ряда словарей иностранных слов и лексикографических источников.

В качестве методов исследования представлены: описательный (для установления именно немецких заимствований и их статуса в заимствующем языке); статистический (для выявления количества заимствованных из немецкого языка в период конца Х/Х - начала XX вв. лексических единиц); стилистический (для анализа стилистических компонентов и выявления стилистической значимости анализируемых единиц); сравнительно-сопоставительный (для установления сходств и различий лексических заимствований).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Анализ лингвистических процессов, относящихся к взаимодействию и взаимовлиянию контактирующих языков, определяется наличием объективно сложившихся социально-исторических и культурных связей, в результате которых происходит их взаимообогащение и обмен этимологическими ценностями, актуальными для развития языкового пространства.

2.Тематическая классификация общественно-политической лексики, в частности, дает возможность системно отразить историю освоения заимствований, ставших фактом русского языка, установить функциональные особенности и характер смысловых изменений, которые претерпевают иноязычные слова в языке-преемнике.

3.Рассмотрение комплексного процесса заимствования, где все языковые факторы и уровни языка взаимосвязаны и взаимообусловлены, позволяет определить закономерности

тех или иных модификаций немецких заимствований в лексическом строе русского языка, степень проникновения в языковое сознание контактирующего этноса.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что его результаты вносят определенный вклад в освещение взаимодействия и обогащения русской языковой системы иноязычным материалом, способствуют совершенствованию основополагающих принципов и понятий этой проблемы.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем: во-первых, предложена классификация общественно-политической лексики немецкого происхождения в русском языке с учетом лексико-семантических признаков, дающих представление о сферах воздействия немецкого языка на лексику русского языка, во-вторых, изучены акцентологические изменения и фонетическая трансформация немецких заимствований русским языком, в-третьих, прослежены морфологические процессы, имевшие место при семантическом освоении заимствований из немецкого языка, в-четвертых, определены виды семантических изменений лексических заимствований.

Практическая значимость определяется тем, что материалы диссертации могут быть использованы при интерпретации формирования отдельных ступеней лексической системы в русле исследования общественно-политической иноязычной лексики как факта русской речи, либо при разработке курса исторической лексикологии русского языка, при анализе его лексической системы.

Апробация работы. Результаты диссертации обсуждались на межрегиональной научно-практической конференции «Традиции и новаторство в развитии образования» (Тюмень, май 1999), международной научно-практической конференции «Славянские традиции духовной культуры и словесности в Западной Сибири» (Тюмень, май 2000), межрегиональной научно-практической конференции «Славянские духовные истоки культуры и словесности» (Тюмень, май 2001).

Объем и структура исследования. Диссертационное исследование состоит из вводной части, двух глав и заключения, библиографии, списка источников.

Диссертационное исследование изложено на 155 страницах.

Краткое содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность и новизна темы, определяется объект и предмет исследования, ставятся цели и задачи исследования, характеризуется его теоретическая и практическая значимость, приводится краткая историческая справка изучения заимствованных слов, в том числе немецких, в отечественной лингвистике, описываются используемые источники и материалы.

В Первой главе «Социально-хронологический аспект немецко-русского взаимодействия» определяется роль социальных факторов в развитии словарного состава

русского литературного языка конца ХIХ -начала ХХ вв., поскольку одной из особенностей заимствованной лексики является ее идеологическая и социальная обусловленность. Эта особенность проистекает из общественного характера языка и из его коммуникативной функции, являющейся в выражении и передаче определенных взглядов, идей, понятий и представлений того или иного социального класса общества. В таких условиях социально-политических изменений многие лексемы не могут оставаться нейтральными уже по той причине, что они связаны определенными историко-классовыми реалиями. Такая интенсификации политических, экономических и других связей сопровождается активизацией процесса заимствования.

Под заимствованием мы понимаем проникновение лексических и иных элементов из одного языка в другой, которые способствуют обогащению и развитию языка. Анализ общих критериев, определяющих природу и содержание языковых элементов, влияющих на развитие языка, показал, что обогащению и развитию языка при процессе первоначального взаимоотношения с другими языками способствуют элементы, которые выражают возможности языка выражать те или иные понятия, т.е. языковые элементы познавательного характера.

