ТОП 10:

Божия благодать в уединении и молитвенном созерцании



После такого заявления давайте рассмотрим од ну грань в жизни по благодати, которую я нахожу удивительным средством, часто позволяющим ощу­щать в себе Его жизнь и любовь. Это действие бла­годати чудесным образом укрепляет моё ощущение единства с Ним. Я говорю о библейской практике уединения и молитвенного созерцания. Вопрос уе­динения будет рассмотрен в этой главе, а практика молитвенного созерцания — в следующей. Я нахо­жу эти два элемента дарами благодати от Бога, ко­торые весьма укрепляют меня в поиске близких взаимоотношений с Ним.

В современной культуре любой ценой стараются избежать уединения, невзирая на то, что, согласно Библии, это — неотъемлемая часть общения с Богом. Современное общество наводнено потоком слов. Же­лание услышать Бога в толчее жизни подобна попытки расслышать голос человека, находящегося на дру­гом конце запруженной людьми комнаты, который пробивается к нам сквозь неразборчивый гул других голосов вокруг.

Вот как описывает наш "болтливый" мир Генри 11ювэн:

Куда бы ни пошли, мы окружены сло­вами. Слова тихо шепчут, громко провоз­глашают и гневно выкрикивают; слова говорят, декламируют и поют; слова на дисках, в книгах, на стенах и в небе; сло­ва во множестве звуков, множестве цве­тов и множестве форм; слова, которые слушают, читают, видят и рассматривают; слова, которые мигают, медленно двига­ются, танцуют, прыгают и раскачивают­ся. Слова, слова, слова! Из них состоит пол, стены и потолок нашего бытия.5

Для того, чтобы насладиться тихой близостью к Богу, мы должны намеренно удалиться от шумного и болтливого мира. В Библии описаны случаи, когда Иисус Сам удалялся в уединенные места (см. Мк. 1:35; Лк. 4:42). Если Иисус считал необходимым уда­ляться от притязаний на Его время и служение для общения с Богом в тишине, то насколько более важ­ным это должно быть для нас?

На важности уединения акцентирует внимание один эпизод из Евангелия от Марка. Ученики только что вернулись из успешного миссионерского путеше­ствия, во время которого они видели потрясающие результаты проповеди, изгнания бесов и исцелений. Без сомнения, с большим энтузиазмом "собрались Апостолы к Иисусу и рассказали Ему все, и что сде­лали, и чему научили" (Марк. 6:30).

Каким, на ваш взгляд, мог быть ответ Иисуса в подобный момент? Если бы Он учился отвечать на основании тех проповедей, которые я произносил многие годы, то, наверное, сказал: "Хорошо потруди­лись! Не останавливайтесь! Вот настал наш час, продолжаем в том же духе, братья! Идите и пропове­дуйте Царство!".

Именно такого рода лидерства я придерживался долгое время. В конце концов, рассуждал я, диавол никогда не берет отгулов, так почему же мы должны брать их? Тем не менее, ответ Иисуса отличался от того, который мог бы дать я:

Он сказал им: "Пойдите вы одни в пу­стынное место и отдохните немного",— ибо много было приходящих и отходя­щих, так что и есть им было некогда.

И отправились в пустынное место в лод­ке одни (М-к. 6:31-32).

В тот момент, когда ученики давали отчет о том, как замечательно идут дела, Иисус сказал: "Прекрас­но! А теперь немного отдохните". Подобный совет не был типичным для характера моего типа или для то­го образа христианской жизни, который я установил для себя. Даже сейчас мне нелегко следовать ему. Что-то внутри меня говорит, что, отдыхая, я трачу по­пусту время, если только это не ночь, когда я сплю, и даже по ночам мой разум порой трудится со скоро­стью компьютера.

Иисус сказал Своим ученикам: "Отдыхайте". Чув­ствуете ли вы, как это слово отозвалось где-то глубо­ко внутри? Для многих проще заниматься чем-то, чем терпеливо ожидать Господа в уединении. Это — урок, который некоторые из нас должны проходить снова и снова всю жизнь. Это урок, который я толь­ко начал изучать.

 

В конце концов, рассуждал я, диавол никогда не берет отгулов, так почему же мы должны брать их?

