ТОП 10:

Убийство матери послужило вразумлением супруге



«Куан ци цзи» — «Стратагема для обмана супруги» — так называется в оригинале история Ю Хэнсяна из сборника рассказов «Ибай гэ чэнсинь» — «Сто удовольствий» (Шанхай, 1983), которую мы здесь кратко пересказываем.

В бригаде Циншань[128] была семья из четырех человек: мамаша Ван, ее сын господин Ван, его жена Коричный Цветок и их сыночек. Господин Ван работал на окружном заводе сельскохозяйственной техники. Отношения между мамашей Ван и ее невесткой Коричный Цветок напоминали отношения между противоположно заряженными тучами в небесах. Едва они сталкивались, сверкали молнии, грохотал гром и лился дождь как из ведра. Постоянные скандалы и ссоры прекратить могла бы только смерть.

Однажды сыночек упал и начал орать. Бабушка Ван протянула было руки поднять его, да передумала: она вспомнила, как в такой же ситуации ее обвинили в том, что она балует ребенка. Пока она металась, не зная, что предпринять, вошла Коричный Цветок и стала браниться: «Ребенок так сильно упал, а ты ему не помогаешь. Ты, наверное, была бы рада, если бы он вообще разбился до смерти».

Стоило невестке открыть рот, свекровь тоже показала себя не с самой скромной стороны. Случилось, что и должно было случиться. Губы превратились в ружья, а языки в мечи, вспомнили все, и увядшую капусту, и сгнившую репу.

Как раз в этот момент господин Ван вернулся из города. Обычно он редко приезжал домой. Сейчас он походил на мышь, попавшую внутрь кузнечного меха: ветер дует с обеих сторон. Когда мать и жена заметили его, это еще подлило масла в огонь. Обе женщины побежали к нему. Бабушка Ван сказала со слезами, шмыгая носом:

«Ты мой сын. Я хочу услышать от тебя только одно: жить мне дальше или умереть».

Коричный Цветок также обратилась к нему со слезами на глазах:

«Ты сын твоей матери, а я здесь чужая, пятое колесо в телеге. Наверно, лучше было бы, если бы ты развелся со мной».

Господин Ван сжал крепко губы и ничего не сказал. Он понимал, что в такой обстановке что бы он ни сказал, все будет только хуже. Сюда подходит изречение: «Мало лучше, чем много, ничего лучше, чем мало». Так что он, недолго думая, изобразил немого. Ссора между обеими женщинами продолжалась весь день. Только вечером бабушка Ван, которую уговорили собравшиеся соседи, всхлипывая, ушла в свою комнату. Тут Коричный Цветок подумала про себя: «Теперь-то я добьюсь своего. Если только муж один раз уступит мне, у старухи больше ничего не выйдет».

Как только соседи ушли, она снова начала рыдать, воздевая руки к небу, и биться головой об землю. Она сделала все, чтобы заставить мужа высказаться, но он сидел и не произносил ни единого слова. Наконец, скрипнув зубами, он сказал:

«Ну ладно, не плачь больше. Я решил окончательно разрешить дело».

«Но как?»

Он отвечал как бы вскользь:

«Обдумал я все и справа, и слева. Остается только один путь. Моя мать уже не молоденькая. Хотел бы я избавиться от нее и покончить с бесконечной сварой».

Когда Коричный Цветок услышала это, у нее мурашки по спине побежали и глаза вылезли на лоб, как электрические лампочки. Господин Ван сказал:

«Правда, я обдумывал это уже много раз. Наше семейное согласие можно спасти только так».

Когда Коричный Цветок поняла, что муж ее не шутит, она подумала: «Действительно, чем раньше старуха умрет, тем лучше». Мысль о том, чтобы избавиться от нее таким образом, уже не показалась ей столь ужасной. И она спросила мужа:

«А если это дело откроется, что тогда?»

Господин Ван кивнул и ответил:

«Правильно, сейчас все знают, как ты с ней обращаешься. Теперь, если мы от нее избавимся, на нас непременно падет подозрение. Если мы хотим незаметно обойти и богов, и духов, придется сделать вот что».

