Глава двенадцатая. Морской бой



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава двенадцатая. Морской бой



 

Мертвые не кусаются!

Джон Сильвер, пират

 

Вы действительно так считаете?

Опасное заблуждение!

Кэр Лаэда, некромант

 

В порт прибыли еще до заката. Вереена сразу же шмыгнула в каюту, спасаясь от закатного светила. С момента касания солнечного диска горизонта, и до того, как солнце полностью скрывалось за ним, или наоборот, полностью отрывалось по утрам, лучи светила были для нее также опасны как прямой солнечный свет для простых вампиров. Олег задержался, наблюдая за погрузкой морских пехотинцев, и неодобрительно покачивая головой.

Наконец, все загрузились, и капитан скомандовал отплытие. Олег направился в свою каюту, рассчитывая немного поспать. Увы, этим надеждам не суждено было сбыться. Впрочем, он об этом не пожалел. Вереена, получившая сегодня изряднейшую долю огненной магии, не могла, и не хотела бороться с «побочными эффектами» и Олегу пришлось отдуваться по полной программе.

Стук в дверь раздался исключительно не вовремя. Некоторое время Олег не откликался, в надежде, что стучащий осознает всю некорректность своего поведения и перестанет ломать ему кайф и дверь каюты. Увы, это не помогло. К стуку добавились громкие крики: – Ариох, выходи, мы прибыли! Да выходи, ты, подлый некрос! Хватит развлекаться! Мне же завидно. И не только мне!!!

Второй идеей Олега было засветить приятелю файерболом прямо сквозь закрытую дверь. Остановила его мысль о некоторой опасности разбрасывания огненных шаров на деревянном судне. Да и Франко, зная его характер, наверняка заготовил мощные щиты. Третьей же мыслью было – Пора!!!

Он оторвался от недовольно зашипевшей Вереены и стал судорожно одеваться. Выйдя на палубу, он поежился от завистливых взглядов, которыми его оделили капитан, Франко, Велинс, и все два отделения морских пехотинцев, столпившиеся на палубе корвета. Вереена совершенно не считала нужным как-либо сдерживаться во время секса, и сейчас весь корабль был превосходно осведомлен о том, что происходило в их каюте на протяжении всех четырех часов плавания.

– Это здесь, – указал за борт легшего в дрейф судна магистр Керино.

– «Морской демон» находится прямо перед нами. Вот только глубина великовата. Что вы теперь намерены делать? – Взгляд мага то и дело соскальзывал куда-то за спину Олега.

Тот обернулся, и увидел облаченную в свой извечный боевой костюм Вереену. Здесь надо сказать, что боевой костюм «ночной тени», излюбленная одежда вампирессы, представлял собой цельношитый черный комбинезон тонкой кожи, облекавший изящную фигурку словно перчатка, и оставляя весьма мало простора мужской фантазии. Так что реакция нестарого еще мага была вполне понятна.

– Что я намерен делать? – как бы в задумчивости переспросил Олег. – Все просто. Он перебросил прихваченную из каюты гитару из-за спины, и тронул струны легким перебором: – Спеть песенку. Такую… Про море.

На этот раз, Олег четко представлял, на что идет. Когда-то давно, один его знакомый, на совместной пьянке сочинил песню про «Летучий голландец», как все это могло бы быть. Под нынешние нужда она подходила практически идеально, и Олег намеревался это использовать.

Он, наигрывая простенькую мелодию, начал:

 

 

Морские волки – вы честно жили.

Вы не просили шальной удачи.

Вы стойко бури переносили,

А штиль игрушкою был, тем паче.

 

 

Медленно вплетая в звуки струн магию, Олег напряженно прислушивался, ожидая отклика, знакомой тяжести… И отклик пришел. Но не в виде тяжести. Магия, выпушенная Олегом, легко просачивалась сквозь струны, и быстрым ручьем бежала вниз, за борт. Олегу казалось, что он видит, там, в глубине, могучий фрегат, медленно впитывающий изливаемую на него силу смерти. – Он сам жаждет мести, – вдруг понял Олег. – Они все – жаждут. И поднять его будет совсем не сложно. Он поднимется сам, надо только дать ему силы, энергию… Что ж, этого добра, спасибо демону, у меня сейчас достаточно…

 

 

Но отвернулась удача-стерва

И битва грянула с черной сворой.

Сверканье стали, игра на нервах

И ваша смерть была, ох… не скорой

 

Пиратский Роджер – как наважденье.

На абордаж ваш корабль взяли.

Вы не просили о снисхожденье,

С мечтой о мести – вы умирали…

 

 

Олег почувствовал, как испускаемая им энергия до краев наполнила погибший корабль. С хрустом соединились пробитые доски днища. Зашевелились лежащие вповалку на палубе тела команды. Оставался последний штрих.

