Глава шестая. Праздник и последствия.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава шестая. Праздник и последствия.



 

Добро непременно победит зло! Непременно…

Затем поставит его на колени, и зверски убьет!

Народная мудрость.

 

Выйдя из Академии, Олег в сопровождении Франко, также приехавшим верхом, направился домой, на улицу Магов, договорившись с друзьями, что они будут ждать его в трактире. Франко был направлен с ним Ариолой, дабы Олег не вздумал задерживаться и «забыть» гитару. Девушка твердо запомнила обещание «спеть после суда» и была намерена проконтролировать исполнение обещанного. Впрочем, Олег и сам не намеревался отказываться от выступления.

Приехав домой, он быстро переоделся в любимые джинсы и косуху и, взяв гитару, направился к выходу. Звездочку он оставил в конюшне, здраво рассудив, что в случае если он на радостях переберет вина, то падать с высоты своих двоих будет куда менее болезненно, чем с четырех лошадиных.

Настроение было превосходным, и он сожалел только об одном: что вчера поддался глупой панике, и уговорил Вереену воплотиться в перстень, и теперь приходилось ждать вечера, и восхода луны, чтоб освободить её. Вампиресса была большая любительница послушать его выступления, и наверняка обидится, что была лишена возможности участвовать в празднике.

Некоторое время он даже обдумывал возможность разбить рубин прямо сейчас, использовав «экстренный вызов» но все же решил этого не делать. Приличных размеров драгоценный камень стоил весьма недешево, и разбрасываться такими суммами просто так Олег не считал возможным. Уж лучше он потом устроит специальный концерт лично для Вереены, нашел он компромиссный вариант. Приняв такое решение, он повернул перстень на пальце, чтобы рубин смотрел внутрь ладони, и был прикрыт от солнечных лучей, и вышел за дверь.

– Я готов, – весело объявил он ожидающему его на улице Франко. Обозрев его, тот только покачал головой. Сам ириниец питал неизбывное пристрастие к роскоши, и даже идя пьянствовать, никогда не надевал меньше дюжины драгоценных побрякушек. Статус и возможности мага позволяли ему не опасаться воров и грабителей, а толстый кошелек отца – закупать все более и более роскошные наряды. Сейчас же, одетый по случаю суда в наиболее дорогие из своих одежд, верхом на коне, и украшенный немыслимой кучей драгоценностей, он и вовсе напоминал новогоднюю елку. Олег, одетый в простенький наряд охотника на нечисть, пеший, с мечом духа на поясе, напоминал телохранителя. Подобное очень раздражало Франко, воспринимавшего такое отношение к своему другу едва ли не как оскорбление. Он постоянно намекал Олегу на необходимость одеваться и вести себя как подобает высокорожденному имперскому князю, на что Олег неизменно отшучивался, заявляя, что ведет себя истинно по княжески, – т. е. поступает и одевается так, как хочет.

На этот раз Франко, видимо решив, что приятеля не переделать, ограничился неодобрительным взглядом, после чего поинтересовался, почему Олег пеший. Сочтя причину отсутствия Звездочки вполне уважаемой и достойной, он предложил Олегу расположиться на крупе его коня. Немного подумав, Олег отверг это великодушное предложение, после чего Франко не оставалось ничего остального кроме как спешиться самому, и ведя коня в поводу составить компанию в пешей прогулке. Результатом этого явилось то, что в трактир они явились с небольшим опозданием против назначенного срока, так что когда они ввалились в двери, вся компания уже сидела на обычном месте, потягивая «кровь пурпурного дракона» – лучшее из имеющихся в ассортименте вин. На столе стояла обильная еда, чем голодный с утра Олег и поспешил воспользоваться. После того, как он утолил первый голод, и отдал должное довольно неплохому вину, начались расспросы. Желая избежать необходимости рассказывать о некоторых скользких моментах, произошедших во время суда, Олег предложил исполнить несколько песен, каковое предложение и было с радостью принято.

 

***

 

В то время как Олег с Франко, весело болтая, шли по направлению к трактиру, в стенах небольшого дома, расположенного неподалеку от Академии и принадлежащего древнему аристократическому роду Итиро, в последнюю сотню лет, правда, сильно сдавшему свои позиции и обедневшему, шли жаркие дебаты.

– У нас нет выбора! – Молодой валенсиец, вся внешность которого казалось, кричала о знатном происхождении, отчаянно жестикулировал, пытаясь придать весомости своим словам.

– Пока Бельский жив, мы будем обречены на положение изгоев. После этой пародии на суд, вся академия честит нас трусами! Только что, я получил от леди Илоины письмо, в котором она аннулировала свое приглашение на традиционный осенний бал! Вы понимаете, что это значит? Нас изгоняют из высшего общества!

