Предмет судебной деятельности по делам особого производства в гражданском судопроизводстве



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Предмет судебной деятельности по делам особого производства в гражданском судопроизводстве



Принято считать, что в особом производстве рассматриваются гражданские дела, по которым необходимо в судебном порядке:

- подтвердить наличие или отсутствие юридических фактов или обстоятельств, обусловливающих возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав граждан;

- подтвердить наличие или отсутствие бесспорного права (установление факта владения и пользования недвижимым имуществом, дела о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам, дела о восстановлении утраченного производства;

- установить правовой статус гражданина (признание недееспособным или ограниченно дееспособным, эмансипированным), умершим или безвестно отсутствующим.

При рассмотрении дела в порядке особого производства суд должен убедиться в существовании или не существовании фактов путем проверки и сопоставления имеющихся доказательств, выявления противоречий в суждениях заинтересованных лиц.

Специфических характер дел особого производства послужил поводом для научных дискуссий относительно рода деятельности суда при осуществлении правосудия – является ли она правоохранительной или представляет собой деятельность правоустановительную. В итоге была воспринята точка зрения о том, что данная деятельность правоохранительная, направленная на обеспечение охраняемых законом интересов. Под правовым интересом обычно понимают социально обусловленную конкретной потребностью субъекта возможность обладать или пользоваться определенными благами.[8] Защита законного интереса может повлечь за собой возможность приобретения заинтересованным лицом субъективного права в будущем. В связи с этим, высказывалось предположение о том, что в особом производстве не применяются нормы материального права. Это утверждение удалось опро- вергнуть Н.А. Громошиной. На основе изучения особого производство через призму правоприменения, автор пришел к выводу о применении в делах особого производства материального права, однако в каждой из категорий правоприменение отличается от того, что присуще исковому производству или производству по делам из публичных правоотношений.[9]

Справедливо отметить, что в научной литературе развернулись дебаты относительно спорности или бесспорности конкретных дел особого производства и, соответственно допустимости разрешения их разрешения посредством иных видов гражданского судопроизводства. Утверждение о «спорности» отдельных категорий таких гражданских дел было высказано в свое время И. Жеруолисом[10]

Ныне аналогичной позиции в отношении дел об эмансипации, о совершённых нотариальных действиях или об отказе в их совершении, и иных дел, придерживаются А.Т. Боннер , Н.А. Жильцова, М.М. Голиченко , и др. Это еще не свидетельствует о необходимости объединения подобных дел в рамках искового производства, но указывает на недостаточную эффективность использования в качестве критерия деления на виды производств спора о праве. Следует согласиться с В.В. Блажеевым, считающим, что критерий отсутствия спора о праве, построенный на отрицании, не раскрывает содержания особого производства. В продолжение высказанной гипотезы о спорном характере дел особого производства, обратим внимание на точку зрения согласно которой дифференцируются понятия «спор о праве», «спор о факте» и «конфликт интересов».

А.Д. Золотухин в отношении дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, отмечает, что «возможное возникновение спора о факте, о его доказанности или недоказанности сопровождается постоянной опасностью установления спора о праве» , что препятствует рассмотрению дела в порядке особого производства. На этот момент в свое время обращал внимание Д.М. Чечот, опровергавший обязательный переход «спора о факте» в «спор о праве» как ставящий под сомнение необходимость всего особого производства. Что касается дел, отнесение которых к особому производству, вызывает дискуссии, например, о недееспособности гражданина, то, как считал ученый, в них присутствует не «спор о праве», а спор о самих фактических обстоятельствах дела. Среди современников приблизительно в том же русле рассуждает А.В. Юдин. По его мысли, признание того, что спор о факте всегда есть спор о праве крайне затруднит защиту прав заявителя и заинтересованных лиц.

