ТОП 10:

Глава 21. Обезьяна Господа Бога



Россия ещё скажет своё новое слово миру.
Ф. М. Достоевский


Есть такая книга «Овод», написанная ведьмой Войнич. И там описывается, как у одного кардинала был сын, плод греха, который стал революционером. Кардинал провожает сына на расстрел, а потом сходит с ума.

«А у красного кардинала Максима Руднева дочка Нина оказалась ведьмой, — думал генерал советской инквизиции Борис Руднев, подписывая приказ о высылке своей племянницы за границу. — Да, ничто не ново под луной».

Хотя, семейство Нины фон Миллер выслали из СССР по израильской визе, но вместо Израиля они, как и большинство им подобных, почему-то очутились в Америке. Ох, видно, недаром этот спецпроект назывался «Агасфер», то есть, «Вечный Жид».

В стране чудес Америке, папа Миллер, старый ведьмак, первым делом записался в ту тайную партию, которая на Западе играет почти такую же роль, как в СССР компартия.

В СССР бывало, что набитый дурак, если он партиец, то получал хорошую работу. Так вот и папа Миллер, как партиец, тоже получил хорошую работу.

Бывший московский Гоняло Мученик, который скрывал свою безграмотность за умышленно неразборчивым почерком, вдруг стал преподавателем русского языка в военно-морской академии в Аннаполисе около Вашингтона, где куются высшие командные кадры американского флота.

Своими сонными глазами старый ведьмак Акакий Петрович видел все дефекты будущих адмиралов гораздо лучше, чем американское адмиралтейство.

А что видел Акакий Петрович, то знал и 13-й отдел КГБ, где на прощание ему погрозили пальцем и сказали:

— Смотрите, 13-й отдел шутить не любит...

С годами старый выродок Акакий Петрович стал ещё худее и благороднее, старая ведьма Милиция Ивановна — ещё толще и похабнее, а молоденькая ведьма Нина — ещё милее и соблазнительнее.

Затем, бывший гомо совьетикус Акакий Петрович стал монархистом.

Надо признать, что Гоняло Мученик выглядел, как настоящий столбовой дворянин: аккуратно подстриженные седые усики, пробор на голове, честные усталые глаза с поволокой и во всех движениях — лёгкая флегма.

В общем, белая кость и голубая кровь. И вскоре его даже избрали генеральным секретарём Высшего монархического совета.

На своих собраниях монархисты, честные 70-летние поручики, усердно проклинали евреев, которые погубили российскую монархию.

И бедные поручики не знали, что их генеральный секретарь, уважаемый Акакий Петрович, по крови — чистокровный еврей, что он тщательно скрывал.

Впрочем, ничего в этом удивительного нет. Ведь, говорят же, что даже и сам зарубежный претендент на престол Романовых тоже породнился с евреями.

Сначала он записался в какие-то кабалистические тайные общества, где сатана снюхивается с антихристом, а потом женился на полуеврейке и полукняжне, из рода бывших грузинских царей.

С тех пор, этот Романович живёт на деньги первого мужа своей жены, из тех самых еврейских банкиров, которые финансировали русскую революцию.

И ещё писали, что заграничный претендент на престол Романовых является свояком главы советской тайной полиции Берии, который был немножко полуевреем Берманом, и который женился на второй сестре из рода полуцарей, полукнязей и полуевреев.

Такая путаница с этими мемзерами, что и сам чёрт не разберётся.

А потом бедных евреев безвинно обвиняют, что они занимаются всякими фиглями-миглями и шахер-махерами и лезут к власти и спереди и сзади, и справа и слева. Да евреи просто подбирают падалицу с гнилых деревьев, гниль, падаль. Просто евреи недаром болтались по белу свету четыре тысячи лет и кое-чему научились.

В таких условиях крипто-еврей Акакий Петрович был вполне подходящим генсеком Высшего монархического совета. Он честно писал верноподданнические послания своей царице, зная, что она тоже «из наших», а царь — так это просто шабес-гой.

Если смотреть на мир сквозь призму соцмодернизма, то в мире столько странных вещей, что аж голова кружится.

Старая ведьма Милиция Ивановна не отставала от своего мужа-оборотня и вскоре стала членом благотворительного литературного фонда, якобы для помощи бедным литераторам, где деньги собирали со всех, а раздавали только «своим», то есть, партийцам, братцам и сестрицам.

Ловкость рук — и никакого мошенничества. А по воскресеньям ведьма и оборотень идут в церковь и усердно крестятся.

Но и церковь эта — тоже не простая, а специальная — автокефальная. Служит там автокефальный владыка Феофан, который на досуге пишет стихи под двусмысленным псевдонимом Феофан Странный.

Пытаясь разгадать этот странный псевдоним, одни прихожане называют его архиепископом Сан-Французским, а другие Сан-Хренцузским. Одни говорят, что он бывший князь Жох-Жоховский, а другие говорят, что он бывший еврей.