– Дуэль? Ты думаешь, что сможешь с ним справиться? Не забывай, он убил Эрлиха, практически не напрягаясь, а ведь тот был боевиком! Может я и трус, но связываться с этим двуталантом мне не хочется! – один из собеседников аристократа, высокий юноша с черными волосами и грубоватыми чертами лица, выдававшими в нем уроженца центральных областей трирской империи, покачал головой, категорично отказываясь от участия в предложенном мероприятии.

Третий участник беседы, молодой темноволосый мужчина лет двадцати, одетый в роскошный камзол цветов известного валенсийского торгового дома Босхи, промолчал, словно ожидая от спорщиков дополнительной аргументации. Долго ждать ему не пришлось.

– Кто говорит о дуэли? Ежу понятно, что в бою против него ни у кого из нас нет ни единого шанса! Нет, мы должны просто уничтожить этого негодяя!

Тут молчавший до этого «торговец», все же счел необходимым вмешаться.

– Льяс, я надеюсь, ты не забыл, что после устроенной милордом Элиасом трепки, гильдия убийц больше не принимает заказов на лиц с магическим даром? Более того, отец как-то рассказывал о дошедших до него чрезвычайно правдоподобных слухах, что сведения о личности, пожелавшей устранить какого-либо неугодного мага, немедленно ложатся на стол нашего ректора. Мне кажется, мысль обратиться в гильдию, при таких обстоятельствах нельзя назвать разумной.

– Да знаю я все это. Получше тебя. Между прочим, магом, из-за которого милорд устроил гасилам кровавую баню, был мой двоюродный дед!

– С гильдией связываться не имеет смысла. – Продолжил Льяс Итиро после паузы. Мы должны все провернуть самостоятельно. Сегодня он будет праздновать свою победу. Домой он пойдет весьма нетрезвым, и вряд ли сможет сдержать строенный удар.

– Да? Ты опять забыл об участи Эрлиха! Если он успеет атаковать, то почти наверняка кого-нибудь убьет. Наши щиты не сравнить с защитой боевика! А потом, ему вряд ли составит сложность добить двух оставшихся.

– Это ты кое о чем забыл! Во-первых, он будет пьян. Это замедляет реакцию. Во-вторых, мы атакуем внезапно. Ну а в-третьих, есть у меня один полезный артефактик…– сказал аристократ, доставая из шкафа продолговатую стальную шкатулку. Повозившись несколько минут с замком, он извлек хранившийся там предмет. Это оказался тонкий и изящный жезл резной кости с широким воронкообразным раструбом на одном из торцов.

– Направленный негатор! – пораженно выдохнул Слав. – Где ты достал такую редкость?

– От двоюродного дедушки остался. Он его с войны сохранил, – довольно ухмыльнулся выступавший. – Двадцать минут полной безмагии для атакованного мага обеспечены. Надеюсь, теперь все возражения сняты?

– Мы поможем, – откликнулся молчаливый.

– Какая ирония, – зло усмехнулся трирец. – Нынче мы сами собираемся сделать то, в чем обвиняли Бельского. Если нас поймают, – суд, вряд ли будет столь благодушен, как к этому князю!

– Значит, надо, чтобы не поймали! – отрезал Льяс. – Двинули. Нам надо еще найти подходящее место для засады! Думаю, будет разумно подождать около трактира, а потом пойти за ним и атаковать в удобном месте.

 

***

 

… Пока– пока– покачивая перьями на шляпах

Судьбе не раз шепнем,

Судьбе не раз шепнем,

Судьбе шепнем не раз…

Мерси боку

Мерси боку!!!

 

 

Олегу было хорошо. Вино было хорошим. И люди вокруг него были хорошими. Да и сам он был весьма, весьма хорош! Развеселая песня трех бравых мушкетеров гремела под сводами трактира исполняемая во всю мощь демонического голоса, и еще более усиливаясь нехитрым заклинанием из арсенала магии воздуха, сотворенным Франко, плыла над городской площадью.

 

 

Нужны Парижу деньги

Се ля ви…

Но рыцари ему нужны тем паче!

Но что такое рыцарь без любви?

 

 

Олег лихо подмигнул зардевшейся Шаре. Триан чмокнул сидящую рядом с ним Лиссу. Не дождавшись знака внимания от, именно сейчас отхлебывающего из кружки Франко, Ариола отвесила тому подзатыльник. Бедолага громко закашлялся, подавившись вином, попавшим не в то горло. На него сразу зашикала вся компания.

 

И что такое рыцарь без уда-ачи?!!

