Глава седьмая. Первая сессия



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава седьмая. Первая сессия



 

Я вчера нашел гранату

Хана родному деканату.

(надпись на парте)

 

«… Таким образом, по типу воздействия, проклятия разделяются на высоко– и низкоэнергетические. Высокоэнергетические проклятия характеризуются относительно высокой скоростью воздействия и обычно связываются со стихиальными проявлениями основного потока. Наиболее типичным представителем этой группы можно назвать проклятие Больцани, вызывающее окаменение наружных кожных покровов, и как следствие полную блокировку двигательных и дыхательных функций объекта. Все высоко энергетические проклятия требуют непрерывной подпитки энергией заклинателя, и спадают в случае её прекращения.

Расход энергии выводится по формуле йос Рионаля: E=m(T1—T2)*v*r*D*K/f*p

Где: Е – энергия, потребляемая заклинанием (в УМЕ – унифицированных магических единицах), K – коэффициент затемненности местности по шкале Освирра, D – коэффициент неуязвимости объекта (для магически неуязвимых объектов D = бесконечность), m – масса объекта, r – изменение объекта в результате заклинания в сравнении с естественным изменением, T1—T2– необходимое время действия заклинания, v скорость изменения массы объекта в случае линейного изменения, f – эффективность мага или заклинания, p – величина подпитки мага из посторонних источников.

Низкоэнергетические проклятия характеризуются постоянством воздействия и не требуют постоянной подпитки энергией заклинателя, что выгодно отличает их от вышеприведенной группы. Собственно именно они обычно и подразумеваются, при вульгаризованном использование слова «проклятие». К сожалению, из-за малой скорости исполнимости, их использование в боевых условиях чрезвычайно затруднено. Расход энергии рассчитывается по формуле…»

– Привет, заучка. Оторвись ты хоть ненадолго! Четвертый час уже не прерывался! – Бодрый голос Вереены вырвал Олега из мнемонического транса, позволяющего довольно успешно запихивать в голову огромные объемы информации. Он вздрогнул, и поднял голову от конспекта по общей теории малефициума, который старательно заучивал уже вторые сутки. Голова нещадно трещала. Мнемонический транс, в сочетании с взбадривающими заклинаниями, и потребляемыми в лошадиных дозах алхимическими стимуляторами мозговой активности вызывал весьма неприятные последствия.

С мученическим видом, Олег посмотрел на веселящуюся вампирессу. Увидев его глаза, та состроила испуганную мордочку.

– Ой, повелитель… Неужели здесь появились еще вампиры? Какая сволочь посмела вас обратить? Скажите мне, я с ним по-свойски разберусь!

– Неужели я так плохо выгляжу? – Олег устало вздохнул. Судя по самочувствию, перерыв был действительно необходим. Однако предстоящий завтра экзамен вызывал серьезнейшие опасения, а потому требовал тщательной подготовки.

– А ты в зеркало взгляни, – ухмыльнулась вампиресса. – Давай-давай, оторви наконец, свою задницу от стула! – И видя, что Олег не спешит выполнять указание, быстрым движением выдернула из-под него стул, придержав «повелителя» за шиворот, чем и спасла от позорного падения. После этого, она так же, за шиворот, потащила его к большому зеркалу, стоящему в гостиной.

– Да отпусти ты, я сам пойду! – Попытки вырваться никакого успеха не дали. Олег еще раз подивился, какой невероятной физической силой обладала эта, с виду хрупкая, девушка.

Поставив его около зеркала, Вереена горделиво встала рядом с его отражением.

– Ну, и кто теперь из нас вампир? – Она откинула назад волосы, демонстрируя легкий румянец (ночью удалось неплохо перекусить), задорный блеск черных глаз, и довольную улыбку хорошо выспавшейся сволочи, понятия не имеющей о кошмаре под названием «сессия».

Олег перевел взгляд на свое отражение. Иссиня-бледные щеки, и ввалившиеся глазницы скорее могли принадлежать какому-нибудь не очень свежему зомби, но никак не живому человеку. Расширившиеся, а кое-где и лопнувшие капилляры (а вот не надо применять стимуляторы памяти вместе с зельем бодрости, не надо!), окрасили белки глаз в красный цвет. Картину завершали удлинившиеся клыки и когти на обеих руках (для повышения выносливости Олег пребывал в частично трансформированном виде).

– Ты вампир, ты, – проворчал он, завистливо косясь на бодрую и свежую Вереену.

– Почему это? – Наиграно возмутилась девушка. – Из нас двоих, ты куда больше напоминаешь нежить!

