Методология квалификации преступлений



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Методология квалификации преступлений



Отмечая тот факт, что квалификация преступлений разрабатывается на основании теории права и формулируется в законе, тем не менее, основа квалификации обеспечивается методологическими предпосылками, в частности философскими основами.

В основе квалификации преступлений лежат философские категории единичного конкретного и абстрактного, особенного и всеобщего, абсолютной и относительной истины.

Единичное, особенное и общее как философские категории выражают объективные связи мира и ступени их познания. Общее реально существует, но не само по себе, не самостоятельно, а в конкретных, единичных явлениях. В повседневной практической деятельности человека любой объект, с которым он соприкасается, выступает перед ним как единичное. Затем обнаруживается, что ряд объектов имеет повторяющиеся признаки, что позволяет их объединить в определенные классы или группы, которые по отношению к каждому из единичных объектов выступают как особенное. Другие же объекты обнаруживают черты, присущие им всем без исключения, - это общее. Философской категории единичного отвечает понятие конкретного преступления: А. совершил вооруженное нападение на Б. в целях завладения принадлежащей ему автомашиной. Единичное преступление характеризуется бесчисленной совокупностью присущих ему признаков. В уголовном деле нет возможности достигнуть максимальной полноты описания единичного преступления. Правоприменителя интересуют такие признаки конкретного общественно опасного деяния, которые имеют уголовно-правовое, криминологическое, процессуальное или иное юридическое значение. Определенные признаки конкретного преступления не входят в предмет доказывания по уголовному делу. Например, наименование дерева у дома, из которого совершено хищение чужого имущества. В уголовном судопроизводстве для исследования преступления из всей этой совокупности выбираются только те, на которые прямо указывает закон. В статье 73УПК говорится, что при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания; 8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.1 УК, обладает признаками, указанными в этой статье. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Применительно, к конкретному преступлению Кудрявцев В.Н. выделяет четыре категории признаков преступления:

1) «все» признаки данного деяния.

2) признаки имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела.

3) признаки, имеющие уголовно-правовое значение.

4) признаки, имеющие значение для квалификации преступления.

Академик В.Н. Кудрявцев обоснованно предлагает рассматривать соотношения единоличного, особенного и общего применительно к триаде: конкретное преступление - преступление, описанное в норме Особенной части УК, - общее понятие преступления. Под общим в философии понимается объективно существующая повторяемость черт. Свойств, признаков единичных предметов и явлений объективной действительности, сходство отношений, связей между ними. В общем понятии отражается закономерность, свойственная объективной действительности. Общее понятие представляет собой некую абстракцию. Справедливо Кудрявцевым В.Н. указывается, что общее реально существует, но не само по себе, не самостоятельно, а в конкретных, единичных явлениях, а также обобщается, что закрепленные в правовой норме признаки деянии могут встретиться в реальной действительности не сами по себе, а лишь как признаки конкретных преступлений. Не бывает, например, вымогательства, как такового, но есть случаи вымогательств, совершаемых в различных условиях места и времени.

Событие преступления (п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК) с точки зрения уголовного права - это понятие, содержащее признаки, характеризующие объект и объективную сторону состава преступления, а виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК) - это понятие, отражающие признаки, характеризующие субъективную сторону состава преступления.

Именно эти фактические обстоятельства, установленные по конкретному уголовному делу (тождественное понятие - по делу о конкретном преступлении), принимаются за основу при определении, в каких других единичных явлениях они повторяются. Если расследованием установлено, что А. в вечернее время, заранее вооружившись ножом, напал на Б., угрожая своим оружием, завладел ключами от принадлежавшей потерпевшему автомашины и скрылся на ней с места преступления, а в другом случае установлено, что В., угрожая пистолетом, среди бела дня напал на Г. и под угрозой расстрела на месте отнял у потерпевшего особо крупную сумму денег, можно сказать, что в обоих случаях в рамках общего определения понятия преступления деяния А. и В. имеют повторяющиеся юридически значимые признаки: деяние, совершенное тем и другим, выражается в вооруженном, сопряженном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, нападении с целью хищения чужого имущества в особо крупном размере. В уголовном законе деяния, обладающие такими признаками, предусмотрены п. "б" ч. 4 ст. 162 УК и называются разбоем, совершенным при особо отягчающих обстоятельствах. Это понятие по отношению к обоим конкретным преступлениям с философской точки зрения относится как особенное кединичному, а логический процесс, отражающий выяснение соотношения обеих категорий и его результаты, - это и есть квалификация преступлений, совершенных в первом случае - А., а втором случае - В. При таком подходе философская категория общего ассоциируется с понятием преступления как такового: им является виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное УК под угрозой наказания.