 

Вскоре после того, как Святой Дух ясно показал мне необходимость перестроить распорядок дня и выделить время для уединения, я должен был ре­шить ряд вопросов в нашем офисе в Мексике.6 Как раз тогда быстро приближался последний срок сдачи этой книги. Я решил, во избежание всяких отвлека­ющих дел и чтобы не отрываясь поработать над ру­кописью, провести еще одну неделю в маленьком городе на берегу озера Чапала, примерно в часе ез­ды от Гвадалахары. Я отправил по электронной поч­те письма близким друзьям с просьбой молиться обо мне в это время, чтобы Господь дал возможность хо­рошо потрудиться.

У Бога, без сомнения, есть чувство юмора. Судя по первым нескольким дням проведенным в работе над книгой, было очевидно, что Бог благословляет эту работу. Затем однажды утром я встал пораньше и включил свой портативный компьютер. Когда вре­мя загрузки системы завершилась, я сидел, тупо гля­дя на черный экран. Было чувство, что мои мозги омертвели. “О, Господь... Что происходит?",— спро­сил я.— "Ты же знаешь, что у меня скоро крайний срок сдачи. Ведь это наилучшее время, когда Ты да­ешь мне возможность писать книгу!"

И опять, точно так же как Он сделал в том ма­леньком домике в Южной Джорджии, Бог отказался одобрить мой крайний срок. Как и в предыдущий раз, моя работа остановилась.

Чтобы в голове прояснилось, я решил поесть и пройтись по мощеным булыжником живописным улицам этого красивого селения. Пару часов спустя я вошел в свою комнату и сел. Ничего. Разве Бог не знал, что я здесь с определенной миссией? Разве я не выделил это время специально для того, чтобы выпол­нить ту работу, к которой Он привел меня? Но весь остаток дня был нулевым. Я не написал ни слова.

В девять часов вечера того же дня я позвонил Мелани, которая вернулась домой в Штаты, и как капризный ребенок начал хныкать о своем дне. "Не знаю что происходит,— сказал я,— но если завтра ничего не изменится, то я возвращаюсь домой". Я повесил трубку и сел, открывая Библию. “Гос­подь,— взмолился я при этом,— проговори мне. Что я делаю? Что я не делаю? Ты знаешь, что я старал­ся закончить эту книгу сегодня. Что Ты хочешь, чтобы я сделал?".

Описывая это, я чувствую себя неловко, потому что сам не считаю подобный способ общения с Бо­гом правильным. Это — детский подход к Библии, от которого тот, кто всерьёз исследует Писание, съе­живается (возможно, Господь проговорил при помо­щи такого метода именно потому, что я вёл себя как ребенок). Я открыл Библию, и попал на книгу Псал­мов, которую в последний раз читал несколько меся­цев назад. Когда я взглянул вниз на открытую страницу, мои глаза остановились на тексте из Псал­ма 4:5. Слова, которые я прочитал, как будто выпрыг­нули со страницы в ответ на мой вопрос: "Что Ты хочешь, чтобы я сделал?".

В этом стихе было сказано: "Размыслите в серд­цах ваших на ложах ваших, и утишитесь"! (курсив автора). Я не мог удержаться, чтобы не засмеяться, громко и в полном одиночестве. Здесь я пытался, нет, напрягался написать о покое во Христе и об уедине­нии, однако, даже находясь в одиночестве в другой стране, обнаружил, что предрасположен к жизни на скоростной магистрали. Бог не собирался прыгать че­рез мою скакалку, и, когда Он проговорил, то сказал: "Ложись спать и подумай об этом".

Я сделал это саморазоблачение для того, чтобы убедить вас в том, что с уроками о молитвенном уе­динении полностью справляются далеко не многие (если вообще кто-нибудь справляется). Мы все нахо­димся в процессе обучения. Возможно, мы проведем всю жизнь, понемногу осваивая этот урок.

Звучание тишины

Шум может быть нашим злейшим врагом. Проис­ходящее вокруг постоянно поглощает наше внима­ние, отвлекая от действительно важных вопросов. Фома Кемпийский сказал в начале 15-го века: "При­чина, по которой так мало находится людей, способ­ных к размышлению, заключается в том, что очень немногие могут полностью отвлечься от всего твар- ного и бренного". Он думал, что тогда было плохо! Более, чем пятьсот лет спустя все стало еще хуже.