 

 

Но души ваши – отваги полны,

А море любит презревших вечность.

И расступились пред вами волны,

Закрыв на время вход в бесконечность.

 

Со дна морского корабль поднялся,

Для мести честной, врагам на горе!

И флот пиратский с тех пор боялся,

Для грабежей снова выйти в море[14].

 

 

– И что это было? – Насмешливо переспросил капитан. Если вам приспичило исполнить свои вирши, то могли бы сделать это в ближайшем трактире, а не гонять боевое судно!

– Тихо! – Зашипел на него Велинс, суеверно поглядывая то на замершего на носу с гитарой Олега, то на темную воду за бортом. Все замерли. Из-под воды донесся тихий звук, как будто отдаленный лязг оружия, крики ярости и боли… Звук неспешно приближался. Вот уже можно было разобрать слова, обрывки угроз и ругательств, призывы на помощь… Капитан, мощный мужчина, высокого для здешних мест роста, вдруг отчаянно побледнел.

– Я… я узнаю этот голос. – Пробормотал он, осеняя себя защитным знаком. «Дохлого осьминога тебе в глотку, да чтоб попал он туда через ж…» процитировал капитан, с ужасом поглядывая на вздымающийся прямо по курсу гигантский водяной пузырь. – Это же любимое ругательство Грига, кэпа с «Морского дьявола». Он из дворянской семьи, и не позволял себе крепких выражений…

– А ты, что думал, некромант совсем с ума сошел, и гоняет боевой корабль, чтоб песенками поразвлечься? – Ядовито спросил Олег. Подъем корабля получился на удивление легким, однако он вновь растратил приличную часть резерва, и это не улучшало настроения. Он собирался продолжить перепалку, однако дружный вздох, то ли восхищения, то ли изумления, то ли ужаса прервал его рассуждения. Олег быстро развернулся в сторону моря.

 

Вздымавшийся вверх водяной горб вдруг словно взорвался безумным пенным фонтаном, и оттуда, в кипящей пене и брызгах вылетел корабль. Но что это был за корабль!!!

Пребывание на полукилометровой глубине в течении двух месяцев не пошло фрегату на пользу. Конечно, на такой глубине могут выжить очень немногие организмы, но таковые все же имеются. И они активно и старательно выполняли свою работу по уничтожению любой попавшей в их царство органики.

Паруса сгнили полностью. На обильно украшенных огнями святого Эльма мачтах болтались какие-то черные обрывки. Серое, призрачное свечение исходило от них, образуя контуры тех парусов, что когда-то стояли на фрегате. И эти паруса работали. Но как! Призванный корабль, грациозно развернулся, на мгновенье, продемонстрировав глубокий пролом в правом борту, затянутый все тем же призрачным светом, и ярко освещенную огнями Эльма надпись рядом с проломом – «Морской демон». С наполненными парусами он прошел против ветра, приближаясь к корвету. Капитан побледнел, и зашептал какую-то молитву. Морская пехота, вместе с командой столпилась на баке, ощетинившись оружием.

Олег улыбнулся.

– Не волнуйтесь. Это не враги. Просто, я решил, что лучше всего бороться с пиратом-призраком может призрак – патрульный. И создал его! Сейчас мы перейдем на этот корабль… – Пехотинцы в ужасе отшатнулись.

– Не волнуйтесь, говоря «мы», я имел в виду только магов. – Поспешил успокоить их Олег.

– И меня! – поправила его Вереена, неожиданно возникая за его плечом.

– И её, – со вздохом согласился Олег. – В общем, перейдем на этот корабль и отправимся на охоту за «Призраком».

Капитан, чьё имя Олег так и не удосужился спросить, облегченно вздохнул. – Прикажете спустить шлюпку, лэр? – почтительно спросил он Олега.

– Думаю, это не понадобится, – улыбнулся тот, наблюдая за стремительными и точными маневрами «Морского демона»

Призрачный корабль, пройдя вплотную, борт о борт со «Стремительным», – так назывался корвет Олега, вдруг резко остановился, словно законы инерции были написаны не про него. С борта на борт перелетели абордажные крючья, временно превратив два корабля в единое целое.

Со стороны бака донеслись острохарактерные звуки. Команда «Стремительного» увидела тех, кто составлял команду поднятого Олегом корабля. Зрелище действительно было еще то, два месяца на большой глубине не прошли даром для человеческих тел, и выглядели они не лучшим образом. Если бы корабль затонул на мелководье, то тела были бы давно обглоданы, и взору команды и пассажиров «Стремительного» предстали бы чистые и аккуратные скелеты. Но очень немногие из морских организмов могли выжить на большой глубине. Они искренне старались потщательнее объесть тела моряков, но им не хватило времени.

