ТОП 10:

Разбитые горшки и сковородки



Мао Цзэдун приводит максиму Лао-цзы и по военным, и по мирным поводам. В работе «Вопросы стратегии революционной войны в Китае» (декабрь 1936 г.) он, в частности, пишет:

«Люди, выступавшие за то, чтобы «остановить противника за воротами своего государства», возражали против стратегического отступления, мотивируя это тем, что наше отступление ведет к утрате территории, наносит ущерб населению (так называемое «битье посуды в собственном доме») и вызывает неблагоприятные отклики во внешнем мире... Ответить на все эти утверждения нетрудно: на них уже ответила наша история. Что касается утраты территории, то сплошь и рядом бывает так, что, только утратив ее, можно ее сохранить. Как говорится, «если хочешь взять, то сначала дай». Если мы утрачиваем территорию, а получаем победу над врагом, да потом еще восстанавливаем территорию и даже расширяем ее — это прибыльная операция»[229].

Во время гражданской войны (1945—1949) Мао применил эту максиму к Яньани — после Долгого похода (1934—1935) к столице коммунистов. Когда в июле 1946 г. на Яньань напали превосходящие силы Чан Кайши, Мао сдал город 18 марта 1947 г. 15 мая 1947 г. в Нанкине Чан Кайши безрассудно заявил в речи:

«От главных сил Мао практически ничего не осталось. Он вынужден был бежать. Теперь они больше не представляют собой сплоченной силы».

(Цит. по: Жэнъминь жибао. 1985. 29 сентября)

Янь Чжанлинь, бывший начальник охраны Мао, пишет:

«Перед лицом вражеского наступления председатель Мао и Центральный Комитет партии приняли мудрое решение. Не только Яньань, священный город китайской революции, но и бесчисленные большие, малые и средние города, некоторые важные линии коммуникаций были сданы. Это решение имело стратегическое значение. Без предварительной сдачи нескольких городов невозможны были бы последующие выдающиеся победы».

(В дни великих решающих боев. Пекин, Китайское издательство книг для юношества, 1986)

«Кирпич» здесь — сданные города и линии коммуникаций, а «яшма» — конечная победа.

Сначала покорми, а потом дои

В 1956 г. Мао переносит совет Лао-цзы — Стратагему № 17 — в область экономического строительства. В директиве по ускорению социалистического преобразования ремесел он обращается к проблемам существовавших в то время в Китае 60 тыс. ремесленных товариществ, которые насчитывали около 5 млн. работников. Эти товарищества производили продукты питания, одежду и другие товары народного потребления, выпускали предметы искусства занимались ремонтом и готовили уток по-пекински. Мао утверждал:

«Предоставление государством материалов и оборудования кооперативам должно производиться по рационально установленным, а не государственным отпускным ценам... На первых порах своего существования кооперативы экономически слабы и нуждаются в государственной помощи. Очень хорошо, что государство по пониженным ценам предоставляет кооперативам освободившиеся старые машины, а также машины и помещения, ставшие излишними после превращения частных предприятий в смешанные государственно-частные и их объединения. Как говорится, «если хочешь взять, то сначала дай». Когда кооперативы окрепнут, государство увеличит налоги и повысит цены на сырье»[230].

Примерно то же говорится в передовице «Жэньминь жибао» за сентябрь 1988 г.:

«Если хочешь что-нибудь получить, сначала что-нибудь отдай. Если мы сейчас поддержим сельскую промышленность, то она окрепнет и в будущем внесет большой вклад в социалистическую модернизацию».

Промок, «как мокрая курица»

«Нельзя только брать, ничего не давая, — провозглашает Ань Жо в эссе в той же газете.