 

Допев песню, Олег отхлебну вина, в избытке выставленным на их стол счастливым трактирщиком. Повод для счастья у того был весомый. Людей, собравшихся на бесплатный концерт, было очень много. Он уже сделал недельную выручку, а вечер еще не заканчивался. Хозяина трактира уже начинали терзать опасения, а хватит ли всем желающим вина?

– Слушай, ну а все же, как ты ухитрился убить боевого мага? – Сочтя Олега достаточно пьяным, уже в который раз спросила Шара.

Тот лишь хитро усмехнулся. – Врожденные способности, ничего особого, – ответил он спустя несколько секунд, ласкающими движениями перебирая струны гитары.

– Врожденные способности? – девушка не отставала.

Вместо ответа Олег начал новую песню.

 

 

Я рожден был ночью,

В час молитвы волчьей,

В темном логове зверей…

 

 

Глаза девушки испугано расширились. Левая рука непроизвольно дернулась в защитном жесте. Олег продолжал:

 

 

Черный ангел Ада,

Был со мною рядом,

На кругах людских страстей!

 

 

Трактир испуганно притих. В этом мире, как заметил Олег, было очень мало песен подобного типа. Возможно, виной тому было то, что здесь они имели шанс стать не просто песнями, но чем-то куда более реальным и страшным. Возможно, дело было в чём-то другом. Но, так или иначе, Олег уже обратил внимание, что многие песни его любимой группы здесь воспринимаются с настороженным вниманием и опаской. Сейчас он решил это использовать.

 

 

Я прошел сквозь пламя,

Был водой и камнем,

Червем был средь мертвых тел[9]…

 

 

Когда Олег закончил петь, он был просто оглушен аплодисментами. Однако, несмотря на пьяное удовольствие, не мог не заметить осторожных взглядов некоторых посетителей трактира. Да и Шара стала посматривать на него с какой-то опаской.

– Не знаешь, в чем дело? – Шепотом спросил он сидящего рядом с ним Вашека, кивая в сторону опасливо косившейся на него девушки.

– Да так, не обращай внимания, – так же шепотом ответил тот. – Это ведь песня из твоего мира, не так ли?

– Ну да… Ваших-то я и вовсе не знаю. Не удосужился как-то выучить. А что?

– Да ерунда, в общем. Просто традиция одна старая. Если в песне речь идет от первого лица, это означает что события, в ней описываемые происходили реально, и певец был их непосредственным участником. Ты не волнуйся, сейчас она частенько нарушается, так что ничего страшного.

– Так чего она так разнервничалась?

– Ну-у… Традиции – вещь живучая… А в сочетании с плащом темного факультета, что на тебе одет, да всеми этими историями об убитом тобой боевом маге… поневоле станешь прислушиваться. Ты не отвлекайся, давай еще чего-нибудь спой!

Олег взглянул в окно. Солнце давно зашло, на небе вовсю сияла луна. Он вспомнил, о так и сидящей в ненавистном ей камне Вереене, о том, что завтра в его группе на огненном факультете будет практика по боевке, и наконец о древнем правиле: «Чем лучше тебе вечером, тем грустнее будет утром», и понял, что праздник пора заканчивать.

Выдвинутое им предложение расходиться по домам всеобщей поддержки не встретило. Фактически, оно было бурно опротестовано всей честной компанией, найдя робкую поддержку лишь у одной Ариолы, которой завтрашний практикум по боевым заклинаниям предстоял наравне с Олегом. Да и она, высказавшись в том духе, что выспаться, конечно надо, тут же уточнила, что время на одну-две песни какой-либо решающей роли не сыграет, и со стороны Олега будет очень некрасиво покинуть их, не спев на прощанье.

– Ладно. Но это последняя! – строго уточнил тот. Перехватив гитару поудобнее, Олег задумался, что бы исполнить напоследок.

– Спой о любви, – вдруг необычно тихим тоном попросила его Лисса. – У тебя такие необычные и красивые песни, но о любви ты почему-то не пел еще ни разу…

– О любви? – Олег задумался. Попсу он не переносил органически, а среди его любимых и выученных наизусть песен, о любви было не так уж много, и вспомнить что-нибудь подходящее никак не удавалось. Не петь же здесь было Земфирено «Хочешь, я убью соседей»? Да и Цоевская «Восьмиклассница» как-то не очень подходила к антуражу. Наконец он вспомнил одну красивую и печальную песню группы «Эпидемия», вполне подходящую под определение «О любви». Однако проблема была в том, что исполняться она должна была на два голоса. Подумав, он все же решил попробовать.

– Поможешь? – Шепнул он на ухо сидящей рядом с ним Шарре. – Нужен женский голос. Не волнуйся, я буду суфлировать по мыслеречи. Та ненадолго задумалась, а затем нерешительно кивнула. Олег довольно улыбнулся. Несмотря на то, что ведьмочка продолжала его опасаться, ухаживание она воспринимала вполне благосклонно. Олег прикоснулся к струнам. Первые ноты проигрыша скользнули по притихшему залу, а затем он начал:

 

 

Я видел сон – он был реален,

Услышал птицы крик – он душу рвал.

