ТОП 10:

Иногда мы прячемся за словами.



Слова, на самом деле, могут быть тем средством, при помощи которого мы пытаемся защитить себя от полной искренности. Человек, которого остановила полиция в тот момент, когда он управлял автомоби­лем в состоянии опьянения, часто "выдает себя", не­прерывно говоря. Становится ясно, что он старается что-то скрыть.

Иногда мы неосознанно поступаем точно так же и с Богом. Мы можем стараться скрыть наше истин­ное "я", прячась за многословием. В тишине Бог мо­жет показать вам что-то о вас, что было скрываемо. Он хочет вывести сокрытое на поверхность, чтобы разобраться с ним, укрепив тем самым ваше духов­ное здоровье и общее благополучие.

 

Иногда слова ограничивают нашу молитву.

Ещё одна ошибка тех, кто уверен в том, что для молитвы требуются слова, заключается в ограничении молитвы разумом и устами. Божий Дух может касать­ся глубин наших эмоций или давать новое направле­ние и решение для нашей воли, независимо от слов. Разум может и не знать наших глубочайших нужд, а Святой Дух знает. "Помыслы в сердце человека — глубокие воды, но человек разумный вычерпывает их" (Прит. 20:5). Бог обладает безграничной способностью извлекать из глубины нашего сердца то, что нуждает­ся в Его исцеляющем прикосновении. Когда Его лю­бовь омывает нас во время медитации, “бездна бездну призывает" (Пс. 41:8), и мы обнаруживаем, что были чудесно освежены в тех иссохших местах, о сущест­вовании которых мы даже не догадывались.

 

Лучшая молитваэто склонивши голову просто ожидать в тихом смирении, пока Божий Дух не поведает нам что говорить, а что нет

 

Преимущество исцеления, приходящего через мо­литвенное уединение и размышление, когда мы просто наслаждаемся в Божией любви, невозможно преувели­чить. Разочарования и боли нашей повседневной жиз­ни быстро склоняются в смиренном подчинении перед Вечным Настоящим, и мы видим их такими, какие они есть на самом деле — временными, подобными клубам дыма, которые сегодня здесь, а завтра их нет. В при­сутствии Вечной Жизни все видится в этой правиль­ной перспективе. То, что казалось важным, что мы держали мертвой хваткой своих хозяйских рук, откры­вается таким, как есть на самом деле, когда в смире­нии и поклонении мы воздеваем руки к Нему.

 

Иногда слова дают ложное чувство духовности.

Последняя причина, по которой нам может по­требоваться переосмыслить значение молитвы за­ключается в том, что мы можем обрести ложное чувство благополучия, если будем полагать, что по­молились,лишь произнеся должное количество раз необходимые слова. То, что кто-то умеет "произно­сить молитвы", не означает, что он молится. Иисус описывал двух человек, которые однажды пришли в храм помолиться:

Два человека вошли в храм помолить­ся: один фарисей, а другой мытарь. Фари­сей, став, молился сам в себе так: "Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как про­чие люди, грабители, обидчики, прелюбо­деи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из все­го, что приобретаю".

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: "Боже! Будь милостив ко мне грешнику!".

Сказываю вам, что сей пошёл оправ­данным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, уни­жен будет, а унижающий себя возвысит­ся (Луки 18:10-14).

Настоящая молитва определяется не словами, а тем, что происходит в сердце. Механическое, при­вычное, религиозное, мертвецки холодное "тихое время", которые мы исполнительно проводим сразу же перед тем, как почистить зубы и отправиться на работу, может быть оскорблением для Бога. Важно не выделенное время или сказанные слова, а сердце. Лучшая молитва — это склонивши голову просто ожидать в тихом смирении, пока Божий Дух не пове­дает нам что говорить, а что нет. Покаяние и смире­ние могут быть утрачены и потеряны в цветастых словесах, не исходящих из сердца.

Современный фарисей спрашивает: "Принял ли я свои таблетки?". Галочка. "Покормил ли я собаку?". Галочка. "Вынес ли я мусор?". Галочка. "Было ли у меня тихое время?". Галочка. И тогда он вступает в свой день, уверенный в том, что с его душой все по­рядке, потому что у него было "тихое время". Если бы он только тихо постоял перед Богом, то смог бы обнаружить то, что навсегда изменило бы его жизнь.

Глубже слов

Иисус хочет, чтобы вы переживали Его любовь в совершенстве. Самые глубокие проявления любви между мужем и женой не познаются в праздном раз­говоре. Иногда в объятиях любовь лучше выражает­ся и без слов. Это простое действие может превосходить слова любви и передавать ее суть на более глубоком уровне.