– Потому что ты в зеркале не отражаешься! – ядовито ухмыльнулся Олег. – А я – отражаюсь, так что я никакая не нежить, а всего лишь бедный, уставший студент, которому завтра предстоит экзамен по основам малефициума!

– В таком случае, пока ты окончательно в нежить не превратился, закрывай конспекты, учебники, цепляй какую-нибудь девчонку, и дуй принимать целебные эликсиры, как и положено студентам. Только смотри, не переборщи, чтоб завтра похмелья не было. А то ведь и впрямь помрешь, за своими учебниками. И так, уже на несвежего зомби похож!

– Соблазнительно… – Олег перевел взгляд на улицу, где вовсю сияло ласковое майское[11]солнце

– Вот только, к сожалению, мне необходимо выучить еще четыре раздела. Да и с Шарой, я уже месяц как расстался… Так что не светит. Увы и ах! Друзья сейчас тоже, небось к экзаменам готовятся. А в одиночку гулять скучно. Я лучше доучу пока…

– Гхаш! Да по такому случаю, я тебе сама компанию составлю! Никуда от тебя эти разделы не денутся, а если ты не отдохнешь, то серьезно рискуешь допустить какую-нибудь фатальную ошибку на практической части. Или ты немедленно бросаешь конспект и идешь гулять, либо срочно освобождай меня от клятвы. Гибнуть за компанию, да еще по такой ерунде мне неохота! И кстати, может, хоть сейчас объяснишь, почему вы расстались с Шарой? Хорошая ведь девчонка!

– Почему, почему… – недовольно пробурчал Олег. Вспоминать об этом ему было неприятно. – Не знаю я, почему! «Мы не подходим друг другу… Ты мне ничего о себе не рассказываешь… Иногда я тебя боюсь…» – подражая женскому голосу, произнес он. – Вот и все объяснения…

– Думаешь, мне и впрямь стоит сделать передышку? – меняя тему разговора, спросил Олег.

– Думаю. То, что ты сейчас учишь, это действительно жизненно важно?

– Да нет… – После некоторого размышления ответил он. – Практические задания я подготовил. Сейчас учу теорию. Тройка на теоретическом экзамене, это конечно неприятно, однако таких фатальных последствий как ошибка на практике иметь не должно…

– Тогда одевайся, и марш на прогулку, а после – спать! Смотреть на тебя тошно!

На выгулку, как обозвала это мероприятие вампиресса, отправились вдвоем. Направление задавал Олег, и закономерным результатом этого явилось то, что уже через час якобы бесцельных блужданий по городу, они находились у дверей «Пьяного Студиозуса». Из раскрытых по случаю жары окон доносились радостные выкрики. С немалым изумлением Олег опознал голос Франко, у которого сегодня должен был быть экзамен по боевым заклинаниям. Естественно, пройти мимо, и не поздороваться было просто невозможно.

Франко, в окружении большого количества однокурсников с водного факультета, активно потреблял пиво за угловым столиком. Заметив Олега, он издал невнятный возглас, едва не поперхнувшись благородным напитком, который как раз в этот момент отхлебывал из кружки, и приветственно замахал руками.

Подойдя поближе, Олег вместо приветствия спросил: – Ну, как? – Впрочем, вопрос можно было не задавать. Ответ был написан на счастливой, и несмотря на довольно раннее время, уже весьма нетрезвой физиономии Франко.

– Сдали! – Выкрикнул тот. И тут же затараторил, не в силах сдерживаться и спеша поделиться новостями. – Ты представляешь, вся группа сдала! Разом! И не одного погибшего! Новый рекорд Академии. Экзамен по боевке без единого погибшего! Только Шеранте глаз выбило, и Ильмару кисть руки оторвало. Но целители говорят, ничего страшного, жить будут. А мне вообще пятерку поставили. Я Ледяного Кота достать ухитрился!

– Как? – не поверил Олег. Льдиго Катлани, прозванный студентами Ледяным Котом, бакалавр боевой магии специализирующийся по воде, был довольно серьезным противником, и уж никак не мог пострадать в схватке с каким-то первокурсником.