Твой облик ясен, но печален

Вслед за собою в неизвестность звал…

 

 

Играя, Олег всегда старался погрузиться в песню, пережить на мгновения, чувства, испытываемые героем. В этот раз, ему припомнилась Гелиона, вот только почему-то не такой, как он её видел последний раз, веселой и язвительной пламенной элементалью, а грустной и усталой, как никогда похожей на простую, и чем-то сильно расстроенную девушку. Ему даже показалось, что он слышит её голос: – Я не могу, у меня сил не осталось! – устало, и с каким-то отчаянием в голосе говорила она кому-то невидимому. Это видение было настолько живым, настолько реальным, что в душе Олега, совершенно помимо его воли и желания полыхнул огонь безумной демонической ярости, а в сознании мелькнуло: – Убью! Любого, кто её обидит! И согласным эхом, с неведомого дна души донесся отклик пробуждающегося демона: – Разорву!!! Разорву и сожру! Любого!

 

 

… Я спрятал душу от любви,

Но как смогу остановить

Себя??

Я брошу вызов небесам

За то, что пролилась слеза

Твоя?

За то, что пролилась слеза…

 

 

Показалось?!! – Олег встряхнул головой. – Мало ли что может показаться… Не станет же демон просыпаться из-за какой-то песни. Или станет?!

Так или иначе, однако, строки припева, которые он пел в тот момент, прозвучали особенно выразительно, и даже угрожающе:

 

 

Я не дам слезе пролиться!

За неё заплатят мне!

 

 

В последней строчке, он с трудом удержал рвущийся наружу угрожающий рык демона. – Похоже, Малыш все же проснулся, – отстранено подумал Олег. – И воспринимает слова песни чересчур буквально! – мелькнуло вдогонку мысль, когда он ощутил в своем сознании сжавшийся комок бешеной злобы, готовый в любой момент провести боевую трансформацию и броситься в безумную атаку.

И тут в песню вступила Шарра. Легкий, хрустально звенящий голос девушки прохладными каплями дождя упал на полыхающую яростным огнем душу полудемона, успокаивая и выводя из предбоевого транса, в который он, незаметно для себя успел впасть.

 

 

Звёзды рисуют в ночи

Имя твоё.

Сердце быстрее стучит?

Миг настаёт…

 

 

– Я и не предполагал, что у нее может быть такой красивый голос, -подумал Олег, ощущая, как потихоньку утихает ярость, как одобрительно заворчавший демон расслабляется, и вновь засыпая, медленно погружается в те мрачные глубины его души, из которых только что вынырнул.

Следующий свой куплет, он пропел уже спокойно. Ярость ушла, демон спал, и песня оставалась всего лишь песней, не переходя границы реальности. Вернулась способность логически мыслить, и Олег даже усмехнулся над своим глупым порывом: – Да кто может обидеть, могущественную огненную элементаль? А если кто и попробует, то Гелиона и сама может великолепно разрешить любую проблему, так что от «обижателя» в лучшем случае горстка пепла останется. Занятый этими мыслями, он окончил свою часть, и приступил к самому сложному. Следующий куплет они с Шаррой пели вдвоем, причем Олег, вовсю используя телепатию, подсказывал ей текст прямо на ходу.

 

 

В безлунную, глухую ночь твой взор

Развеет мрак, разрушит тьмы узор,

Я спрятал душу от любви,

Но как смогу остановить

Себя??

Я брошу вызов небесам

За то, что пролилась слеза

Твоя?

За то, что пролилась слеза[10]…

 

 

С последней строчкой, Олег устало откинулся на спинку стула. Необходимость одновременно играть, петь, да еще и телепатически подсказывать Шарре, преизрядно его вымотала. Но кажется, получилось неплохо. Он вгляделся в ошарашенные лица друзей: – Да, весьма неплохо!

Наконец, замершие под воздействием романса люди начали приходить в себя. На глазах у Ариолы Олег с удивлением заметил влажные полоски.

– Ты чего плачешь? – Франко так же обратил внимание на реакцию своей дамы сердца.

– Красиво… – словно ни к кому не обращаясь, протянула девушка. Затем достала кружевной платок, и промокнула глаза.

– Так. Похоже, на сегодня хватит песен. – Решительно встал со своего места Олег. И вообще, кто как хочет, а у меня завтра практика по боевке, и если я с похмелья не смогу кастануть «стену пламени», то Хеллар меня к зачету не допустит! Кстати, леди – Олег нагнулся в сторону все еще сидящей под впечатлением от прозвучавшей песни Ариолы, – насколько мне помнится, на прошлом занятии ваш взрывбол сильно разочаровал уважаемого наставника, так что завтра вам предстоит тяжелый день.