Так что, сейчас на палубе «Морского демона» толпилась команда, одетая в перепачканные илом обрывки, когда-то бывшие нормальной одеждой, тела большинства из них были обглоданы до торчащих кое-где из гнилого мяса костей, и общий вид непроизвольно вызывал ужас и отвращение. А уж когда донесся запах… К счастью, Франко мгновенно соорудил какой-то магический фильтр воздуха, иначе Олег рисковал подобно солдатам расстаться с жалкими остатками своего ужина.

Неожиданно мертвецы выстроились в две шеренги на носу судна напротив Олега, и вскинули вверх заржавевшие тесаки, отдавая воинский салют. Двигались они при этом ловко и быстро, что тому очень понравилось. Команда призрачного корабля, несмотря на ужасающий внешний вид показывала себя сильными бойцами.

С дальнего от Олега края этого своеобразного прохода раздались странные звуки: Металлическое бряканье, чередующееся с костяным стуком. Звуки приближались, и наконец стал виден их источник. Это, несомненно был капитан.

Одна нога его была обута в рваные и прогнившие остатки подкованного сапога. Удары подковы по словно окаменевшей палубе и были источником металлического бряканья. Другая же нога была объедена до состояния скелета, и именно от нее и исходил костяной стук. Из-за образовавшейся разницы в высоте ног, казалось, капитан прихрамывает.

– Приветствую вас, милорд. – Обращаясь к Олегу, проговорил мертвый капитан. – Разрешите доложить, – «Морской демон» готов к бою, лэр. Добро пожаловать на борт! – Стоящая за ним команда мертвецов синхронно кивнула, и замерла по стойке «смирно». Странно, но из изуродованного какой-то рыбой горла вырывался не хриплый рев, а вполне приятный баритон, который вполне мог бы принадлежать обычному, живому мужчине лет сорока.

– Отлично, – усмехнулся успевший уже притерпеться к их внешнему виду Олег, и первым шагнул на грязную палубу погибшего корабля. Следом за ним, ни минуты не сомневаясь, скользнула Вереена. Немного помявшись в нерешительности, бочком проскользнул Франко, изо всех сил стараясь не прикасаться к ужасающим членам команды.

Дольше всех колебался магистр Керино. Борьба долга и желания буквально отражалось у него на лице. Долг повелевал подняться на палубу корабля мертвецов, и лично проконтролировать уничтожение «Призрака». А желание требовало держаться как можно дальше от этой мерзости! Наконец, долг победил, и маг воды взошел на борт «Морского демона», изо всех сил скрывая брезгливую гримасу. Удавалось это ему из рук вон плохо, но мертвецы не обратили никакого внимания на корчимые им рожи.

Повинуясь взмаху своего капитана, они быстро расцепили суда, и мертвый корабль с невероятной скоростью поплыл на юго-восток, направляясь куда-то в сторону Реирских островов. Ураган, наполнявший призрачные паруса «Морского демона» явно не имел ничего общего со слабеньким южным ветром, дувшим в реальном мире.

 

***

 

Плавание получилось на удивление коротким. Для поднятого Олегом корабля, казалось, не существовало расстояний. Уже через час на горизонте показался первый из островов Реирского архипелага, плавание до которого обычного корабля занимало около двух суток. А слева по борту, на освещаемой луной глади моря возникла громада спешащего на всех парусах корабля.

За спиной Олега раздался уже знакомый «стук-бряк».

– Это они. – Голос подошедшего капитана так и сочился ненавистью. – Подготовиться к бою! – громко скомандовал он. На палубе засуетились матросы, подкатывая поближе к борту какое-то сооружение, в котором Олег с изумлением опознал полусгнившую баллисту, мерцающую все тем же призрачным светом. Огни святого Эльма наоборот, приглушили свое свечение, сливаясь с фосфорицированием ночного моря.

– Разве из этого можно стрелять? – с изумлением спросил Олег капитана, отрываясь от рассматривания суеты на палубе и разворачиваясь к тому лицом.

– У нас боевой корабль, милорд! – Месиво прогнивших мышц и выглядывающих из-под них костей черепа на лице капитана осталось неподвижным, однако, в голосе хрустели тонкие льдинки нешуточной обиды. – Все, что должно стрелять, у нас стреляет лучше прежнего!

– Прошу прощения. – Олег кивнул, и поспешно отвернувшись, принялся рассматривать стремительно приближающийся корабль. Очень мешала ночная темнота, но, в конце концов, Олег сообразил провести небольшое преобразование, и ночь отступила перед зорким взглядом демона. Тут же Олег удивленно охнул.