Иисус Христос хочет, чтобы у вас было не просто рассудочное знание о Его любви. Он хочет, чтобы вы наслаждались Им и ощущали полноту Его жизни вну­три себя. Он хочет выразить Себя для вас таким образом, чтобы вы познакомились со сверхъестест­венным взаимодействием, которое исполнит смыс­лом ваши отношения. Он — не просто центр ваших религиозных убеждений. Он — ваша жизнь.

Это хорошо выразил Бреннан Маннинг:

Христос внутри, Который является нашей надеждой славы, это не вопрос бо­гословских споров или философских спе­куляций. Он — не хобби, не объект для размышления в свободное время, не хо­рошая тема для книги и не последнее убежище, когда все человеческие усилия тщетны. Он — сила и мудрость Бога, оби­тающая внутри нас.7

За девять дней до своего рокового сердечного приступа Томас Келли написал следующие строки, хорошо описывающие ту духовную среду, в которой Бог призвал нас всех жить:

Жизнь из центра — это жизнь нето­ропливого мира и силы. Она проста. Она безмятежна. Она удивительна. Она побе­доносна. Она великолепна. Она не требует времени, но занимает все наше время.

И она делает наши жизненные программы новыми и достижимыми. Нам нет нужды впадать в неистовство. Он — у руля. И ког­да наш короткий день позади, мы тихо ло­жимся в покое, потому что все хорошо.8

Для любых взаимоотношений любви характерны особые моменты близкого общения. Если вы хотите переживать близость общения, уготованную для вас Небесным Отцом, то знайте, что Его сердце жаждет этого ещё больше. Желание Его сердца по отношению к вам горит одним: "Позволь Мне направлять тебя к более глубокому уровню близости ко Мне. Я всегда буду поддерживать тебя. Я исполню глубочайшие же­лания твоей души, потому что это Я поместил их туда. Приди ко мне таким, какой ты есть, и знай без каких- либо сомнений, что ты будешь принят. Ты будешь лю­бим и питаем. Это — тайное прибежище, которое Я хочу разделить с тобой. Идём со Мной. Я хочу про­шептать тебе что-то, чего ты никогда не забудешь".

 

Господь Иисус!

Мысль о том, что Ты приглашаешь меня в тайное место, где Ты разделишь со мной Твою любовь, просто ошеломля­ет! Я удивлен подобной мыслью, но хочу узнать Тебя в этом месте. Научи меня тому, как попасть туда, как быть тихим, как говорить с Тобой — порой даже без слов. Пусть мое сердце бьется в унисон с Твоим. Обними меня, Господь Иисус. С То­бой я не боюсь ничего.

Вопросы для обсуждения в группе

1. Как вы понимали смысл медитации до прочтения этой главы? Изменилось ли каким-либо образом ваше пони­мание? Если да, то как? Перечислите три преимущест­ва молитвенного размышления (медитации).

2. Прочитайте текст из Евангелия от Иоанна 4:20-24 и об­судите, что означает поклонение "в духе и в истине".

3. Найдите другие стихи в Библии, не упомянутые в этой главе, которые говорят о размышлении. Какое практи­ческое применение этим стихам можно найти для со­временных верующих?

4. Опишите, как выглядит ваше собственное “тихое вре­мя". При помощи шкалы оценок от 1 до 10 определите, насколько вы удовлетворены своей молитвенной жиз­нью. Каким образом Святой Дух показал вам, что бли­зость к Богу может быть укреплена, когда вы молитесь?

5. Обсудите идею молитвы без слов. Как это может вы­глядеть? В каких случаях, упомянутых в этой главе, слова могут иногда в действительности мешать близо­сти к Богу? В каких ещё случаях слова могут затруд­нять наши поиски близости к Нему?

 

 

Глава 10

На пути домой

Любая попытка свести Божию любовь к словам изначально обречена на провал. К бесконечному по своим

масштабам невозможно приложить обычное мерило. Проще сосчитать песчинки на пляжах и в океанах мира, чем хотя бы приблизитель­но исчислить всю безбрежность Божией веч­ной любви.

Бог любит вас. Эти слова произносятся так часто и столь многими, что существует опас­ность потери их остроты, как это происходит с изношенным лезвием, которое больше не мо­жет резать. Однако не существует какого-либо альтернативного способа, при помощи которо­го книга может общаться с читателем, кроме как посредством слов. Не подходите к заверше­нию этой книги, допустив, чтобы слова из неё прошли через ваше сознание как фильм, который увидели и тут же забыли.

