Переосмысливая единство церкви



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Переосмысливая единство церкви



Новый Завет содержит исчерпывающие наставления не только относительно того, во что мы должны верить, но и относительно того, что мы должны делать и как мы должны это делать. Любое отступление от этих наставлений служит отвержением господства Христова. Я бы сказал, что ответ прост, но не лёгок для выполнения, поскольку требует подчинения Богу, а не людям, что ниспровергает на нас гнев религиозного большинства. Вопрос не в том, что мы не знаем, что нам делать; что нам делать мы с лёгкостью узнаём из Писаний. Вопрос же заключается в том, отважимся ли мы делать то, что должны.

— А. В. Тоузэр

Тот кто ест не должен с презрением относиться к тому, кто не ест, а тот кто ест, пусть не осуждает того, кто ест, потому что Бог принял его... Поэтому, принимайте друг друга, так же как и Сам Христос принял нас во славу Божью.

— Павел из Таре а, послание Римлянам 14:3; 15:7

Церковь - это Тело Иисуса Христа (1 Кор. 12:12, 27). А если говорить конкретнее, церковь - это Тело Христово, присутствующее в определённом месте. Правильно понимать, что поместная церковь - это совокупность всех членов Тела Христова в конкретном, определенном месте.

Следуя той же логике, Павел пишет церкви в Риме, призывая христиан «принимать друг друга так же, как и Христос принял нас» (Рим. 15:7). Из размышлений Павла следует, что церковь состоит из всех тех, кто принят Богом. А тех, кто был принят Богом, мы не можем отвергать. Наше принятие других не делает их членами церкви. Мы принимаем их, поскольку они уже являются членами. Поэтому, если Бог принял вас, вы принадлежите церкви, и я тоже должен принимать вас.

Проще говоря, все христиане, живущие в вашем городе должны воспринимать вас как соотечественника и члена Божьей семьи. И они должны принимать вас в своё общение. Почему? Потому что вы являетесь причастными к той же жизни, что и все остальные верующие.

Большинство верующих в принципе согласятся с тем, что я только что написал. Однако, практика - это совсем другое дело. Проблема наших дней заключается в том, что сотни христиан не видят Божье принятие основой для общения между собой. Они либо что-то добавили, либо что-то отняли от этого основного стандарта. Немало современных «церквей» либо расширили, либо сузили рамки требований, на основании которых строится христианское единство - единство Тела Христова. Позвольте мне сказать об этом больше.

Предположим, группа христиан регулярно проводит собрания в вашем городе. Они называют себя «Первой пресвитерианской церковью». Вы спрашиваете у них о том, как можно стать членом их общины. Вам без труда предоставляют для ознакомления их символ веры, в котом перечислены все богословские убеждения этой общины. Многие из перечисленных в этом списке доктрин выходят далеко за рамки необходимых оснований той веры, которую в большинстве своём разделяют все искренние христиане (имеется в виду вера в Иисуса Христа, Его спасительный труд на кресте, Его телесное воскресение и пр.).

Вы продолжаете посещать «Первую пресвитерианскую церковь» и довольно быстро обнаруживаете, что для того, чтобы быть полностью принятыми в члены этой общины, вам также необходимо придерживаться и их воззрения на духовные дары. Вместе с этим ещё и разделять их мнение по поводу доктрины о предызбрании и о втором пришествии Христа. Если у вас возникают несогласия по каким-либо из упомянутых пунктов, вам дадут понять, что вы, пожалуй, будете более счастливы в жизни, если будете посещать какую-либо другую общину.

Видите ли вы проблему, которую я пытаюсь этим охарактеризовать. И хотя «Первая пресвитерианская церковь» заявляет о себе как о церкви, сама она не соответствует библейским требованиям церкви. Преднамеренно или нет, они извратили библейское основание для сообщества, которым является лишь Тело Христово. В Новом Завете есть термин для описания такого рода группы. Этот термин «секта».