– А так. Я последним в группе шел. Он, видать, усталый был, хотел закончить побыстрее… Только захожу – он мне айсболт в грудь как швырнет, на пол метра в диаметре. Ну, я его на «щит волны» принял, и обратно отправил. Он этот несчастный айсболт одним ударом водной плети разбил, да только я в это время ему свою заготовку – «ледяной фонтан», под ноги швырнул. Ему чтоб погасить, целых две секунды потребовалось. Я этим и воспользовался. Ледышку наморозил, простенькую, совсем без начинки, в воздушный кулак засунул, да и швырнул в него со всей дури. Кулак конечно о его щиты размазался, как не бывало, а вот ледышка прошла. На простой инерции! Он от чистой материи слабенький щит выставил, устал, энергию хотел сэкономить. Ледышку, конечно, перемололо, но какой-то осколок, его по щеке все же царапнул. Вот! – с гордостью закончил Франко.

– Поздравляю и завидую. – Искренне откликнулся Олег. – У нас боевка без потерь не обошлась.

– Кто?

– Йон и Видур. Ты их не знаешь. Да еще, ты представляешь, Лиану прокляли. Но это не на экзамене, а уже после. Теперь стоит ей задуматься о том, как бы оженить на себе кого-нибудь подходящего, как её нос удлиняется, приобретает вид совершенно другого, сугубо мужского органа – ну, ты понимаешь, о чем я, и начинает укоризненно так покачиваться перед глазами. Преподы ржут, и отказываются снимать, дескать, неизвестная разновидность, требуется изучение… А у самой не получается, кто-то очень постарался. Магистерский уровень, не меньше.

– Кто ж её так? – сквозь смех выдавил Франко.

– Неизвестно. – Олег скорчил постную физиономию. – Однако я слышал, что она перед этим настолько достала Триана, что он попросил о помощи своего преподавателя, магистра Риона.

– А цитадельские маги всегда отличались весьма черным чувством юмора, – со смехом выдавила Вереена.

– Франко, ты бы хоть представил своих знакомых, да пригласил к нам, – напомнил заболтавшемуся иринийцу один из сидевших за столом водников.

– Прошу прощения – засмущался тот. Благородные лэры, позвольте вам представить моего хорошего друга, Ариоха Бельского, и его рабыню Вереену.

– Ариох, это мои однокурсники с факультета воды: Рейн Кроас, Деррек Виарес, Вран Осмуд, и Жен Подгородский.

После взаимных расшаркиваний, Олег и Вереена заняли места за столом, и праздник продолжался. Рейн Кроас, очень молодой человек (навскидку Олег давал ему никак не больше шестнадцати лет), одетый в традиционный иринийский наряд, и с неотмеченным печатью интеллекта лицом, с момента представления суетливо ерзал, поглядывая то на Олега, то на спокойно сидящую рядом, и не вмешивающуюся в разговор Вереену. Причем во взглядах, которые он периодически кидал на красавицу вампирессу, ясно читался огонек мужского интереса. Наконец он не выдержал: – Скажите, – обратился он к Олегу. – А как эта девушка может быть вашей рабыней? Ведь в Валенсии рабство запрещено!

– Я трирец, – спокойно ответил Олег. – Согласно союзному договору, мое личное имущество на территории Валенсии охраняется государством.

– Понятно… – откликнулся Рейн, и уткнулся в свою кружку, явно что-то обдумывая.

Посидев еще немного, Олег стал прощаться. Напиваться не хотелось, а общаться на трезвую голову с четырьмя весьма пьяными, да к тому же малознакомыми водниками, и уже практически никаким Франко интереса не представляло. К тому же его мысли продолжали отравлять воспоминания о предстоящем завтра экзамене, и недоученных разделах.

Распрощавшись с новыми знакомыми, они направились домой. В дверях таверны, его нагнал изрядно покачивающийся Рейн.

– Простите, лэр. – Пьяным полушепотом обратился он к Олегу. Не могли бы вы уделить мне пару минут для делового разговора?

– Говорите, – недоумевая, что могло понадобиться от него практически незнакомому иринийцу, разрешил Олег.

– Если можно, я предпочел бы наедине. – Сопроводив свои слова гулким иканием, все тем же шепотом продолжал Рейн.

Олег огляделся. Улица была пустынна, и рядом никого, кроме Вереены не наблюдалось. Он перевел недоумевающий взгляд на собеседника.

– Я хочу поговорить о вашей рабыне, – правильно понял его недоумение юноша. – Наедине. – Он перевел взгляд на Вереену, недвусмысленно указывая, что не хочет говорить в её присутствии.

Олег медленно кивнул, одновременно активируя канал связи, чтобы позволить вампирессе слышать его ушами. Та послушно приотстала. В голове у Олега замельтешили нехорошие мысли: – Чего он хочет? Догадался кто она? Попытается шантажировать? Что делать? Может, просто подпустить змею? Якобы сам умер? Или придраться к чему-нибудь, и вызвать на дуэль? Ладно, послушаем вначале, что он скажет. – Зайдя в безлюдный переулок, Олег остановился в затененной подворотне.