Нашу проблему выбора хорошо описывает Гор­дон Макдональд:

Очень немногие из нас могут до конца осознавать ужасный тайный заговор шума против нас. Шума, лишающего тишины и уединения, в чем так нуждаемся мы для возделывания внутреннего сада. Несложно увидеть, что лукавый враг Божий решил окружить нас во всех мыслимых обстоя­тельствах жизни разноголосицей шумов цивилизации, которая, если ее не приглу­шить, обычно подавляет глас Божий. Тот, кто ходит с Богом, прямо скажет вам, что Бог как правило не кричит, чтобы Его ус­лышали. Как обнаружил Илия, Бог скло­нен к шепоту в саду.7

Огонь Божией любви к вам не может быть уга­шен, но, наверное, ничто так быстро не гасит пламя нашего осознания, как шум. Иеремия сказал: "Благ Господь к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его. Благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Гос­пода" (Пл. Иер. 3:25-26, курсив автора). Близость к Богу и постоянный шум — это взаимоисключаю­щие понятия. Если существуют моменты осознанной близости к Нему, то это наверняка моменты тишины и уединения. Бог не будет перекрикивать ропот на­шей беспорядочной жизни.

Вы действительно хотите исследовать глубины бли­зости к Богу? Вы слышите внутренний голос, зовущий вас в уединенное и тихое место? Божественный Воз­любленный зовёт вас в потайное место, в котором вы можете побыть только вдвоём. Томас Келли пишет:

Вы можете видеть его из-за края и страстно желать попасть в этот удиви­тельный Центр, где душа находится дома с Богом. Будьте очень верны этому стра­стному желанию. Это Вечная Благость призывает вас вернуться Домой, чтобы питаться на зелёных пажитях, гулять вдоль тихих вод и жить в мире присутст­вия Пастыря. Это жизнь вне пределов ли­хорадочного напряжения.8

Сегодня происходит пробуждение среди многих верующих, которые более не желают довольствовать­ся толкотней и суматохой, которую обычно называ­ют христианской жизнью. Назовите это более глубокой жизнью, жизнью размышлений или как-то иначе. Какое бы название вы ни выбрали, качество христианской жизни зачинается в божественной близости и рождается в тихие моменты, проводимые вместе двумя влюбленными. Многие христиане, не­удовлетворенные пустотой шума, слышат Его мягкий призыв к чему-то более глубокому и яркому.

Однажды мой друг Барри дал мне номер журнала "Христианство сегодня", в котором была статья о Лейтоне Форде и его "новом служении". Форд женат на сестре Билли Грэма, и уже тридцать лет работает в Евангелистской Ассоциации Билли Грэма. В журнальной статье он был представлен как человек, "известный своим служением пробуждения, пылкими проповедями и обращением тысяч людей за один вечер".10 У него было такое служение, о котором мечтали почти все известные мне проповедники, но в статье дальше было сказано: "После разъездов по всему миру, куда Бог — и Билли Грэм — призыва­ли его, 70-летний Форд теперь проводит большую часть времени, слушая тихий Божий голос".

Слушая тихий Божий голос?!Служение ЛейтонаФорда было хорошо известно. Я знал, что он был очень успешным по меркам большинства людей. И теперь, после всех своих проповедей, обратим столько людей к Богу и оказав такое влияние на весь мир, он решил посвятить себя жизни размышлений, сосредоточенной на том, чтобы наставлять и быть наставляемым? Должно быть, именно этот тихий Голос увлек этого человека от прежнего образа жизни.

Прочитав о его жизни, я только еще больше утвер­дился в необходимости замедлить свой шаг и уделить время молитвенному уединению, о чем, как я знал, го­ворит мне Бог. К тому времени я уже пересмотрел свой календарь на следующий год, отменив кое-что из ранее запланированного. Теперь же эта статья об от­крытии Лейтоном Фордом нового образа жизни толь­ко разожгла пламя моего желания узнать больше.