Поразмыслите над этими словами: “Бог любит ме­ня". Задумайтесь над ними. Позвольте им преобра­зить вас. Остановитесь у каждого слова и подумайте, что имеется в виду. Сосредоточьтесь над каждым от­дельным словом до тех пор, пока вы не ощутите его значение. Позвольте Живой воде божественной люб­ви омыть вас, принеся исцеление в глубочайшие тай­ники вашего разума, вашей воли и ваших эмоций.

 

Эмоции, сопровождающие человеческую любовь, могут становиться то сильнее, то слабее, но Бог обещает: "ЯГосподь, Я не изменяюсь"

 

Не проноситесь мимо слов этой последней главы подобно легкоатлету, который стремится побыстрее достичь финишной черты. Читайте эти страницы медленно. Если необходимо, откладывайте книгу по­сле каждого раздела, позволив Святому Духу навсег­да запечатлеть уверенность в пылкости чувств вашего Божественного Возлюбленного, Которым веч­но владеет привязанность к вам.

Познайте Его любовь. Почувствуйте Его неж­ность по отношению к вам. Пусть Он обнимает вас, и обнимите Его в ответ. Падите в руки Его и решите никогда больше не вырываться из них. Вздохните тем вздохом облегчения, который может быть знаком только тем утомленным и страждущим, кто, наконец, ринулся безоговорочно и всенепременно в вечное Место Покоя. Вдохните Его мир, Его нежное приня­тие, Его сладкое Присутствие. Возрадуйтесь тому единению, которого достигли с Ним. Насладитесь осознанием того, что "Бог... любит... меня".

 

БОГ любит меня

Понимаете ли вы, что кроется в удивительной ис­тине о том, что Бог любит вас? Человеческая любовь непостоянна, непредсказуема и всегда подвержена внешнему влиянию. Взаимоотношениям может прий­ти конец из-за неблагоприятных обстоятельств или из-за смерти. Отношения между людьми длятся толь­ко до тех пор, пока есть тот, кто может и хочет отда­вать любовь, а также тот, кто может и хочет принимать ее.

Самая большая любовь, которую вы когда-либо могли испытывать со стороны другого человека, даже в самом лучшем случае временная. Никакие взаимоотношения любви в этом мире не лежат вне досягаемости смерти. Территория человеческих вза­имоотношений может стать выжженной землей в ре­зультате трагедии — смертельного заболевания, болезненного развода или даже полнейшей скуки. Вопреки обещаниям поэзии и песен, человеческая любовь может увядать и умирать.

Божественная любовь существует сама по себе. Эмоции, сопровождающие человеческую любовь, мо­гут становиться то сильнее, то слабее, но Бог обеща­ет: "Я — Господь, Я не изменяюсь" (Мал. 3:6). "Ибо благ Господь: милость Его вовек, и истина Его в род и род" (Пс. 99:5). Бог любит вас, и Он никогда не из­менит Своего отношения. Его любовь к вам не силь­нее в одни времена, чем в другие. Она неизменна и непоколебима.

В летний день на пляже люди часто наслаждают­ся тем, что загорают под ультрафиолетовыми лучами солнца. Распространенная ошибка многих заключа­ется в том, что они думают, что не подвергаются воз­действию солнечного света в облачные дни в той же степени, что и в полностью безоблачные. Достаточно провести всего лишь один день на пляже, чтобы на опыте узнать, что воздействие солнца в облачную погоду не меньше, чем в ясную. Солнечный свет пронизывает облака так, как будто их вообще нет. Возможно, свет не видим, но ультрафиолетовые лучи действуют всегда и в полную силу, их невозможно подавить.

Ничто не может укрыть вас от любви Божией. Никакие облака разочарований, греха, сомнений, от­рицательных эмоций, искушений и скорбей — ничто. Бог любит вас. Его любовь не зависит от вашего ду­ховного постоянства, посвящения и даже веры. Все это — дары от Него, которые развиваются как след­ствие Его любви к вам. Вы не дали начала им и не поддерживаете их в действии. Это — Его дело. Наше дело — просто верить, что Бог нас любит, невзирая на наши прошлые или будущие дела.

Бреннан Маннинг отмечает:

Иногда мы таим невысказанное подо­зрение, что Он не сможет справиться со всем происходящим в нашем разуме и в нашем сердце. Мы сомневаемся, что Он может принять наши полные ненави­сти мысли, жестокие фантазии и стран­ные мечты. Мы не понимаем, как Он может иметь дело с нашими примитивны­ми побуждениями, нашими раздутыми иллюзиями и нашими причудливыми умозрительными построениями. Когда мы говорим: "Иисус, я верю Тебе, но до определенной степени", — за этими словами кроется глубоко спрятанное не­желание сделать себя уязвимыми, откры­тыми, совершенно беззащитными.