– Но это не корабль-призрак! В команде на борту нет ни одного зомби! Все живые! Да и сам корабль… Он напичкан магией до предела, причем какой-то странной, мне незнакомой, но это, несомненно, светлая магия!!!

Приглядевшись, Франко и Велинс согласно закивали головой. Действительно, в магическом диапазоне, корабль едва не светился от переполняющей его энергии, но именно свечение неопровержимо свидетельствовало, – это магия Света! А магия Света никогда, и никоим образом не могла быть использована для поднятия мертвецов.

– Вот почему они всегда так старательно избегали магов. Увидь их вблизи кто-нибудь из владеющих магическим даром, и «корабль-призрак» был бы немедленно разоблачен! – Ошеломленно прошептал Велинс Керино.

– Да. Это обман. – вмешался в разговор стоящий рядом капитан. Впрочем, где же и находиться в преддверии боя капитану корабля, как не на мостике, нынче нагло оккупированном магами. – На борту корабля находятся живые пираты, лишь прикидывающиеся зомби при помощи магии. Впрочем, секрет их легких побед не только в этом. Они используют предательство! Нас отравил собственный кок, применив какой-то магический яд. Он был совершенно неощутим, но когда этот корабль взял нас на абордаж, их маскировка рухнула, и мы вступили в бой, появился какой-то обряженный в черный балахон реирец, поднял руку, и мы все замерли парализованные.

Пираты обыскали корабль, прорубили днище, и ушли, забрав с собой кока.

– А откуда тогда этот пролом? – Олег кивнул в сторону красующейся в борту «Демона» гигантской дыры, затянутой серым маревом.

– На дне были скалы, – равнодушно ответил мертвый капитан.

В это время, уже совсем близкий пират, наконец, заметил их судно. Там завопили, засуетились. Магический фон, итак весьма неслабый, неожиданно усилился еще на порядок, фрегат, – сейчас, с близкого расстояния можно было точно определить тип корабля, преобразовался. Он словно оброс различными полипами и кораллами, на борту вместо обычных людей забегали скелеты, между мачтами замельтешили сгустки туманы, в форме оскаленных человеческих черепов, видимо, долженствующих изображать призраков. В довершение всего, на море откуда-то наполз густой туман, в который и поспешил нырнуть удирающий пират.

Однако, все это не помогло. Истинные зомби не боялись играющих заученную роль актеров, и магический туман не был преградой для жаждущих мести мертвецов, чуявших своих убийц, на любом расстоянии и за любыми укрытиями. Настоящий корабль-призрак смело нырнул в туман, быстро догоняя жалкую подделку.

Наконец на «Призраке» поняли, что без боя им не уйти. Туман рассеялся, и Олег мгновенно стал участником настоящего морского сражения.

Первым ударила баллиста «Призрака». По-видимому, пираты пользовались магией, или обладали великолепным канониром. По крайней мере, Олег не представлял, каким образом иначе было возможно при первом же выстреле из громоздкой и неуклюжей корабельной баллисты попасть точно в нос преследователя. Крупный камень, размером с лошадиную голову разворотил гнилые доски обшивки «Демона» чуть выше ватерлинии, и канул вглубь корабля. На «Призраке» разразились радостными воплями, впрочем, вскоре смолкшими. Пролом мгновенно затянуло уже знакомым серым свечением, и «Демон», как ни в чем не бывало, продолжал преследование.

– А теперь наш черед! – вдруг буквально проскрежетал капитан. Раздался громкий щелчок баллисты, и в «Призрака» вонзилось длинное, мерцающее серым светом копье. Впрочем, оно тут же расплылось по корме корабля крупной, светящейся кляксой.

– И что? Чем это им повредит? Ну, украсили вы их, и что? – преодолев свой инстинктивный страх перед выходцами с морского дна, спросил капитана Франко.

– Смотри внимательнее, – просто ответил тот.

Олег тоже тщательно присмотрелся. На первый взгляд пятно, расплывшееся на корме «Призрака», действительно казалось безобидным. Однако, судя по изрядно засуетившемся членам команды пирата так только казалось. Наконец на корму выскочили, путаясь в полах длинных черных мантий четверо мужчин. Двое, воздев руки, спешно забормотали. Тотчас, в воздухе между кораблями возникла рябь, словно от нагретого воздуха, легко отразившая новый удар копья. Остальные двое тоже не сидели без дела. Под их заклинаниями, пятно серого свечения прекратило свое растекание и начало съеживаться, уменьшаясь в размерах и обнажая находящуюся под ней бурую, насквозь прогнившую древесину обшивки. Внезапно, волна, несколько более высокая, чем её товарки, догнала удирающий корабль, и со всего маху ударила в центр побуревшего пятна, и не получив никакого сопротивления, легко проломила гнилье, вливаясь в трюм.