Слова Томаса Келли еще больше усилили это же­лание. Он писал:

Я хотел бы особо подчеркнуть, на­сколько проще становится жизнь, когда в ней преобладает верность всего лишь в нескольких вопросах. Многие из нас за­нимаются сразу слишком многим. Мы от­влекаемся, претендуя на занятия тысячей и одним полезным делом, и, не успев опо­мниться, оказываемся впопыхах бегущи­ми за какой-нибудь перегруженной программой хороших комитетов и доб­рых дел. Я убежден, что эта лихорадочная жизнь тружеников церкви нездоровая.

Дела наслаиваются одно на другое, пото­му что мы не можем отклонить предло­жения друзей. Согласие на служение в важном комитете на самом деле долж­но базироваться на побуждении изнутри нас, а не просто на рациональном подсче­те задействованных факторов. Жизнь в повседневных заботах должна направ­ляться и организовываться изнутри. И мы учимся говорить "да" или “нет", следя за руководством внутреннего побуждения.10

 

Огонь, горящий в тиши

Тишина. Именно в тишине пустоты проговорил Бог, сказав: "Да будет...", и так было сотворено все сущее. Именно в тишине бесплодной пустыни один человек встретился с Богом у горящего куста и был отправлен вывести Его народ на свободу. Именно в тишине ночи мог быть услышан плач младенца в Вифлееме, возвестивший миру о спасении. Была и еще одна тихая ночь, когда то же Дитя взывало к Отцу в саду: “Не Моя воля, но Твоя да будет". Именно в тишине раннего утра был отвален камень, и занятая гробница была навсегда опустошена. Ти­шина — это неизменный инструмент Бога.

Огонь Божией любви ярко горит в тишине. Имен­но в тишине, когда развлечения и заботы этого мира исчезли, а внешний шум приглушен, мы ощущаем любовь нашего Возлюбленного. Именно в тишине мы способны всецело отдать Ему свои мысли, чувства и волю с несдерживаемой страстностью.

Именно в тишине мы способны молитвенно уеди­няться — размышлять о Личности и любящих словах Того, Кто пылает к нам страстью, до тех пор, пока мы безвозвратно и навечно на зажжёмся этим Пламе­нем. Именно в тишине у нас перехватывает дыхание от восторга вместе с псалмопевцем: "Воспламенилось сердце мое во мне; в мыслях моих возгорелся огонь" (Пс. 38:4, курсив автора).

 

Дорогой Отец Небесный!

Я так хочу, чтобы Ты освободил меня от шума, который заглушает Твой голос и музьшу Твоей любви. Я хочу переживать тихие моменты близости к Тебе. Научи меня "уходить и отдыхать", как Ты учил Своих учеников. Покажи мне, как распреде­лить мои обязанности так, чтобы Твой огонь мог постоянно гореть в моем сердце.

Вопросы для обсуждения в группе

1. Прочитайте описание дня Пятидесятницы во 2-й главе книги "Деяния". Перечислите четыре характеристики Бога, которые можно сравнить с огнем.

2. Что для вас значит "подняться и танцевать с жизнью"? Перечислите некоторые общие причины, по которым люди неохотно соглашаются на жизнь без забот? Как выглядит жизнь человека, полностью окунувшегося в жизнь Божию?

3. Прочитайте Евангелия от Марка 1:35 и от Луки 4:42. Почему, на ваш взгляд, Иисус удалялся в пустынное место? Какую пользу могут сегодня получить христиане, выделяя в жизни время для уединения? Легко ли вам уединяться и почему?

4. Прочитайте приведенную в этой главе цитату Гордона Макдональда о “тайном сговоре шума" в нашей культуре. Какие шумы больше всего мешают вам уединяться со Христом? Прочитайте Пл. Иер. 3:25-26 и объясните, о чем Бог говорит в этом тексте.

5. Перечислите три действия, не упомянутые в этой главе, которые Бог совершает в тишине. Какое самое значительное переживание от Бога вы имели в жизни в то время, когда находились в тишине?

6. Выделите в течение следующего месяца два дня, которые могли бы полностью посвятить размышлениям с Богом. Попросите Его проговорить к вам, открывая Свое сердце.

