Глава 44. Приглашение на танец



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 44. Приглашение на танец



Лучи утреннего солнца согревали Ишу, растянувшуюся на прохладной траве. Она вставала рано и всегда получала удовольствие от мысли, что остальным львицам придется греться на солнышке, лежа на твердых скалах; из-за засухи и пожара прошлой ночью осталось немного травы, на которой можно было полежать.

Перевернувшись, она увидела, как ее сынишка Хабусу высматривал что-то вне ее поля зрения. Наклонившись, она уткнулась в него мордой.

— Чем занимаешься, Хабу?

Он посмотрел на нее через плечо.

— Смотри, мам, вон Того и Комби. Можно мне с ними поиграть, пожа-а-алуйста?

Он так жалобно смотрел на нее, что она не смогла удержаться от смеха.

— Ладно, маленький бездельник! Можешь идти, только не отходи далеко от Узури — я не хочу, чтобы вы куда-нибудь сбежали.

Хабусу широко улыбнулся.

— Со мной ничего не случится!

Он стремглав побежал ко львятам. Неожиданно его сбил с ног Того.

— Эй, Хабу! Хочешь поиграть в грязесалки? — спросил Того.

Хабусу поднялся, отряхнувшись.

— Э-э-э, ну да, наверное.

Комби угрожающе улыбнулся.

— Ладно, тогда… ты водишь!

Он грубо толкнул его, и бедный львенок заскользил по склону, оказавшись прямиком в луже грязи. У Хабусу на глаза навернулись слезы, когда, вылезая из грязной воды, он услышал, как эти двое смеются над ним. Не в силах больше это терпеть, он повернулся и побежал прочь.

За происходящим наблюдали две пары черных глаз. Шензи и Лосара скрывались за сухой травой, а рядом с ними лежал щенок Лосары Бэйшак. Нервно взглянув на свою подругу, Лосара покачала головой.

— Шензи, ну что мы здесь делаем? Что если нас поймают?

— Тс-с! Вон он бежит, — зубы Шензи обнажились в огромной ухмылке. — Великолепно. — Она посмотрела на скучающего щенка рядом с собой, и еще сильнее растянулась в улыбке.— Бэйшак, тебе весело?

— Нет, мэм, — елозя на месте от безделья, он прижался к матери. — Мам, мне скучно, — раздраженно сказал щенок.

Лосара посмотрела на него и ласково улыбнулась.

— Почему бы тебе не пойти поиграть с тем львенком? Мы ненадолго.

— Хорошо.

Бэйшак с неохотой ушел. Он не видел львенка, но зато приметил сидящую на травинке саранчу. Он попробовал схватить ее лапой, но она отпрыгнула в сторону. Бэйшак погнался за ней, и она снова отпрыгнула. Смеясь, он сам прыгнул как саранча.

Из кустов на него с быстротой молнии набросилось что-то темно-желтое и сбило его с ног. Перекувыркнувшись несколько раз, они остановились, и Бэйшак смог отдышаться.

— Эй! Смотри куда идешь! — Бэйшак уставился на мокрое существо перед собой. — Что с тобой случилось?

Хабусу жалобно посмотрел на него.

— Ну, ничего, — он моргнул, смутившись. — Ты кто вообще?

— Я гиена, глупый. Меня зовут Бэйшак, — он удивленно всматривался в Хабусу. — А ты кто?

Хабусу гордо выпятил грудь.

— Меня зовут Хабусу. Я лев!

Бэйшак смотрел на него с широко открытыми глазами.

— Ух ты! Я никогда раньше не видел льва так близко! — он снова посмотрел на него. — С расстояния они кажутся больше.

— Это потому что я еще не вырос.

— А каким ты будешь, когда вырастешь?

— Видишь тот куст? — улыбнулся Хабусу. — Больше чем он.

— Правда? — он задумался на мгновенье. — Значит, ты будешь таким же большим, как я!

Улыбнувшись, Бэйшак прыгнул на Хабусу, и они покатились в пыли, вопя от удовольствия. Хабусу ловко вывернулся и, используя превосходство в весе, сбросил щенка гиены и повалил его на землю.

Послышались приближающиеся к кустарнику шаги. Лосара просунула голову, расталкивая носом ветки.

— Бэйшак, пора идти…

Она внезапно замолчала, и ее глаза сузились, когда она увидела своего ребенка прижатым к земле лапами львенка. За ней показалась голова Шензи.

— Так, так, так… что у нас здесь?