– У вас очень красивая рабыня, лэр. – издалека начал свою речь ириниец. Олег настороженно кивнул. По каналу донесся отголосок короткого смешка Вереены: – Кажется, я догадалась, чего он хочет. Ты напрасно беспокоился…

– Однако вы владеете ей, насколько я понимаю уже давно… – Олег вновь кивнул, недоумевая, куда он клонит.

– Вы никогда не задумывались, о том, чтобы её продать? – в первое мгновенье, до Олега не дошла суть предложения. Видя изумление на его лице, Рейн спешно продолжил: – Я мог бы дать вам тройную цену! Девятьсот золотых вас устроит?

Когда Олег, наконец, понял, чего от него хотят, от сокрушающего удара он удержался с огромным трудом. Некоторую помощь в этом оказала Вереена, со спокойным ехидством прокомментировавшая предложение иринийца: – Вот так и узнаешь себе цену. Однако, похоже, с возрастом я дешевею. Всего год назад, судя по твоему рассказу, княгиня Катина давала за одну только мою голову две тысячи, а теперь за всю целиком, с потрохами, предлагают жалких девятьсот монет. Старею, видимо… – она сопроводила свои слова глубоким, полным притворной печали вздохом.

С трудом удержавшись от улыбки, Олег решил не провоцировать дуэль, и, сдержав себя, вежливо ответил: – Боюсь, что не могу исполнить вашу просьбу, лэр. Согласно договора, работорговля на территории Валенсии запрещена, даже для иностранцев. Всего хорошего. – Он развернулся и направился к выходу из проулка, чтобы покинуть неприятного типа. Однако Рейн не отставал.

– Подождите! Мы ведь можем решить вопрос по-джентльменски… Скажем, вы сдадите мне вашу собственность в аренду. Хотя бы на эту ночь… – ириниец ухмыльнулся, обнажив нездоровые зубы.

Олега передернуло. За кого принимает его этот недоумок! За сутенера? Знакомая ярость демона привычным огнем опалила его сердце, а в сознании пронесся легкий вопросительный шепоток: – ПИ-И-ИЩ-ЩА-А-А???

Участь водника, могла быть весьма печальной. Что может быть хуже голодного и злого демона? Правильно. Голодный, злой демон который два дня без передыху зубрил основы малефициума, и которого до предела обозлили, посчитав сутенером! Но тут вмешалась, искренне развлекавшаяся подслушиванием их разговора Вереена.

– Соглашайся! – По соединявшему их каналу так и сквозило излучаемое вампирессой ехидство.

– Чего? – от такого требования Олег на мгновение растерялся.

– Соглашайся, говорю! Только не забудь сразу после этого меня ему представить. Полностью!

– Он что, тебе понравился? – с искренним недоумением спросил Олег. Ярость ушла, оставив одно глубокое изумление. Разочарованно рыкнув, демон вновь нырнул вглубь его сознания.

– Да нет же! Ты, похоже, за своими экзаменами все мозги растратил! Все равно, через неделю будет бал, и о том, кто я такая, узнает вся Академия. Так почему бы не раскрыть мое инкогнито немного пораньше, так сказать «избранному лицу»?!! Понял?

Олег усмехнулся. Чувство юмора вампирессы было очень черным, а фантазия богатой и нездоровой. Предложенное ею издевательство ему понравилось.

– Разумеется! – Нацепив самую любезную из своих улыбок, обернулся он к ожидающему его решения иринийцу. – Значит, вы хотели бы видеть её у себя сегодня ночью? Какой у вас адрес? Она вас непременно навестит!

– Улица Оружейников, дом четыре, – расплылся в радостной улыбке Рион. Сколько я вам должен, лэр?

– Ну что вы. Какие могут быть счеты. Считайте это подарком. Вы её просто покормите, и все. А то она в последнее время немного оголодала, – при этих словах брови Рейна изумленно прыгнули вверх, однако он промолчал, лишь согласно кивнув головой.

– Значит, договорились? – Олег протянул руку, которую и поспешил пожать обрадованный ириниец.

– Вереена! Подойди сюда. – Окликнул Олег вампирессу. Та немедленно подошла, усиленно виляя бедрами.