– Океан за нас! – гордо произнес капитан «Демона». – Вот еще бы этот их щит убрать… – мечтательно добавил он

– Ничего сложного, – улыбнулся Франко. – Эти неумехи выставили элементарный щит воздуха, просто влили в него гигантское количество энергии. Я его на раз отрублю!

С этими словами он пошел в сторону капитанского мостика, намереваясь действовать оттуда. Олег, Вереена и Велинс, направились за ним, в расчете как следует «приласкать» вражеский корабль мощным магическим ударом сразу, после того, как падет защита.

– В этот щит накачано столько энергии, что напрямую его не проломить. Будет напрасная трата сил. Все же любопытно, откуда у этих колдунов столько энергии? Ну да ладно… Главное не сила, а умение! И вот с этим у них большие проблемы. Взламывать такой примитивный щит – одно удовольствие!

– Ты не хвастайся, а делай! – прервал его магистр.

Франко поднял руки, направив их на корабль врага. Щит, укрывавший пиратов замерцал, пошел рябью, и тут, один из стоящих рядом с колдунами пиратов быстро вскинул лук, и белоснежная стрела прошила воздух и вонзилась в грудь Франко. Не останавливаясь, пират выпустил еще одну эльфийскую стрелу. Олег, едва успевая, взмахнул мечом духа, и нацеленная в грудь магистра Керино стрела, резко изменив траекторию, ударила в живот. Торопясь, Олег немного не рассчитал движения, и ударил её плоской стороной лезвия. Следующие за ней пять стрел, направленные в него и Вереену, оправившись от неожиданности, он ссек на подлете. Наконец, стрельба прекратилась – у лучника, по-видимому, закончились магические стрелы. Облегченно вздохнув, Олег обернулся, оценивая потери.

Магистр Керино лежал на палубе, суча ногами, и бессознательным движением пытаясь выдернуть засевшую в животе стрелу. Убить полного магистра очень и очень непросто, и быстро выдернув засевшую в маге стрелу, Олег обернулся к другу.

Франко лежал не шевелясь, и только слегка подрагивал торчащий у него из груди хвостовик стрелы с белоснежным оперением. Медленней, медленней, замер… Олег бросился к другу, издавая рев боли и ненависти. Когда он выпрямился, в его глазах не оставалось ничего человеческого.

Франко был мертв. Обрывки ауры таяли над телом, не оставляя никакой надежды. И даже если бы Олег решился попробовать поднять его в качестве лича, из этого ничего бы не вышло. Тонкие связи души и тела были безжалостно уничтожены магической стрелой, аура сожжена и разодрана в клочья, не оставляя никакого шанса на сохранение разума у поднятого тела. Опустившись на одно колено, Олег закрыл мертвые глаза друга. После этого, с палубы поднялся демон.

– В атаку! – коротко бросил он, взмывая в небо, и словно коршун, пикируя на палубу пиратского судна. Следом за ним взлетел черный нетопырь, и приземлившись, обернулся прекрасной вампирессой, прикрывшей спину своего любовника в завязавшейся на борту у пирата свалке.

– На абордаж!!! – громкий крик капитана-мертвеца словно сорвал невидимые печати. Призрачные паруса «Морского демона» захлопали, и легко преодолев разделяющее их расстояние, мертвый корабль намертво пришвартовался к палубе своего врага. И оттуда, на борт пиратов хлынула волна мертвецов, одержимых жаждой крови и мести.

 

***

 

Я ел. Ел много. Ел неограниченно. Пища сама лезла ко мне, размахивая нелепыми железяками, и Исток не противодействовал мне, изо всех сил помогая и разжигая мой голод. Мы были вместе, Я и Он, словно слияние уже произошло, и я познал многое, неведомое мне ранее. Теперь я понял значение слова «друг» и мне стали смешны прежние предположения по этому поводу, а затем стало больно от испытываемого Истоком чувства потери. Я понял смысл слов «месть» и «ненависть», и этот смысл мне понравился. Он пах смертью и страхом, тем ужасом, что испытывала бросающаяся на меня пища, и страх этот был самой лучшей, самой сладкой приправой, которую только можно вообразить.

Внезапно я ощутил сопротивление. Какие-то люди в черных балахонах пытались лишить меня возможности двигаться. За ними мелькнуло бледное лицо искаженное ужасом. – Райнер Васко! – мелькнула мысль Истока. – Убей его!! Убей их всех!!!