Хабусу отпрянул, испугавшись высунувшихся голов гиен.

— Смотри, мам, — возбужденно сказал Бэйшак. — Это мой друг, Хабусу. Он лев! Только он еще не вырос.

— Я заметила, — Лосара нервно сглотнула. С натянутой улыбкой, которая, казалось, слишком велика для ее лица, она с умилением посмотрела на детей. — Пора идти домой, прямо сейчас.

Бэйшак помрачнел.

— Ну, ма-а-ам, — захныкал он. — Правда, надо?

— Да, если ты хочешь, чтобы тебе хоть что-то досталось на завтрак, — она запрокинула голову, делая вид, что задумалась. — Если твой друг голоден, то почему бы тебе ни пригласить его? Когда вы поедите, ты можешь показать ему слоновье кладбище.

— Правда?! — Бэйшак возбужденно обернулся. — Эй, Хабусу, пойдешь?

Львенок улыбнулся в ответ.

— Еще бы! Круто!

Шензи ухмыльнулась.

— Ну так чего же мы ждем? Пошли завтракать!

Глава 45. Исчезновение

Нала сладко зевнула в свете утреннего солнца. Моргая и щурясь, она встала, потянулась передними лапами и зажмурилась от удовольствия, чувствуя как гудят, отходя ото сна, затёкшие мышцы спины и лап.

Выпрямившись, она тихонько подошла к тому месту, где лежал Симба. Еле заметно улыбнувшись, она наклонилась и лизнула его в нос.

— Просыпайся, дорогой.

Его нос рефлекторно дернулся, но не более. Расплывшись в улыбке, Нала наклонилась и подтолкнула его носом. Свернув губы в трубочку, она легонько дунула ему в ухо. Он резко дернулся, и отмахнулся от нее лапой.

— Прекрати, Пумба, — хихикнул он сквозь сон.

— Да неужели! — язык Налы медленно прошелся по всему его лицу. Ей было забавно наблюдать за тем, как его глаза широко раскрылись от удивления, которое исчезло, когда они сфокусировались на ней.

— Любимая, — прошептал он и мягко коснулся ее лапой. — Сколько времени?

— Солнце над вершинами деревьев.

Он зевнул, широко раскрыв пасть.

— Уф, над вершинами? О боги, должно быть, я сильно устал, раз проспал так долго.

Она красиво засмеялась.

— Ой, извини, — сказала она с притворным раскаянием в голосе. — Возможно, мне не следовало так долго не давать тебе спать.

Он улыбнулся в ответ, но прежде чем смог ответить, в пещеру ворвалась Иша. Ее глаза были просто безумными.

— Простите мое вторжение, Инкоси, но я не могу найти сына! Пожалуйста, помогите! — Иша едва справлялась с эмоциями. — Я отпустила его поиграть с львятами Узури, но они не знают, куда он ушел, и он не отвечает на мои оклики!

— Успокойся, Иша, — Нала подошла к ней. — Где ты его видела в последний раз?

— Я лежала на траве неподалеку от северного склона. Он ушел поиграть с Того и Комби. Я сказала ему не отходить далеко от Узури, но он не послушался, — Иша впилась когтями в землю. — Я не должна была отпускать его!

Узури рысцой вбежала в пещеру, следом ее львята которые тут же прижались к ее ноге.

— Иша, я не могу его найти. Не знаю, куда он убежал, но теперь знаю, почему, — Узури повернулась и осуждающе посмотрела на своих львят — те виновато отпрянули. — Похоже, Того и Комби играли немного… грубовато. — Она ободряюще похлопала Ишу. — Не беспокойся, может, он просто спрятался где-нибудь, обидевшись.

— Не думаю. Он всегда приходит, когда я зову его, в каком бы настроении он ни был. Он такой хороший львенок… — громко всхлипнув, она уткнулась Узури в плечо, и шерсть заглушила ее рыдания. Симба обеспокоено посмотрел на Налу.

— О боже. Я пойду к Рафики, может, он поможет. Возможно, он знает, где его искать. А ты пока организуй поиски.

Она кивнула и вывела львиц из пещеры. Симба рысцой сбежал вниз по склону Скалы. Перейдя на бег, он помчался к ближайшей акации; из-под его лап вылетали хлопья пепла, которые снова плавно оседали на обгоревшую землю позади него. Подбегая к дереву, он закричал:

— Рафики!

Добежав до ствола, Симба вгляделся в голые ветки и увидел сонно моргающего мандрила.