Если Савельева В.С. применяет понятие пути познания, то академик Кудрявцев В.Н. с философской точки зрения более удачно отмечает, что уголовно-правовая норма может содержать понятия разных степеней абстракции – формы познания, основанной на мысленном выделении существенных свойств и связей предмета и отвлечении от других частных его свойств и связей. Например, понятие кражи, содержащееся в ст. 158 УК РФ, можно считать абстракцией первой, самой низкой степени. Более высокая степень абстракции – понятие хищения чужого имущества (в действующем УК РФ оно упоминается в примечании 1 к ст.158). Это понятие охватывает как кражу, так и грабеж. Еще более высокая степень – общее понятие преступления против собственности граждан (гл. 21 УК РФ). Наконец, наивысшая степень абстракции применительно к рассматриваемому вопросу – понятие преступлении, содержащееся в ст. 14 УК РФ. Действительно степень абстракции более емкий инструмент для приобретения компетенции по данному вопросу и позволяет объяснить содержание процесса квалификации в сопоставлении конкретного и абстрактного, единичного и общего – фактических обстоятельств дела и правовой нормы, чтобы прийти к выводу, какая правовая норма предусматривает конкретный данный случай.

Философский аспект квалификации преступлений выражается также в требовании, чтобы оценка преступления с позиции норм уголовного права была истинной, а философская категория истины означает верное, правильное отражение действительности в мысли, критерием которого в конечном счете является практика .

Квалификация преступления отвечает задачам правосудия по уголовным делам, если она истинна, т.е. если представления и выводы правоприменителя адекватно отражают объективную реальность. Эти представления и выводы касаются: а) содержания нормы уголовного права, подлежащей применению в данном конкретном случае; б) характера связи между фактическими обстоятельствами и уголовно-правовой нормой. Если квалификатор составил правильное представление о содержании соответствующей уголовно-правовой нормы и о соотношении между этой нормой и деянием, инкриминируемым обвиняемому, можно утверждать, что в результате квалификации преступления установлена объективная истина, если же нет, то квалификация будет ложной.

Истинность уголовно-правовой квалификации находится в жесткой зависимости от истинности итоговых выводов по уголовному делу относительно фактических обстоятельств преступления. Согласно данному правилу недостоверные фактические обстоятельства уголовного дела отбрасываются и уголовно-правовой оценке не подлежат, а в процесс квалификации включаются лишь те факты, существование которых не вызывает сомнения. Если согласно экспертному заключению тайно похищенная вещь стоит не менее 90 тысяч рублей и не более четверти миллиона рублей, деяние следует квалифицировать, очевидно, по ч. 1или ч. 2 ст. 158 УК по признаку причинения гражданину значительного ущерба (п. "в"), а не по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК, так как кража, совершенная в крупном размере, признается лишь в том случае, если сумма похищенного имущества превышает 250 тысяч рублей (ч. 4 примечания к ст. 158 УК). Представляется возможным согласиться с мнением Кудрявцева В.Н. о том, что познание фактов объективной действительности при квалификации преступлений ограничено. Оно очерчено рамками состава преступления. Вместе с тем, мало подвести содеянное под признаки уголовно-правовой нормы, необходимо еще индивидуализировать ответственность, установить смягчающие и отягчающие обстоятельства, выявить причины и условия способствующие преступлению. При таком отношении к познанию истины по уголовному делу может быть достигнуто наиболее полное соответствие представление об объективной действительности, а следовательно истинная, правильная квалификация преступления.

Философские категории, лежащие в основе правильного применения закона, воплощаются в практической деятельности дознавателя, следователя, прокурора, судьи в конкретные правовые институты, понятия и приемы. Мыслительная деятельность юриста, квалифицирующего совершенное преступление, является по своей форме логической. Значение логики для квалификации преступления, несомненно. Нет никакой другой области общественной жизни, где нарушение законов логики, построение неправильных умозаключений, приведение ложных аргументов могли бы причинить столь существенный вред, как в области права. Логичность рассуждений, строгое соблюдение законов правильного мышления при расследовании и разрешении дела – элементарное и необходимое требование для каждого юриста.

Знание науки логики для разрешения проблем уголовного права и процесса, в то числе и вопросов квалификации преступлений, обусловлено объективной природой логических законов.

