ТОП 10:

Ас настольного тенниса тонет в пятимильном слое облаков



На 26-м Всемирном чемпионате по настольному теннису (Пекин, 1961) китайская мужская команда впервые получила титул чемпиона мира. Китай обогнал Японию, которая с 1954 г. пять раз завоевывала командное мировое первенство. Но успех китайцев не мог заслонить того факта, что некоторые из китайских игроков, обладающих высокими скоростными качествами, еще не выработали правильной точки зрения на японскую технику сверхкрученого удара. Они все еще находились на стадии поисков способов противостояния, чтобы избежать патовой ситуации. Как только китайские игроки попадали на японских соперников с такой техникой, от них требовались величайшие усилия для борьбы.

Чжан Селинь, член китайской команды, специалист по тактике обороны, выдающийся представитель этого вида спорта и знаток стратагем, втайне составил план, как приноровиться к самым выдающимся японским специалистам по технике сверхкрученого удара. Для этого Чжан Селинь посвятил себя исследованию многочисленных способов обороны. На 27-м мировом первенстве (Белград, 1963) Япония вновь попыталась заполучить титул чемпиона мира в командном зачете. Китайская команда выпустила Чжан Селиня для решающего поединка. Он запасся целым колчаном разнообразных приемов против японской техники. Игра едва началась, а японец уже чувствовал себя так, как будто попал в пятимильный слой облаков и тумана. Бурной и все время меняющейся технике обороны Чжан Селиня, его резкому удару японец ничего не мог противопоставить. Так и не поняв, что случилось, он проиграл схватку. Победа Чжан Селиня оказала удивительное воздействие. После того как он обыграл самого сильного японского игрока, победа была прочно в руках китайской команды. Китай успешно отстоял свой титул чемпиона мира в командном зачете.

Этот пример я позаимствовал из воспоминаний многократного китайского чемпиона мира по настольному теннису Чжуан Цзэдуна. Он приводит его в разделе о Стратагеме № 18. Сильнейший игрок японской команды, конечно, является здесь «главарем». Концентрация Чжан Селиня на лучших игроках команды противника нанесла смертельный удар боевому духу японской команды — «разбойничьей шайки».

Режем помидоры без доски

В главе о Стратагеме № 18 Шу Хань вспоминает:

«Как-то я смотрел кулинарную программу по тайбэйскому телевидению. Тема: как разрезать овощи без доски. Ведущий положил помидор с неотрезанным черешком себе на руку. Затем он сделал на помидоре три надреза, повернул помидор и ножом вырезал черешок. Помидор тут же распался на шесть кусков в форме полумесяца, лежащих на ладони ведущего. Тот не стал сразу разрезать помидор, чтобы не повредить руку, но после того, как он удалил черешок, в данном случае «главаря», помидор распался на куски сам собой».

Четыре главных противоречия

Уже в первой фразе своего руководства по Стратагеме № 18, вышедшего в 1984 г., пекинский исследователь стратагем Ли Бинъян, с которым я лично знаком, использует термин «основное противоречие». Как он пишет, глубинное значение Стратагемы № 18 состоит в том, чтобы уловить и разрешить основное противоречие и таким образом достигнуть полной победы. Термин «основное противоречие» употребляет в связи со Стратагемой № 18 и Чжуан Цзэдун, трижды чемпион мира по настольному теннису.

Основное противоречие — это квинтэссенция в учении Мао Цзэдуна о противоречиях, каковое вместе с его учением о практике составляет основу «Идей Мао Цзэдуна» (Го Бисюань. Китайская молодежная газета. 1987. 21 июля).

«Идеи Мао Цзэдуна» — господствующая доктрина в руководстве миллиардным народом. Я уже показал это в одной из моих книг, «Партия, идеология и закон в КНР» (Берн, 1982), и в статье «Новое во взаимодействии между государственными и партийными нормами в КНР» в книге, изданной специалистом по Мао Цзэдуну Стюартом Р. Шрамом, — «Пределы государственной власти в Китае» (London, New York, Hongkong, 1985). Концепция Мао об основном противоречии представляется присущей китайскому марксизму. Весь мир, согласно Мао, является клубком противоречий. На каждой стадии развития политическое руководство Китая должно выбрать одно из существующих одновременно противоречий и объявить его основным. Главной задачей китайского народа является решение этого основного противоречия. Все силы миллиардного народа концентрируются на решении основного противоречия, поэтому, когда китайское руководство вдруг находит новое основное противоречие, это приводит к огромным переменам в Китае, поражающим западных туристов.

С середины 30-х годов руководство Компартии Китая четырежды меняло основное противоречие.

1. В 1937—1945 гг. основное противоречие было: Китай против Японии. При этом, с точки зрения коммунистической партии, понятие «Китай» включало также гоминьдан вместе со смертельным врагом Мао, Чан Кайши. Главной задачей было изгнание японцев.

2. В период с 1946-го по 1949 г. появилось новое основное противоречие: Компартия Китая под руководством Мао Цзэдуна против гоминьдановского правительства под руководством Чан Кайши. Основной задачей было поражение Чан Кайши.

3. В период с 1949-го по 1976/78 г. новым основным противоречием стало: «пролетариат» против «буржуазии». Главной задачей была «классовая борьба» пролетариата в целях поражения буржуазии.