Бог принимает людей на том основании, что они покаялись и приняли Господа Иисуса Христа. Если человек принадлежит Господу, то он или она становятся частью Тела Христова. И только лишь на этом основании мы можем принимать его или её в своё сообщество.

Если группа христиан начинает требовать чего-либо сверх личного принятия Иисуса, для того, чтобы позволить такому человеку стать частью сообщества верующих, тогда такая группа не является церковью в библейском понимании этого слова. Это секта. (Исключением, пожалуй, будет тот случай, когда верующий своевольно грешит и отказывается раскаяться). Повторю ещё раз: все, кого принимает Бог, являются частью Тела Христова.

Проблема сектантства

Рассмотрим значение слова «секта » в том виде, в котором оно встречается в Писании. Слово, которое использовано для перевода слова секта на греческий язык - это слово «hairesis». В Новом Завете оно использовано девять раз. Это перевод таких слов как «секта», «партия», «фракция» и «ересь».

Секта это разделение или раскол. Это слово описывает группу людей, решившую отделиться от большого целого ради следования их собственным догматам. Классический пример греха сектантства описывается Павлом в первом послании Коринфянам:

Ибо от домашних Хлоиных сделалось мне известным о вас, братия мои, что между вами есть споры. Я разумею то, что у вас говорят: "я Павлов"; "я Аполлосов"; "я Кифин" ; "а я Христов". Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились? (1 Кор. 1:11-13)

В Божьем понимании Коринфская церковь включала в себя всех христиан, проживавших в Коринфе (1 Кор. 1:2). Однако были некоторые, выделявшие себя в особую группу, меньшую, нежели Тело Христово в Коринфе.

Вместо того, чтобы основывать христианское единство на принадлежности к Телу Христову, некоторые люди в Коринфе причиной своего сообщества и общения делали своего излюбленного апостольского сотрудника. С любовью и рвением Павел обличает церковь в их сектантском духе, обвиняя их в том, что все эти тенденции не что иное, как плотские усилия. (1 Кор. 3:3-4; Гал. 5:19-20; Иуд. 19).

Если бы к упрёку Павла никто не прислушался, в Коринфе зародилось бы, по крайней мере, четыре различных секты - и все они претендовали на то, что именно они являются церковью: «Церковь Петра», «Церковь Аполлоса», «Церковь Павла» и «Церковь Христа». (Эта последняя, наверняка наибольшая группа, скорее всего претендовала бы на то, что они являются единственными истинными последователями Христа, не нуждаясь в помощи апостольских работников, будь то Павел, Аполлос или Пётр. «Мы держимся лишь Христа и принадлежим Ему», - сказали бы они).

Пожалуйста, поймите - всякий раз, когда та или иная группа верующих подрывает библейский фундамент для сообщества, посредством отстранения тех, кого Господь призвал и принял, делая это, будь-то открыто или скрыто - эта группа является сектой. Может быть на их церковном здании есть вывеска гласящая «Церковь...», или же у них есть официальный статус религиозной общины. Однако они не соответствуют библейскому определению того, что такое церковь. Почему? Потому что члены этой группы занимают сектантскую позицию.

Это не означает, что члены этой конкретной секты отпали от Тела Христова. В большинстве случаев они всё ещё принадлежат Телу Христову. Однако, по-прежнему можно говорить о том, что организация, которую они пытаются выдать за церковь, не является таковой.

Сказав всё это, нужно также дать и предупреждение. Христиане никогда не должны становиться частью сект хотя бы уже из-за того, что секты по своей природе и наследственности носят в себе дух разделения. Бог не является полноправным хозяином таких сект. Скажем прямо, единственная церковь, о принадлежности к которой мы, как христиане можем заявлять, это та церковь, которую начал Христос - поместное выражение Его Тела. Это Тело воспринимает и принимает всех, кто поверил в Иисуса. И хотя немало христиан ограничивают масштабы Тела Христова, есть также те, кто преувеличивает его размеры. В их попытках быть открытыми для всех, эти люди ищут единства с неверующими. Однако такого рода единства вы не найдёте в Библии. Потому как только те, кто приняты Христом, принадлежат к Его Телу. И только из них состоит Его церковь.