Отказываясь поделиться своими фан­тазиями, тревогами и радостями, мы ог­раничиваем Божие господство в нашей жизни и даём ясно понять, что существу­ют такие утолки в нас, которые мы не хо­тим открывать в божественной беседе.1

Вы можете споткнуться, сдаться, отвернуться или просто решить, что уже досыта пожили духовной жизнью. Но солнце все равно сияет над вами, и ни­что из того, что вы делаете или не делаете, не изме­нит данного факта. Люди могут уставать от наших недостатков, от нашего раздражающего поведения и от нашего эгоцентризма, и могут отказываться от нас. Но Бог нас любит, и Он не откажется от нас ни при каких условиях.

Несколько лет тому назад я начал разочаровывать­ся в Боге из-за трудностей, с которыми тогда столк­нулся. В конце концов, я отвернул от Него свое сердце и, в определенном смысле, ушел. Некоторое время я двигался в потоке служения только внешне, но внут­ри был разгневан. Я был недоволен. Я суетился и роп­тал. Я бунтовал. По прошествии некоторого времени я пришёл в себя и осознал, что, если я являюсь христи­анином, то мне не к кому идти, кроме как к Богу.

Однажды я буквально упал на колени и взмолил­ся: "Отец, прости меня". Хотя это произошло деся­тилетия тому назад, я все ещё ясно помню, как это случилось. Я как бы сознательно обернулся, чтобы вернуться к Богу. Ведь я оставил Его. Тем не менее, когда я обернулся, Он был там со мною. Это выгля­дело так, как будто я увидел Его, стоящего рядом. Я понял, что, когда я уходил, Бог пошёл вместе со мной! Когда я увидел Его глазами веры, то услышал, как Он сказал: "Ты уже покончил со своей детской вспышкой гнева? Хорошо! Иди сюда и дай Мне те­бя обнять!".

Бог любит нас! И как Его любовь отличается от той, которая известна человеческим существам! Раз­дражительное, вечно недовольное поведение приведёт только к тому, что Он обнимет и утешит вас. Даже когда мы бунтуем и пытаемся уйти от Него, Он идёт вместе с нами.

Однажды, после того случая, чтобы описать своё поведение я перефразировал слова апостола Павла из послания к Римлянам 8:38-39 следующим образом:

Это правда! Ничто не может отделить нас от любви Божией! Ибо я уверен, что ни жалобы, ни недовольство, ни неверие, ни то, что мы делаем, ни то, что мы соби­раемся сделать, ни недостаток духовного постоянства, никакие промахи не смогут отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем!

Облака могут покрывать наше восприятие Его бо­жественной страсти, но с любовью, которая сияет сильнее тысячи солнц, Он — Отец светов, у Которо­го нет изменения и ни тени перемены (Иак. 1:17). Бог любит вас, и Он никогда не изменится. Никогда.

Бог ЛЮБИТ меня

Св. Катерина Сиенская была христианкой, жив­шей в четырнадцатом веке. Она много писала о бли­зости к Богу. Однажды ее попросили описать Бога таким, каким Он явился на ее жизненном пути. В от­вет эта выдающаяся, пламенная итальянка прошепта­ла: "Он безумно любит, опьянен любовью".2 Как вы опишете Бога в своем собственном духовном путеше­ствии? Вы уже пришли к познанию Его как прежде всего Того, Кто открыл вам Свою любовь?

Как-то в одной беседе со мной Тодд рассказал о его переживании: "Я верю интеллектуально, что Бог любит меня. В конце концов, Он — Бог. Он есть любовь. Но, хотя я знаю разумом, что Он любит ме­ня, это не приносит особой пользы в повседневной жизни. Я в плену у скверных личных привычек. Мой брак непрочный, из-за нехватки времени дети почти не знают меня. Я тащу себя в воскресенье в церковь, сажусь на скамью и сижу, думая только об одном: за­втра все это начнется сначала. Что я должен сделать, чтобы пережить Божию любовь реально?

Ответ на этот вопрос находится в понимании того, что Божия любовь не похожа на любую другую, когда- либо известную Тодду. Она не похожа на "эрос" стра­стной любви между мужчиной и женщиной, которая утихает вместе с бушующими гормонами. Она больше, чем "филео" братской любви, известной членам одной и той же семьи. Она намного превосходит любовь “сторге", которая подразумевает теплые отношения между двумя людьми, в совершенстве знающими друг друга и не испытывающими рядом друг с другом ника­кой неловкости. Несмотря на то, что все эти проявле­ния любви, безусловно, хороши, они — человеческие.

