ТОП 10:

Объяснительное стихотворение



Краткой формулировке Стратагемы № 18 уже более 1200 лет. Мы находим ее в стихотворении Ду Фу (712—770), знаменитейшего после Ли Бо (701—762) поэта эпохи Тан, одного из более чем 2300 поэтов этого периода расцвета китайской литературы, от которого до нас дошло около 50 000 стихотворений.

«Его труды сияют сквозь столетия, как неугасимый светильник», — восторгался переводчик, поэт и ведущий китайский германист Фэн Чжи в 1962 г. Через четырнадцать лет — еще в период «культурной революции» — мне пришлось посетить родину Ду Фу, Гунсянь (провинция Хэнань).

Ду фу часто страдал от нужды и бедности. Один из его детей умер от голода. Но чем больше поэт бедствовал при жизни, тем более высокий пьедестал обеспечен был его славе в глазах потомков. Его прозвали Шишэн, буквально «святой поэт». «Святой» не следует понимать здесь в религиозном смысле. Это слово означает, что Ду Фу достиг вершины поэтического совершенства. Его стихотворения, обычно представляющие собой «истории в стихах», содержат отражение пестрых картин его времени. Они повествуют о тяжелой жизни деревенских жителей, о событиях политической и военной истории. Из приблизительно 1400 дошедших до нас стихотворений Ду Фу особенно известно следующее произведение (из цикла «В поход за Великую стену»):

Когда натягиваешь лук — Тугой должна быть тетива, Должна быть длинною стрела, Что в битву послана людьми. Когда стреляешь по врагу Бей по коню его сперва, И если в плен берешь солдат Сперва их князя в плен возьми. Убийству тоже есть предел, — Хотя закон войны, суров, — Как есть пределы у всего, Как есть границы у страны. Конечно, армия должна Сдержать нашествие врагов, Но истреблять их без числа — Не в этом цель и смысл войны[234].

В 730 г. после нескольких поражений тибетское государство Туфань отправило к китайскому императорскому двору послов с мирными предложениями. Китайский император Сюань Цзун (712—756) принял их, сообразуясь с мнением своих советников. После этого на границе наступил мир. Государство Туфань отвело все войска. Через 7 лет китайский император решил воспользоваться тем, что туфаньские границы не охраняются, и, нарушив мир, напал на тибетцев. Китайский военачальник Цуй Сии углубился в территорию Туфаня на 2 тыс. миль и нанес тибетцам тяжелое поражение. Между Китаем и Туфанем опять началась война.

Когда в 740 г. умерла китайская принцесса, вышедшая за властителя Туфаня в 709 г., к китайскому императорскому двору явилось тибетское траурное посольство, которое попыталось заключить мир. Император Сюань Цзун отклонил предложение. Через год тибетцы захватили важную китайскую пограничную крепость Шибаочэн (к юго-западу от нынешнего города Синин, провинция Цинхай). Китайский император приказал отбить крепость. Однако командующий, получивший приказ, вышел из повиновения и вскоре был казнен. В 749 г. император призвал отвоевать Шибаочэн предводителя поступивших на китайскую службу тюрок Гэ Шуханя (ум. 757). Гэ Шухань с 33 тысячами войска выполнил задачу, потеряв более 10 тысяч воинов. Крепость вновь оказалась в руках китайцев.

Непродуманная военная политика императора Сюань Цзуна, не считавшаяся со множеством человеческих жертв, побудила Ду Фу написать это стихотворение. Исторический комментарий к нему можно найти в труде Цао Муфаня «Ду ши цзашо» (Взгляд на стихотворения Ду Фу. Чэнду, провинция Сычуань, 1981).

Если ты хочешь выстрелить из лука, нужно сразу выбрать самый лучший и не терять напрасно время и силы с плохим луком.

То же самое — при выборе стрелы. Вместо того чтобы стрелять в маленький силуэт всадника и с большой вероятностью промахнуться, Ду Фу советует целиться в лошадь. Так ты имеешь больше шансов первым же выстрелом обезвредить противника. Вместо того чтобы гоняться за каждым членом разбойничьей шайки, следует поймать главарей. Бандиты, оставшись без руководства, станут легкой добычей. Война с варварами также должна ограничиваться обороной от их нападений. Если эта цель достигнута, оружие может замолчать.

Ду Фу призывает в своем стихотворении: в любой ситуации следует сначала выделить главное, ограничить свои действия этим пунктом и только в следующую очередь заниматься частностями. Это ограничение Ду Фу описывает с помощью различных образныхсравнений. Самым знаменитым из них стало выражение:

«Если хочешь поймать разбойничью шайку, поймай сначала главаря».

Как указывает тайбэйский исследователь стратагем Шу Хань, здесь, конечно, в первую очередь имеется в виду прямой смысл данного стиха.

«Но одновременно это — тайное указание на способ достижения победы во множестве других ситуаций: кто хочет превзойти противника, должен часто вспоминать эту стратагему».

Обезьяны без дерева

Итак, образно выражаясь, как на войне, так и в жизненной битве следует в первую очередь найти «предводителя» «разбойничьей шайки». Такой предводитель может быть отдельным человеком или группой людей, а может быть предметом или определенной проблемой.

Когда «предводитель разбойников» установлен, встает задача направить на него острие атаки и уничтожить его. Это вызывает цепную реакцию в его окружении. Если все улажено без боя, то, согласно «И цзину», «Книге перемен», «драконья стая теряет вожака». Враждебная организация обезглавлена. В комментарии к Стратагеме № 18 говорится:

«Если схватить вражеского предводителя, это может вызвать гибель всей силы противника. Если разрушена главная опора врага, он погибает. Если положить на лопатки вожака, приспешники разбегутся».

Эти строки напоминают о другом образном китайском выражении:

«Когда дерево срубают, обезьяны с него разбегаются». Мао Цзэдун однажды сформулировал следующую мысль:

«Как бы ни ярились зависящие от империализма паразиты, на их закулисных господ надежды мало. Когда дерево срубают, обезьяны с него разбегаются и вся ситуация изменяется».

Эта цитата из 2-го тома Избранных трудов Мао Цзэдуна относится к связям между Японией и прояпонскими кругами в Китае, в частности в гоминьдановском правительстве Чан Кайши. Мао обвиняет прояпонские китайские группировки в том, что они позволяют употребить себя японцам в качестве «ножа» против китайских коммунистов (Стратагема № 3).Но поскольку Япония сама является «деревом», которое скоро будет срублено, находящиеся под ее защитой «обезьяны» тоже погибнут.

Через 35 лет так называемая «банда четырех», а именно шанхайский профсоюзный деятель Ван Хунвэнь, главный идеолог Чжан Чуньцяо, пропагандист Яо Вэньюань и супруга Мао Цзян Цин, согласно разоблачениям китайской прессы, явилась руководством опутывающей всю страну сети единомышленников — так называемой клики «банды четырех». Она добилась практически абсолютной власти над средствами массовой информации. И тем не менее эта система без гражданской войны оказалась обезврежена буквально в один день. Как это произошло? В октябре 1976 г., через несколько недель после смерти Мао, четыре предводителя, потерявшие свою главную опору, были арестованы.

«С арестом «банды четырех» упало «дерево», и обезьяны разбежались с него».

(«Жэньминь жибао», 1979)







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.004 с.)