И он сказал Коричному Цветку, что завтра она должна с самого утра пойти к матери и извиниться перед ней; что, во-вторых, она весь день должна с ней сердечно обходиться и всячески ублажать; что, в-третьих, она с утра до вечера должна подавлять в зародыше каждый возникающий намек на ссору. Коричный Цветок не отвечала ни слова. Наконец, он сказал еще, что в таком случае утром впервые за много дней будет тихо.

Он надеется, что она учтет его слова. Она должна продержаться по крайней мере до его возвращения. Только когда пройдет определенный промежуток времени, удастся создать у соседей впечатление, что они с матерью живут в мире. А когда он приедет, он уж тогда потихоньку от нее избавится. Никто ничего и не заподозрит.

Что касается мамаши Ван, то она в этот вечер долго ворочалась без сна в своей постели. Только начало светать и она собралась вставать, дверь в комнату открылась и кто-то вошел. Когда она вгляделась, она сжалась от ужаса. Это была Коричный Цветок. Что ей тут было нужно? Мамаша Ван покрылась с головы до ног гусиной кожей.

Тут она услышала обращение «мама». Коричный Цветок приблизилась к ее кровати и сказала:

«Вчера я была не права и обидела тебя. Муж устроил мне головомойку. И вот я пришла, чтобы признать свою ошибку и извиниться. И еще я принесла тебе чашку куриного бульона. Я его только что сварила. Ешь его скорее, пока он еще теплый. Он поможет тебе переменить гнев на милость. А попозже я принесу тебе завтрак, мама».

С этими словами она вышла из комнаты. Как тяжело дался ей первый выход в этой пьесе! Сердце у нее колотилось как бешеное, лицо пылало огнем, по всему телу выступил холодный пот, а ноги так ослабели, что она с трудом вышла. Мамаша Ван решила, что ей это приснилось. Во второй раз за восемь лет, прошедшие со свадьбы ее сына, она услышала слово «мама» из уст Коричного Цветка. «Старая баба» да «мерзкая старуха» — таковы были ее обычные обращения. Да к тому же еще принесла ей лакомый кусочек! Вчера — как ведьма, сегодня — как Гуаньинь, буддийская богиня добросердечия. Может быть, она лишь губы помазала медом, а в сердце затаила мышьяк? Может, она отравила бульон, чтобы убить свекровь?

Мамаша Ван в первый момент испытала побуждение отдать бульон собаке. Но потом она сказала себе: «Мне уже шестьдесят шесть лет. Лучше умереть сразу, чем дальше терпеть такую жизнь».

И она одним глотком выпила бульон. Затем она в своих лучших одеждах улеглась в постель и стала ждать болей в желудке и смерти.

Она ждала напрасно. Против ожидания, она чувствовала себя все лучше и лучше. А потом пришла Коричный Цветок, опять тепло обратилась к ней «мама» и подала ей чашку слизистого рисового отвара. Без колебаний госпожа Ван села, взяла еду, съела ее и опять улеглась. Так она полдня лежала, не испытывая ни болей, ни приступов головокружения. Напротив того, ее сознание становилось все яснее. Только теперь она начала удивляться по-настоящему.

В полдень мамаша Ван поднялась и вышла на кухню. Там она с удивлением заметила, что исчезла ее маленькая плитка. На столе дымились рис и только что сваренные овощи. Тут подошла Коричный Цветок:

«Мама, до сих пор я плохо с тобой обращалась и все время тебя обижала. С сегодняшнего дня мы будем в хороших отношениях».

Сказав это, она усадила мамашу Ван за накрытый на двоих стол. Отныне от Коричного Цветка, бывало, только и слышалось: «мама» да «мама». Речи ее были сладки, а руки так и летали, чтобы ублажить мамашу Ван, у которой скоро потеплело на сердце. Для Коричного Цветка это было только игрой, но мамаша Ван приняла ее всерьез. Она решила: «Если невестка со мной хорошо обращается, буду-ка и я к ней добра».