Принимать неверующих как членов семьи будет попыткой превратить церковь в нечто земное и человеческое. (1 Кор. 5:6; Гал. 2:4; 2 Тим. 3:6; 2 Пет. 2:1; Иуд. 4,12). Это конечно же не означает, что христиане должны запретить неверующим посещать их собрания. Нам не стоит запрещать им (1 Кор. 14:23-24). Это также не значит, что нам не стоит принимать их, как мы принимаем и собратьев. Однако, единство церкви ограничено Телом Христовым. И оно не должно становится либо больше, либо меньше, чем само Тело.

Как же мы сбились с пути?

Интересно наблюдать тот факт, что христиане первого века не могли себе представить того, что существует более, чем одна церковь в городе. По этой причине всякий раз, когда писатели Нового Завета обращались к конкретной церкви, они называли её по названию той местности или города, в котором она расположена. (Деян. 8:1; 13:1; 18:22; Рим. 16:1; 1 Фес. 1:1; 1 Кор. 1:2; Откр. 2:1,8,12,18; 3:1, 7,14). Если бы выжили в Иерусалиме в 40-е годы первого века, вы бы считали себя частью Иерусалимской церкви - несмотря на то, что скорее всего вы собирались бы дома, с группой из двадцати других верующих (Деян. 2:46). Вы также имели бы духовную взаимосвязь с остальными верующими церкви в городе. И вы время от времени собирались бы вместе с ними (Деян. 15:4 и далее).

Сегодня ситуация совсем иная. Существуют сотни «церквей» в одном городе. Каждая из них называется отличным от остальных именем, чтобы выделяться среди других церквей.

Важным становится вопрос, который редко рискуют задавать. Как же произошло всё это разделение? Как же христиане отошли от того, чтобы видеть себя частью одной церкви определённого города, и перешли к тому, чтобы стать множеством сект в одном и том же городе?

Я убеждён в том, что разделение христианской церкви своими корнями уходит к началу процесса эволюции класса духовенства. Разделение на духовенство и прихожан начало проявляться приблизительно в третьем веке нашей эры. Появление этой иерархической системы, которая насильно ниспровергла священство всех верующих, заменив его на класс духовенства и прихожан, и было первым известным нам крупным разделение Тела Христова.

Как только было проведено ложное разделение на духовенство и прихожан, различные члены духовенства стали разделять церковь, опираясь на богословские обоснования. Всё это породило самосохраняющееся движение, послужившее основанию множества новых сект во всех поколениях. Отличительной чертой таких сект стало то, что люди в них стали собираться вокруг своего любимого руководителя (или доктрины), а не вокруг Иисуса Христа.

Возможно, современная аналогия поможет нам понять эту череду печальных событий. Предположим, некто Ваня, также назовём его «прихожанин», чувствует призвание преподавать Писание. В большинстве учрежденческих церквей Ване придётся стать «служителем» и самому начать церковь, чтобы исполнить своё призвание. Забудем о мысли, что пастор может делить свою кафедру с прихожанином на протяжении долгого периода времени лишь для того, чтобы тот смог осуществить своё призвание, даже если у этого прихожанина есть дар учительства. (См. 1 Кор. 14:26 чтобы понять всю нереальность такой надежды).

После прохождения определённых учрежденческих каналов и процедур Ваня становится пастором. Он начинает новую церковь по соседству. В реальности же Ванина церковь является не чем иным, как продолжением его служения (и, скорее всего, во многом отражает его черты характера). Также эта церковь будет ненужным прибавлением к неисчислимому ряду сект, которые уже существуют в его городе, каждая из которых соревнуется друг с другом за прихожан.