– Вот этот благородный лэр желает, чтобы ты навестила его сегодня вечером. Он приглашает, – на этом слове Олег сделал особенное ударение, памятуя о широко распространенном суеверии, что вампиры не могут входить в людские дома без приглашения, – тебя в гости. При этом он обещает досыта тебя накормить. – Он обернулся ко все больше изумляющемуся Рейну, как бы спрашивая того, верно ли изложено.

Ириниец поспешил подтвердить его слова. – Да, да, конечно, я буду очень рад видеть вас у себя в гостях, – заверил он, не отрывая взгляда от выреза Вереениного платья.

Та усмехнулась. Между алыми, словно налитыми кровью губами, как бы случайно блеснули белоснежные клыки.

– Какой милый мальчик, – мягким, журчащим голосом проговорила она. – Конечно же, я приду. – Ладонь вампирессы, поглаживая, прошлась по щеке Рейна, и спустилась ниже, на шею. – А то я так проголодалась, – шипящим, «упыриным» шепотом добавила Вереена.

Её глаза загорелись алым огнем, клыки выдвинулись на полную длину, выглядывая из уголков губ. Острый коготок царапнул кожу над сонной артерией иринийца.

– Что это? – В ужасе от подобного зрелища и прикосновения холодных рук вампира, Рион шарахнулся в сторону.

– То, что вы просили, – издевательски вежливо откликнулся Олег. – Позвольте представить еще раз: высшая вампиресса Вереена дель Нагаль. Каковую вы, абсолютно добровольно, пригласили к себе в гости сегодня вечером, пообещав досыта накормить!

– Но… Я же не знал… Я же не думал… Не надо… – выдавил Рейн, бледнея, и мелкими шажками отступая по проулку в сторону улицы, после чего развернулся, и опрометью бросился бежать.

Олег с Верееной дружно расхохотались вслед стремительно удирающему иринийцу.

– Спорим, – сквозь смех выдавил Олег. – Сегодня он домой ночевать не пойдет?

– Спорим, – в тон откликнулась Вереена, – что он оттуда вообще переедет?!

Продолжая посмеиваться, они двинулись домой, где Олега терпеливо ожидали недоученные разделы.

А наутро был экзамен…

 

***

 

– Тум-дум, ду-дум, дудум, ду-ду-ду дум… – Стоя под дверью аудитории, Олег меланхолично напевал себе под нос мелодию похоронного марша. Учитывая то, что он был наряжен в черную мантию некроманта, мелодия была самая та. К тому же она идеально подходила под настроение, как Олега, так и его одногруппников, пришедших сдавать экзамен по малефициуму, и с ужасом узнавших, что в число экзаменаторов, по собственной просьбе был включен Мхал йос Брауде, возжелавший: «помочь досточтимому Риону зу Арку в нелегком деле проверки знаний»

Экзамен по некромагии, многими вспоминался как кошмарный сон. В этот год он впервые обошелся без человеческих жертв (множество искусанных различной низшей нежитью студентов, два нервных обморока, четыре истерики и один инфаркт за потери не считаются). Это произошло только благодаря скрытому влиянию Олега, не желавшего смертей в своей группе. Благодаря помощи Висса, Олег давно превзошел своего номинального преподавателя во владении магией смерти, и легко сдал экзамен, сумев к тому же незаметно подстраховать одногруппников.

И вот теперь, Брауда похоже решил отыграться. Теперь он, магистр малефициума, будет на своем родном поле, и горе ученикам, которые попадут к нему в когти.

– Дум, ду-ду-дум, ду-ду-дум, ду-ду-дум, – похоронный марш гудел в голове, пока Олег судорожно припоминал наиболее надежные щиты, и нейтрализаторы, для самых разных разновидностей проклятий. В этот момент он остро жалел, что за время своего путешествия по Фенриану, так и не догадался прихватить пару-тройку амулетов Орхиса, каковые могли бы сейчас очень даже пригодиться. Взволнованный предстоящим экзаменом он совершенно забыл о том, что эти амулеты защищают своих владельцев только на фенрианской территории. Одновременно он размышлял о том, что, несмотря на всю неквалифицированность лэра Брауде как некроманта, кое-что он все-таки может.

Это было опасно. Вредный некрохрыч, мог и заметить, что висящая на правом ухе Олега клипса, представляет собой не просто украшение. Тщательно выточенная из фаланги мизинца одного из повстречавшихся во время охоты Вереене грабителей, безделушка являлась миниатюрной ловушкой душ. В нее Олег подсадил дух какого-то погибшего двадцать лет назад малефика, чье истинное имя ему сказала вампиресса, и чьими подсказками, в крайнем случае, он планировал воспользоваться. На приготовление этой «шпаргалки» было потрачено целых две ночи, и теперь Олег очень нервничал, опасаясь разоблачения.