– И правда, – девушка глубоко вздохнула. – Пора домой. Ты меня проводишь? – спросила она, повернувшись к Франко.

Тот грустно покосился в сторону до половины наполненной кружки, но все же взмахнул рукой, призывая официанта.

– Тебя проводить? – обратился Олег к своей соседке, продолжающей тихо сидеть под впечатлением песни, в исполнении которой она приняла самое непосредственное участие. Та вздрогнула, словно просыпаясь, а потом отрицательно качнула головой.

– У нас завтра нет первой пары. Я бы предпочла задержаться… – Олег вздохнул, не сдержав огорчения. Ему весьма приглянулась ведьмочка, и он рассчитывал на продолжение знакомства.

Догадавшись о его мыслях, Шарра положила свою ладонь поверх его руки.

– Не переживай, – шепнула она. – Если хочешь, мы можем встретиться завтра, после занятий. А сейчас, мне просто действительно не хочется уходить.

– Ладно… – повеселев, откликнулся Олег. – А вы? – Он окинул взглядом своих приятелей. По дружному покачиванию головами Олег понял, что желающих покинуть уютное заведение, и тащиться домой по холодным осенним улицам больше нет.

– Мы тут еще немного посидим, – выразил всеобщее мнение Триан.

– Тогда до завтра, – пожал плечами Олег, бросил на стол несколько монет, и, подхватив гитару, направился к выходу.

Последняя кружка явно была лишней. Пол немного покачивался, а дверная ручка и вовсе попыталась увернуться от его ладони, но тут уж не подвела его реакция демона. Цепко ухватив беглянку, Олег покинул гостеприимное заведение. Пройдя несколько шагов, он недоуменно посмотрел на выдернутую «с мясом» ручку в своей ладони, и с досадой швырнул её в сторону ближайшего неосвещенного переулка. Оттуда донеслись звуки удара, затем падения, а после и вовсе нецензурного содержания. Олег даже ненадолго приостановился, заслушавшись изысканными оборотами.

– Оказывается и на местном при умении вполне возможно качественно «разъяснить свою позицию». – Подумалось ему. – Нет, похоже, мне действительно придется записаться на эти языковые курсы! Сколь многие обороты были мне неведомы. Это я удачно попал!

Однако вскоре из проулка послышалось какое-то шушуканье, и изрыгавший проклятия голос умолк. Еще немного постояв в ожидании, и поняв, что продолжения не будет, Олег со вздохом побрел домой.

Решив срезать путь, он пересек ярко освещенную магическими огнями городскую площадь, и свернул в пользующийся дурной славой переулок Угольщиков. Этот переулок с многочисленными заброшенными и полуразрушенными трущобами издавна служил местом встреч и охотничьих вылазок городской шпаны. В этом не было чего-то сверхъестественно опасного. Местные бандиты боялись магов пуще огня, и заметив его ученический плащ, разбегались как тараканы из освещенной кухни.

Но на этот раз, пройдя половину переулка, Олег вдруг услышал за спиной тихие шаги. Смерть от ножа гопнка выработала великолепный условный рефлекс на подобные ситуации. Резко развернувшись, Олег мгновенно нарастил чешую и… едва успел увернуться от вспоровшего вечерние сумерки «копья воздуха». Это были не бандиты!

– Кто вы? Покажитесь! – Громко произнес мгновенно протрезвевший Олег, лихорадочно активируя свои щиты. Но, словно в кошмарном сне, отработанное на тренировках до полного автоматизма действие вдруг перестало получаться. Казалось, он вернулся в свой родной мир, и вновь потерял все магические способности. Олег вздрогнул от страха.

– Не пытайся колдовать, – раздался смутно знакомый голос, и на освещенную луной середину улицы вышло три человека в голубых плащах магов воздуха. Олег мгновенно опознал своих сегодняшних оппонентов по судилищу.

– Это, – стоявший в центре Льяс Итиро приподнял руку с зажатым в ней жезлом, – направленный негатор маны. Очень ценный и редкий артефакт. Жаль, что одноразовый. Он полностью парализует все магические способности попавшего под его излучение мага на двадцать минут. Знаешь, что это означает для тебя? – Он довольно усмехнулся, и потер внушительную шишку, расплывающуюся точно посреди аристократического лба.

«Так вот куда угодила моя ручка» – мельком подумал Олег, глядя на едва сдерживающего бешенство погодника. «Однако, похоже, у меня крупные неприятности»

– Что вы трое бесчестные трусы и подлецы? – сделал он предположение, прислоняясь спиной к кирпичной стене.