Божия любовь совершенно особая. Она — лю­бовь "агапе". Божественная по своей природе, она йе нуждается в каких-либо внешних побудителях, чтобы появиться или увековечиться. Она не зарождается вследствие присутствия в принимающем ее неких благих свойств. Она проистекает из внутренней ре­ки, известной только ей самой. Это любовь, которая струится с Божия престола в этот мир через кладезь Голгофского креста.

Это любовь, которая не появляется из-за того, что Тодд, вы или я сделали что-либо. А потому, посколь­ку мы никак не могли вызвать ее, то не можем ниче­го сделать и для того, чтобы прекратить ее. Это — стремительная река бушующей страсти, которая об­рушивается прямо на тех из нас, кого призвал Бог.

Мы не пытаемся плыть в этом потоке, а просто подчиняемся ему и позволяем нести нас туда, куда он хочет. Как это ни странно, когда мы, наконец, дости­гаем своего пункта назначения далеко внизу по тече­нию, то оказывается, что нас принесло обратно к престолу Божию. Между тем, путешествие по это­му пути и есть путь Иисуса, который мы обычно на­зываем "христианской жизнью".

Как мы можем реально испытать такое излияние божественной любви? Мы не можем управлять этим потоком. Мы можем только подчиниться ему в том, что Роберт Капон называет "вторым правилом жиз­ни по благодати". Он объясняет:

Ваша часть — только в том, чтобы от­крыться. Не нужно, чтобы нечто происхо­дило. Не нужно достигать какого-то высокого личного накала. Определенно, не нужно подгонять себя под какой-то объективный стандарт поведения, кото­рый, в конце концов, склонит Бога быть любезным. Вам нужно просто находиться там и открыться вашему Возлюбленному, Который и без вашего особого разреше­ния даст всему начало. И ваше посвяще­ние в Нем может состоять буквально из всего, сделанного вами, потому что Он принимает все это в Возлюбленном — все добрые поступки, потому что они укоре­нены в Нем; все плохие поступки, потому что они примирены в Нем; и даже все ре­лигиозные поступки, потому что в Нем они перестали быть трудом и стали празд­нованием чего-то уже свершившегося.3

Незыблемый факт состоит в том, что Бог любитвас. Божественная любовь нашего неизменного Бога все время будет побуждать Его изливать на вас Его благость. Никто не торгуется ни о вашей жизни, ни о вашем будущем. Дело закрыто. Вы были искуп­лены дорогой ценой, и в этот самый момент находи­тесь на пути домой.

Бог любит МЕНЯ

В 1981 году в городе Мобайл, штат Алабама, со­стоялся судебный процесс над Джозефом Андерсонэном — афро-американцем, который обвинялся в убийстве белого полицейского. В конце процесса суд не смог вынести приговор. Неудача в достиже­нии обвинительного заключения побудила к дейст­вию членов филиала ку-клус-клана в Алабаме. Два человека решили, что этим история не закончится.

В субботу 21 марта 1981 года Генри Хэйс и Джеймс Ноулз приняли решение, что возьмут реванш за неспо­собность суда вынести приговор Андерсонэну. Они ез­дили в своей машине по улицам Мобайла до тех пор, пока не увидели идущего домой 19-летнего Майкла До­нальда. Майкл был студентом и Подрабатывал в компа­нии "Мобайл пресс реджистер". Затащив его в машину, они жестоко избили Дональда деревянными палками, перерезали горло, а затем увезли в соседний округ, где подвесили за шею, пока тот не умер.

 

Что делает благодать настолько удивительной, так это то, что распятый Сын Божий, избитый и повешенный на римском кресте, понёс на Себе все последствия вашего греха

 

После короткого расследования обоих арестова­ли, и в июне 1983 года Ноулз был признан виновным и приговорён к пожизненному заключению. Шесть месяцев спустя Генри Хэйс был обвинён в убийстве, также признан виновным и приговорён к смертной казни. В трогательный момент при закрытии судеб­ного процесса Хэйс повернулся к матери Майкла, Бюле Мэй Дональд, и заплакал. "Я не могу вернуть вашего сына,— сказал он.— Бог знает, что если бы я мог поменяться с ним местами, то так бы и сделал. Но я не могу".

Как бы вы ответили в этой ситуации человеку, жестоко убившему вашего ребенка? В тот день ответ Бюлы Мэй Дональд привнес в зал окружного суда штата Алабама присутствие Христа. С глазами, пол­ными слез, она тихо сказала человеку, повесившему ее сына: "Я уже простила вас... С того дня, когда я уз­нала, кто вы. Я просила Бога позаботиться о вас, и Он сделал это". Когда она говорила, по выражению од­ного репортера, в зале суда не было ни одних сухих глаз. Прощение Бюлы Мэй Дональд растопило даже самые очерствевшие сердца.

