Особенности Разбоя от иных форм хищения




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности Разбоя от иных форм хищения



Федеральным законом от 1 июля 1994 г. в примечание к ст. 144 УК РСФСР было внесено родовое определение хищения, которое с некоторыми уточнениями воспроизведено в ныне действующем УК РФ 1996 года, вступившем в силу с 1 января 1997 года. Под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примечание к ч. 1 ст. 158 УК РФ).

Существование в уголовном законе родового определения хищения позволяет значительно улучшить технику конструирования отдельных составов хищения, в частности, разбоя.

С одной стороны, пропадает необходимость вводить в состав большое количество элементов, определяющих принадлежность общественно опасного деяния к роду хищений. Достаточно лишь употребить в формулировке состава преступления термин «хищение». Такой прием способствует уменьшению объема диспозиции уголовно-правовой нормы, содержащей в себе состав хищения, а ее смысловая нагрузка от этого не меняется.

С другой стороны, такая компактная характеристика родовой принадлежности деяния позволяет при конструировании того или иного состава хищения акцентировать внимание на его специфических элементах, которые отграничивают его от схожих составов.

В составах хищения УК РФ используются две группы специфических элементов, характеризующих способ совершения хищения (ст. 158-162) и предмет хищения (ст. 164, 221, 226, 229, 321). К специфическим элементам первой группы уголовный закон относит:

  • тайность;
  • открытость;
  • насилие, опасное или неопасное для жизни и здоровья;
  • угрозу насилием;
  • обман;
  • злоупотребление доверием.

К специфическим элементам второй группы относятся предметы, имеющие особую ценность (историческую, научную, художественную, культурную), - радиоактивные материалы, оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества, официальные документы, штампы, печати, паспорт и другие важные личные документы.

К числу существенных недостатков, на мой взгляд, унаследованных ныне действующим УК РФ, принятым в 1996 году (от УК РСФСР 1960 года), относится определение разбоя методом так называемого усеченного состава преступления, то есть путем искусственного переноса момента окончания преступления со стадии фактически наступающих преступных последствий на стадию покушения на преступление, вследствие чего создается иллюзия пребывания за пределами состава разбоя фактически наступающих преступных последствий.

В соответствии с ч. 1 ст. 162 УК РФ разбой - это нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Согласно ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействия) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельством.

В теории уголовного права конструкция разбоя методом усеченного состава оправдывается интересами усиления уголовно-правовой защиты потерпевшего (ст. 53 УПК РСФСР). Однако думается, это далеко не лучший способ усиления защиты личности при разбое. Куда более действенно усиление уголовной ответственности за особо опасные для граждан действия в процессе разбойного нападения. Например, появление квалифицирующего признака пункта «з» в ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде убийства, сопряженного с разбоем, перевод из квалифицирующих (п. «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР) в особо квалифицирующие (п. «в» ч.3 ст.162 УК РФ) такого признака, как причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Необходимо было в ч. 2 ст. 162 УК РФ предусмотреть такой квалифицирующий признак, например пункт «д», как причинение здоровью потерпевшего вреда средней тяжести, который бы свидетельствовал о повышенной опасности для личности насилия, применяемого в процессе разбойного нападения. Вред, причиненный жизни и здоровью потерпевшего, должен служить критерием усиления уголовно-правовой защиты и при назначении наказания судом за содеянное виновному следовало бы назначать наказание с учетом того, что срок наказания не может быть ниже половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи. Использование в следственно-судебной практике момента формального окончания состава разбоя (при отсутствии причинения какого-либо вреда здоровью) ни коем образом не защищает права и интересы потерпевшего, не влияет на гражданский иск (если имеет место быть), а существенно сказывается при назначении наказания подсудимому и, на мой взгляд, порождает обоснованные проблемы в теории и на практике.

Согласно ч. 2 ст. 31 УК РФ лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца.