Ну что ж… Глупцы, старательно пытавшиеся замедлить мои движения, заслужили такой смерти… Ошибаются те, кто считают что клыки, когти, змеи – и есть оружие демонов. Так можно развлекаться, – но сражаемся мы по-другому. Совсем по-другому…

Я заглянул в себя, туда, где морем великой ночи колебалось инферно, и открыл замки своей души, выпуская его на свободу. Я обратился в дверь, в пролом в стенах этого мира, и из него ударил смертельный и холодный ветер, который тоже был Я.

Я-Ветер несся вперед, высасывая тепло душ окружающих меня людей, не щадя никого, – живых союзников у меня на этом корабле не было; резким ударом сломил примитивный щит, окруживший четверых колдунов, и быстрым глотком выпил их души. И уже затихая, вновь возвращаясь в тело, понял, что где-то в глубине корабля остался кто-то живой. Ну, что ж, Исток тоже должен насладиться боем. С ним разберется он.

 

***

 

Олег пришел в себя на заваленной трупами палубе тонущего корабля. Волны свободно вливались в широкий пролом на корме «Призрака» Рядом в боевой стойке замерла Вереена. На лице вампирессы выражался откровенный ужас.

Эту атаку Вереена запомнила на весь оставшийся ей клочок вечности. Когда Ариох атаковал вражеский корабль, она последовала за ним без раздумья, прикрывая спину своему магу, как это было намертво вбито в нее еще на обучении в цитадели. Да и по зрелому размышлению, ну что может противопоставить какая-то сотня реирских оболтусов магу-демону и высшей вампирессе, алкающих их крови. Но когда воздух вокруг нее стал сгущаться, тормозя и замедляя движения, не давая расплыться туманом, она заволновалась. Впрочем, это волнение не шло ни в какое сравнение, с тем ужасом, который обуял её, когда из Ариоха вдруг выглянула бездна. Вот тогда, ей стало по настоящему жутко. Так страшно вампирессе не было уже давно. Очень давно. С самого момента темного перерождения. Она отчетливо поняла, что стоит этой бездне захотеть ее гибели, то она, со всем своим боевым опытом, не сможет сделать ничего. Когда же после битвы Ариох взглянул на нее, вампиресса, упав на правое колено, прошептала полуонемевшими губами: «Повелитель».

– Это снова я, – поспешил успокоить девушку Олег, поспешно поднимая её с колен. Оглядев палубу, он приказал безучастно стоящим мертвецам, – Берите эту тушу, – он ткнул пальцем в сторону трупа Районера Васко, – и тащите её на «Демона» Этот корабль скоро потонет.

Сам Олег развернулся, и быстрым шагом направился в носовую надстройку. – Там остался кто-то живой, – коротко бросил он недоуменно посмотревшей на него Вереене. – Надо разобраться.

 

***

 

Эллеар Л’Келебреа из дома Серебряной ветви, со стоном пошевелился, насколько позволяла длина приковывающих его к алтарю цепей. На этот раз пытка продолжалась не очень долго, – и самое главное, у мучителей похоже, что-то не заладилось, – впервые он ощутил обрыв высасывающей магическую и жизненную энергию нити, и мертвящий холод алтаря сменился обычной температурой гранитной плиты, на которой он был распят. Этим необходимо было воспользоваться как можно скорее, пока его мучители не восстановили систему.

Эллеар проверил резерв. Несчастных крох энергии, что накопились там, с момента отключения алтаря, было совершенно недостаточно, для того чтобы разорвать прочные цепи, приковывающие его к проклятому камню. Тем не менее, кое-что он уже мог. Отлично понимая, что у него будет только один шанс, воин приподнялся, и внимательно уставился на дверь, в которую вот-вот должен был вломиться встревоженный тюремщик.

Повернув ухо, Эллеар старательно прислушивался, ожидая ненавистного звука человеческих шагов, однако тюремщика все не было.

Это было удивительно. Пленившие его люди хорошо представляли эльфийскую скорость восстановления, ни на миг не отпуская его из-под душащего гнета алтарного камня. Магические силы откачивались непрерывно, а иногда, когда у пленивших его колдунов возникала нужда в большом количестве энергии, камень начинал пить жизненные силы, причиняя нестерпимую боль эльфу, неспособному умереть от старости.

– Если они промедлят еще немного, мне хватит сил, чтобы разорвать цепи, и тогда… – Кровожадные мысли замелькали в голове пленника.

– И тогда ты немедленно уйдешь на Звездную дорогу, а добравшись до дома просто пожалуешься князю. – И никакой самодеятельности! Она имеет свойство заканчиваться на алтарном камне! – Резко оборвал сам себя молодой эльф.

