ТОП 10:

Лекарство от стремления к скачке на быстром коне



«Стремление к победе изначально присуще человеку», — пишет поэтесса Ли Цинчжао (1084— 1151 ?) в одном из своих стихотворений. Но как быть, если не можешь победить и достигнуть желанной цели?

Ли Цинчжао отвечает:

«Утолять жажду разговором о сливах — это способ немного успокоить стремящееся к состязанию сердце. Утолять голод нарисованным пирогом — это способ слегка утишить стремление к скачке на быстром коне».

Далее Ли Цинчжао размышляет о «маленьком чуде, побочных искусствах образованного человека». Сюда относится игра в китайские шахматы, или «игра в коней», которой Ли Цинчжао посвящает стихотворение. Победа в такой игре служит заменителем победы в настоящей жизненной битве и утешает тоскующее по причине жизненных неудач сердце. Конечно, кроме игр и спорта имеется еще множество «сливозаменителей» и «пирогоза-менителей». Лу Синь создал памятник Стратагеме № 17 (в смысле самоутешения через иллюзию) образом А Кью. В 1937 г. Мао назвал Лу Синя мудрецом современного Китая, подобно тому как Конфуций был мудрецом Китая эпохи феодализма (Гельмут Мартин).

Бедный поденщик А Кью из деревни Вэйчжуан в глубине души оценивает все унижения, постигающие его, как победы. Ему удается с помощью искусственных аргументов подняться над неудачами.

«Будучи неграмотным, он подписывал документ, и кисть не послушалась его: кружок, который он должен был нарисовать взамен своего имени, получился кривым. Но его утешила мысль: только дурак может нарисовать совершенный круг».

Когда А Кью услышал, что сын деревенского старосты сдал государственные экзамены, он подумал про себя: «Мой сын сдал бы их гораздо лучше».

Когда деревенские бездельники обзывают А Кью скотиной, он в ответ быстро называет себя червяком. Когда же бездельники набрасываются на него, избиение продолжается всего 10 секунд, и А Кью думает про себя: «Разве я не искуснейший самоуничижитель? А если опустить «самоуничижитель», что останется? Искуснейший!»

Когда однажды А Кью удалось выиграть в азартной игре, чтобы затем тут же потерять деньги в драке, он утешается пословицей: «Не благословением ли было старику потерять лошадь?» (см. 17.42). И поражение в драке он тоже превращает в победу: он наносит себе правой рукой два удара по липу, так что корчится от боли. После этих ударов ему становится легче на сердце. Несмотря на то что лицо его все еще горит от боли, он чувствует себя так, как если бы бьющим был он сам, а побитым — другой, и таким образом превращается в победителя.

Не всякий может дойти до такого рукоприкладства с целью самоутешения. Более мягкие и разумные формы применения Стратагемы № 17 против самого себя ради достижения внутреннего спокойствия — «яшмы» — являются совершенно обычными.

Например, если в Китае разбивается фарфоровая посуда, так сказать, «кирпич», часто это считается счастливым предзнаменованием («яшмой») и произносится фраза: «Суйсуй пинъань» («Год за годом жить в мире»). Связь между разбитым фарфором и этим благопожеланием обусловлена созвучием китайского слова со значением «разбить» («суй») и слова со значением «год» («суй»).

Другой пример такого мягкого самоутешения приводит автор портрета Гёте и его друг Иоганн Генрих Вильгельм Тишбайн (1751—1829) в своем рисунке «Длинная тень». Артур Шопенгауэр описывает его в труде «Мир как воля и представление» следующим образом:

«На рисунке представлена совершенно пустая комната, освещенная только огнем, пылающим в камине. Перед камином стоит человек... таким образом, что тень его протягивается через всю комнату».

Тень падает не только на пол комнаты, но и поднимается на противоположную стену до потолка и еще немного протягивается по нему. Тишбайн так комментирует рисунок

«Это человек, который в мире ничего не достиг и ничего не совершил. Теперь он радуется, что хотя бы может отбрасывать такую большую тень».

(Цит. по: Новая цюрихская газета. 1987. 3 августа.)

Гигантская тень здесь соответствует «кирпичу», «яшмой» является полученное удовлетворение.

Завтра, подожди до завтра

Лэй Хэн, начальник стражи из Юньчэна, посетил представление известной певицы Бай Сюин из Восточной столицы. После представления певица взяла кубок, приглашающим жестом показала его слушателям, сошла со сцены и направилась собирать плату, начиная с первого ряда сидений. Первым, перед кем она остановилась, оказался Лэй Хэн. Он пошарил в кошельке у себя на поясе, но там не было ни монетки! «Я забыл взять с собой деньги, — извинился он. — Завтра ты получишь двойную плату».

Но Бай Сюин отвечала со смехом: «Пословица гласит: «Если лучшее вино недостаточно крепко, каков же на вкус осадок!» Мандарин, занявший лучшее место, должен был показать добрый пример!»

Лэй Хэн почувствовал неловкость: «Мне ничего не стоит отвесить тебе три или пять унций серебра. Моя несообразительность привела к тому, что сегодня я не подумал, чтобы взять с собой деньги».

«Сегодня у мандарина нет карманных денег, но завтра он обещает принести три или пять унций серебра! Это подобно старой поговорке: «Унять жажду видом слив, утолить голод нарисованным пирогом»!»

Певица из романа «Речные заводи» приписывает начальнику стражи применение Стратагемы № 17: вместо того чтобы что-нибудь ей дать теперь же, он обещает двойную плату завтра. Это кажется ей пустым обещанием — «кирпичом», который он ей бросает, чтобы получить «яшму» — сэкономить плату за концерт.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.8.46 (0.006 с.)