Удар «незримого кулака» оборвал, начатое было им перечисление видовых характеристик и сексуальных особенностей троицы воздушников. Затем волна уплотненного воздуха пришпилила его к стене. Всякое движение на улице исчезло, местные обитатели разбежались по щелям, и затаились, плотно закрывая уши и зажмурив глаза, не желая становиться свидетелями магической схватки.

– Не хами, – с усмешкой порекомендовал стоящий справа Йер Босхи. – Конкретно для тебя это означает, что через пятнадцать минут ты умрешь. И как ты проведешь эти пятнадцать минут, зависит только от твоего желания сотрудничать. Либо в спокойной и вежливой беседе, повествуя нам о тонкостях боевого приема, которым ты поверг Эрлиха, – либо: хрипя, вопя, выблевывая кусочки собственных внутренностей, и опять-таки рассказывая о том, как ты убил Эрлиха. Что выбираешь?

– Значит, вы хотите знать, как я убил Эрлиха? – разъяренно воскликнул Олег.

– Не ори, – прищелкнул пальцами Льяс. Молния, сорвавшись с руки воздушника, пробила бедро Олега болью. Это окончательно взорвало парня. Не сумей он дернуться в последнюю секунду, и молния вонзилась бы ему в пах.

– Почти так же как убью и вас, – яростно вскричал он трансформируясь.

– Значит, предпочитаешь помучиться… – начал Льяс, формируя в руке новую молнию. Развлечение начинало ему нравиться, и он жалел только об остром недостатке времени, данном ему артефактом. Но тут черты ненавистного, и такого беспомощного Ариоха Бельского вдруг подернулись туманной дымкой, а когда туман рассеялся, на месте трирского аристократа стоял разъяренный демон.

Державшие прижавший Олега к стене воздушный щит, Слав Ральский и Йер Босхи от страха и изумления сделали шаг назад. На мгновение пропала приковавшая Олега у стены сила, и разъяренный демон использовал эту возможность на полную катушку. Дальше бой превращается в бешено вращающийся калейдоскоп событий.

Секунда, и левая лапа демона впечатывается в стену, вдребезги разбивая крупный рубин в надетом на палец перстне. Следующее движение отправляет покалеченное украшение, из которого начал сочится подозрительно призрачный туман прямо под ноги только начавшим приходить в себя погодникам.

Секунда вторая: С пальцев Льяса срывается мощная молния, разнося стену заброшенного дома за спиной увернувшегося Олега. Вытекший из перстня туман материализуется в изящную фигурку вампирессы в полном боевом облачении застывшей за спинами магов. Из её ладони языком тьмы выскальзывает вейтангур, превращаясь в длинный, слегка изогнутый двуручный меч. Опомнившиеся Слав и Йер, делают шаг вперед, готовясь вновь припереть своим щитом юркого демона к стене.

Секунда третья: Высоко подпрыгнув, и взмахнув крыльями, демон перелетает двинувшийся на него щит сгущенного воздуха и коршуном пикирует на побледневшего Льяса. При этом он полностью игнорирует впившуюся ему в грудь слабенькую молнию выпушенную погодником. Быстрый взмах вейтангура сносит голову разворачивающемуся в сторону чрезмерно прыткой цели Йеру Босхи, и продолжая движение, меч до половины входит в бок Славу Ральскому.

Звук падающих тел союзников, и змеиное шипение атакующей вампирши на мгновение отвлекает оставшегося в живых мага. Это позволяет Олегу провести быстрый удар, пробивший прикрывающие мага слабенькие щиты, и скрючившееся от невыносимой боли тело валенсийца отбрасывает к той самой стене, на которой еще недавно висел Олег. Бой заканчивается.

– Значит, ты хотел узнать, как я убил твоего друга? – задумчиво спросил Олег, держа Льяса Итиро на вытянутой лапе, пережимая ему приток воздуха и не позволяя тем самым сосредоточиться на заклинаниях. – Что ж, сейчас ты узнаешь это доподлинно! – Он усмехнулся, обнажив длинные клыки. Бросив взгляд за спину, он увидел вампирессу, старательно слизывающую текущую из разрубленного бока Слава кровь. Тело мага содрогалось в агонии.

– Пощади… – пробормотал задыхающийся Льяс.

– Мне не нужны свидетели, – равнодушно ответил Олег. – И тем более, живые враги. – С этими словами, он крепче стиснул пальцы на его горле, и слегка развернул ладонь. С тихим хрустом ломающегося позвоночника, погодник дернулся и затих. Олег отбросил обмякшее тело, и с трудом удержал себя от искушения сожрать выскользнувшую душу, но все же мстительно полоснул по ней когтями, нанося тяжелые повреждения и обрекая на долгие и мучительные перерождения.