 

Глава 9

Святое пристанище

Огорчения от повседневной рутины блекнут как тени, исчезая под яркими лучами полуденного солнца. Срочные дела укрощены как капризный ребенок, кото­рый, наконец, отправился спать. Проблемы, кото­рые обычно заявляют о себе как наиважнейшие, пересмотрены и в данный момент воспринима­ются как обычные. Их все еще необходимо ре­шить, и они будут решены в свое время. Но сейчас вы приглашены в потаеный уголок сада, лежащего за пределами времени. Жизнь вне его еще потребует внимания к себе, однако сейчас ничто из того не имеет значения в присут­ствии Божественного Возлюбленного. Время как будто остановилось перед Его вечной красотой.

Этот сад — место, в которое приглашены и вы, куда вы привлечены Святым Духом. Это место молитвенного уединения. Это тайное свида­ние в святом месте, которое делят двое влюбленных, для которых наивысшая радость — быть вместе на­едине, наслаждаясь любовью друг друга. Это — ва­ше собственное святое пристанище, где вы и Иисус можете отпраздновать единство в уединении святого места, где ничто и никто не может прервать ваше тесное общение.

Именно в эти моменты единства, когда мы чувст­вуем себя в безопасности, принятыми Им, мы столь явно осязаем Его любовь, что самые глубинные во­просы нашего естества устремляются на поверхность в молитве. Мы изливаем свои сердца в присутствии Того, Кто никогда не отвергнет нас ни по какой при­чине. Как влюбленные, которые лежат без сна, раз­говаривая ночь напролет, мы открываем свои самые мрачные тайны и глубочайшие раны. Мы говорим о мечтах, которые не можем осуществить, и о разо­чарованиях, от которых нам не избавиться.

Полностью осознавая Его искреннюю заинтере­сованность в нас, нет необходимости приукрашивать свою речь религиозным жаргоном. В присутствии Его мягкого принятия нет необходимости пытаться скрыть те стороны нашей жизни, которые неудобно обсуждать. В этом святом пристанище у нас есть глу­бокое ощущение, что мы наконец-то дома. Мы зна­ем, что это место безопасно, что в нем царит любовь. Это место, где мы хотим быть совершенно искрен­ними и открытыми.

Что же это за святое место, где мы можем встре­чаться с Иисусом Христом? Это место молитвы, и да­же более того. Это — место молитвенного уединения. На протяжении многих лет я неизменно считал молит­ву трудным делом. Это была дисциплина, что-то, что необходимо делать, потому что так говорит Библия. Я чувствовал себя виноватым от того, что не очень-то хотел много времени проводить в молитве. Я желал за­хотеть молиться, но когда я молился, это часто было упражнением ума, целью которого было достижение положительного духовного результата. Это была клас­сическая законническая молитва — вложи что-то, что­бы получить нечто. Достижение духовного прогресса на основании дел напоминает человека, делающего за­рядку потому, что он знает о ее пользе для него, хотя она и не доставляет ему особого удовольствия.

Иногда я пытался "взвинтить1' себя, чтобы почув­ствовать Божье присутствие. Конечно же, были и та­кие моменты, когда я по-настоящему ощущал Его, но меня все равно не оставляло чувство, что моей мо­литвенной жизни-чего-то не достает, хотя я и не мог объяснить, чего именно. В моих молитвах отсутство­вала глубина, а мне хотелось большего.

Но как только я начал рассматривать молитву в контексте уединения, все изменилось. Я пришёл к пониманию, что Иисус никогда не призывал нас к религиозному "тихому времени", но приглашал прийти к Нему на тайное свидание, где Он мог бы изливать на нас Свою любовь.

Мы отождествлены с юной невестой, которая го­ворит:

Что яблоня между лесными деревьями,

То возлюбленный мой между юношами.

В тени ее люблю я сидеть,

И плоды ее сладки для гортани моей.

Он ввёл меня в дом пира,

И знамя его надо мною — любовь (П. Песн. 2:3-4).

Возможно, вы уже начали познавать как Иисус Христос открывается вам все ближе и ближе. Воз­можно, вы слышите Его голослюбви, зовущий прий­ти, сесть и позволить Ему излить на вас Его любовь в моменты сверхъестественной близости, открыв­шейся через молитвенное уединение.