— Рафики? Ты не спишь?

— Определенно не сплю. И я проснулся не от твоего рева, мой друг. Я всю ночь глаз не сомкнул, — он окинул недовольным взглядом ветки. — Одни колючки. Не понимаю, как цивилизованный мандрил может жить в таком месте. — Опустив взгляд на Симбу, Рафики нахмурился. — Так от чего же весь этот переполох?

— Хабусу потерялся. Ты можешь чем-нибудь помочь? Мы должны найти его раньше, чем кто-нибудь другой.

Рафики содрогнулся от одной этой мысли. Гиеновые собаки проходили через эти земли время от времени.

— Айхею упаси. Я попытаюсь, — взяв свой посох, он осторожно слез с дерева. — Веди меня, мой друг. Я побегу так быстро, как смогу.

Симба задумался на доли секунды, затем пригнулся к земле.

— Подожди-ка, я тебя повезу. Так будет гораздо быстрее.

— Я не хочу унизить этим твое достоинство, — сказал Рафики с видимым сомнением.

Симба удивленно фыркнул.

— Непохоже было, что ты беспокоился о моем достоинстве в ту ночь, когда огрел меня по голове, старый друг.

В замешательстве мандрил зашаркал ногами.

— То было другое, — окинув взглядом расстояние, отделявшее его от Скалы Прайда, он покорно вздохнул. — Нагнись.

Он нерешительно подошел ко льву и с неохотой забрался на широкие плечи Симбы. Когда король поднялся, Рафики стиснул в кулаке клок гривы.

— Ай! — вскрикнул Симба. — Полегче.

Рафики слегка ослабил захват. Он почувствовал, как мышцы под ним пришли в движение, когда лев бросился в галоп. Мандрил смотрел по сторонам, затаив дыхание, и ветер свистел в его ушах. Так быстро он еще никогда не передвигался, и не в силах сдержать себя он закричал во весь голос.

— Я знал, что тебе понравится, — сказал Симба.

Рафики нервно засмеялся.

— Понравится? Да я напуган до смерти!

Кимоки, инкоси зэйбра’ха, резко встряхнул головой, пытаясь отогнать назойливых мух.

Но затем он увидел то, что заставило его позабыть о мухах. Прямиком на него стремглав мчался Симба, а верхом на нем сидел орущий во все горло мандрил.

— О, Господи!

Кимоки успел отскочить в сторону в последний момент. Он направился к своей супруге, которая, ни о чем не подозревая, каталась в пыли.

— Слушай, Уинифред. Я только что видел самую поразительную вещь на свете! Этот Рафики ехал верхом на Симбе!

— Что?

— Говорю тебе, Уинни, дорогая, подгнило что-то в этом королевстве. Подгнило, тебе говорю, и я не удивлюсь следующей выходке, которую выкинет эта старая обезьяна. Знаешь, он не такой, как мы.

— О Кимоки, ты случайно трокберри не объелся, а?

— Трокберри? Не говори глупостей. Послушай, это чепуха. Кроме того, еще слишком рано. Уинни, здесь что-то не так. Думаю, эта обезьяна захватит власть.

— Он?

— А почему бы и нет? Знаешь, он увлекается варварским искусством. Думаю, это еще не конец, и, ей-богу, я собираюсь быть в курсе событий. Я бы не хотел, чтобы мы оказались в числе проигравших.

Не подозревая о суматохе позади себя, Рафики посмотрел вниз и увидел, как проносящаяся внизу земля сливается в однородное зелено-коричневое месиво. Внезапно почувствовав тошноту, он закрыл глаза, ощущая телом мощные мышцы, перекатывающиеся под ним с постоянным ритмом. Внезапно их темп изменился, Рафики открыл глазаи увидел быстро приближающуюся неглубокую расщелину. Симба напряг мышцы и прыгнул. Рафики с ужасом наблюдал, как мир медленно вращался перед ним, небо и земля менялись местами; он едва не перелетел через голову Симбы, оказавшись нос к носу со львом; в руке он по-прежнему прочно удерживал клочья гривы.

Симба резко дернулся.

— Рафики, ты чего творишь?! Я ничего не вижу!

Мандрил увидел янтарные глаза в нескольких дюймах и застонал. «Мамочка была права, — подумал он, — мне надо было остаться дома с братьями, а не становиться шаманом».

