Акишина А. А. и др. Жесты и мимика в русской речи. М.: Рус. яз., 1991. С. 141–145.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Акишина А. А. и др. Жесты и мимика в русской речи. М.: Рус. яз., 1991. С. 141–145.



Интерес к жесту в истории европейского языкознания известен еще с античных времен, когда проблема происхождения языка выдвинула теорию первоначального возникновения жестового языка, на базе которого развился звуковой язык. Позже проблема жестового языка носила прикладной характер, в связи с выработкой алфавита глухонемых. Изучение жестового языка в наше время активизировалось благодаря исследованиям семиотики, социолингвистики и теории коммуникации.

В Европе и в России большое значение придавалось умению жестикулировать при публичном выступлении. «Рука тогда только должна действовать, – писал известный государственный деятель России XIX в. М. М. Сперанский, – когда нужно дополнить понятия. Холодный разум не имеет права к ней прикасаться, рука движется тогда только, когда ударит в неё сердце».

Жест и мимика тесно связаны со словом, причём будучи выражением мысли, жест «предупреждает слово, как молния предупреждает гром»1. Известный советский режиссёр К. Станиславский много раз повторял своим актёрам: «При словесном общении говорите не столько уху, сколько глазу», обращая внимание на роль жеста и мимики в игре актёра. «Каждое движение души имеет свое естественное выражение в голосе, жесте, мимике. Движения должны отвечать диалогу и смыслу слов», – писал Цицерон.

Наблюдения учёных – специалистов языкознания, этнографии, антропологии и педагогики в разных странах показали, что жест является необходимым элементом общения в странах Латинской Америки (в Колумбии издан словарь, где собрано 2000 жестов), в Италии, в Испании. Северные народы используют жест меньше, совсем мало им пользуются в Японии. Русские, например, жестикулируют больше, чем финны, но меньше французов.

Учёные считают, что многие жесты являются биологическими и известны у животных. Например, Дарвин писал, что жест отрицания (покачивание головой из стороны в сторону), одинаковый почти у всех народов мира, возник из естественного движения ребёнка, когда он отказывается от груди. Правда, здесь есть сомнения, так как болгары, например, при отрицании качают головой сверху вниз (как большинство народов, когда говорят «да»).

Мы не можем объяснить, почему одно и то же понятие у разных пародов по-разному изображается, например, жест японцев «иди сюда» воспринимается русскими как «до свидания». Почему? Да потому, что русские, когда зовут, поворачивают руку ладонью к себе, а когда прощаются, руку разворачивают от себя. А вот японский жест «уволен с работы» – жест рукой у горла – русские понимают как «я сыт».

Одна и та же фраза, произнесённая с разной интонацией и сопровождаемая различными жестами, может приобретать совершенно различные значения. Например, «Вы!», произнесённое одновременно с прижатием рук к груди или сопровождаемое покачиванием головы может означать как признательность, так и осуждение.

Жест может заменить фразу, слово: вместо ответа на вопрос «Как ты живёшь?» показывают большой палец – «отлично». Есть жесты, которые сами по себе являются сигналами: поцелуй, рукопожатие и т. д.

Французский социолог Греймас классифицирует жесты по их роли в звуковой речи на практические, мифические (символические) и ритмические. Специалист по русским жестам Т. М. Николаева2 пишет, что есть следующие типы жестов.

1. Жесты условные, те, которые приняты у данного народа в разных ситуациях общения. Например, «высунуть язык» – у русских это жест поддразнивания, в Индии – гнев, в Китае – угроза, а у народа майя – мудрость.

2. Жесты неусловные – те, что понятны всем без объяснения. Их восприятие чаще всего понятно без специальной подготовки, хотя и они не совсем просты по структуре и их функции в речи. Они делятся на указывающие жесты – когда человек показывает на окружающих людей и предмет; показывающие жесты (передающие) – если они передают объекты речи (это изображающие жесты), а если эмоции – это эмоциональные жесты.

3. Жесты подчёркивающие. Сами по себе значения не имеют, но они помогают понять, уяснить мысль.

4. Жесты ритмические. Когда говорящий подчёркивает не отдельные места речи или слова, а всю речь. Сюда же относятся и жесты неуверенности, колебания, которые возникают, когда говорящий не знает, как точно выразить то, что он хочет сказать (пожатие плеч, разведение руками).