4. С 1976/78 г. основное противоречие: необходимость модернизации для преодоления отсталости. Главной задачей является поражение отсталости Китая с помощью четырех модернизаций: в китайской промышленности, сельском хозяйстве, обороне, а также науке и технике.

Западному наблюдателю сцепление основного противоречия с дополнительными противоречиями часто может показаться загадочным. Однако в своей основе логика противоречий совершенно проста и понятна. Например, если установлено, что для Китая во всех областях главным противоречием признано противоречие между модернизацией и отсталостью, то улаживание всех остальных противоречий попросту отбрасывается. Например, это происходит, когда предпринимается все, чтобы форсировать модернизацию. Поскольку Запад является проводником нового, само собой разрешается дополнительное противоречие: «Следует ли посылать китайских студентов на учебу за границу, чтобы они изучали там западные достижения, да или нет?»; такое дополнительное противоречие, как: «Увеличивать ли импорт прогрессивных западных технологий и иностранного капитала, да или нет?» — решить нетрудно.

Поскольку сотрудничество с фирмой «Кока-кола» способствует модернизации китайской индустрии напитков, и решение дополнительного противоречия: «Кооперация с фирмой «Кока-кола», да или нет?» — также не представляет проблемы. Конечно, даже в Китае в мелочи всегда вмешивается дьявол. Поэтому при конкретных решениях этих дополнительных противоречий могут возникнуть чрезвычайно сложные внутриполитические проблемы, например относительно дополнительного противоречия: «Следует ли перенимать у Запада, кроме технологий и методов развития промышленности, также и общественные институты, да или нет?»

Во внешней и внутренней политике КНР нынешнее основное противоречие действительно играет роль «предводителя» всех остальных дополнительных противоречий. Когда партия и правительство решают считать главным определенное противоречие, они вызывают ураган, который наклоняет все степные травы в одном и том же направлении. В Китае часто случается, что главное противоречие можно определять также и для отдельных мелких групп проблем, например для экономики, литературы, спорта и т. п. Отсюда выводится учение о «главной стороне» каждого отдельного противоречия. Например, в экономике при противоречии между «надеждой на собственные силы» и «опорой на иностранную помощь» «надежда на собственные силы» выступает как главная сторона противоречия. Таким образом, мышление, ориентированное на центральное звено, несет в себе признаки того способа, которым в КНР подходят к решению вопросов.

Вернер Майснер в своей книге «Философия и политика в Китае — противоречия в диалектическом материализме за 30 лет» (Мюнхен, 1986) пользуется словом «стратагема» в отношении учения Мао Цзэдуна о противоречиях. По его мнению, «символика «диалектического материализма» не представляет собой общности с европейским марксизмом, а больше напоминает о военных теориях эпохи «Сражающихся царств» (V—III вв. до н. э.), в рамках которых развилась целая система военно-политических стратагем».

Несомненно, анализ Вернера Майснера в основном говорит о 30-х годах. В настоящее время я бы приписал материалистической диалектике в Китае гораздо более всеобъемлющую функцию, чем роль связки при политических альянсах, или, как пишет издательство в аннотации к книге Майснера, приобретает свойство «политической и военной стратагемы». Прослушанный мною на философском факультете Пекинского университета годовой курс марксистской философии (1976—1977) дает основания полагать, что материалистическая диалектика в Китае, упрощенно говоря, представляет собой направленное целиком на внешний мир («материалистическое»), практически ориентированное руководство для прояснения и правильного обращения с аспектами различного рода, рассматриваемыми как противопоставленные или «противоречащие друг другу» («диалектика»). Материалистическая диалектика в ее применимости ко всевозможным проблемам выказывает себя в Китае действительно эффективным рецептом для политического руководства миллиардным народом.

Трактовка всей синомарксистской материалистической диалектики как происходящей исключительно из стратагем завела бы нас слишком далеко. Тот факт, что и по сей день влияющее на китайскую политику учение Мао об основном противоречии явно связано со Стратагемой № 18, не может считаться доказательством.

«Основное противоречие занимает ведущее, доминирующее положение среди других противоречий» — так говорится в 5-м издании вузовского учебника о принципах марксистской философии, вышедшем в 1983 г. в северокитайской провинции Цзилинь.

Его [основного противоречия] разрешение оказывает решающее влияние на положение дел. Различные прочие противоречия подчиняются этому основному противоречию. Если оно решено, остальные решить гораздо легче. Так, например, во время гражданской войны 1945—1949 гг. битва при Цзиньчжоу была основным противоречием по отношению ко всей операции в Западном Ляонине и Шэньяне [12 сентября — 2 ноября 1948 г.]. Когда Цзиньчжоу был бы взят, противник превратился бы в «пойманную в ведро черепаху» и появилась бы возможность «запереть дверь и побить собаку», то есть отрезать противнику путь к отступлению и победить его. Таким образом наконец была бы достигнута стратегическая цель уничтожить врага во всем Северо-Восточном Китае. На этом примере можно увидеть, что основное противоречие определяет остальные противоречия и влияет на них. Существование и развитие основного противоречия определяют и влияют на существование и развитие прочих противоречий. Для того чтобы решить остальные противоречия, следует сконцентрировать силы и разрешить основное противоречие. Этот метод в обиходном языке называется: «Таща за нитку, вытягивать петлю», «Если бьешь змею, бей по голове», «Если ведешь быка, веди за кольцо в носу» и «Если хочешь поймать шайку разбойников, поймай сначала главаря».







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.006 с.)