В этом-то и скрывается корень нашей проблемы. Учрежденческая церковь, которую посещал Ваня, не давала ему беспрепятственно использовать свой дар учительства в церковных собраниях. Поэтому у него не было иного выбора, кроме как начать свою общину. (К слову, я убеждён в том, что большинство современных церквей существуют лишь для того, чтобы у пастора была возможность практиковать свой дар учительства).

Таким образом, разделение на духовенство и прихожан стало полем, бесконечно производящим неисчислимое количество разделений в Теле Христовом. Потому что когда одарённым людям не дают возможности осуществлять Божье призвание, они чувствуют, что они вынуждены начинать свои церкви - хотя, может быть, Бог никогда и не призывал их к этому.

Такая ситуация не только плодит неисчислимые секты, но и вынуждает тысячи одарённых христиан приступать к выполнению тех ролей, описание которых не предоставлено в Новом Завете: роли современного пастора. (См. гл. 9).

Сравним приведенный ход развития событий с тем, как действовала церковь первого века. Если бы Ваня был членом церкви в первом веке, ему бы не пришлось пускаться в самостоятельное плавание с целью начинать то, что Бог никогда говорил делать. Будучи членом органической церкви, Ваня имел бы свободу действовать беспрепятственно, практикуя свой дар учительства. (См. главу 2). Церковь принимала бы решения на основе консенсуса, поэтому у Вани было бы право голоса во всех решениях церкви. (См. главу 10).

Ване бы пришлось покинуть церковь в одном из пяти случаев: 1) если бы он отказался перестать грешить, после публичного исправления перед всей церковью; 2) если он переезжает в другой город; 3) если бы у него было побуждение начать собственное служение; 4) если бы церковь, которой он принадлежит, перестала быть искренней экклесией и выродилась в некое подобие бизнеса или секты, или 5) если бы Бог призвал его к апостольской деятельности, и в таком случае церкви пришлось бы отпустить его. Стоит помнить о том, что Апостолы в первом веке отделялись на служение не с целью создавать сеть своих духовных филиалов. Они основывали органические церкви в тех местах, где не было церквей.

В общем, можно говорить о том, что современное сектантство крепко коренится в разделении на духовенство и прихожан. В этом отношении Диотреф - о котором Иоанн говорит, что он «любит главенствовать» - не единственный персонаж в истории людей, жаждущих занять центральное место в церкви (3 Ин. 9-10). К сожалению, подобные Диотрефу и сегодня препятствуют членам Тела Христова служить в Божьем доме.

Единство посредством организации

Большинство христиан согласятся с тем, что церковь в наши дни чрезвычайно разрознена. Тело нашего Господа порвано по связкам и разрезано на части, разбито и разорвано на деноминации, движения и парацерковные организации.

Заметив проблему сектантства, некоторые люди предложили решение посредством организационного единства. Этот конкретный тип единства подразумевает совокупность всевозможных связей христианизма, слаженно работающих и сотрудничающих друг другом под знаменем объединяющей ассоциации. Однако, такого рода экуменизм как обычно выражается и работает только на уровне руководства. Так пасторы разных церквей могут регулярно собираться, формируя «ассоциации служений» всевозможного рода.

И хотя такого рода выражение единства не является чем-то плохим, оно не выглядит адекватно. Оно затрагивает лишь определённую прослойку в Теле Христовом (духовенство) и не способно докопаться до корня проблемы сектантства. По этой причине всё это похоже на рукопожатие через дырку в заборе.

И хотя это заметный шаг в принятии выходцев из иных христианских традиций, подобные шаги не заходят достаточно далеко. Деноминации - это созданные человеком разделения. Это религиозные организации, связанные между собой единым знаменателем, и этот единый знаменатель - не Господь Иисус Христос. Таким образом, деноминации подрывают библейские принципы и разделяют Тело Христово. По этой причине деноминации не были практикой ранней церкви. В таком случае, мне кажется, что Божьим идеалом было бы не рукопожатие через дыру в заборе, а устранение забора.