В этой связи существует проблема обоснования возможности добровольного отказа от доведения разбоя до конца. Субъект, напавший в целях хищения чужого имущества и применивший насилие, опасное для жизни и здоровья, либо угрожающее применением такого насилия, подлежит освобождению от уголовной ответственности за разбой, если он (субъект), сознавая возможность доведения преступления до конца, добровольно и окончательно отказался от завладения чужим имуществом. Однако если признавать разбой оконченным составом преступления с момента нападения, то при указанных обстоятельствах добровольный отказ невозможен.

Неверна, на мой взгляд, позиция законодателя в следующем вопросе: почему степень реализации умысла на хищение чужого имущества, влияющая на характер общественной опасности преступления, не влияет на квалификацию разбоя? В силу ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Резонно возникает крайне важный в практическом плане вопрос о применении данной материальной нормы на ст. 162 УК РФ, то есть подлежит ли снижению наказание за совершение разбойного нападения, в результате которого виновному по независящим от него причинам не удалось завладеть чужим имуществом? Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» от 22 марта 1966 года, в редакции Постановлений Пленума от 23 декабря 1970 г. № 54, 27 июля 1983 г. № 7, 4 мая 1990 г. № 2, 4 мая 1990 г. № 2, 21 декабря 1993 г. № 11, 25 октября 1996 г. № 10 также не дает разъяснения судам общей юрисдикции о практике назначения наказания в этой части.

Законодательная конструкция разбоя методом усеченного состава исключает существование ответственности за покушение на данное преступление, а соответственно, исключает и снижение наказания в силу ч. 3 ст. 66 УК РФ. Представляется это несправедливым – никакие интересы защиты потерпевшего не должны препятствовать снижению наказания за покушение на тяжкие и особо тяжкие преступления. Достаточно привести в пример убийства при отягчающих обстоятельствах из корыстных побуждений, а равно сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 162 УК РФ), за которое предусматривается наказание в виде лишения свободы сроком до 20 лет лишения свободы, что значительно серьезнее наказания за разбой - от 3 до 8 лет лишения свободы (ч. 1 ст. 162 УК), от 7 до 12 лет лишения свободы (ч. 2 ст. 162 УК). Причина такого разного подхода законодателя состоит не в специфике этих преступлений, а в использовании недоброкачественного технико-юридического приема при определении разбоя.

Согласно диспозиции ст. 162 УК РФ разбой есть составное преступление, посягающее на два объекта – имущественные отношения и здоровье, жизнь личности. Причем первый из них является основным, а второй дополнительным. Корыстно-насильственным посягательством разбой является постольку, поскольку совершающий его субъект преследует цель завладеть чужим имуществом и в качестве средства достижения этой цели применяет насилие, опасное для жизни и здоровья, либо угрожает таким насилием. В психологической модели поведения виновного доминирует желание завладеть чужим имуществом, и этот корыстный мотив определяет выбор средства достижения цели.

Поэтому, считаю, что абсолютно правы те правоприменители, которые моментом окончания разбоя считают не факт причинения физического или психического вреда личности, а факт завладения чужим имуществом и появления реальной возможности распорядиться им по своему усмотрению. В этой связи признавать разбой оконченным, когда корыстное посягательство еще не завершено, соответственно игнорировать социальную и психологическую сущность этого преступления.

Разбой – одна из форм хищения, и его определение должно состоять из характеристики способа его совершения:

1. насилие, опасное для жизни и здоровья, или

2. угроза таким насилием.

Указание в диспозиции ч. 1 ст. 162 УК на «нападение» необходимо исключить, поскольку содержание данного понятия, имеющее значение для определения характера его общественной опасности, исчерпывается насилием, опасным для жизни и здоровья, либо угрозой его применения. Исходя из вышеизложенного, разбой (ч. 1 ст. 162 УК РФ) следовало бы изложить в следующей редакции: хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия

 

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.156.34 (0.01 с.)