Симба грациозно откинул голову, перекинув через нее мандрила обратно к себе на спину. Несмотря на протесты Симбы, Рафики еще крепче сжал кулаки, цепляясь за дорогую ему жизнь. Он забормотал благодарственную молитву, когда, наконец, увидел приближающееся подножие Скалы Прайда. Не замедляя бега, Симбы рысью взбежал вверх по склону на выступ, где, наконец, остановился и позволил своему пассажиру сойти.

Рафики сполз с его спины и неуверенно прошелся вперед на ставших ватными ногах.

— Спасибо, Симба. Это большая честь для меня.

Симба пожал плечами.

— Может, когда-нибудь повторим, — он заглянул в пещеру. — Иша?

Львица с надеждой выбежала из пещеры, но ее лицо помрачнело, когда она увидела, что львенка нет.

— Иша, бедняжка, — сказал Рафики, обнимая ее за шею. — Не терзай себя. Мы найдем твоего львенка.

Рафики взял посох и чашу для гадания, затем сел на землю, скрестив ноги. Сосуд из тыквы, висящей на посохе, был полон воды; вынув пробку, он вылил содержимое в чашу.

— Иша, у тебя есть что-нибудь, чего он мог касаться или с чем мог играть в последние дни? Старая кость, например?

— Нет, он не слишком-то играет с игрушками, больше всего ему нравится играть в охоту и бороться.

Рафики нахмурился.

— Хм-м. Тогда будет сложнее. Не думаю, что смогу его найти, если у меня ничего не будет.

— Сухая трава подойдет? — спросила Иша. — Я сделала ему постель из нее.

Он задумался, поглаживая свисавшую с его подбородка белую бороду.

— Да, да. Подойдет.

Иша принесла полный рот травы, но он взял лишь несколько травинок. Она пристально наблюдала за тем, как он бросил травинки в воду, где они начали плавать маленьким кругом. Иша и Симба с интересом смотрели через его плечо, пока Рафики молился, прося у богов наставления и защиты. Наклонившись над чашей, Рафики осторожно коснулся пальцем поверхности воды, и стал внимательно изучать образовавшиеся круги, когда те, отразившись от травы, снова отразились от стенок чаши. Внезапно он склонился над чашей, глубоко вдохнув.

— Круг Макпела. Он жив.

Симба с облегчением вздохнул, а Иша опустилась на землю.

— Слава Айхею, — прошептала она. — Где он?

Рафики почесал затылок.

— Не знаю. Символы очень туманны и неотчетливы. Все мои знания говорят, что он жив, но в то же время… я вижу еще и череп. Очень странно.

Глаза Иши наполнились ужаса.

— О нет.

— Хабусу пока жив, говорю тебе. Остальное мне неизвестно, — он задумчиво посмотрел на чашу. — Попробую еще раз.

Рафики наклонился над чашей и осторожно пустил на ней круги. Он склонился так низко, что его покрытое морщинами лицо оказалось всего в нескольких дюймах от поверхности воды.

— Интересно…

— Эй, Ваше Величество! — раздался визгливый голос.

От испуга Рафики вскочил на ноги, опрокинув чашу со всем ее содержимым. Симба посмотрел вниз и увидел Шензи, стоящую у подножия Скалы Прайда.

— Я обращаюсь к вам с очень скромной просьбой предоставить мне аудиенцию.

Симба подошел к краю выступа.

— Сейчас я занят. Пусть ро’мок придет позже. Я побеседую с ним.

Симба повернулся к ней спиной, намереваясь присоединится к остальным, но Шензи окрикнула его снова:

— Ах, вы такой благородный и заботливый король, а бросаете одного из ваших.

Он резко повернул голову.

— Что?!

— Наш новый ро’мок разглагольствует о сотрудничестве и взаимопонимании, — презрительно усмехнулась она, — и в то же время, когда мы предлагаем свои услуги, вы их презрительно отвергаете!

Он посмотрел ей прямо в глаза.

— Ты о чем? — спросил он. — Какие услуги?

— Да помощь в отыскании пропавшего львенка.

Симба не верил своим ушам, у него отвисла челюсть. Нала метнулась в ее сторону, в ее глазах пылала ярость.

— Кто тебе сказал?! Откуда ты знаешь?!

Шензи захихикала.

— О, я держу ухо у земли, дорогая. Слухи распространяются быстро, когда король обеспокоен.

— Чересчур быстро, — отрезала Нала.