Вы не были призваны к соблюдению религиозной дисциплины. Вместо этого вы приглашены к обще­нию любви, когда Иисус Христос изливает на вас Свою приязнь. Как только вы ощутите Его объятия любви, вам уже никогда не будет их достаточно. С этого момента вы уже не просто ищете ответы на вопросы и восполнение нужд. С этого момента вы всегда будете искать Его.

 

Непонятное слово

Для многих христиан понятие молитвенного раз­мышления и созерцания полностью скрыто за покро­вом таинственности. По определенной причине для многих верующих оно имеет негативный оттенок. Кто-то правильно сказал, что "мы склонны сердито недоумевать о том, чего не можем осилить". Многие христиане не могут освоиться с вопросом о молит­венном размышлении как о форме медитации (в ан­глийском языке оба понятия выражаются одним словом meditation — прим. ред.). Писатель Бак Андер­сон точно описал представление многих из нас:

Это слово обычно вызывает в вообра­жении картину тускло освещенной, на­полненной курениями комнаты. На полу в положениях, которые должны быть очень неудобными, сидят несколько посвящённых учеников. В надежде стать едиными с их богом, они вместе без ос­тановки распевают свою тайную мантру: "Ом-м-м, ом-м-м, ом-м-м".1

Я определенно имел подобное представление. Мне казалось, что медитация — это что-то, чем занимают­ся люди, вовлеченные в чуждые религии — ребята, за­блудившиеся в духовных дебрях. Будучи воспитан добропорядочным христианином-протестантом, я с ос­торожностью относился ко всему, что находилось вне моего собственного круга понятий. Я слышал, как вре­мя от времени вокруг меня звучало слово "медита­ция'', но в основном это было связано с чтением Библии, а не с истинным смыслом этого слова — раз­мышлением. Единственные люди, которые, как я знал, практиковали настоящую медитацию, ходили лысыми, ели тофу и носили странные одежды; а ничто из это­го меня не привлекало. Андерсон продолжает:

Ни один христианин не захочет де­лать что-либо, подобное описанному вы­ше. Мы знаем, что единый истинный Бог достижим только через единственного посредника между Богом и человеком — Человека Иисуса Христа (см. 1 Тим. 2:5).

Мы понимаем, что любые попытки до­стичь Бога вне Христа — это язычество.

Тем не менее, осознавая этот факт, хочу спросить: не выплескиваем ли мы, как в той пословице, ребенка вместе с во­дой? Меня удивляет, что, справедливо от­вергая описанную выше медитацию, мы несправедливо верим в то, что любая форма медитации неправильна и не го­дится для христиан.2

Библейский прецедент

Библия учит о том, что для медитации есть место в жизни тех, кто любит Бога. Рассмотрим следующие тексты и то, что они говорят о молитвенном размы­шлении.

* Псалом 26:4. Одного просил я у Гос­пода, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и по­сещать храм Его.

Присутствие физической скинии, в которой Бог встречался со Своим народом,— это ветхозаветный прообраз, бывший тенью будущей внутренней ски­нии, в которой Бог живет внутри Своего народа по новому завету. Это — внутреннее место, где Бог жи­вет и хочет, чтобы мы наслаждались Им. Господь — в Своем святом храме. Апостол Павел описывал этот храм, говоря: "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (1 Кор. 3:16, курсив авто­ра). Бог живет внутри вас и хочет, чтобы вы в поис­ках удовлетворения смотрели не на внешние источники, а на обитающего в вас Христа.

* Псалом 62:7. Когда я вспоминаю о Тебе на постели моей, размышляю о Тебе в ночные стражи.

* Псалом 76:7, 13. Припоминаю песни мои в ночи, беседую с сердцем моим, и дух мой испытывает... Буду вникать во все дела Твои, размышлять о великих Твоих деяниях.

* Псалом 118:15. О заповедях Твоих размышляю, и взираю на пути Твои. (См. также Пс. 118:27,48,78,148.)

* Псалом 142:5. Вспоминаю дни древние, размышляю о всех делах Твоих, рассуждаю о делах рук Твоих.