– Кто это? – Вереена отошла от Слава, и вытерла окровавленный рот.

– Мои обвинители. – Олег усмехнулся. – Проиграв суд, они решили попробовать добиться своего другими средствами.

– Идиоты! – Кратко прокомментировала поступок покойников «ночная тень».

– Да нет, шанс у них был неплохой, – возразил Олег. – Они использовали какой-то артефакт, и полностью лишили меня возможности пользоваться магией. Если бы не твоя помощь, у них вполне могло получиться.

– Артефакт? Негатор маны? – Случайно не этот? – она подняла с дороги резной костяной жезл, и с размаху сломала его об колено. Олег даже вздрогнул от наслаждения, ощущая разом вернувшуюся силу.

– Именно этот! – подтвердил он.

– Отлично. Тогда сжигай тела, и пошли домой!

– Сжечь? Ну, уж нет! Так просто они не отделаются! – Олег зло ухмыльнулся. – Ни они, ни их родственнички, воспитавшие эту шваль! – он принял человеческий облик, и поддернул рукава косухи. – В конце концов, некромант я, или погулять вышел? – он подошел к Славу, и быстро произнес слова призыва и власти. Обескровленный труп дернулся, и медленно встал на ноги, вперившись в поднявшего мутными глазами классического зомби.

– Кто еще участвовал в вашем мероприятии? – Не церемонясь с врагом, Олег подкрепил свой вопрос ударом «Плети Дархала» обжигающей скованную душу зомби, и причиняющей невероятные мучения мертвой плоти. Заклятие «Привязки душ», подаренное ему Виссом, превосходно работало на свежих мертвецах.

– Никто… – простонал мертвец. – Отпусти… Мне больно…

– Ничего, потерпишь! Не надо было на меня нападать. – Адреналин схлынул, и у Олега начали болеть ожоги от принятых им молний. По этой причине, его разбирала сильнейшая злоба в адрес напавших на него воздушников, и навыки некроманта давали отличный шанс отыграться на беззащитных ныне врагах.

– Кто был в курсе затеваемого нападения?

– Тоже… Никто. Льяс настаивал на полной тайне. Чтоб не разоблачили, – по мере того как зомби приспосабливался к своему новому состоянию, его речь улучшалась.

– Ладно. Теперь последний вопрос: Тебя будут искать? Кто-нибудь может попытаться мне отомстить?

Зомби с явной горечью мотнул головой: – Нет. Здесь я так и не обзавелся хорошими друзьями, кроме Льяса, Йера и Эрлиха. А среди родичей нет магов, да они и не рискнут связываться с Бельскими.

– Что ж. Тогда можешь считать, что тебе повезло. Иди куда-нибудь за город, и закопайся поглубже. После чего смирно лежи не шевелясь. Когда черви объедят тебе до состояния скелета, я разрешаю твоей душе освободиться. Выполняй! – Сказал Олег, подтверждая свои слова соответствующим заклинанием, после чего повторил процедуру поднятия с безголовым (в самом прямом смысле этого слова) Йером Босхи.

Здесь все прошло еще короче. Выяснив, что почтенный Лэни Босхи достаточно разумен, чтобы не подвергать свою семью угрозе полного уничтожения, пытаясь отомстить убившему одного из его сыновей мага, а братья всегда недолюбливали имевшего магический дар, и оттого чрезвычайно надменного Йера, Олег просто отдал зомби приказ прогуляться по дну ближайшего болота.

Третьим был поднят главарь, и инициатор всего проекта, Льяс Итиро. Из-за полученных его душой повреждений от когтей демона, возврат в бывшее вместилище прошел для него особенно болезненно, и некоторое время бывший аристократ вообще не мог говорить, только оглашая проулок долгими стонами. Каждый удар магической плети был для него крайне болезнен, лишая дара речи и заставляя судорожно дергаться мертвое тело. Кроме того, на вопрос о возможных мстителях, бывший аристократ с наслаждением выплюнул обещание, что его брат обязательно разыщет подлого убийцу, и жестоко отомстит, будь тот хоть трижды магом!

– Подлого? Я вас не трогал! – Холодно возразил Олег. – Это вы напали на меня бесчестно, втроем, да еще и использовали артефакт, чтобы и вовсе лишить меня возможности сопротивляться. – Он потер зудящий ожог на груди. – Если бы не ваша подлость, я бы не стал поднимать вас, позволив умереть спокойно. И мести ваших родичей опасаться бы не стал, так как не боюсь честных дуэлей. Но поскольку, у таких подлецов и родичи могут ударить в спину, то я должен позаботиться о своей безопасности. Значит, ты говоришь, что брат будет за тебя мстить? Как его зовут?