Классификация пластов заимствованной лексики по отношению к постоянно развивающейся лексической системе языка должна рассматриваться, прежде всего, с точки зрения функционирования в ней иноязычных слов, включая аспекты их адаптации. При исследовании немецких заимствований в плане синхронии (нами исследуется краткий временной отрезок контактирования немецкого и русского языков) нам представляется целесообразным разграничение заимствованных слов, функционирующих в языке-преемнике, взаимодействующих с различными его системами и нерегулярно употребляющихся, окказиональных, не принимаемых до определенного времени заимствующим языком. При таком понимании «заимствование» обозначает немецкое слово, отвечающее критериям освоенности и выступает как родовой термин, его видовыми разновидностями являются термины «экзотизм», «иноязычное вкрапление». Следует заметить, что подобные иерархии становятся все более признанными.

Принятая инновация первоначально социализируется и функционирует в первичном языковом коллективе, способном быть носителем языковых традиций. Приобретенный ею при первичной социализации минимальный узуальный статус может сохраняться за ней надолго, но может и быстро измениться в результате межколлективных принятий, распространяющих заимствование в коммуникативном пространстве воспринимающего языка.

В работе описаны культурно-исторические предпосылки проникновение немецких лексических заимствований в русский литературный язык. При этом обозначено появление

терминов немецкого происхождения из различных сфер: политические понятия (бундестаг, бундесрат, крах, штрейкбрехер, скачок), научные термины и философские понятия (сверхчеловек, гелертер, мировоззрение), технические термины (вентиль, кегельбан, бур, демпфер), горнодобывающая терминология (кобальтин, анкер, балка), предметно-бытовая номенклатура (абзац, гастроль, аншлаг, бинт). Рассмотрение социально-исторического, культурного и лингвистического взаимодействия русского и немецкого языков позволило выделить аспекты терминологизации немецких лексических заимствований и определить сущность дефиниции терминопонятия «общественно-политическая лексика».

Своеоборазие лексики общественно-политического содержания в принципе изучено: с одной стороны, ее границы и тематический диапазон очень широк и расплывчат ( это термины и терминопонятия политики, экономики, истории, философии, включая прямые наименования и перифразы, полные названия и аббревиатуры); с другой стороны, это более или менее обиходные наименования, метафоры, за рамками которых может стоять определенный комплекс политических представлений и понятий. В языковедческой литературе можно встретить следующие обозначения данного пласта лексики: «общественно-политическая терминология» [Коготкова 1971: 117], «общественно-политическая лексика» [Протченко 1965:19] «терминологический и полутерминологический состав политического словаря» [Розен 1971: 95], «общественно-политические термины, выражающие точные научные понятия общественно-политической жизни, и общественно-политическая лексика, используемая в неспециальном употреблении и передающая общенародные понятия о явлениях социально-политической жизни» [Акуленко 1972: 129] и др.. При этом следует учесть появление слов, которые в изучаемый период переживают семантическую эволюцию и переходят в разряд общественно-политической лексики. Например, брак - супружество. Слово восходит к глаголу «брати» (ср. брать замуж) (иск. русское) и брак - испорченная продукиця. Значание заимствовано из немецкого языка (нем. Brack - "недостаток" образовано от глагола brechen - "ломать".

А огромные простои подвижного состава под грузовыми операциями, а брак в работе движенцев? [Спрут, 1906, №5, с.8].

Другим примером развития отдельных микроучастков политического вокабуляра могут служить группы однокоренных образований. Например, с компонентом Asyl. В одном из своих значений слово Asyl выступает как обозначение политического убежища. Именно в этом значении оно включено в состав слов Asylrecht (право убежища), Asylbewerber (претендент на убежище). Между тем реальное число слов, функционирующих в политическом лексиконе намного больше ( der Asyl (politischer, sozialer Asylant), das Asylantenproblem, das Asylverfahrer и т.д.). [Розен 1991:122]

На наш взгляд, при системном рассмотрении пласта общественно-политической лексики важным является функциональный момент, позволяющий классифицировать общественно-политическую лексику немецкого происхождения изучаемого периода, проследить особенности ее развития в исторической перспективе, показать неразрывную связь важнейших общественно-политических употреблений с конкретной социальной ситуацией.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.168 (0.019 с.)