Принято считать, что неусловные описательные жесты (рисунчатые) понятны бывают всем людям, и, когда иностранцы не понимают чужого языка, они переходят на описательный жест. Это, конечно, верно, если не учесть ещё следующих моментов. Во-первых, привычку обращать внимание на жесты. Во-вторых, даже описательный жест не всегда однозначен, что объясняется разницей бытовых условий народов. Так, например, русский жест «есть» (рука держит воображаемую ложку и подносится к губам) не соответствует китайскому (два пальца вытянуты, имитируя палочки, и подносятся к губам).

Жест, конечно, национален. Существует даже этикет жеста. Например, у русских очень невежливо показывать на что-либо, а особенно на человека, пальцем. Если нужно показать, указывают всей рукой. Русский писатель Куприн говорил, что по рукопожатию можно не только узнать отношение человека к тебе, но и все о его характере. Действительно, индивидуальность рукопожатия в русском языке огромна, и маленькие писательские ремарки о том, как герой здоровается, как складывает руку, какова сила пожатия, как наклонён корпус – дают русскому читателю подчас больше для характеристики героя, чем дали бы целые трактаты описания; например, подать два пальца – это высокомерное приветствие; подать руку лодочкой – приветствие смущенного человека; долго пожимать руку, не отпуская – проявление дружеского или фамильярного интереса к человеку и т. д.

Для народов, мало жестикулирующих, русское общение кажется сильно насыщенным жестами, и, играя русского, актёры многих восточных театров размахивают руками значительно больше, чем сами русские. Очевидно, они воспринимают русский жест на фоне своего как очень широкий и, передавая его, главным образом, стремятся показать этот размах, не зная и не понимая, что размах жеста в русском языке регламентируется многими моментами: темпераментом, национальной принадлежностью, нормами поведения, полом и т. д., и т. П

Вообще, жестикулируя, русские не сильно выбрасывают руки вперёд и не отбрасывают их далеко от тела, однако не принято жестикулировать, прижимая локти.

Сравнивая русский жест с жестами европейскими, надо заметить, что русские почти не пользуются синхронными движениями обеих рук, жестикуляция осуществляется одной рукой (правой). Вторая рука или совсем не жестикулирует, или в меньшей степени и не повторяет движения правой. Когда жестикулируют руками, то их не выносят далеко вперёд от тела. Часто движения руки заменяют головой, плечами. Например, указывая направление, русские чаще делают движения в эту сторону головой, говоря: «вам нужно в ту сторону», а вместо слов «не знаю» пожимают плечами.

Наконец, наблюдая русских в жестикуляции, представители других наций не всегда правильно понимают стилистику жеста, то есть, когда и с кем можно употреблять жест, а когда нужно себя в этом ограничивать. Русская жестикуляция, мимика и поза определяются ситуацией, отношениями говорящих и их социальной принадлежностью. Чем человек вежливее и воспитаннее, тем более сдержан у него жест. Большая интенсивность жеста обнаруживает взволнованность, эмоциональность собеседника.

Если люди не знают иностранного языка, они особенно следят за неязыковыми знаками, пытаясь их «прочесть». Но так как они не знают национальной специфики этих языков, то «читают» их неверно.

Так, русским, которые приезжают в страны Востока, кажется что, несмотря на улыбчивость, люди здесь держатся слишком отчуждённо. В то же время представители восточных народов отмечают что русские «слишком быстро хотят перейти на дружескую ногу». А возникает это впечатление потому, что зоны общения этих народ он не совпадают.