— Я пришла сюда не для того, чтобы меня оскорбляли, Ваше Величество. — Шензи злобно посмотрела на Налу. — Мы предложили нашу помощь, а вы отвечаете едва прикрытыми обвинениями, — она издала полный горечи вздох. — Я только надеюсь, малыш не будет долго мучиться, когда гиеновые собаки найдут его. Они воистину обожают разрывать свою жертву на куски живьем.

— Хватит, — возмущенно сказал Симба. — Ладно, Шензи. В духе сотрудничества мы с благодарностью примем любую предложенную тобой помощь.

— Конечно же, в духе сотрудничества, — сказала она, насупив брови. — Я даже подумать боюсь, что могло бы случиться с несчастным, если бы мы не ладили друг с другом, не правда ли?

Симба стоял, молча обдумывая ее слова. Только подумать, жизнь их львенка зависела от доброжелательности этого существа, стоящего внизу… Симба зажмурился, и по его спине медленно пробежал холодок. Затем он посмотрел ей прямо в глаза.

— Да, — медленно произнес он, — это было бы большой трагедией… для нас обоих

Шензи до омерзения самодовольно встретила его неприкрытую угрозу. Жизнь львенка висела на волоске, и, в отличие от Симбы, ей было нечего терять.

Глава 46. Вдали от дома

Лосара лежала, опустив голову на лапы, и наблюдала, как Хабусу с Бэйшаком играли в догонялки, носясь взад и вперед среди костей и камней кладбища. Похоже, они оба были наделены неиссякаемым запасом энергии, и Лосаре уже приходилось портить им удовольствие от веселой игры, смысл которой заключался в выяснении того, кто сможет дольше продержаться зубами на ее хвосте.

Она не смогла удержаться от смеха, уклонившись от Бэйшака, когда тот стремглав пронесся мимо нее, вопя что есть мочи:

— Ня-ня-ня, не поймаешь!

Хабусу мчался за ним попятам, но внезапно замер в неуверенности, когда щенок исчез во мраке огромного жуткого черепа. С опаской вглядевшись внутрь и ничего не увидев, он задумался на мгновение, а затем запрыгнул на череп.

Из побелевшего слоновьего черепа раздалось хихиканье, когда Хабусу, хитро улыбаясь, начал карабкаться по нему снаружи. Он медленно косолапо прошелся вдоль отбитого бивня, слегка выпустив когти, чтобы сохранить равновесие. Плотно прижавшись к черепу, он приложил к нему ухо.

— Выходи, выходи, ну где же ты!

Из черепа снова донеслось хихиканье.

— Не выйдет! Зайди и поймай меня сам!

«Попался» — улыбнувшись, подумал Хабусу. Он посмотрел вверх, оценивая расстояние. Затем сжался и прыгнул, быстро выпуская когти, чтобы зацепиться за край глазницы. С огромным усилием он взобрался наверх. Хабусу согнул передние ноги, готовясь прыгнуть внутрь, когда прямо перед ним возникло расплывшееся в белозубой улыбке лицо Бэйшака.

— Бу!

От неожиданности Хабусу потерял равновесие и скатился по черепу, приземлившись на куче обломков костей.

— Ой!

Бэйшак прекратил смеяться и обеспокоено выглянул из глазницы.

— Эй, Хабу, ты в порядке?

Львенок сидел и, наклонив голову, осматривал кровоточащую царапину на лапе.

— Ну да, все нормально.

Из-за черепа появилась Лосара, на ее лице было написано раздражение.

— Ну и чем вы тут занимаетесь? — она заметила, что Хабусу трясет пораненной лапой, и подбежала к нему. — Что случилось?

— Я поскользнулся и упал, вот и все. Это всего лишь царапина, видите? — он гордо показал ей пораненную лапу. — Не больно.

Нахмурившись, она строго посмотрела на него.

— Впредь будь осторожнее.

— Да, мэм.

Хабусу беззвучно вздохнул от облегчения, когда Лосара вернулась на свое место. Он ужасно боялся, что она отправит его домой. Домой…

На его лице появилась гримаса, когда он вспомнил о маме. Он ведь опять убежал, не сказав ей ничего о том, куда пошел. Попа помнила боль еще с того раза. Услышав шорох позади себя, он обернулся и увидел Бэйшака, появившегося из пасти черепа.

Щенок смущенно поднял на него глаза.

— Извини, я не хотел тебя так пугать.

— Ты не напугал меня! — возмутился Хабусу. — Я просто, э-э, потерял равновесие.

Бэйшак засмеялся над ним.

— С такими лапами, как у тебя, удивляться нечему!