Единственным основанием для общения христиан является их принадлежность к Телу Христову плюс ничего кроме этого! Только лишь Тело Христово. По этой причине профессор систематического богословия Джон Фрэм говорит: «Библия требует устранения разделения на деноминации». Фрэм даже подумывал о том, чтобы назвать одну из своих книг «Проклятие деноминационализма».

К сожалению, большое число верующих сегодня, и в особенности возросшее количество духовенства, не готовы ковыряться в этой гниющей ране. Будет намного проще нам по плоти оставаться в сообществе лишь с теми, чьи убеждения совпадают с нашими. Намного сложнее жить в единстве с теми, кто отличается от нас в доктрине, типе личности, стиле поклонения, духовной практике и прочих аспектах.

Хотя многие христиане в определённой мере, готовы терпеть неудобства, неполноценное выражение единства - это всё, на что большинство из нас готовы пойти. В результате чего, добро становится врагом совершенства. Это напоминает мне об истории израильских царей, которые приводили в порядок храм, но при этом не отменяли высоты.

Истинное единство всегда будет требовать силы креста, трудящейся глубоко внутри в нас. Поэтому Павел в любви призывал церковь в Ефесе:

Со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира. Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания. (Еф. 4:2-4)

Подобного рода призывы не имели бы никакого смысла, если бы те, кому писал Павел, разделились на секты и общались друг с другом лишь на удобных им условиях. И напротив, церковь, описанная в Новом Завете, и понятия не имела о разделении христиан на деноминации, христианские филиалы, религиозные группировки и духовные племена. Так же она и не ведала о формировании ассоциации духовенства.

Вместо этого каждый член Тела Христова принадлежал единой поместной церкви в определённой местности. Не просто в духе, а на практике. Каждый верующий видел в своих собратьях христианах членов того же Тела. Камни того же здания. Родственников той же семьи. Солдат одной армии.

Как говорит Джон В. Кеннеди:

Куча кирпичей ещё не дом, хотя всех их объединяет внешняя схожесть, когда один кирпич похож на другой. Похожим образом разбросанное общество возрождённых людей, твердящих о себе, что они едины во Христе, ещё не церковь. Они должны быть «совместно объединены», каждый взаимно дополняя друг друга и занимая отведённое им место в духовном строении, сознательно относясь к тому, что их объединяет, и к взаимной ответственности, собравшей их воедино.

В таком случае, христианин может оставить секту или же религиозную организацию, называющую себя «церковью». Это не будет тем же самым, что и выход из церкви, собирающейся лишь на основании Христа.

Единство посредством доктрины

Доктринальное единство - это ещё одна идея, которая была предложена в качестве ответа на разделения в церкви. Христиане, тяготеющие к подобного рода единству, много говорят о необходимости соблюдения «чистоты доктрины». Однако, делая доктринальную чистоту основой для единства, мы обычно усугубляем разделение в Теле Христовом.

Позвольте мне передать суть проблемы в форме вопроса: «На основании какой доктрины вы готовы разделить Тело Христово?» Если вы отвечаете: «На основании библейских доктрин», тогда вопрос становится так: «О каких библейских доктринах идёт речь, и чьего толкования мы должны придерживаться?»

Помните: покаяние и вера в Иисуса Христа - это достаточные условия для Божьего принятия.

Из моего опыта могу сказать что те, кто особенно настаивает на доктринальном единстве, зачастую с особым подозрением относятся к братьям и сестрам во Христе из других христианских традиций. Я убеждён, что в наше время христианам чрезвычайно не хватает духовной проницательности. Вынужден сказать, что проверка и критика наших собратьев христиан фундаментально противоречит духу Библии.

Библия предупреждает нас, чтобы мы сторонились людей, движимых духом гордыни и критицизма. Это тот же дух, который живёт в обвинителе наших собратьев — главном разделителе Тела Христова (Иуд. 16, Откр. 12:10). Если нашей главной целью станет Господь, Он сам покажет нам, когда закрадывается ложь. Однако, если мы всегда ищем повод вынюхивать ошибки других, мы точно упустим слова Господни, когда Он будет говорить нам через одного из Своих малых слуг.