Отдельные авторы придерживаются точки зрения, согласно которой в особом производстве исключается наличие спора о субъективном материальном праве, однако допускается конфликт интересов, в частности по делам об ограничении дееспособности гражданина. Подобные взгляды служат почвой для размышлений на тему отнесения дел особого производства к делам искового или публичного производства.

При исследовании этого аспекта следует, однако, присоединиться к позиции М.М. Ненашева. Он полагает, что спор о факте перерастает в спор о праве, когда у суда появляются данные о том, что на материальное благо, обусловленное устанавливаемым юридическим фактом, претендует другое лицо, помимо заявителя, то есть когда правовое положение другого лица прямо препятствует удовлетворению интереса заявителя. До этого момента все возражения заинтересованных лиц должны рассматриваться как спор о факте. Возникновение спора об устанавливаемом факте между заявителем и заинтересованным лицом имеет место, когда в ходе судебного разбирательства заявитель доказывает наличие определенных фактов, а заинтересованное лицо – их отсутствие. Принципиальное значение приобретает суждение о том, что установление юридических фактов характерно для всех видов гражданского судопроизводства как входящих в предмет судебного доказывания по гражданскому делу. Однако установление юридических фактов в порядке особого производства имеет значительную специфику. Цель особого производства состоит в выявлении и констатации обстоятельств, с которыми норма права связывает возникновение, изменение или прекращение у заявителя прав определенных или обязанностей. Эти права должны осуществлять вне пределов особого производства.

Самой распространенной категорией дел особого производства является установление фактов, имеющих юридическое значение. Правоприменительная деятельность суда при рассмотрении этих дел направлена на констатацию наличия или отсутствия определенных фактов, имеющих юридические последствия для субъективных прав заявителя. Эта деятельность включает этап установления фактов, как подлежащих установлению, так и подтверждающих существование первых, а также этап их правовой квалификации. Таким образом, предмет судебной деятельности по делам данной группы представляет собой установление юридических фактов либо отказ в их установлении. Нередко оно расценивается как цель всего особого производства. С этим согласиться нельзя. Цель рассмотрения некоторых других категорий дел особого производства заключается в установлении правового состояния лица, не являющегося заявителем (по делам о признании гражданина недееспособным).

Классическая позиция относительно предмета судебной деятельности по делам о признании гражданина недееспособным выражена И.М. Пятиле товым. Он писал, что требование о признании гражданина недееспособным не содержит спора о праве, оно вызывается особым состоянием психики человека, исключающим возможность разумного совершения им поступков, которое должно быть подтверждено достаточными данными. Суд обязан проверить их и подтвердить или не подтвердить состояние недееспособности. Между заявителем и гражданином, в отношении которого решается вопрос о дееспособности, отсутствуют спорные материальные правоотношения, хотя наличие спора в принципе не исключается и может расцениваться как правовая цель обращения в суд в порядке особого производства. Интерес заявителя сводится к установлению определенного правового состояния лица с целью защиты его прав и вместе с тем своих интересов. Возражения лица, признаваемого недееспособным, не являются спором о субъективном материальном праве, поскольку касаются устанавливаемых фактов и их оценки. В отличие от дел, касающихся принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар, здесь не ставится вопрос об ограничении права лица на личную свободу, а его состояние устанавливается на основании результатов судебно-психиатрической экспертизы. В науке звучат предложения по перенесению дел о признании гражданина недееспособным в разряд дел искового производства в связи с наличием спора о праве сноска. Представляется, что такое изменение законодательства не согласуется с правовой природой изучаемых дел и не приведет к более эффективному их рассмотрению. Даже если предположить существование спора о субъективном праве гражданина по охране здоровья, с трудом можно представить, как должен выглядеть состязательный процесс между заявителем, который займет место истца, и лицом, страдающим психическим расстройством, то есть ответчиком. Конечно следует согласиться с тем, что сложность дел о признании гражданина недееспособным обусловлена серьезными последствиями, наступающими для лица, вследствие вынесения судебного решения. Особое значение приобретает безупречное соблюдение норм процессуального и материального права, а также проверка добросовестности действий заявителя с учетом известного Постановления Конституционного Суда РФ от 27 февраля 2009 г. № 4- П[11]. а также Постановления Европейского суда по правам человека от 22 января 2013 г. «Лапшин против России»[12]. Влияние этих актов на процедуру рассмотрения дел о признании гражданина недееспособным, проявляется в требовании повышенного внимания судей к исследованию обстоятельств дела, но не в требовании изменить процессуальный порядок с особого на исковой. В связи с этим, предмет судебной деятельности не подлежит преобразованию из бесспорного в спорный.

