Почувствовав легкое касание губ к своему плечу, Билл улыбнулся, все еще не понимая, сниться ли ему это, или происходит наяву.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Почувствовав легкое касание губ к своему плечу, Билл улыбнулся, все еще не понимая, сниться ли ему это, или происходит наяву.



- Вставай, соня, - чуть хриплый со сна голос отозвался приятной волной мурашек, пробежавшейся по позвоночнику.

- Ммм.., - Билл плотнее смежил веки, принимая правила привычной для них обоих игры. И совсем не удивился, когда одеяло, укрывавшее его, поползло вниз, а сильные руки ловко развернули его безвольное тело на спину.

- Bello, ты проспишь все на свете, полдень уже, - прошептали ему на ухо, обжигая горячим дыханием. Не в силах сдержаться, брюнет улыбнулся, и его губ тут же коснулись мягкие губы Тома.

- Проснулся? – спросил итальянец в перерыве между короткими ласковыми касаниями.

- Нет, - прошептал Билл, обнимая любимого за шею, чтобы притянуть еще ближе. А в идеале, уложить обратно в кровать, прижаться поближе и опять погрузиться в сладкий сон. Но его коварный план был разгадан, впрочем, как всегда.

- Нет, Билл, не засыпай! – тихий смешок, и ловкие пальцы, пощекотавшие ребра.

- Ну, Тооом! – возмущение получилось все таким же сонным и ленивым, и, уж конечно, не заставило итальянца остановиться. – Ладно, все, уговорил, я встаю.

- Ты хотя бы глаза открой для начала, - иронично заметил самый любимый на свете голос.

Приоткрыв глаза, Билл встретился взглядом с карими глазами, лукаво и нежно рассматривающими его. Солнечные лучи, залившие комнату, играли на смуглой коже бликами, и немец засмотрелся, не в силах оторвать взгляда от любимого лица.

- Доброе утро.

Том улыбнулся и снова поцеловал его, легко скользя по приглашающее приоткрытым губам. Билл снова попытался утянуть мужчину в постель, но на этот раз спать уже не собирался. Но Том перехватил его руки, и отстранился, чмокнув его в нос напоследок.

- Нет уж, давай поднимайся, нас ждут великие дела, - итальянец поднялся с кровати и заставил Билл сесть, хотя тот норовил забраться обратно в ворох одеял и подушек.

- Какие дела? – Билл зевнул и потер слипающиеся глаза.

- Мы должны навестить Лоренцо, Билл. Я привез Габби целую гору подарков, все-таки, шесть лет – это солидный возраст. Кстати, Лючия оставила просто потрясающий завтрак, его нужно только разогреть, так что отрывай свой очаровательный зад от постели, а то я тебя съем вместо него.

Но Билл не испугался угрозы, так что Том, недолго думая, подхватил не особо сопротивляющегося Билла на руки и отнес в душевую кабинку. Впрочем, он не оставил немца в одиночестве, поэтому на кухню попали только спустя почти час.

- Кофе или чай?

Том деловито заглядывал в кухонные шкафчики, разыскивая турку.

- Кофе, - все еще сонный Билл, которого еще больше разморили горячая вода и ласки Тома, кивнул, - с молоком.

- Вас понял, - Том заглянул в холодильник и достал небольшой глиняный кувшинчик, накрытый белой полотняной салфеткой. – Молока нет, но есть сливки.

- Сливки? Нет, тогда лучше черный.

- С чего это? Ты же терпеть не можешь черный кофе.

- Сливки слишком калорийные.

- Билл, figurati! – Том всплеснул руками от переизбытка чувств, - Ты и так худее многих наших моделей! Тебе ли сидеть на диете?

Билл улыбнулся, и кивнул под суровым взглядом карих глаз.

- Обожаю, когда ты меня слушаешься! – итальянец сыто улыбнулся, вся его фигура буквально светилась самодовольством.

- Том! – скомкав кухонное полотенце, Билл швырнул его в ухмыляющегося итальянца, но тот ловко поймал кусок ткани, нарочито аккуратно расправил его и повесил на дверцу шкафа.

- Я тебе еще сейчас сделаю замечательный бутерброд, - Том взял из корзинки воздушную сдобную булочку, разрезал ее пополам и намазал толстым слоем сливочного масла. Критически оглядев результат своих трудов, итальянец достал из шкафа небольшую баночку клубничного варенья, с легким щелчком открыл крышку и, щедро зачерпнув сладкую массу столовой ложкой, положил на слой масла. – Вот, наслаждайся! - Не обращая внимания на округлившиеся глаза Билла, Том вернулся к плите и начал готовить кофе.