Итак, вместо того, чтобы быть поглощенными выискиванием проблем и заблуждений в других христианах, я рекомендую всякий раз искать Христа, в том, что звучит из уст нашего собрата в вере.

Опять-таки, неверные толкования Библии не могут служить основанием для разделения Тела Христова. Если Иисус Христос принял вас, то и я должен поступать так же - независимо от того, насколько сильно вам может не хватать понимания тех или иных вопросов в Библии. И вы должны принимать меня на том же основании.

Если бы стандартом, на основании которого строится общение между христианами, служило идеальное толкование Библии, тогда бы мне пришлось справедливо отлучить самого себя ещё пятнадцать лет тому назад! Но слава Богу, я всё ещё учусь, и мои толкования Писаний тоже прибавляют в зрелости. Никто из нас не сможет монополизировать истину. А если кто-то думает, что ему это удалось, он просто заблуждается. Как говорит апостол Павел: «Мы знаем отчасти» (1 Кор. 13:9).

В связи с этим, я иногда думаю, что же произойдёт, когда вернётся Иисус. Могу лишь представить себе, как падают в обморок те, кто в своей жизни был поборником правильной доктрины, узнав, кто ещё, кроме них умудрился попасть в Царство Божье. Толпы ангелов в суматохе бегают тут и там, поднося пузырьки с нашатырным спиртом и откачивая несчастных собратьев.

Единство посредством организма

Если мы начнем с тринитарного Сообщества, то тогда мы можем прийти к выводу о том, что автономия христианской общины не может быть ни организационной, ни доктринальной. Она органична. Ключевым вопросом относительно общения и единства будет вопрос жизни Христовой.

Итак, ключевым вопросом, определяющим и направляющим наше сообщество, будет: «принял ли Бог этого человека? Пребывает ли в нём (ней) жизнь Христова? Призвал ли этот человек спасительное имя Господа (Рим. 10:12-13)? Является ли он (она) членом Тела Христова?»

Обитающая внутри жизнь Иисуса Христа является единственным требованием для единства в Духе. Достаточно удивительным является тот факт, что мы, христиане, можем определить этот единый Дух, когда общаемся друг с другом. Его сопровождает безошибочное чувство родства, свидетельствующее о том, что у нас единый Отец.

Конечно же, те, кто был рождён от Духа, будут жить в соответствии с этим фактом. Однако они при этом могут оставаться неопределившимися по части множества духовных вопросов. Они могут конфликтовать с другими людьми по части каких-либо личностных характеристик, или же в силу их характера. Их стиль поклонения не всегда будет нам нравиться. Они, возможно, окажутся незрелыми и будут переживать затруднения в тех сферах, в которых мы преуспели. Они могут оказаться людьми эксцентричными. Их понимание Писания может показаться нам бедным и ограниченным. Они, возможно, натворят много того, о чём впоследствии будут жалеть. Может случиться, что некоторые их убеждения окажутся несостоятельными. Однако, тот факт, что Христос живёт в них, обязывает нас принимать их как членов семьи. И поступать так не только на словах, но и в моменты их затруднений в истине (1 Ин. 3:18).

Восстановление нашего общего единства

Сегодня практические выражения единства Церкви чрезвычайно искажены. Божий народ разбит и разобщен на множество несвязанных, невзаимодействующих общин, функционирующих, не зависимо друг от друга. И хотя Господь действует в Своём народе вопреки их разделению, не думаю, что Он поощряет это разделение.

В эпоху Нового Завета каждая церковь переживала полноту единства. Все верующие конкретной местности жили как члены одной семьи. К примеру, если бы мы с вами жили в Иерусалиме, мы бы принадлежали одной церкви, хотя могло бы оказаться так, что собираемся мы в разных домах в городе. (Интересно замечать, что церковь всегда называлась в соответствии с названием города. Иного названия у них не было. — Деян. 8:1; 13:1; 18:22; Рим. 16:1; и пр.)