Неизвестно, что будет с ним на том свете, но на этом свете автокефальный архиепископ Феофан Сан-Хренцузский явно преуспевает. Он даже печатается в «Новом слове» и иногда выступает по «Голосу Америки».

В Америке гомо совьетикус Нина фон Миллер выдавала себя за русскую дворянку. И мало кто знал, что она не дворянка, а лесбиянка. Когда в обществе иногда заходил вопрос о лесбиянстве, Нина делала наивные глазки:

— А что это такое? Лиссабонки? Я даже и такого слова не знаю...

Вскоре, по рекомендации других лиссабонок, ведьма Нина устроилась на работу на радио «Голос Америки», где уже работала её возлюбленная французская Лиза, теперь княгиня Горемыкина. Знаете, ворон к ворону летит, ворон ворону кричит.

Ведь, если в старину ведьмы летали верхом на помеле, то в наше модерное время их запускают в эфир по радио.

Вот ведьму Нину и взяли, как новейшую представительницу 3-й евмиграции из СССР, чтобы мутить по радио советских диссидентов, смелых борцов за свободу нечистой силы в СССР

Говорят, что Эф-би-ай строго проверяет кандидатов, поступающих на «Голос Америки», и тратит на каждого 5000 долларов. Да, проверяют. Только не так, как вы думаете.

Проверяют, чтобы на «Голос Америки» случайно не попал нормальный человек. Тот же самый партийный подход, как в СССР, только всё немножко наоборот.

Поэтому, некоторые знающие люди называют «Голос Америки» «Голосом Атлантиды», очень культурной и прекрасной страны, которая, якобы, потонула во время всемирного потопа — в наказание за какие-то богомерзкие грехи и тайные пороки.

Так или иначе, хотя ведьма Нина откладывала замужество как можно дальше, но оставаться в старых девах ей вовсе не хотелось.

Фу, чтобы люди потом пальцем показывали? Вот с этого-то, с гордыни, и начинаются все грехи. Потому-то и говорят, что первый смертных грех, грех сатаны, — это гордыня.

Если бы это касалось только ведьмы Нины, то это, конечно, чепуха. Но, если верить американской статистике доктора Кинси, в таком же, более или менее, положении, как ведьма Нина, находится 37 процентов населения США.

Если уравнять женщин в правах с мужчинами, чего требуют обычно всякие лиссабонки, то получается, что каждая третья невеста в США — это яблочко, более или менее, отравленное. Но никто из них в этом, конечно, не признается.

Поэтому, женишкам, если они сами нормальные, не мешает знать следующее. Из 37 процентов дщерей Евы с отравленным яблочком, только 4 процента честные открытые лиссабонки. Дай им чёрт здоровья.

Из остающихся 33 процентов некоторые подчиняются законам природы или, если хотите, Господу Богу — и воздерживаются от дальнейшего производства плевел. Дай им Бог здоровья.

Но многие, ох как многие, идут по тому же пути гордыни, как ведьма Нина.

Обдумав все свои возможности, ведьма Нина решила пойти по стопам своей приёмной матери, старой ведьмы Милиции Ивановны.

Поскольку Нина была гомо активного типа, она сама выбрала себе жениха и сама сделала ему предложение. Это был двуполый оборотень пассивного типа, какие сосут у мужчин и лижут у женщин.

Просто минетчик из французских анекдотов. А таких — тоже легион. Хотя, это и эрзац-кофе, но... Можно закрыть глаза и думать, что это не мужчина, а женщина.

Потому-то великий правдоискатель Достоевский, который прекрасно знал все эти фигли-мигли, говорил, что настоящая правда всегда неправдоподобна.

Потому-то философы и говорят, что правда о дьяволе — это такая грязная вещь, что одна капля её мутит жизнь так же, как капля воды мутит стакан абсента. Но от этого можно опьянеть. А некоторых даже будет и поташнивать.

Однако, в наше грешное время нужно знать эту грешную правду. Ведь, над нами нависла атомная война, которая, если верить Апокалипсису, нужна только для того, чтобы уничтожить грешную 1/3 населения, те самые 37 процентов доктора Кинси.

Но, при этом, погибают не только грешники, но и много праведников.

А зачем нам, нормальным людям, отвечать за грехи всяких ведьм и ведьмаков, в которых сидят бесы садизма и мазохизма, фрейдовские комплексы разрушения и саморазрушения, убийства и самоубийства?

Ведьма Нина обмозговала свой брак довольно основательно. Хотя она и тщательно скрывала, что она полуеврейка, мемзерша, но ей не хотелось, чтобы её муж когда-нибудь узнал это и обзывал её чёртовой жидовкой.

Поэтому она выискивала себе жениха тоже из полуевреев-мемзеров. Его мать была еврейка, которая вышла замуж за американца, сделала ребёнка, сразу же развелась и потом, 18 лет тянула с мужа алименты.