Расстояние общения у русских меньше, чем у большинства восточных народов. А если сравнить русских и испанцев, то окажется, что у русских дистанция больше. Официальная зона общения русских определяется обычно расстоянием, равным длине двух рук, протянутых для рукопожатия, а зона дружеская – длине двух согнутых в локте рук. Расстояние между собеседниками у народов, не пользующихся рукопожатием, определяется поклонами и является намного более длинной, даже длиннее русской официальной зоны. Конечно, общение на таком расстоянии русскими воспринимается как холодное, безличностное. И ещё одно любопытное наблюдение. Известно, что сейчас восточные народы в общении с европейцами пользуются рукопожатием, но при этом дистанцию стараются сохранить свою. В результате они стоят дальше, чем русские от собеседника при рукопожатии, и, чтобы дотянуться рукой до него, вынуждены наклоняться вперёд. А эта поза, на взгляд европейцев, слишком подобострастная. Есть и другое, иногда представители восточных народов подходят на расстояние рукопожатия, но, стремясь сохранить национальную дистанцию, отодвигают назад верхнюю часть туловища. На взгляд же европейца, это гордое, высокомерное приветствие.

Этикет приветствия требует ещё знаний правил взаимоотношений мужчины и женщины. Дело в том, что приветствовать первым должен мужчина женщину, но установление зоны контакта и протягивание руки первой – это приоритет женщины.

Несколько слов о поклонах. В древности в России поклон был широко распространён. Известно было много различных поклонов, в том числе и наиболее вежливый «земной» поклон с прижатием руки к сердцу, а затем опусканием этой руки к полу. Таким поклоном встречали и провожали наиболее уважаемых людей. Чем ниже поклон – тем больше почтения. В настоящее время поклоны у русских не распространены, они вытеснены рукопожатием. Правда, приветствие, сопровождаемое небольшим наклоном корпуса вперёд или наклоном головы, встречаются часто, при этом глаза направлены на собеседника. Наклон головы с опущенными вниз глазами «читается» собеседником как поза виноватого в чём-то человека или поза смущения.

Взгляд тесно связан с речью и часто является средством установления контакта. Однако разные нации по-разному используют взгляд.

Современные этнографы говорят, что все цивилизации можно разделить на две в зависимости от направленности взгляда.

У одних взгляд при разговоре направлен в глаза собеседника. Это арабы, латиноамериканцы, европейцы (хотя длительность взгляда у них разная – так, шведы и русские смотрят дольше и больше, чем, например, англичане). У других народов невежливо смотреть прямо в глаза, а поэтому взгляд направлен в сторону. Если встречаются представители этих двух цивилизаций, то каждый понимает взгляд по-своему. Направленный прямо в глаза взгляд русских воспринимается многими восточными народами как невежливость, дерзость, а взгляд этих народов в сторону воспринимается русскими как стеснительность или нежелание быть искренними. Хотя как мы видим, это совсем не так.

Таким образом, контакт начинается уже на несловесном (невербальном) уровне, и уже на этом уровне может начинаться взаимное непонимание людей разных культур. Одним из способов установления контакта является также прикосновение. Следует отметить, что у восточных народов и многих европейских прикасание друг к другу развито намного меньше, чем у русских. Русские водят за руку детей гораздо дольше, чем, например, японские родители. Русские девушки и юноши, женщины и мужчины гуляют, держа друг друга под руку. Причём под руку друг с другом идут и женщины, что удивляет иностранцев. А русские мужчины-друзья нередко при встрече целуются.

Надо сказать, что, с точки зрения народов Индии, Китая, Индокитая, русские обнимаются и целуются довольно часто, а вот с позиции испанцев и итальянцев – мало. Официальность отношений обычно разрешает у русских только рукопожатие, но при неформальном общении значительно чаше прикасаются к собеседнику. Желая обратить на себя чье-либо внимание, прикасаются к кисти руки, если нужно сообщить что-нибудь секретное, можно взять собеседника за локоть. Беседуя друг с другом, мужчины похлопывают друг друга по плечу и по колену, показывая тем самым свое дружеское расположение. Правда, жест этот возможен только при равных отношениях, в других случаях он будет воспринят как фамильярный.

Несколько слов о традиционном русском поцелуе. Обычно при встрече посте долгой разлуки или при прощании, а также поздравляя своих друзей и родственников, русские целуются три раза, поворачивая при этом голову вправо – влево – вправо или влево – вправо – влево. Это так называемый троекратный поцелуй, которым обычно, ежедневно в настоящее время русские не пользуются. И еще – о целовании руки женщинам. Можно сказать, что эта традиция сходит на нет, и если еще встречается, то в очень торжественных случаях по отношению к женщинам старшего возраста и только в кругу интеллигенции.