– У тебя что, такое настроение хорошее? Все поешь, да поешь. Что за песня-то хоть?– Стоящий рядом Триан демонстрировал просто уникальную мрачность физиономии. Он осторожно поправил рукав мантии, из которого предательски выглядывал краешек шпаргалки.

– Похоронный марш – правдиво отозвался Олег.

– А… Да, мелодия подходящая.

– Ладно вам, – вмешался в разговор Вашек. – Если пойдем в последнем заходе, когда экзаменаторы устанут, и потратят энергию, у нас будет неплохой шанс выжить. Процентов двадцать, не меньше!

– Надейся, – скептически хмыкнул Триан. И словно чтобы оправдать его сомнения, из аудитории на подгибающихся ногах выполз их однокурсник, Кранид. Мантия студента спереди была мокрой.

– Следующая группа, заходите, – мрачно выдавил он, направляясь в сторону уборной.

– Что с тобой? – Заинтересованно спросил Олег.

– Расслаблялку вовремя не распознал. Сблокировал только на втором этапе. Вы будьте осторожней. Этот … …, проклятье накидывает потихоньку, во время ответа по теории, а на практическом лишь активирует кодовым словом. Сблокировать не успеваешь. Работа только на нейтрализаторах. Ну, или как зайдете в аудиторию, щиты постоянно держите активными. – Посоветовал бедолага, не прекращая своего целеустремленного шарканья в сторону туалета.

Триан сочувственно хмыкнул. «Расслаблялка» – так студенты прозвали чрезвычайно подлое и опасное боевое высокоэнергетическое проклятие. Действуя в несколько этапов, оно первым делом полностью снимало тонус мышц конечностей, затем расслабляло сфинктеры, и на третьем блокировало работу сердца. Паузы между этапами были продолжительностью полторы-две секунды, так что Кранид успевший нейтрализовать его лишь на втором этапе, сегодня побывал на пороге смерти.

Проводив взглядом перепачканную фигурку, Олег печально вздохнул, и пробормотав, – Не поминайте лихом, – активировал все свои щиты и отважно шагнул в аудиторию.

– А-а, вот и мой лучший ученик! – притворно обрадовался его появлению преподаватель. – Однако… Сколько на вас щитов-то! Даже от физического воздействия! Зачем это вам? Тут вас не съедят, не волнуйтесь. Экзамены по некромантии и нежитеведению вы уже сдали.

– Так… На всякий случай. – Вежливо откликнулся Олег, и не думая уменьшать защиту. Несмотря на весьма немалый расход энергии, требовавшийся для поддержания щитов, Олег предпочитал подстраховаться. Фантазия Брауды отличалась какой-то извращенной жестокостью, и давать ему шанс задеть себя, Олег не собирался. Конечно, смерть ему не грозила – спасибо Вереене и страху, который лэр Мхал испытывал перед вампирессой. Однако опасность получить какое-нибудь не смертельное, но болезненное и унизительное проклятие была вполне реальной.

– Что ж, тяните билет. – Видя, что ученик не собирается уменьшать защиту, предложил малефик.

Олег вздохнул, и пробормотав короткую молитву Фейлин, богине удачи, вытянул билет. Взглянув в него, он не смог сдержать радостной улыбки. Ясноглазая Фейлин похоже очень заинтересовалась тем, как некий полудемон сдает свой последний экзамен, и не сводила с него своего благословенного взора. В билете номер тринадцать, выпавшем на долю Олега, первым, теоретическим вопросом шло: «Определение и сущность малефицистики. Понятие проклятия. Определения, типы, классификация проклятий» Более легкого вопроса нельзя было и пожелать. Что же касается второго, практического, то там шло то самое проклятие кожного окаменения, которое Олег выучил накануне, и до сих пор неплохо помнил.

Показав билет Брауде, он сел на место и быстро набросав ответ, принялся заинтересованно наблюдать, как сдает Лиана. Посмотреть действительно было на что. Попавшийся юной ведьме вопрос: «Воздействие на психику» она отвечала на примере любовных заклятий, вовсю используя не только немалый магический арсенал, но и чисто женские уловки. И если заклинания девушки легко блокировались магистром, то ненавязчивая демонстрация женских достоинств, явно не оставляла немолодого мага равнодушным.