Если бы я решил сформировать церковь, основываясь на единстве, исходящем из предпочтения моего любимого Апостола, и отважился бы начать «церковь Павла», то мои сектантские наклонности быстро были бы подвергнуты обличению и исправлению. Не исключено, что это сделал бы сам излюбленный мною Апостол (1 Кор. 3:3-4).

Ирония нашего времени ещё и в том, что сами того не замечая, мы вносим похожие вкрадчивые разделения даже тем, когда заявляем: «я баптист» или «я - пятидесятник», или «я - харизмат, кальвинист, пресвитерианин...». Мы выгодно для себя упускаем из виду жесткие обличения, которые Павел обрушил на коринфян, когда те стали выделять себя в деноминации, поступая подобным образом (1 Кор. 1:11-13).

Мягко выражаясь, современная система разделения на деноминации противоречит органической природе церкви Иисуса Христа. Эта природа побуждает нас к всеобъемлющему единству Его людей - так же, как и Отец, Сын и Дух являются едиными в Троице.

Леонардо Бофф сказал об этом так:

В этой жизни церковь живёт тем же общением, которое происходит внутри Троицы; её единство происходит от «перихорезиса» (взаимного проникновения), существующего между тремя Божественными Личностями.

Заметим опять-таки, как молился наш Господь в Евангелии Иоанна:

Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, - да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино. Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино, и да познает мир, что Ты послал Меня и возлюбил их, как возлюбил Меня. (Ин. 17:20-23)

Внутри триединого Бога существует единение многообразия - единство множественности. Бог - единое Существо в трёх Лицах - и все Они разнообразны и неразделимы.

Греческое слово «койнония» - означающее общение - открывает перед нами душу экклесиологии Нового Завета.

«Койнония» отражает в себе единство многогранности и разнообразия унаследованного от Троицы. Именно это характеризует церковь первого века. Как сказал об этом Кевин Гилес:

Это общение не ставит пред собой задачу преодолеть все различия, но вместо этого - принять эти различия в динамической, построенной на отношениях, растущей взаимосвязи любви и понимания.

Благодаря тому, что внутри Троицы существует единение в разнообразии, такое же единство разнообразия существует и в церкви. Деноминационализм нарушил эту духовную реальность. Он представляет разделение внутри тела Христова как нечто допустимое.

Современный пример

Возможно, вы спрашиваете себя: «Он что, верит в то, что деноминационная система однажды пропадёт, и христиане повсеместно начнут проявлять на деле своё единство во Христе?» К сожалению, должен признаться, что не вижу наступления такого дня когда-либо в обозримом мною будущем. Однако, надеюсь на то, что те из вас, кто читает эти строки смогут применить их содержание в своей жизни и станут поступать соответственным образом.

Лично я и не подозревал, насколько глубоко можно испытать единство среди христиан, пока не принял решение покинуть стены учрежденческой церкви. С тех пор, мне выпадала привилегия быть частью нескольких органических церквей, объединённых лишь вокруг Иисуса Христа.

Вообразите церковь, члены которой чрезвычайно близки, и при этом они не слишком переживают о политико-религиозных предпочтениях друг друга. Вообразите церковь, в которой члены не знают и не переживают о том, какого мнения вы придерживаетесь касательно доктрины восхищения. Вообразите церковь, где члены не переживают о том, кто какого воззрения придерживается касательно тысячелетнего царства... и не особо об этом парятся. Вообразите церковь, сосредоточенную лишь на одной цели, одной страсти, одной задаче и одном великом призвании: познавать и любить Господа Иисуса Христа.

Это не означает, что такая церковь и вовсе не рассуждает о каких-либо других темах. Однако, это означает, что эти темы, сколь важными они ни были, не станут центром церкви и не будут служить основанием для разделения Божьего народа.