Я люблю богатую, полную жизни атмосферу пекинского крестьянского рынка. Часто я хожу туда за покупками. Но иногда он меня и раздражает. Например, однажды шел сильный дождь, но надо всем рынком не было ни одного навеса. Все присутствовавшие промокли, «как мокрые курицы». Мне ничего не оставалось, как убежать оттуда. При этом нельзя сказать, что за порядком на рынке не присматривают. Например, установлены единые рыночные цены. Но о защите продавцов и покупателей от солнца и дождя не подумали. Мы живем в социалистическом государстве. Деньги, которые берешь у народа, следует вновь отдавать на пользу народа. Ответственные органы не должны брать не давая».

Здесь автор и все присутствовавшие на рынке вместе с ним, так сказать, тоскуют по поводу неприменения Стратагемы № 17. Если бы руководство пекинского рынка потратило какие-то средства на благоустройство рынка, количество покупателей и выручка продавцов увеличились бы и могли бы увеличить для государства прибыли от рынка. В этом случае следование Стратагеме № 17 пошло бы всем на пользу.

Пропавшая лошадь

Некогда в одной из пограничных областей Китая жил старик. Его прозвали Стариком с пограничья. Однажды его великолепная лошадь исчезла, не оставив следов. Соседи и друзья собрались, чтобы утешить старика.

Тот, однако, не выказывал никакой печали. Улыбаясь, он говорил: «Конечно, лошадь пропала, но кто знает, может быть, это к счастью».

Прошло некоторое время. И действительно, внезапно пропавшая лошадь явилась к старику. С собой она привела вторую, еще более ценную лошадь. Вся деревня пришла в возбуждение. Люди сбежались и поздравляли старика. Но тот вовсе не казался счастливым. Он говорил: «С чем тут поздравлять? Кто знает, не к несчастью ли это».

Через несколько дней единственный сын старика сел на вторую лошадь. Лошади не понравился новый всадник, она понесла и сбросила его на землю. Молодой человек стал калекой.

Когда люди узнали об этом, они пришли утешать старика, но тот опять же не печалился. Он говорил: «Возможно, это к счастью».

Через некоторое время на границе началась война. Множество молодых людей попало в армию и было отправлено на поля сражений. Все они погибли. Только сын Старика с пограничья смог остаться дома как инвалид. И он выжил.

Эта притча приводится в «Хуайнаньцзы», собрании даосских, конфуцианских и легистских текстов. Труд составлен учеными, которых собрал вокруг себя в конце II в. до н. э. князь Лю Ань из Хуайнани (179—122 до н. э.). Притча напоминает о парадоксе из «Дао дэ цзина»:

«Счастье опирается на несчастье, несчастье скрывается в счастье».

Эпизод пересказывается в «Историях о поговорках» (Пекин, 1982). В качестве объяснения говорится:

«Выражение «Неудачей ли было, что у Старика с пограничья сбежала лошадь?» означает, что дурное может превращаться в хорошее, а временные потери — в будущий выигрыш».

Газета «Цзефан жибао», орган партийного комитета Коммунистической партии Китая в г. Шанхае, обращается к этой истории в спортивном репортаже. На европейском турнире по баскетболу Болгария и Чехословакия боролись за выход в финал. Оставалось 8 секунд до свистка. Болгары шли впереди на 2 очка, но для попадания в финал им нужно было получить преимущество в 5 очков. В этот решающий момент болгарский тренер попросил устроить короткий перерыв и дал указания двум игрокам. Когда игра опять началась, болгарская команда повела мяч сначала в направлении корзины противника. Но ведший мяч игрок внезапно повернулся и кинул мяч в собственную корзину. В этот момент прозвучал свисток. Игра закончилась вничью. Чешская команда была так же ошарашена таким поворотом, как и зрители. Некоторые болгарские игроки тоже ничего не поняли. Но ничья, согласно правилам, привела к продлению игры на 5 минут. Болгары собрали все силы и выиграли 6 очков. Таким образом они попали в финал.