– Седина в бороду – бес в ребро, – подумал, ухмыляясь Олег, заметив как замаслился взгляд преподавателя. Некромалефик изо всех сил пытался поддерживать видимость экзаменационного допроса, однако его глаза, помимо его воли, то и дело съезжали, куда-то в район обширного декольте, нагнувшийся к нему, будто бы для рассмотрения лежащего на столе листка бумаги, девушки. Наконец, йос Брауде сдался.

– Хорошо. Идите. – Пробормотал он, расписываясь в зачетке, и протер обильно вспотевшую лысину клетчатым носовым платком.

– Ах, вы такой милый, – упоенно прощебетала довольная Лиана, делая низкий книксен перед окончательно смутившимся преподавателем. Четверка, вырванная у некрохрыча, действительно была отличным результатом. Клетчатый платок вновь подвергся нещадной экзекуции.

– И так интересно преподаете… Малефицистика такой сложный, и важный предмет! Он мне никак не давался… Но с вами… Может быть, вы позволите мне походить к вам домой, на дополнительные занятия?

Олег был готов аплодировать хитрой ведьмочке. Всей Академии была известна произошедшая три года назад история о сделанном лэром Брауде одной из студенток «предложении от которого нельзя отказаться», её отказе, произошедшем после этого на практике по некромантии «несчастном случае», после которого девушка выжила лишь чудом, и угрозе ректора, до которого дошла эта история, оторвать Брауде все, что не требуется для преподавания, если нечто подобное повторится. Ректор был человеком слова, и малефик отнесся к его обещанию чрезвычайно серьезно, стараясь теперь, держаться как можно дальше от молоденьких студенток, чем и воспользовалась наглая Лиана.

– И что это Вашек мне про неё всякую чушь заливал? – подумал Олег. – Нормальная девчонка, с чувством юмора, и нос у нее в порядке. Хотя… Она же сейчас не о женитьбе думала, – тут же поправился он.

Между тем, лэр Брауде немного отошел от учиненного ведьмочкой представления, глубоко вздохнул, переводя дух, и твердым голосом объявил: – Следующий!

– Ну, что ж. Пора. – Решил Олег, и медленным шагом двинулся к учительскому столу. Судя по расплывшемуся в наидобрейшей улыбке лицу малефика, у того для Олега было заготовлено нечто особенно гадостное.

– Билет номер тринадцать, – начал Олег, усевшись за стол и подавая зачетку. – Вопрос первый… – произнес он, и тут же ощутил, как его щита коснулись первые нити чужого заклинания. Прервав свой ответ, он вопросительным взглядом уставился на Брауду. Тот довольно улыбнулся: – Продолжайте, продолжайте, что же вы остановились!

Олегу не оставалось ничего иного, кроме как повысить интенсивность щитов до максимально возможной, которая только была в его силах, и продолжать отвечать на вопрос.

– Малефицистика, или малефициум – раздел темной магии ведающий проклятиями. Суть проклятия заключается в выведении магико-информационной структуры проклинаемого субъекта из равновесия, с целью придания ему желаемых для проклинающего свойств. Проклятия подразделяются на высоко– и низко энергетические. Высокоэнергетические проклятия черпают силу из сотворяющего заклинание мага, за счет чего свершаются с достаточно высокой скоростью и пригодны для использования в бою. Низкоэнергетические проклятия для своего осуществления используют энергию самого проклятого, в виду чего скорость их сбывания значительно ниже…

Самое неприятное было в том, что Олег никак не мог распознать накладываемое на него заклятие. Несомненно, обладающее светлой природой, оно явно проецировалось Браудой, а значит, тот использовал какой-то артефакт. Олег даже вычислил, какой именно. В руках малефик будто невзначай, вертел небольшой, выточенный из чего-то, напоминающего слоновую кость, стилос, который и служил источником оплетающей его щит магии. Попыток прорваться за защиту неизвестное заклятие пока не предпринимало, а попытки Олега его уничтожить, или хотя бы разобраться в его предназначении к успеху не привели. Тонкие нити, расползшиеся по его защите, легко отражали развеивающие закинания, а для того чтобы испытанным приемом сжечь их в своей ауре, было необходимо снять все щиты. Этого Олег в присутствии Брауды никак не мог себе позволить.

Со вздохом он констатировал, что не может ничего поделать, и решил, пока игнорировать наложенное на него заклятие. Тут преподаватель, по-видимому, закончив свой труд, прервал его:

– Довольно. Вижу, что теорию вы выучили отлично. Теперь практика. Что там у вас? – Он заглянул в поданный Олегом билет. – Кожное окаменение? Ну что ж, прошу вас…

– Для наложения проклятья «кожное окаменение» необходимо… – начал Олег, но его тут же прервали. – Я же сказал, что убедился в вашей теоретической подкованности. Теперь вы должны продемонстрировать практические навыки! Наложите данное проклятие! Можете даже на меня. Вам ведь, несомненно, этого хотелось!