- Томаззито, негодник, все-таки прилетел!

Том согнулся почти вдвое, отвечая на объятия Лоренцо и его сестры Лючии. Билл улыбнулся, наблюдая, как все больше людей, заходивших в комнату, приветствуют Тома, а тот отвечает всем с улыбкой. Немец, хотя вот уже десять лет и прожил среди итальянцев, в такие моменты не мог разобрать, о чем тарахтит многочисленная родня его любимого, и только по бурной жестикуляции и тону разговора понимал, что все просто радуются долгожданному визиту. Впрочем, внимание хозяев дома сразу же переключилось на самого Билла, и тот сосредоточился, пытаясь вслушиваться в громкую речь окружающих, чтобы не отвечать невпопад.

- Так, что тут происходит? – раздался властный женский голос.

- Мария! – Том шагнул вперед и заключил невысокую женщину в объятия. – Я так соскучился!

- Том! – Мария крепко обняла парня, - Ты все-таки приехал! Не смог оставить своего красавчика одного, да? – женщина освободилась от объятий и шагнула к Биллу, лукаво стреляя глазами в сторону итальянца. – Правильно-правильно, а то у нас на Крите найдется немало желающих украсть у тебя такого мальчика. – Билл подпрыгнул от звонкого шлепка по мягкому месту.

Все рассмеялись, и снова загалдели, наперебой спрашивая что-то у новоприбывших гостей. Билл с удовольствием окунулся в семейную атмосферу, он давно уже чувствовал себя частью огромного клана Ривелли, о чем не мог даже мечтать в момент знакомства с Томом.

- Так, мужчины, быстро организуйте нам столы в винограднике! – распорядилась Мария, грозно помахивая полотенцем. – Будем обедать всей семьей!

Никто не рискнул возразить грозной гречанке, так что в следующую минуту в комнате стало малолюдно. Мужчины вышли в сад, дети последовали за ними, а женщины вернулись на кухню, чтобы довести до совершенства праздничный обед.

Билл, отличавшийся высоким ростом, забрался на невысокий табурет, чтобы поправить выбившиеся из общей массы виноградные лозы, а Том вместе с еще несколькими мужчинами переставляли тяжелые деревянные столы и лавки, чтобы получился один длинный стол, за которым сможет разместиться вся семья. Немец наблюдал, как напрягаются сильные запястья, как двигаются под тонкой тканью рубашки развитые мышцы спины, и чувствовал, как становится тепло внизу живота. Отругав себя за неуместные в общественном месте эмоции, Билл отвернулся, сосредоточившись на работе, и не заметил, как его любимый оказался рядом.

- Справляешься, - знакомые руки обхватили его ноги чуть выше коленей, а подбородок уперся в бедро.

- Ага, почти все уже, - Билл посмотрел вниз и улыбнулся. Том выглядел забавно, будто кот, объевшийся сливок.

- Сходим вечером на пляж? – рука Тома незаметно скользнула по внутренней стороне бедра до самого паха, заставив брюнета вздрогнуть. – Искупаемся…

- Угу, - Билл ничего не мог с собой поделать, его щеки стали розоветь, что не укрылось от взгляда Тома, заставив того захихикать.

- Вот все, о чем ты сейчас подумал… - Том увереннее обхватил талию немца и легко снял его с табуретки, - Все так и будет, - прошептал он в самые губы. Пойдем к столу.

Гостеприимные родственники отпустили их только тогда, когда последний луч солнца скрылся за горизонтом, но молодые мужчины нисколько не жалели, что провели столько времени с шумной родней. Медленно они брели по пляжу, держась за руки, и наслаждаясь тишиной, нарушаемой только шумом прибоя.

- Bello, - Том крепче сжал тонкую ладонь, - Я люблю тебя…

Билл остановился и посмотрел на итальянца, чувствуя, как щемит сердце. Он старался гнать от себя разные мысли, да и шумные посиделки с родней Тома не оставляли времени на размышления, но сейчас, когда они с Томом были вдвоем, поговорить было необходимостью.

- Я тоже тебя люблю, Том, - он погладил любимого мужчину по щеке, - Прости меня…





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.205.144 (0.006 с.)