Таковы некоторые традиции жестов у русских.

1 С. Волконский. Выразительный человек (сценическое воспитание жеста по Дельсарту). Аполлон, СПб., 1943

2 Т. М. Николаева. Структура речевого высказывания и национальная специфика жеста. – В кн.: Актуальные вопросы преподавания русского языка и литературы. М., 1969.


Приложение 4.

Нэпп М., Холл Дж. Влияние одежды на отношения между людьми и отношение к себе (Из книги "Невербальное общение")

Нэпп М., Холл Дж. Невербальное общение. СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. С. 129.

До этого момента мы утверждали, что стиль одежды может нести определенную смысловую нагрузку, и что люди, с которыми мы общаемся, будут по-разному реагировать на эту информацию. Но как влияет одежда на того, кто ее носит? По мнению некоторых исследователей, одежда помогает человеку почувствовать удовлетворение от своего внешнего вида, приблизиться к его собственному идеалу. Например, Гиббинс (Gibbins), работая с 15–16-летними девочками, обнаружил, что для них существовала взаимосвязь между одеждой, которая им нравилась, и идеальным, на их взгляд, внешним видом. Стиль одежды они воспринимали как способ передачи определенной информации, и понравившийся внешний облик «зависел от того, до какой степени эта передаваемая информации совпадала с идеальным представлением человека о себе» (Gibbins, 1969). Еще одно любопытное открытие показывает, что существует потенциальная взаимосвязь между одеждой, которую носит человек, и его самооценкой. Мальчики-старшеклассники, которые получали высокие баллы на экзаменах, но носили одежду, которую их сверстники считали «неподходящей», как выяснилось, получали более низкий итоговый балл, чем те, кто носил «подходящую» одежду (Hamilton & Warden, 1966). Последние также меньше конфликтовали с окружающими и чаще принимали участие в общешкольной деятельности. Следовательно, стиль одежды может диктовать или отвергать определенные правила поведения при общении. Новый костюм может вызвать чувство радости и веселья; человек может чувствовать себя неуверенно в тесной обуви; уверенность в себе может возникнуть, даже если одеться в «неподходящую» одежду, – это часто справедливо в отношении подростков, которые пытаются найти собственный стиль. Некоторые преподаватели-аспиранты надевают на занятия строгие костюмы, чтобы подчеркнуть дистанцию между собой и студентами, которые зачастую почти одного с ними возраста. Многие отмечают, что такая одежда помогает им почувствовать себя увереннее при общении со студентами, однако эта же одежда, похоже, относительно мало влияет на мнение студентов о преподавателе, в отличие от его поведения (Gorham, Cohen & Morris, 1999; Roach, 1997).

Результаты исследований, изучавших разные типы униформы команд Национальной хоккейной лиги и Национальной футбольной лиги, ясно показали, что одежда одновременно влияет и на человека, который ее носит, и на человека, который с ним общается. Выяснилось, что команды в черной спортивной форме оказались в своих лигах почти чемпионами по количеству полученных штрафных ударов, а команды, которые носили форму другого цвета и переменили ее на черную, стали после этого получать больше штрафных. Авторы предполагают, что игроки в черной форме кажутся себе более агрессивными, а это в сочетании с тем, что судьи воспринимают их точно так же, и ведет к большему количеству пенальти (Frank & Gilovich, 1988).
В последние годы очень много внимания уделяется вопросу о ношении школьной формы. Один из самых общепринятых аргументов в ее пользу гласит, что стиль одежды изменяет самооценку человека и, следовательно, влияет на его поведение. Подробное исследование, объектами которого стали ученики старших классов, не выявило никакой прямой связи между ношением школьной формы и употреблением наркотиков и алкоголя, посещаемостью и проблемами с поведением и продемонстрировало отрицательное влияние формы на успеваемость школьников (Brunsma & Rockquemore, 1998). На некоторых учеников школьная форма действительно действует как мера дисциплины и контроля и является символом единства школы, однако нельзя ожидать, что ношение формы уладит все проблемы поведения трудных подростков. Введение школьной формы само по себе, без стараний как самих учащихся, так и родителей, едва ли особенно повлияет на дисциплину.


Приложение 5.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.222.124 (0.009 с.)