– Сквозь все ваши щиты? – недоуменно вопросил Олег. Такого завала он не ожидал даже от Брауды. Нет, действительно, требовать от первокурсника, чтобы он прорвался через щиты полного магистра… Это слишком, даже для прославившегося своими завалами некрохрыча.

Неожиданно преподаватель вновь расплылся в улыбке: – Ну, если вас это так смущает, то я готов убрать препятствие. Ну же, приступайте, – малефик действительно, полностью снял свою защиту.

Однако Олег не спешил. Такое добродушие, и готовность служить подопытным кроликом для нелюбимого студента, у известного своей параноидальной подозрительностью цитадельского мага, в сочетании с расползшимся по щитам неизвестным заклинанием требовало особой осторожности. Поколебавшись, Олег побормотал про себя кодовое слово, приоткрывшее ловушку душ, давая призрачному малефику возможность общения.

– Ты знаешь, что это? – Мысленно вопросил Олег, показывая сложное переплетение, растекшееся по его щиту.

– Еще бы я не знал эту гадость! – мертвый маг казалось, был переполнен ненавистью и омерзением. – Любой мертвец всегда знает, что его убило! Эта пакость называется «возвратно-облекающая структура третьего типа» или по-простому «возьми себе». Лучшее оружие против малефиков. Возвращает любое проклятие, энергия которого не превосходит уровень наложенного заклинания произнесшему его малефику. И избавиться от этой гадости чрезвычайно сложно! Будь очень осторожен!

– Вы собираетесь действовать, Бельский? Или вы не можете даже наложить простейшее проклятие на совершенно беззащитного человека? Вы потребовали убрать щиты, – я убрал. Что же вы медлите? Видимо мне придется поставить вам неуд. Вы не можете справиться с простейшим практическим заданием! – прервал диалог голос преподавателя.

– Прошу прощения, сейчас, – откликнулся Олег. – Я подготавливал заклинание.

– В бою вы тоже будете просить вас подождать? – недовольно откликнулся Мхал. – Действуйте быстрее!

– Значит, любое наложенное мной проклятие отразится на меня же? – Продолжил прерванный диалог Олег.

– Да, и твои щиты не будут ему помехой!

– Тогда его наложишь ты! – скомандовал юный некромант, освобождая призрака из удерживающей его ловушки и передавая ему часть своей энергии. – Действуй!

Рядом с Олегом возник призрачный силуэт переполненного заемной силой мертвого мага. Отреагировав на изменение обстановки, Брауда дернулся, судорожно восстанавливая защиту, но было уже поздно. Одним из преимуществ кожного окаменения была скорость его наложения, а удержать уже наложенное проклятие опытному малефику не составляло труда.

Усмехаясь, Олег взглянул на замершего преподавателя, чья кожа начала стремительно сереть, и пододвинул к нему зачетку.

– Видите ли, я все-таки некромант, а не малефик, поэтому решил вашу задачу своими средствами. Тем не менее, она решена, и как мне кажется, – на отлично. Вы со мной согласны? – спросил он, подавая знак призраку чуть ослабить нажим.

– Да. – Прохрипел маг, судорожно пытаясь отдышаться, и признавая тем самым свое полное поражение в этом поединке хитрости.

– Великолепно. – По сигналу некроманта, дух освободил правую руку Мхала, чтобы тот смог сделать запись в зачетке.

Полюбовавшись на выведенное дрожащей рукой «отлично», Олег освободил так хорошо послужившего ему духа, и издевательски поклонившись, вышел из аудитории. Экзамены были сданы, и до выпускного бала, оставалась целая неделя.

Все это время у него было отведено на подготовку бала, на который он возлагал все свои надежды. Действительно, попробуй он защищать свою курсовую обычным путем, и его шансы на сдачу стремительно скатывались к нулю, ибо допуск осуществлялся только после получения положительной рецензии научного руководителя, на что Олег, публично унизивший лэра Брауде, рассчитывать никак не мог. Так что все свои силы он планировал бросить на подготовку выступления, которое, несомненно, должно было стать одной из вех в истории магической Академии. Он намеревался познакомить валенсийцев с одним из замечательных достижений Голливуда, под названием шоу. И искренне надеялся, что магам все же удастся пережить это событие.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.124.210 (0.028 с.)