Китайский комментатор Чу Чжан указывает на хитрость болгарского тренера. В оставшиеся 8 секунд болгары не смогли бы получить требуемые 5 очков. Поэтому болгарский тренер дал понять своим игрокам, что они сами должны устроить себе потерю и добавить 2 очка чехам. На первый взгляд эти 2 очка выглядят как бросаемый «кирпич». В действительности же болгарская команда получила взамен необходимые для решительного боя 5 минут, то есть «яшму». Эти 5 минут помогли добиться необходимого преимущества в 5 очков. Мудрость болгарского тренера видна в том, что он в кратчайший срок сумел правильно оценить потери и выигрыш и решился на временное отступление в надежде на конечную победу.

«Кто хочет у кого-нибудь что-нибудь получить, тот должен ему сначала что-нибудь дать, — говорит китайский комментатор.

Только благодаря потере можно много выиграть, отступить на один шаг, чтобы сделать два шага вперед, события часто развиваются согласно этой диалектике».

«Не удачей ли было, что у Старика с пограничья сбежала лошадь?» Эта пословица, как заключает Чу Чжан в своем репортаже, может звучать фаталистически, но если правильно оценить объективное развитие событий и понять, что ввиду будущих приобретений можно кое-чем поступиться, то с помощью ее применения можно добиться выигрыша через потери.

«Если бы мы не осознавали этой смены потерь выигрышами, как могли бы мы регулировать экономику, разрабатывать планы, проводить в жизнь политнормы и т. п.?»

(Чу Чжан)

Мировые рекорды вместо мест

Известный китайский тяжелоатлет Чэнь Маньлинь (род. 1941) определял соотношение между занимаемыми на соревнованиях местами и охотой за рекордами в духе Стратагемы № 17. Во время национальных соревнований он стремился установить мировой рекорд и не обращал внимания на то, какое ему достается место. Часто ему не удавалось поставить мировой рекорд, и тогда он удовлетворялся одним из последних мест. Наконец он втрое улучшил мировой рекорд и тем прославил свою родину, как писала пекинская «Спортивная газета», которая в связи с этим упоминала Стратагему № 17. Чэнь Маньлинь бросал публике «кирпич», соглашаясь на последние места в соревнованиях, но благодаря этому ему удалось достичь мирового рекорда, то есть «яшмы», В 1965 г. он установил мировой рекорд в весе пера (до 56 кг), выжав 118 кг. В 1966 г. ему удалось поднять 128,5 кг — мировой рекорд в легком весе (до 60 кг), и в том же году он улучшил мировой рекорд в весе пера до 118,5 кг. В 1978 г. Чэнь Маньлинь стал тренером тяжелоатлетической команды провинции Гуандун.

Ростки будущего

«Когда я только еще учился играть в настольный теннис, я упражнялся в различных ударах — нападении, прямом ударе, косом ударе, срезающем ударе. Но наибольшее впечатление на меня произвел обмен ударами, которые оба игрока, стоя далеко от стола, наносят изо всей силы. Однако после некоторой тренировки я понял, что мне не подходит этот стиль: я был невысок ростом и не очень силен. Тем не менее я был убежден, что в технике боя мое будущее.

Однажды я наблюдал тренировочный матч между прекрасной теннисисткой Сунь Мэйин, которая с 1983 г. была выбрана в Национальный народный конгресс, и членом мужской команды по теннису. При этом я заметил, что Сунь Мэйин отбили шарик легким, но молниеносным поворотом кисти без особенного применения силы. Шарик все-таки вылетел с поля; от способа, которым он летел, у меня перехватило дыхание — так низко прошел он над столом. Если бы он коснулся поверхности стола, то даже самый лучший игрок не смог бы отбить его. Тогда я подумал, что в этой технике удара лежит масса возможностей, и с большим воодушевлением начал отрабатывать у себя такой удар. Через некоторое время я начал овладевать этим движением, но только в общих чертах. Моему удару не хватало быстроты и силы. Я старался полностью овладеть этой техникой и выработал определенные приемы движений, которые внесли значительные улучшения. Успех вдохновил меня на дальнейшие усилия. Так день ото дня росла сила техники удара, и благодаря этому развивалась и моя исходная техника нападения вблизи стола.