Иногда под сомнение ставится допустимость подтверждения в особом производстве наличия или отсутствия бесспорного права. В этом аспекте интересна позиция Н.В. Кляуса. Ученый, исследуя проблемы предмета судебной защиты по делам особого производства, выделяет в качестве специфической категорию дел о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную вещь. Детальный анализ приводит автора к выводу о включении в предмет судебной защиты законного интереса муниципального образования по прекращению субъективного материального права прежнего собственника, что служит основанием для признания права собственности на бесхозяйную вещь за муниципальным образованием, то есть субъективного материального права, которое, в свою очередь, подпадает под судебную защиту. Исходя из подобных умозаключений, автор констатирует допустимость существования дуального предмета судебной защиты в пределах особого производства и неудобство отсутствия в науке перечня случаев непосредственной судебной защиты законных интересов. Предмет судебной деятельности при этом не меняет своего объема и содержания – суд уполномочен констатировать бесспорное состояние вещи, что в дальнейшем послужит юридическом фактом для государственной регистрации перехода прав на нее.

Вместе с тем, своеобразная юридическая конструкция правовых норм, регулирующих разбирательство дел данной категории, является причиной для неправильного их толкования и применения судом. гражданин обратился в суд с заявлением о признании вещи - транспортного средства бесхозяйным имуществом и передаче данной вещи в его собственность, мотивируя тем, что указанная вещь брошенная, и он вступил во владение ею. Заявление гражданина было оставлено без рассмотрения на основании ч. 3 ст. 263 ГПК РФ в связи с наличием спора о праве, поскольку, по мнению суда, заявитель фактически просит признать право собственности на движимую вещь. Однако наличие спора между гражданином и иными участниками материального правоотношения в определении не отражено. В силу прямого указания закона на рассмотрение дел о признании движимой вещи бесхозяйной и передаче ее в собственность владельца именно в порядке особого, а не искового производства, оставление заявления без рассмотрения в связи с тем, что ставится вопрос о передаче вещи в собственность, противоречит закону[13]. Как видно, сам факт защиты в порядке особого производства субъективного права приводит к ошибочной интерпретации нормативных предписаний, и незаконным процессуальным последствиям.

Вариативность развития событий в гражданском судопроизводстве обусловливает высокую вероятность возникновения спора о праве по делу о признании движимой вещи бесхозяйной и признании права муниципальной собственности на бесхозяйную вещь (например, когда прежний собственник заявил о вступлении во владение, пользование и распоряжение). В такой ситуации оставление заявления без рассмотрения абсолютно правомерно. Заявитель имеет право предъявить требование о признании за ним права собственности на спорную вещь в порядке искового производства, заняв процессуальное положение истца. Предмет судебной деятельности будет классическим для этого вида производства. Освещенный случай свидетельствует о том, что дуальный предмет судебной защиты не всегда обусловливает усложнение предмета судебной деятельности.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что судебная деятельность по делам особого производства направлена на установление фактов, имеющих юридическое значение, установление определенного состояния лица, вещи или права. Из числа дел особого производства необходимо исключить дела о принудительной госпитализации в психиатрический стационар, о совершении нотариальных действий или об отказе в их совершении, о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния, как не соответствующие правовой природе дел особого производства. Целесообразность их разрешения в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, либо административного производства была доказана выше.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.173.209 (0.018 с.)