И тут по коридору раздался давно уже ожидаемый звук шагов. Дверь распахнулась от сильного толчка, и в проеме появился высокий, светловолосый мужчина в черной кожаной куртке, усеянной серебристыми заклепками и темно-синих штанах из грубой ткани. Все это Эллеар успел увидеть мельком, затем он поднял глаза, встречая взгляд вошедшего, и нанес свой удар.

 

***

 

Когда Олег увидел запертую на тяжелый железный засов с висячим замком, оббитую железом дверь, он понял, что там находится какой-то важный пленник пиратов, и обрадовался. Радость вызывала сама возможность не убивать. После учиненного побоища, Олег испытывал сильное неприятие к убийствам, несмотря на осознание необходимости того, что было сделано.

Одним ударом разрубив магическим мечем дужку замка, он ворвался внутрь, и пораженно замер. Большую часть камеры занимала огромная плита черного гранита, в которой он с удивлением опознал алтарь стационарного жертвенника сил устаревшей модели. Данная разновидность жертвенника была изобретена цитадельцами более трехсот лет назад, и предназначалась для перекачки магических и жизненных сил пленников к магам. К алтарю толстыми железными цепями был прикован… – Олег мотнул головой, однако наваждение не проходило: невысокого роста, тонкий и гибкий четырнадцатилетний подросток. Именно так решил Олег, бросив на пленника первый взгляд. И лишь со второго он заметил длинные, острые уши выглядывающие из спутанной шевелюры бледно-золотистого цвета, и невероятную правильность и изящество черт лица, абсолютно невозможную для вида Homo sapiens. Сомнений не было: перед Олегом находился самый настоящий представитель эльфов, более полутора тысяч лет, назад покинувших Эльтиан, и НИКОГДА не выходящих за пределы оставшихся трех священных лесов.

Тут эльф поднял голову, и его огромные, и слегка раскосые глаза встретились с глазами человека. Олег почувствовал сильное головокружение. Из глаз этого существа, так напоминающего человеческого подростка, смотрела Вечность. Века и века постижения неподвластного людям знания, тысячелетняя мудрость древней расы навалились на него, стремясь смять и растворить в себе хрупкий человеческий разум, подчинить тело, лишив его воли и свободы выбора.

Но навстречу лазурно-сияющей Вечности, текущей из взгляда эльфа встала Бездна, с некоторых пор поселившаяся в глубине глаз Олега. Властно восстав из темных закоулков его души, она, как ненужную тряпку отшвырнула в сторону его личность, чтобы схватиться насмерть с достойным врагом. Бездна противостояла Вечности. Тишина и покой векового леса билась с воплями и криками терзаемых в Аду душ. Мудрость полководцев, в глубине тихих штабов распланировавших идеальное сражение, схлестнулась с боевой яростью воинов, в ослеплении битвы бросающихся под танки с последней гранатой в руках, и тем самым ломающих самые хитрые, самые надежные планы врагов.

Выверенный порядок расчетов и планов, книжной мудрости и теоретического знания столкнулся с хаосом, слепой удачей, и смертным безумием, – столкнулся и отступил. О, он еще мог сражаться, мог сделать многое, – но силы призвавшего его носителя были истощены, его энергии было недостаточно, поддержание долгой связи убило бы его, – и Порядок отступил, не желая быть причиной смерти своего приверженца. Тем более, что противостоящий ему носитель Хаоса был буквально переполнен черной энергией, и победить в этом поединке было невозможно.

 

***

 

Эллеар со стоном откинулся на алтарь, которому предстояло стать местом его смерти. Сил не было даже на смертное заклятье. Эльф не мог спасти даже собственную душу!

– Мама, папа, простите меня, – подумалось ему. – Прости и ты, Аритана! Надеюсь, ты сумеешь забыть меня, глупого Эллеара, твой «летящий листик», который решил, что уже достаточно силен, чтоб прогуляться по прародине, и снять проклятье с «наказанной земли». Простите друзья! Я не вернусь, даже в виде духа по «лунной тропе». Моя душа послужит кормом для какого-то демона, нанятого разбойниками для своих грязных целей. И я ничего, ничего не могу поделать! Противостоять Пожирателю душ я не смог бы и в лучшие времена. Вот и ответ, почему отключили алтарь. Колдуны не хотят рисковать, опасаясь как бы эта тварь через алтарь не добралась и до их грязных душонок. То-то славно было бы! Но почему он не нападает?

И, словно в ответ на последнюю мысль эльфа, демон, почему-то продолжающий сохранять человеческий облик, шагнул вперед. Пылающий багровым огнем меч в его руке взлетел, и обрушился… На приковывающие Эллеара цепи!