Конечно, не увидев удара Сунь Мэйин, я до этого не дошел бы.

Отсюда можно извлечь следующий урок: мы должны постоянно вести наблюдения, которые в повседневной жизни могут иметь лишь минутное значение, но открывают огромные возможности ввиду скрывающихся в них ростков будущего. Конечно, разглядеть эти ростки в их скрытом состоянии трудно, но если взять их под защиту и ухаживать за ними, то в конце концов они расцветут пышным цветом. Эти ростки, как правило, требуют развития, и только мыслящий, наблюдательный и открытый новому человек может их угадать».

Эти рассуждения многократного чемпиона мира по настольному теннису Чжуан Цзэдуна (род. 1949) озаглавлены «Бросить кирпич, чтобы получить яшму». Чжуан Цзэдун интерпретирует слова стратагемы несколько иначе, хотя и в допустимом для языка смысле:

«Кирпич бросается и затем возвращается в виде яшмы».

Худший наблюдатель увидел бы только, что китайская теннисистка плохо отбила шарик, и подумал бы: «Ara, кирпич!» А Чжуан Цзэдун, троекратный чемпион, тщательно проанализировал все движение удара и, несмотря на его неуспех, обнаружил в нем потенциал — ростки будущего. Эти ростки с помощью своих стараний он привел к расцвету. Так он превратил «кирпич» в «яшму».

Неверный управитель

«Сказал же Иисус ученикам своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его. И, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении своем, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом: копать не могу, просить стыжусь; знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее напиши: 50. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: 80. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо дети человеческие догадливее в своем роде детей Божьих[231]. И я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители».

В начале этой истории, рассказанной евангелистом Лукой, управитель находится в кризисе. Хозяин обвиняет его в неискусности или в неверности и готов его выгнать. Все его существование в опасности. Он считает себя слишком важным для физической работы, а нищенствовать стыдится. Что же ему делать, как упрочить свое материальное положение?

Управитель использует последний шанс. Он призывает должников своего господина по одному — при таких делах не нужны свидетели, — чтобы позаботиться о них за счет богача. Долг первого составляет сто мер масла (приблизительно урожай со 140 масличных деревьев). Возможность такой огромной фальсификации, в данном случае на половину общей суммы, объясняется тогдашней деловой практикой. Должник протягивает доверенному лицу — представляющему своего господина управителю — собственноручно написанное долговое обязательство. Поскольку только управитель контролирует сделку, он может потихоньку уладить двустороннее соглашение. Во втором случае речь идет о ста мерах зерна (550 центнеров — урожай с 42 гектаров). Управитель действует таким же образом, только в данном случае он снимает лишь 20 процентов долга. Теолог Йозеф Эрнст видит главное здесь в последовательных и целеустремленных действиях человека, у которого вода уже дошла до шеи. Уменьшая долги своему господину — здесь покамест идет речь о «кирпичах», поскольку господину это пока еще ничего не стоит, — он надеется приобрести благожелательность должников, чтобы они приняли его, когда он потеряет свое место. Это и есть вожделенная «яшма». Исполнились ли надежды управителя, которого Йозеф Эрнст называет ловким мошенником, нам неизвестно. Но в явной форме говорится, что его положение в результате улучшилось, потому что господин признал правильным способ поведения неверного управляющего.

Кто же этот восхваляющий управителя господин? Согласно теологу Дану Отто Виа, это работодатель управляющего. Он обнаружил обман, но, как человек, обладающий юмором и независимым мышлением, похвалил находчивость управителя, хотя и потерпел от нее убыток.

Но, по Йозефу Эрнсту, господин — это сам Иисус, который хвалит управляющего. Похвала Иисуса не связана с этическим качеством действий управляющего, а только с целеустремленностью, с которой он пытается найти выход из тупиковой ситуации.

«В своем роде» означает: их способами и в их собственной среде дети человеческие превосходят детей Божьих. Характеристика Иисуса содержит некоторое скрытое звучание: в сравнении с неверующими христиане в своем поведении проявляют отсутствие концентрированности и планомерности.