Позвольте мне рассказать вам одну правдивую историю. Это произошло в 1992 году. Я был свидетелем того, как две различные группы христиан собрались вместе, чтобы выразить единство Тела Христова. Одна из групп имела харизматические корни, другая в прошлом вышла из церкви Христа. (Я, как вы, возможно, догадались, был частью харизматической группы).

Спустя несколько общих собраний, обе группы решили сделать нечто, по человеческим меркам, невозможное. Мы решили провести единое церковное собрание. Вскоре после того, как было принято это решение, полетели искры.

Я отчётливо помню те дни. Мы встречались по домам. Наши встречи были открытыми для всеобщего участия. Однако, каждая наша встреча была похожа на прогулку по минному полю. Сама атмосфера была эмоционально заряженной и взрывоопасной. Напряжение, связанное с посещением встреч, на которых часть людей привыкла действовать так (практикуя духовные дары), а другая - иначе, было почти невыносимым.

Я бы мог добавить к описанию некоторые военные детали, однако пощажу вас. Скажу лишь только, что несколько месяцев спустя, после нашего слияния мы пережили раскол. Наши потуги соблюсти мир и все тонкости духовной дипломатии, таки не смогли предотвратить его.

Перед расколом у нас был ряд оживлённых обсуждений по поводу наших различий. Однако, все эти обсуждения не привели нас к общему решению. Большинство этих обсуждений, в конце концов, сводились к шуму и неразберихе. Всё это лишь портило нашу нервную систему.

Как и следовало ожидать, некоторые люди покинули группу. Однако, по горячим следам произошедшего те из нас, кто остался, получили откровение от Господа. Было сделано предложение, с которым все согласились. И, как мне кажется, это решение было на вес золота.

Каким же было наше решение? Решение было следующим: все мы слагаем наши собственные мнения о дарах Святого Духа у подножия креста. Так мы и поступили. Каждый из нас решил отказаться от нашего опыта и накопленных мнений по поводу того, как Святой Дух совершает свою работу. Мы целиком и полностью умерли для этой темы. Тогда мы попросили Господа вновь научить нас, как малых детей всему, что нам необходимо знать (Мф. 18:3).

С того момента, всё наше внимание целиком и полностью сместилось с того, что, как нам казалось, мы знаем о Святом Духе на самого Иисуса Христа. Мы решили ограничиться лишь одним Христом и все свои чаяния и взгляды направить на Него.

Около года спустя, случилось нечто удивительное. Тогда из тления, из небытия в полноте новой жизни восстали дары Духа. Однако, они не были похожи на то, что мы когда-либо видели в пятидесятническом или харизматическом движении. И, конечно же, они не были традиционными в понимании Церкви Христа. (Всё выглядит иным после его воскресения).

Те из нас, кто остался и всецело посвятил себя тому, чтобы выкарабкаться из потрепавшей всех нас передряги, воистину пережили моменты совместного созидания. Я же пережил нечто, о чём мне приходилось только читать в Библии - я увидел, как две, совершенно различные, группы христиан любят друг друга, несмотря на их различия. В результате случилось то, о чём Павел говорил коринфянам:

Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях. (1 Кор. 1:10)

Этот опыт, хотя и не дался нам поначалу без крови, показал мне на деле и в жизни, что единство в вере - это не просто высокий идеал.

Здоровая органическая жизнь церкви не является сектантской, элитной или эксклюзивной. Такие церкви собираются, имея лишь Христа в своём основании. Поэтому если христиане в органических церквях готовы пойти на крест и откажутся отделяться друг от друга на основании доктринальных различий, то Бог может объединить их разум и сердца воедино.

Для этого может понадобиться множество долготерпения, усердия, и готовности умирать тысячу раз. Однако именно об этой цене Павел и упоминал, когда говорил о сохранении единства Духа:

...со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира. (Еф. 4:2-3)

Вопросы для размышления:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.52.11 (0.023 с.)