На основании этих Псалмов можно дать следую­щее определение медитации как формы молитвенно­го размышления: "Действие сосредоточения нашего нераздельного внимания на Божием присутствии, обитающем внутри нас, на Его делах, Его путях и Его словах". Это подразумевает освобождение от всего остального, что может помешать полностью сосредо­точиться на Нем. Библейская медитация существует тогда, когда все наше естество целенаправленно при­ковано к Нему.

Медитация как форма молитвы — это просто ос­вобождение нашего беспокойного разума от всего остального, чтобы иметь возможность быть напол­ненным только Им. Формы медитации восточных ре­лигий неверны по той причине, что ни начинаются Иисусом Христом, ни заканчиваются Им. Они просто делают ударение на освобождении разума. Их цель — освобождение ради освобождения. В то же время библейская медитация — это действие осво­бождения разума, чтобы иметь возможность быть ис­полненным присутствием Иисуса Христа.

Эта практика — не односторонний монолог, ког­да мы представляем Богу список всего того, что мы хотим, чтобы Он дал нам и сделал для нас. (Просто удивительно, насколько часто христиане путают Бога с Санта-Клаусом.) Наоборот, это — диалог, когда мы общаемся с Ним, иногда при помощи слов, а в дру­гих случаях — без слов. Это место, где мы оставляем заботы мира за дверями и входим в тайную комнату с Богом, и именно Он задает тон во всем, что проис­ходит между нами. Мы же просто отвечаем.

В Новом Завете есть одно место, в котором, хотя медитация напрямую и не упоминается, показана ее суть. В четвертой главе Евангелия от Иоанна Иисус говорит самарянке о ее духовных нуждах. Как часто это делают неверующие, она попыталась отвлечь внимание от себя и от своего духовного состояния, попробовав завести разговор о том, где должен по­клоняться человек.

"Отцы наши поклонялись на этой го­ре, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме".

Иисус говорит ей: "Поверь Мне, что на­ступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу. Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасе­ние от Иудеев. Но настанет время и на­стало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе.

Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине"

(Ин. 4:20-24).

Иисус сказал, что настоящее поклонение не свя­зано с каким-то физическим местом, но является по своей сути духовным. Он сказал, что Бог ищет лю­дей, которые выходят за пределы внешнего лоска пу­стого религиозного ритуала и входят в место, где поклонение основано на духовной реальности и вер­ховной истине. Можете ли вы подобным образом описать поклонение в своей собственной жизни?

Медитация, молитва, поклонение... Хотя между этими тремя элементами можно провести четкие раз­личия, есть причина, по которой все они являются составными частями одного и того же рецепта близо­сти к Богу. Оживотворенная Святым Духом, каждая из них способствует проявлению и остальных, внед­ряясь в нашу жизнь для того, чтобы мы могли ощу­щать Бога не мимоходом, а глубоко, испытывая при этом радость преображения.

Как познается такой тип поклонения, о котором говорит Иисус? Поклонения, которое исходит из на­шего духа и направляется истиной? Господь Сам дол­жен научить нас тому. Жан-Николь Гроу написал:

Поскольку молитва — это сверхъесте­ственное действие, мы должны ревностно просить Бога произвести ее в нас, а затем спокойно совершать ее под Его руковод­ством. Мы должны своим позволением привлечь божественную благодать, а за­тем сотрудничать с ней, не препятствуя ей действовать. Если Бог не научит нас, то мы никогда в полноте не познаем при­роду молитвы.3

Хотите ли вы ощутить реальность Иисуса Хрис­та в молитве? Читая эти страницы, чувствуете ли вы внутри себя возрастающее желание пережить боль­шую близость с Ним? Тогда ободритесь! Это жела­ние — движение Святого Духа внутри вас. Иначе оно никак не могло бы возникнуть, и тот факт, что Он да­ет вам желание, не говорит о том, что Он хочет, что­бы именно вы что-то делали. Это говорит о том, что Он собирается действовать в вас. Подчинитесь Ему простым признанием веры, сказав: "Да, Господь! Мое желание совпадает с тем, которое выразили Твои ученики — научи меня молиться!".