Как и Генри Хэйс, никто из нас не может сде­лать что-либо, чтобы обратить вспять совершенные нами грехи. Все согрешили против Бога (см. Рим. 3:23), и каждый человек виновен перед крестом Ии­суса Христа. Не хватит слов и дел, которыми мы могли бы снять свою вину. Что делает благодать настолько удивительной, так это то, что распятый Божий Сын, избитый до неузнаваемости и пове­шенный на римском кресте, понес на Себе все по­следствия вашего греха.

Именно из-за вашей вины гнев Божий был излит на Иисуса Христа, пока Он сполна не вкусил горькое возмездие за все ваши грехи. Именно из любви к вам Он оставался на кресте до тех пор, пока не был по­глощен вечной тьмой отделения от Бога. Он хотел быть с вами так сильно, что никакая цена не была для Него слишком большой.

Помните тот день, когда в покаянии, веруя, воззва­ли вы: "Боже! Пожалуйста, прости меня". В тот день голос Иисуса мягко ответил: "Я уже простил тебя. С того дня, когда я впервые узнал, кто ты, Я просил Моего Отца позаботиться о тебе, и Он это сделал".

По той причине, что Иисус Христос уже все сде­лал, вы теперь можете вздохнуть облегченно. Бог лю­бит вас и заботится обо всем, что касается вас. Сожаления о вчерашнем и страхи о дне грядущем ис­чезли, когда пришло откровение о том, что Христос теперь — ваша жизнь, и что “мы Им живем и дви­жемся и существуем" (Деян. 17:28). Иисус Христос для вас — центр и источник всего. Ваше наследие — пребывание в осознании Его любви и покоя. Теперь вы можете жить Его Жизнью, центра всего сущего.

Позвольте мысли "Бог любит меня" созревать в вашем уме ежедневно. Ваши отношения с Ним не основаны на чем-либо, что сделали вы, или же не сделали. Их основание в том, что Он сделал от того, что очень сильно любит вас.

"Но почему Бог любит меня?",— однажды выра­зил мне свое удивление некий новообращенный хри­стианин.

"Я задаю тот же самый вопрос себе",— ответил я. Этот вопрос задают себе время от времени все верую­щие. Божие решение любить вас скрывается в тайне Его провидения и в Его бесконечной благости. Возмож­но, мы никогда не поймем этого, но мы определенно можем верить в это и жить во свете данной истины.

Вы действительно верите в то, что Бог любит вас? Возможно, величайший прорыв, который могут испытать большинство христиан, заключается в признании принятия их Богом. Мы можем по-настоящему жить в свободе только тогда, когда будем прочно утверждены в уверенности в Его непоколе­бимой любви. До тех пор, пока мы не укоренимся в осознании безусловной, неизменной Божией любви к нам, мы будем обречены на жизнь, сосре­доточенную на собственном поведении. Ваш Боже­ственный Возлюбленный хочет, чтобы вы были сосредоточены на Нем, а не на себе.

Ваше продвижение по жизни будет во многом оп­ределяться тем, как вы смотрите на Божию любовь

к вам. Вы можете покоиться в Нем и наслаждаться путешествием или же обеспокоено прилагать усилия к тому, чтобы находиться в Его благодати, что бес­смысленно и ненужно. Роберт Кэпон пишет:

Ваша жизнь в благодати — это жизнь инвалида на эскалаторе: для того, чтобы самому подниматься по ступенькам, вы просто мертвы, ибо для инвалида это абсолютно невозможно. Но теперь не нужно ничего делать, потому что божест­венный Администратор милостиво поста­вил вас на движущиеся ступени Иисуса — и вы поднимаетесь.

То, что вы делаете и думаете о себе, поднимаясь на этом эскалаторе, будет ра­достным, печальным или ужасным — все зависит от вас. Радостным — до той сте­пени, насколько вы торжествуете от того, что свободно едете. Печальным — до той степени, насколько вы пытаетесь бороть­ся с эскалатором. Ужасным — до той сте­пени, насколько вы забудете о том, что находитесь на эскалаторе, и пойдёте в об­ратном направлении, сосредоточившись на своей неспособности ходить. Но, хотя все это и будет иметь значение для вас, ничто из перечисленного не будет гово­рить против вас. Вы — на пути. И все, что вы должны делать — верить. Даже печаль и ужас станут частью этой поездки.