Г.А. Левицкий справедливо пишет, что квалификация преступления – это итог сложного процесса познания, «успешность которого находится также в прямой зависимости от знания и соблюдения законов логики». В практической работе следователя, дознавателя, прокурора и судьи законы и правила логики применяются обычно безотчетно, неосознанно. При квалификации преступления, как и в любой другой области мыслительной деятельности, используются самые различные логические правила, категории и приемы. Важная роль принадлежит, например, таким категориям, как понятие и суждение. Наибольшее значение при квалификации имеет логическая категория дедуктивного умозаключения (Дедуктивными называются умозаключения, в которых с необходимостью выводится заключение от знания большей степени общности к знанию меньшей степени общности, от общих положений к частным случаям». В каждом случае применения уголовного закона правоприменитель сталкивается с двумя суждениями. Первое из них дано законодателем и заключено в содержании нормы. Например, ст. 158 УК РФ устанавливает, что кража есть тайное хищение чужого имущества. Это высказывание представляет собою так называемое общеутвердительное суждение,[22] поскольку в нем указываются признаки всех без исключения краж. Для того, чтобы правовая норма могла быть использована при квалификации, она должна быть мысленно выражена в форме общеутвердительного суждения. Например, диспозиция ст. 106 (Убийство матерью новорожденного ребенка») не раскрывает понятие «убийство». Для этого надо обратиться к предыдущей статье 105, которая разъясняет, что под убийством понимается «умышленное причинение смерти другому человеку». Такое сравнительное толкование закона требуется и в других случаях, когда надо получить развернутое суждение о требованиях законодательной нормы.

Второе суждение высказывается по данному конкретному делу в результате анализа всех обстоятельств содеянного. Например, на основании расследования какого-то происшедшего события вправе заявить: 18 сентября 2012 года А. тайно похитил надувную лодку, принадлежащую С.». Это суждение является единично-утвердительным, ибо в нем указываются признаки только данного преступления.

На основе двух этих суждениях можно построить умозаключение, форма которого вполне определенна. Это – простой категорический силлогизм: «Тайное хищение имущества есть кража (ст. 158 УК РФ). А. тайно похитил имущество, принадлежащее С. Следовательно, А. совершил кражу (ст. 158 УК РФ). Вывод, полученный в результате построения этого силлогизма, также представляет собой единично-утвердительное суждение (Логика. М., 1956. С. 22). При квалификации используются и другие формы умозаключений, например разделительно-категорический силлогизм. Предполагая, что действия данного преступника образуют либо кражу, либо грабеж, выясняются разграничительные признаки между этими составами преступлений, уточняются обстоятельства конкретного случая и приходят к тому или иному определенному выводу. Часто применяется отрицательный модус категорического силлогизма, в котором признаки того или иного преступления отвергаются.

В мыслительной деятельности дознавателя, следователя, прокурора, судьи сложные силлогизмы часто используются с большими сокращениями – «Грабеж есть открытое хищение имущества. Преступник похитил имущество. Имущество было похищено открыто. Следовательно, в действиях преступника имеются все признаки грабежа. Грабеж предусмотрен ст. 161 УК РФ. Следовательно, действия преступника подпадают под ст. 161 УК РФ». Соблюдение правил построения умозаключений в процессе квалификации имеет важное практическое значение. Как показывает практика, основная масса ошибок, допускаемых при квалификации, обусловлена тем, что либо поверхностно анализируются фактические обстоятельства дела, либо не вполне правильно понимается содержание соответствующей уголовно-правовой нормы. В частности по данным Я.М. Брайнина из общего количества дел, прекращенных за отсутствием состава преступления, свыше 70% составляют дела, по которым были недостаточно исследованы фактические обстоятельства или была дана их неправильная оценка.

Ошибок, связанных с нарушением правил построения самого умозаключения, при получении вывода о квалификации встречается значительно меньше. Главная трудность при квалификации заключается не в том, чтобы из двух готовых посылок сделать вывод, а в том, чтобы решить, какие именно посылки должны быть взяты для построения умозаключения. Сущность трудностей при квалификации заключается главным образом в том, чтобы правильно определить какая именно норма подлежит применению, т.е. – с логической точки зрения – найти большую посылку умозаключения. После отыскания такой посылки умозаключение о квалификации будет построено. Задача квалификации, по сути решается одновременно с построением умозаключения. Для того чтобы подобрать правовую норму, которая дает правильный вывод о квалификации, необходимо последовательно осуществить ряд логических операций. При подборе уголовно-правовой нормы производится сравнение имеющихся в законодательстве норм с фактическими обстоятельствами дела. Совершенное преступление мысленно расчленяется на отдельные признаки. Затем каждый из этих признаков сопоставляется в определенной последовательности с обобщенными признаками, содержащимися в одной или нескольких правовых нормах. В то же время производится разграничение между признаками смежных составов преступлений.

Выявление «подходящей» нормы происходит постепенно, с помощью «метода РР»; оно завершается установлением того, что содеянное по всем признакам соответствует данной норме и не соответствует другим нормам хотя бы по одному признаку.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.231.61 (0.006 с.)