— Да, вот как? Ну, твои лапы тоже не самые красивые в мире, — внезапно он раскрыв глаза уставился на мохнатые лапы Бэйшака.

Щенок посмотрел вниз.

— Что? В чем дело?

Хабусу в ужасе смотрел на отбрасываемую щенком тень. Был почти полдень.

— О нет, мама меня просто убьет, — застонал он. — Мне пора домой.

Бэйшак помрачнел.

— Правда?

— Да. Увидимся в другой раз, хорошо?

Хабусу повернулся, чтобы уйти, но неожиданно уперся в сильную лапу большого самца гиены, преградившего ему путь.

— И куда это ты собрался?

Скалк угрюмо посмотрел на стоящий перед ним надоедливый комок шерсти. За ним, злобно улыбаясь, появилась Шензи.

Хабусу сжался от страха.

— А… я просто иду домой, сэр. Моя мама страшно рассердится, если я не вернусь домой как можно быстрее.

Он попытался обойти Скалка вокруг, но был отброшен сильным ударом лапы. Заскользив, он столкнулся с Бэйшаком, и они оба кубарем покатились по грязи. Закрыв лицо лапой, Хабусу заплакал.

— Заткнись! Как мне надоело слушать твой скулеж, — Скалк, оскалившись, зло посмотрел на него, затем повернулся к К’телу. — Будешь охранять этот маленький комок шерсти. Не упускай его из виду. Если он попытается убежать, останови его, но не убивай… пока. Если Шензи права, он может быть нам полезен.

Охранник энергично закивал.

— Да уж, Шензи неплохо соображает, а, Скалк? — он исступленно захихикал. — Готов спорить, она рассказала тебе все свои секреты, ведь так?

Скалк только молча стоял и смотрел К’телу в лицо, пока его смех не сошел на нет, и не образовалась нервная тишина.

— Я пришлю тебе еще несколько помощников. А пока не спускай с него глаз, — он приблизился к К’телу настолько, что оказался почти нос к носу с ним. — За все, что с ним случится, будешь отвечать лично. Понятно?

К’тел сглотнул так, что это было слышно.

— Д-да сэр.

Кивнув, он посмотрел на Хабусу и Бэйшака, орущих что есть силы в легких.

— Лосара, — прорычал он, — сделай доброе дело, заставь этих двух недоносков заткнуться! — Скалк посмотрел на Шензи. — Все идет по плану.

Шензи: Он думает, что правит кланом,
Но он не справится и с порученьем.
Он львиный прихвостень, и все тут,
Ему уж не поможет обученье.

Скалк: Тебя прекрасно понимаю —
Доверчив слишком, чтобы нас возглавить;
На вожака он не похож ни капли,
Скулить он должен, а не нами править.

Вместе: Нет власти у него, и никогда не будет,
Он навсегда останется марионеткой львов;
Возвысили львы слишком этого придурка,
Не нужно клану нашему в правители шутов!

К’тел: Что такое марионетка?
Скалк: Это тот, у кого вместо мозгов дерево.
К’тел: Это измена!
Скалк: Понятное дело!

Шензи: Наш план достоин восхищенья,
Я посмеюсь в лицо вождю-пустышке!
И силу нашу он познает,
И власть, что неподвластна коротышке!

Скалк: Хочу в лицо ему взглянуть я,
Когда придет конец его фиктивной власти.
Поспорим, вылупит глаза он,
И жалобный стон вырвется из пасти!

Все втроем: Нет власти у него, и никогда не будет,
Он навсегда останется марионеткой львов;
Возвысили львы слишком этого придурка,
Не нужно клану нашему в правители шутов!

Развернувшись на месте, Шензи со Скалком гордо удалились.

Лосара, недобро сверкнув глазами им вслед, направилась к детям.

— Тс-с, — прошептала она, прижимая их к себе лапой. Хабусу уткнулся лицом в ее грудь и продолжал плакать охрипшим голосом.

— Я х-хочу к маме!

— Я знаю, дорогой. Тс-с, все будет в порядке, — она смахнула языком его слезы. — Ты просто проведешь ночь с тетей Лосарой, вот и все.

Бэйшак поднял на нее глаза и шмыгнул.

— Мам, Скалк ведь не обидит Хабусу?

Лосара нежно поцеловала его в лоб.

— Нет, Бэйшак. Он не обидит твоего друга, — она подняла голову, со злостью посмотрев вслед ушедшей гиене, и ее челюсти с силой сжались. — Пока я жива.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.124.210 (0.029 с.)