Томас Келли пишет:

Это — последняя скала для вашей ду­ши, спокойное место абсолютного мира, радости, силы, великолепия и безопасно­сти. Это — Божественный Центр, в кото­рый может попасть ваша жизнь — новый и настоящий курс в Боге; Центр, где вы живете с Ним и из которого вы смотрите на все в жизни новым и сияющим взгля­дом с оттенком новых печалей и горес­тей, а также новых радостей — невыразимых и полных славы.4

 

Путь к близкомy общению

Нет ничего, что вы могли бы сделать, чтобы раз­вить благодать в молитвенном размышлении-медитации. Как и все остальные аспекты нашей жизни, молитва — это действие Бога. Верить в то, что мы са­ми можем создать ощущение близости к Нему озна­чает принять законнический подход к духовному возрастанию. Законнические усилия никогда не при­носят жизни, но всегда производят только смерть и проклятие (см. 2 Кор. 3:7, 9). Многие христиане со­вершенно искренне стараются наладить сильную мо­литвенную жизнь, но, в конце концов, оказываются только в знакомом месте непоследовательности и ра­зочарования.

Однако, возможно, что вы ощущаете приглаше­ние Божественного Возлюбленного присоединиться к Нему в тайном месте, в которое Он хочет приве­сти вас. Может быть, вы слышите Его голос, гово­рящий о вас: "Я увлеку ее, приведу ее в пустыню, и буду говорить к сердцу ее" (Ос. 2:14). Если вы чувствуете желание к такого рода близости, то мо­жете быть уверены: ваше желание — это приглаше­ние Иисуса Христа, доставленное вам Святым Духом. Хотите ли вы принять это приглашение? Он шепчет вам: “Идем со Мной. Я так много хочу сказать тебе!''.

Каждый из нас способен к такой жиз­ни, исполненной удивительной силы, мира и безмятежности; жизни в целост­ности, уверенности и истинном разнооб­разии, но при одном условии: если мы действительно хотим этого. Внутри каждого из нас есть божественная Без­дна, святой Бесконечный Центр, Сердце, Жизнь, говорящая в нас и через нас ми­ру. Временами все мы слышим этот свя­той шепот. Порой мы следуем за этим шепотом, и жизнь приходит в удивитель­ное равновесие и становится удивитель­но эффективной. Но слишком многие из нас прислушиваются к этому Голосу только изредка... Мы не оставили все ос­тальное, ради только Его одного.5

Что означает молитва

Многие годы моя молитвенная жизнь была дейст­вием, происходившим главным образом рассудочно. Молитва состояла из слов, сформированных в моем разуме и представляемых Богу вслух или в уме. Сло­ва — это плоды наших мыслей. Жан-Николь Гроу от­мечал: "Нам нужны слова, чтобы быть понятыми людьми, но не Духом".6 Апостол Павел говорил о том же самом, когда сказал, что "Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными" (Рим. 8:26).

Иисус сказал, что истинное поклонение соверша­ется "в духе и в истине". Мы молимся из своего ду­ха, когда обращается к Богу тем, что Гроу называет "голосом сердца". Он говорит:

Вы спросите меня, что это за голос сердца. Голос сердца — это любовь. Лю­бите Бога, и вы всегда будете обращаться к Нему. Семя любви возрастает в молит­ве. Если вы не понимаете этого, то вы еще никогда не любили и не молились. Попросите Бога открыть ваше сердце и зажечь в нем искру Его любви, и тогда вы начнете понимать, что в действитель­ности означает молитва.

Если молится сердце, то, очевидно, что иногда (и даже постоянно) оно может молиться само, без какой-либо помощи слов, произнесенных или задуманных.

Это — что-то, что понимают совсем не­многие, и что некоторые всецело отверга­ют. Они настаивают на том, что все должно быть определенно и формально.

Они ошибаются, и Бог еще не научил их тому, как молится сердце.

Иногда слова не только не нужны в молитве, но могут на самом деле мешать близкому общению с Иисусом Христом. В самые сокровенные момен­ты отношений между мужем и женой слова произ­носятся не всегда. В такие минуты они просто не нужны. Пребывая в близком общении с Иисусом, вы можете обнаружить, что иногда слова препятст­вуют близости.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.023 с.)