Согласно Дану Отто Виз, Иисус ставит поведение управителя в некоторую эстетическую рамку, которая делает миниатюру из того, что следует признать жульничеством. В плутовской комедии рассказывается история удачливого мошенника, который с легкостью обманывает общество, и при этом не предлагается никакой позитивной альтернативы. Жуликоватый негодяй спасает свою жизнь с помощью собственной сообразительности и обходя правила общественной ответственности, хотя и не угрожая существенно обществу. Он обладает острой наблюдательностью в том, что касается реакции человека, умеет играть на его вкусах. Он действует, не обращая внимания на общественные представления о добре и зле, хотя и не является столь же большим врагом этих правил, как тот, что живет в ином мире. Хотя его высокоразвитая практическая сообразительность заменяет эмоциональную зрелость, он не совершенно бесчувствен. Плутовская история выводит на свет теневую сторону человека, ту сторону, которая имеется у всех, но обычно держится под контролем. Она предоставляет этим импульсам возможность проявления.

Доставляет ли притча преходящее эстетическое наслаждение удачной приземленностью нашего тайного «Я»? Возможно, глубочайшей теологической импликацией этого эстетического эффекта является то, что хорошее самочувствие в конечном счете не является следствием смертельной серьезности.

Эдвард Швейцер в своем теологическом комментарии считает, что притча говорит о мудрости управителя. Он мудр, потому что предвидит свое будущее и заботится о нем. Таким образом, притча рассматривает настоящее как возможность воздействовать на будущее и настоятельно приглашает к этому. Примечательно, что понимание, которое сообщают современные комментаторы Библии притче о мудром управителе, созвучно Стратагеме № 17.

Уцененные телевизоры

Каждый обманщик поначалу был честен, утверждает тайбэйский знаток стратагем Шу Хань. Поначалу он действительно предоставляет некоторую выгоду. Но это только «кирпичи». После того как он раздаст «конфетки», его партнер теряет настороженность и обретает доверие к обманщику. С ним все соглашаются иметь дело без всяких условий. И в результате выгода для него во много раз превышает убыток.

Такой ход мысли демонстрирует статья в газете «Бэйцзин ваньбао». Ван Сянцянь, работавший ранее на Пекинском нефтеочистительном заводе, получил с помощью жульничества столько, что мог питаться в лучших ресторанах Пекина, отдыхать вместе с женой в различных провинциях Южного Китая и ночевать в лучших отелях. Дома парочка пила вино, курила сигареты с фильтром, у них было 4 цветных телевизора, фотоаппарат, стиральная машина, холодильник и софа, а их дети ходили в школу в наручных часах, показывающих дату.

Как этот человек достиг такого богатства? Ключом к деньгам была Стратагема № 17. Рабочий покупал по рыночной цене импортные цветные телевизоры и магнитофоны и перепродавал их гораздо дешевле. Покупатели, конечно, широко его пропагандировали. Благодаря этой рекламе ему удалось получить 80 тыс. юаней и снабдить более 100 человек телевизорами по сходной цене. При этом он говорил, что может так дешево продавать эти приборы благодаря многочисленным связям внутри страны и за границей. В результате ему удалось произвести большое впечатление на таксиста, который стал кем-то вроде личного шофера Вана, больничного врача, который давал ему по желанию справки о болезни, и телевизионного техника в одной ремонтной мастерской. Последнего Ван использовал для того, чтобы собирать отовсюду деньги на телевизоры и магнитофоны, которые впоследствии присваивал. Так он за полгода насобирал более чем с 400 человек около 456 тысяч юаней (ок. 217 тыс. немецких марок по курсу 1988 г.).

В конце концов мошенник был пойман и попал в репортаж «Бэйцзин ваньбао». Прежде чем он получил большие деньги — «яшму», он сначала должен был перепродать некоторое количество приборов по дешевой цене. Это были его «кирпичи».







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.017 с.)