– Нахр Итиро! – корчась от очередного удара «плети Дархала» сообщил Льяс.

– Он маг?

– Нет, но тебе это не поможет!

– Не маг… Что ж, Это все упрощает. Тебе не повезло. – Произнес демон. Слушай мой приказ. – Одновременно с этим он активировал сложное заклятие, временно возвращающее зомбированному магу его колдовские силы, и одновременно лишающее его последних остатков собственной воли, превращая в послушного исполнителя приказов некроманта. Этот раздел темного искусства Олег пока знал только теоретически, так как у его учителя Мхала йос Брауде, не хватало мощи, чтоб продемонстрировать подобное – все-таки, в качестве некроманта он был большей частью теоретиком. Но заклятие подействовало как надо – зомби замер, готовый выполнить любой приказ.

– Сейчас ты должен пойти и разыскать своего брата. По дороге, старайся обходить людей, если это не удастся, – притворяйся живым. Найдя, – убей его! После чего ступай к берегу реки, найди большой камень, возьми его, и иди, пока не достигнешь середины дна. Там, ляг и поразмысли о том, скольких неприятностей ты мог бы избежать, если бы не пытался подло нападать на мирно гуляющих магов. Когда твоя плоть окончательно сойдет с костей, наложенное мной заклятье ослабнет, и душа сможет покинуть тело. Выполняй! – Содрогающийся от ужаса перед предстоящим убийством любимого брата, но не имеющий ни единой возможности ослушаться призвавшего, зомби отправился выполнять приказ.

Олег вздохнул с облегчением. Волна злости, побудившая его поднять несчастных магов, быстро сходила, и в голове проскочила мысль о том, не слишком ли строго он покарал несчастных. Однако он быстро вспомнил распявший его на стене воздушный щит, лицо довольного Льяса Итиро, поигрывающего молнией, и решил что наказание выбрано в самый раз. От этих размышлений его отвлекли раздавшиеся за спиной мерные хлопки. Обернувшись, он увидел аплодирующую Вереену.

– Великолепное представление! Ты возрождаешь лучшие традиции цитадельских некромантов! – насмешливо произнесла вампиресса. – Вот только, что ты намерен делать со свидетелями?

– Какими свидетелями? – устало поинтересовался Олег. Ему хотелось поскорее прийти домой, и лечь спать. Короткая схватка, а после – поднятие трех зомби изрядно вымотали его, и возиться с какими-то свидетелями ему абсолютно не хотелось. Кроме того, он ощущал неуютное движение в глубине своего сознания, где ворочался юный демон так и не получивший сегодня лакомых кусочков.

– Простыми. Там, – Вереена кивнула в сторону темневшей подворотни, – в данный момент прячутся четыре облаченных в черные одежды, небритых и хорошо вооруженных личности, видевших схватку и последовавшее за ней представление. В данный момент они как раз обсуждают, сколько заплатит им начальник стражи за известие о некроманте убившим и зомбировавшим трех магов из Академии.

– Что ж. – Олег вздохнул. – Они твои. Позаботься о том, чтобы эти свидетели молчали. Заодно, можешь и пообедать. Постарайся управиться побыстрее. – С этими словами он развернулся и побрел домой, старательно не обращая внимания на раздавшийся из подворотни, куда быстрой тенью метнулась вампиресса, хриплый стон. Меч духа, который он так и не успел обнажить в скоротечной схватке, жалобно звякнул, задев рукоятью стену полуразрушенного здания.

Спустя час, помывшийся и принявший душ Олег, уже спал беспокойным сном. Вернувшаяся вскоре Вереена посмотрела на мечущегося по постели парня, и покачав головой, вышла из спальни. – Интересно, сколько он еще сможет удерживать тьму внутри себя? – пробормотала она, прежде чем приступить к приготовлению завтрака.

Наутро Олег с треском провалил практическое занятие по боевой магии, так и не сумев с трех попыток поднять «стену пламени» хотя бы на трехметровую высоту, чем вызвал серьезнейшее неудовольствие учителя, долго распекавшего его за злоупотребление алкоголем. С внешним безразличием выслушал потрясшую всю Академию новость о бесследном исчезновении троицы погодников, слухи о найденном задохнувшимся в собственной постели известном бретёре Нахре Итиро, и был искренне ошарашен короткой запиской: «Согласен с вами. Подонкам место – на дне!» неведомо как материализовавшейся у него на столе во время лекции по нежитеведению. Подписи у записки не было, однако Олег сразу же опознал отправителя: такой почерк, с резким наклоном букв влево и чрезмерно ровными, словно написанными по линейке строками был у одного-единственного человека во всей академии. У милорда ректора, архимага Элиаса Альфрани.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.173.209 (0.029 с.)