И потому последнее правило жизни по благодати заключается в том, что ни­что не может отделить вас от этой благо­дати. Ни ваши ошибки; ни ваши пороки; ни то, что вы ведете себя как капризный ребёнок, отказываясь нести свой крест; ни даже то, что вы сыплете соль на раны Христа или пинаете ногами поверженно­го Бога. По той причине, что Он забрал вас для Себя, допустив умереть на кресте ради вас, Он принимает это как цену пре­бывания с вами. В конце концов, вы за­плачете об этом, и эти слезы будут вашим покаянием. Он даже нисколько не торо­пит вас. Он знает, что любит вас, и это — все, что имеет смысл. Вы можете присоединиться, насколько хватит сил.4

Бог любит вас. Это так просто, но в то же время глубоко. Достаточно странно то, что, хотя Божия лю­бовь — это центральное послание Библии, она также является самым сложным аспектом веры, с которым испытывают трудности многие христиане. Увязнув в мелководье обычной любви, многие просто не мо­гут увидеть безбрежный океан любви божественной с волнами "агапе", накатывающимися на них.

"Но что, если я отворачивался от Бога и отвергал Его? Вы ведь определенно не считаете, что Он все еще любит меня!". “Как вы можете думать, что Бог все еще любит того, кто совершил такой грех?". "Да, Бог любит нас, но вы можете зайти слишком далеко. В конце концов, для Бога все еще имеет значение то, что мы делаем!". "Это правда, что Он — Бог любви, но Он также и Бог гнева и суда!".

Так звучит длинный перечень возражений против божественной любви. Может быть, вы отбиваетесь от собственных вопросов. Возможно, вы не можете примирить что-то, в истинность чего верите, с идеей о неизмеримой, безусловной и неизменной божест­венной любви.

Я — по ту же сторону баррикад, что и вы. Есть аспекты Божией любви, которые я также не пони­маю. Его любовь слишком велика, чтобы я мог охва­тить ее руками и осмыслить разумом. Как бы ни старался, я не смогу до конца познать ее. У меня все еще есть неотвеченные вопросы о Его любви.

 

Хотя Божия любовьэто центральное послание Библии, она также является самым сложным аспектом веры, с которым многие испытывают трудности

 

Тем не менее, однажды я принял решение, кото­рое с тех пор не перестает преображать мою жизнь. Я решил прочувствовать то, что не могу понять. Я отказываюсь допустить своей ограниченной способ­ности понимать Божию безграничную любовь вос­препятствовать мне радоваться этой любви. Да, у меня все еще есть вопросы без ответа. Пусть над ними думают богословы. А пока они этим занимают­ся, почему бы просто не поверить в Его любовь и не принять ее как что-то большее и лучшее, чем что-ли- бо из известного на земле.

Джон Элдридж приводит хороший пример:

В чем заключается истина о поцелуе?

С технической точки зрения, в модер­нистском восприятии — это два набора челюстей, прижимающихся на некоторое время друг к другу. Те из вас, кто пере­жил на себе чудо поцелуя, знает, что, не­смотря на свою истинность, описание неверное. Оно лишено всякой красоты, тайны, страсти и интимности, оставляя вас с холодным как лед фактом. Тот, кто знает, что такое поцелуй, чувствует себя обделенным. Тот, кто не знает, возможно, скажет: "Если это и есть поцелуй, то, ду­маю, обойдусь и без него".5

Я не могу представить подобную перспективу в человеческих взаимоотношениях. Как и я, многие люди часто бывают в командировках. Можете ли вы представить человека, возвращающегося домой из деловой поездки, который, предвкушая встречу с су­пругой, утомляет себя попытками понять интеллекту­альное значение поцелуя?

Несмотря на то, что с поцелуем без сомнения свя­заны психологические и физиологические факторы, я, возвращаясь домой к Мелани, думаю о них меньше всего. Теннесси Эрни Форд описал основные элемен­ты подобных моментов в своей старой песне: "Целуй меня крепче". Он не сказал ничего о челюстях, сопри­касающихся друг с другом на некоторое время. Его оценка была одновременно простой и практичной: "Опусти шторы. Сними трубку с телефона. Готовься и предвкушай, милая. Папа возвращается домой!".

Так сердце Иисуса относится к вам. Он хочет, чтобы отношения с Ним вас волновали. Вы — Его не­веста, а Он переполнен любовью к вам. Он намерен провести вечность, подтверждая вам Свою любовь так, как вы не сможете вообразить даже в самых бурных мечтах. Его любовь чиста, но в то же время страстна. Это — объективный факт с глубокими субъективными выводами для вашей жизни. Он очень хочет, чтобы вы знали, как сильно Он вас лю­бит; чтобы вы чувствовали, как сильно Он вас любит; чтобы вы видели, как сильно Он вас любит.