Теперь, когда Коричный Цветок возвращалась с поля, еда стояла уже готовая, сыночек был ухожен и даже свиньи были накормлены. Коричный Цветок должна была каждое утро вставать в половине пятого, но из-за множества домашних обязанностей не всегда могла вовремя прийти на работу в бригаду. Мамаша Ван забрала единственный будильник в доме из комнаты Коричного Цветка и тайком поставила его в свою комнату. Когда Коричный Цветок проснулась на следующее утро, небо было гораздо светлее, чем обычно, а на кухне ее ждал приготовленный завтрак. Теперь у невестки потеплело на сердце и выступили слезы на глазах. Теперь, когда она сказала «мама», это обращение было искренним. Однажды ночью у Коричного Цветка вдруг подскочила температура. Мамаша Ван услышала ее стоны и поспешила к ней. Прежде всего, она забрала внука и устроила его в своей комнате. Затем позаботилась о невестке и наутро, как только рассвело, вызвала врача. Благодаря заботам мамаши Ван Коричный Цветок скоро выздоровела, но она все еще чувствовала себя очень слабой. Тогда мамаша Ван достала фунт плодов личжи, которые ей кто-то подарил на Новый год, и отдала их Коричному Цветку. Та решительно отказалась их есть и все повторяла:

«Я же никогда не покупала тебе никакой еды. С каким лицом я буду есть твои плоды?»

Мамаша Ван отвечала:

«Что значит «мое и «твое»? Мы же одна семья. Ешь плоды, это придаст тебе сил».

Она присела к невестке на кровать и стала чистить плоды и совать их Коричному Цветку в рот. Пока Коричный Цветок ела плоды, в ее сердце разыгрывались всевозможные чувства, то сладкие, то кислые, то горькие, то острые. Невольно у нее выступили на глазах слезы. Как только силы к ней окончательно вернулись, она купила мамаше Ван килограмм личжи, и дала ей сверх того рисовых талонов на пять килограммов и еще пять юаней, и просила ее покупать себе все, что она пожелает. Теперь мамаша Ван была так растрогана, что расплакалась. Она вытерла слезы краешком подола.

И так свекровь и невестка зажили в самых сердечных отношениях. Через два месяца господин Ван опять явился домой. Поскольку он уловил ситуацию, он не тратил дальнейших слов. После ужина он вынул из кармана бутылочку, высыпал содержимое в стакан, налил туда воды и отнес к матери в комнату. Коричный Цветок, которая в это время вязала, едва заметила это его действие. Когда господин Ван вернулся, она спросила его: «Что это ты отнес матери в комнату?»

Он спокойно ответил:

«Яд».

Коричный Цветок громко вскрикнула и задрожала всем телом. Вязанье упало на пол. Господин Ван зажал ей рот:

«Ты с ума сошла? Прекрати шуметь».

Едва он отпустил жену, она попыталась выбежать из комнаты, чтобы позвать врача, но господин Ван преградил ей путь.

«Что мы решили два месяца назад? По дороге домой я услышал от соседей, что ты хорошо обращаешься с моей матерью. Ты правильно разыграла свою роль. Теперь можно и отравить мою мать. Никто нас не заподозрит».

Когда Коричный Цветок услышала это, она зарыдала, упала на колени перед мужем и стала его умолять:

«Пожалуйста, пожалуйста, позови скорее врача. Твоя мать не должна умереть. Я была не права. Твоя мать — хороший человек».

Господин Ван спросил:

«Почему же раньше было не так?»

«Раньше она была упрямая, и я была упрямая. И обе мы старались друг друга переупрямить. Потом я стала изображать доброту, и она стала доброй. И все шло лучше и лучше. Наконец, я уж не знаю, что со мной случилось, меня вдруг озарило. Теперь я понимаю: старый человек в доме — это драгоценность».

Когда господин Ван услышал это, он помог жене встать с пола и начал смеяться. Только теперь он доверил Коричному Цветку, что на самом деле он отнес матери лекарство. Его убийственные планы были, оказывается, отвлекающим маневром. Он придумал стратагему, чтобы добиться изменения в отношениях между женой и матерью. Он надеялся, что если она будет хорошо обращаться с его матерью, то мать тоже будет к ней добра и фальшивая доброта Коричного Цветка переродится в настоящую.

Коричный Цветок пришла в себя. Она похлопала мужа по плечам:

«Ты... ты... молодец. Здорово ты сыграл со мной шутку».

«Не шутку я с тобой сыграл, а прочитал лекцию. Только метод был несколько необычный».

В этом примере фальшивый план убийства матери — «ничто», из которого возникает «нечто», а именно хорошие отношения между матерью и невесткой.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.254.115 (0.008 с.)