Освободив пленника, демон перебросил легкое тело через плечо, и покачиваясь направился к выходу. Было видно, что его самочувствие тоже оставляет желать лучшего, и про себя Эллеар порадовался удачности своей атаки. Свисая с плеча, упорно тащившего его куда-то демона, Эллеар остро сожалел о своей полной истощенности, не дающей ему даже пошевелить рукой. Висящий на поясе у твари инферно, длинный волнистый кинжал, казалось, так и просился в руку. Конечно, эльф был не настолько наивен, чтоб предполагать возможность убить демона его собственным оружием, но… один точный удар, – и его душа была бы недостижима для Пожирателя, отправившись на перерождение по лунной тропе.

Однако, зрелище увиденное им, когда они выбрались на палубу, несколько поколебали его решение при первой возможности покончить с жизнью.

На палубе вповалку лежали мертвецы. Часть их несла страшные раны от мечей, и разрывы, несомненно, оставленные длинными когтями, но куда большая лежала без всяких внешних повреждений, с навеки запечатленным на лицах ужасом. На распадающихся ошметках ауры они несли явные следы удара инферно. Но самое странное, – все мертвецы принадлежали к команде пиратского судна! Эллеар даже опознал четырех облаченных в темные мантии палачей-колдунов, управлявших алтарем, после чего наконец-то потерял сознание.

 

***

 

В себя эльф пришел лежа в небольшом, и светлом помещении. Судя по изрядно пополнившемуся резерву, и лучам солнца, играющем на потолке, прошло уже немало времени. Легкое покачивание, и тихий плеск свидетельствовали, что он находится на плывущем куда-то корабле. Эллеар осторожно пошевелил конечностями, и поразился. Он был свободен! Проклятое холодное железо больше не стягивало его силу! С трудом подавив первый, инстинктивный порыв вскочить и атаковать, он прислушался. Рядом беседовали двое:

– …Боюсь, до города он не протянет, – в приятном мужском голосе сквозила грусть. – Я передаю ему все силы, которые только могу, но все как в бездну падает! Тут нужен хороший целитель, а не некромант-недоучка!

– Старайся! Он должен дожить до Ламарры! В крайнем случае, я могла бы его обратить… Для простого перерождения не требуется много времени. – Второй голос, по всей видимости, принадлежал молодой девушке, и в нем звучало сильнейшее сомнение.

– Это конечно вариант… Вот только, захочет ли он жить вампиром: без света солнца, без любви, без надежды?

– Ну, я же жила!

– Не сравнивай. В конце концов, ты же стала высшей! А возвысить его теперь просто некому. Проклятая стрела! Никак не удается даже остановить кровотечение!

– Может, наш гость поможет? Я слышала, эльфы превосходные лекари!

– Поможет он, как же! Представляешь, стоило мне зайти в его камеру, так он меня сразу же какой-то мозголомной гадостью атаковал! Сам не знаю, как отбился! На всякий случай, если он вновь атакует, – не смотри ему в глаза, может подчинить!

Эллеар был поражен настолько, что не удержался и слегка повернув голову, взглянул на беседующих. – И это демон?!! Демон пытается лечить? Сожалеет о том, что не может кого-то спасти?! Советуется и предостерегает от опасности?!! Такое просто невозможно! Это неправильный демон! Кроме того, чувства эльфа, обострившиеся с возвращением магии, не ощущали близкого присутствия инфернальной твари.

Нет, что-то подобное, напоминающее запах инферно витало в воздухе, смешиваясь с запахом смерти, часто сопровождающим присутствие разного рода нежити, однако запах был слишком слаб, будто демон заходил сюда ненадолго, и уже давно ушел. Запах же нежити эльф просто проигнорировал. Единственной нежитью обладающей разумом были вампиры, но какие вампиры солнечным днем? Правда, настораживали эти разговоры об обращении[15]…

Тем не менее, любопытство оказалось сильнее осторожности. Повернув голову, он увидел склонившегося над кем-то, лежавшим на стоящей по другую сторону прохода постели, «демона». От рук его исходило оранжевое свечение изливаемой силы, в которой Эллеар с изумлением опознал, светлую энергию огня. Рядом с ним стояла стройная девушка среднего роста, с буйной гривой темных волос одетая в черный облегающий комбинезон. Смущающий эльфа запах смерти исходил именно от нее, и если бы Эллеар не видел скачущего у нее по ладони солнечного зайчика, то мог бы принять её за вампира.

– Я неуязвима для ментальных воздействий. – Продолжала беседу брюнетка. – А в случае нужды, вполне могу поработать проводником твоей силы. Связывающий нас канал вполне это позволяет. Правда, в таком случае тебе лучше быть поосторожней. На такие энергии он все же не рассчитан!



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.7.202 (0.035 с.)