Кто-то может сразу же предупредить об опаснос­ти поверхностных эмоций. Да, есть риск, что кто-то сведёт своё понимание отношений со Христом до уровня чувственности. Некоторые будут отрицать это, но существует равный или даже, может быть, больший риск, что многие проведут свою жизнь, об­щаясь со Христом исключительно разумом.

 

ОнОтец, падающий на шею вернувшихся блудных сыновей, Который со слезами, стекающими по Его щекам, целует их и восклицает в радости: "Мой сын дома! Устроим праздник"

 

Глубочайшие человеческие взаимоотношения в нашей жизни проникают в наш разум, в наши эмо­ции и в наши решения. Взаимоотношения со Христом ничем не отличаются. Он — не просто истина, кото­рую предлагают изучать, и не мистическое чувство, которое можно испытать. Он больше всего этого.

Он — Отец, падающий на шею вернувшихся блудных сыновей, Который со слезами, стекающими по Его щекам, целует их и восклицает в радости: "Мой сын дома! Устроим праздник" (см. Лк. 15:20-24). Он — Мать, утешающая поцелуями Своих детей, ког­да те прижимаются к ее груди (см. Пс. 130:2). Он — Возлюбленный, Который говорит: "Я люблю тебя так сильно, что буду целовать прямо на виду у всех, и Ме­ня не волнует, что меня видят! На самом деле, кто осудит Меня?" (см. П. Песн. 8). Он — Художник, Ко­торый указывает на вас и с гордостью заявляет всей вселеной: "Смотрите, что Я сотворил!" (см. Еф. 2:10). Он — Композитор, поющий вам песни любви! (см. Соф. 3:17). Он — Богатый Торговец, продавший все, что имел, ради того, чтобы вы принадлежали Ему (см. Мф. 13:45-46). Он — Царь царей и Господь господст­вующих, Который оставил славу Своего превознесен­ного престола на небесах, прошел через грязь этого грешного мира и спустился в ужас ада — и все по од­ной простой причине. Он смотрел дальше окружав­шего его ужаса и видел вас, стоящих на той стороне и ожидающих, когда Он избавит вас.

Поцелуем благодати Он пробудил вас из сна духов­ной смерти. Он покорил вас и теперь несёт к вечному дому, приготовленному Им для вас (см. Ин. 14:2-3). По­бедив ад и смерть, Он полностью освободил путь Се­бе. Ничто не помешает Ему исполнить Свою миссию.

Брачный пир уже готов. Стол накрыт. Вы стоите в коридоре времени перед дверью вечности, которая уже готова открыться и впустить вас. Сразу за этой дверью — пение. Там — великое множество гостей, с нетерпением ожидающих вашего прибытия на свадь­бу. Как только вы переступите границу, отделяющую время от вечности, вы услышите, как они поют:

Аллилуйя! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель. Возрадуемся и возвесе­лимся и воздадим Ему славу; ибо насту­пил брак Агнца, и жена Его приготовила себя (Откр. 19:6-7).

В этот момент все заботы земной жизни исчезнут. Вы повернётесь и взглянете в глаза Тому, Кто распо­ложил к вам Свое сердце вечность тому назад. Он за­глянет вам глубоко в глаза Своим проницательным взглядом и нежно произнесёт ваше имя. С сердцем, переполненным Его любовью, вы сможете сказать только одно слово. Но это единственное слово вмес­тит суть всего сущего во времени и в вечности. Со слезами радости и осознания того, что все совер­шилось, вы просто прошепчете: "Иисус... О, Иисус!".

Дорогой Отец Небесный!

Я с нетерпением ожидаю того дня, ког­да эта земная жизнь завершится, и я уви­жу Тебя лицом к лицу. Твоя любовь ко мне просто ошеломляет. Ты действительно любишь меня сильнее, чем я могу себе пред­ставить! Да буду я возрастать в своем понимании Твоей любви. Ты дорог мне. Я всецело отдаю себя Тебе отныне и на всю вечность. Я так сильно люблю Тебя.

Вопросы для обсуждения в группе

1. Напишите одним абзацем, что, на ваш взгляд, написал бы Бог, если бы решил отправить вам личную любовную записку.

2. Найдите в Библии три стиха, в которых говорится о Божией благости и о Его терпении. Перескажите эти стихи своими словами.

3. Прочитайте притчу о блудном сыне, записанную в 15-й главе Евангелия от Луки, и назовите три сходства между любовью отца в этой истории и любовью Бога к вам.

4. Когда Иисус Христос придёт, чтобы забрать вас домой в ваш вечный дом, какой первый вопрос вы зададите Ему?

5. Прочитайте текст из Послания к Римлянам 8:38-39. Перефразируйте эти стихи так, чтобы выразить историю ваших собственных жизненных переживаний.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.123 (0.026 с.)