Это тоже один из трюков, которым частенько пользуются ведьмы. И ни в каком суде вы ничего не докажете. В результате, фамилия у Нининого жениха была американская, Марвин Кларк, всё шито-крыто.

Чтобы евреи не обижались, можно сказать, что ведьма Нина и её жених-оборотень только думали, что они полуевреи. А на самом деле...

Ведь, их предки занимались теми же самыми фиглями-миглями, то есть, мешались с выродками из окружающей среды, из поколения в поколение.

И потому, это просто помесь дегенератов изо всех стран, где евреи болтались четыре тысячи лет. Просто безродные космополиты. Марсиане. Как в рассказе мемзера Синявского «Пхенц».

Но если пойти по этому пути, то окажется, что многие евреи тоже только думают, что они евреи. Ведь, многие полуевреи и четвертьевреи потом частенько возвращаются в лоно предков и мешаются в браках с чистыми евреями, как это получилось у всех трёх детей Сталина.

В результате, получается перманентная помесь дегенератов изо всех стран, где евреи болтались четыре тысячи лет. Таким образом, бедные евреи, как бы, взвалили на свои плечи грехи всего мира.

Поскольку марсианка Нина выдавала себя за русскую дворянку, а её приёмный папеле был монархистом, то свадьбу они устроили по старому русскому обычаю — на Красную горку...

Обычай этот идёт издалека. Когда-то, в дохристианской Руси, Красной горкой назывался праздник весны, возрождения природы и всего живого.

Снег начинал таять на холмах. И вот тогда славяне собирались на одном из таких освободившихся от снега холмов — на Красной горке — и славили бога любви Леля, плясали и пели: «Ой, люлюшки-люли, разлюли да разлюли...»

Когда на Руси появилось христианство, то, вместо Красной горки христиане стали праздновать другой праздник возрождения жизни — праздник Воскресения Христова — Пасху.

Но некоторые по-прежнему предпочитали праздновать Красную горку, которая немножко изменилась, и стала смахивать на древнеримские сатурналии и вакханалии. Там было всё — вплоть до ротового эротизма Фрейда.

Когда христиане посмотрели, что это за люди и чем они там занимаются, то по простоте душевной прозвали их язычниками, то есть минетчиками.

Это отразилось и в семантике: из латыни пришло слово «язычник» — «pagan», которое превратилось в украинском языке — «поганэць», откуда родилось русское слово «поганый», то есть, «гадкий».

В процессе становления христианства, языческую Красную горку оттеснили на неделю назад, и для христиан она стала Антипасхой, или Фоминым воскресеньем, — днём поминовения мёртвых.

В этот день православные шли на кладбища и, по древнему обычаю, клали на могилы родных и близких пасхальные угощения — крашеные яички и куличики.

А упрямые язычники, которых теперь уже называли ведьмами и ведьмаками, продолжали праздновать Красную горку, как праздник плодородия и нарочно устраивали в этот день свои свадьбы.

Там, где христиане видели смерть, язычники видели жизнь. Хотя в писании и сказано: не ищи духа живого среди мёртвых. Как это делает марсианин и педрик Пастернак в своем «Докторе Живаго». Тут тебе никакие доктора не помогут.

Кстати, по-английски Фомино воскресенье называют воскресеньем Квазимоды. Вот потому-то легионер Виктор Гюго в «Соборе Парижской богоматери» и назвал своего героя-урода не как-нибудь, а Квазимодо.

Но такие тонкости теперь знают даже не все богословы. Зато, это хорошо знают богословы советской инквизиции из 13-го отдела КГБ. Дело в том, что некоторые ведьмы и ведьмаки и по сей день любят свою Красную горку.

Потому-то ведьма Нина фон Миллер решила венчаться на Красную горку.

Она не только выбрала Фомино воскресенье, но и церковь святого Фомы, один из автофекальных приходов протестантского толка, где служил сам автофекальный архиепископ Феофан Сан-Хренцузский, про которого одни говорили, что он бывший князь Жох-Жоховский, а другие говорили, что он бывший еврей.

Нина венчалась, а папа с мамой пели в хоре. Старая шикса Милиция Ивановна зычно затягивала глубоким баритоном, а старый оборотень-выкрест Акакий Петрович подпевал ей тоненьким фальцетом:

— Во имя Отца и Сына и Святого Духа... венчается раб Божий Марвин рабе Божией Нине... Господи Боже наш, славой и честью венчай их...

Мало кто знает, что скрывается за фасадом этого фиктивного брака. Иногда раб Божий Марвин жалуется своим приятелям, гомо американус, что его жена слишком самовлюблённа, что у неё нарциссизм.

Она танцует голая перед большим зеркалом в спальне и делает любовь со своим собственным отражением. Трётся о зеркало и страстно шепчет: «Изо всех невозможно-возможных возможностей — Ты всех невозможней — и всех милей!..»

Иногда Нина меняет любовников. Она просто берёт и надевает на себя маску гориллы (иллюстрацию подобной любви вы найдёте в книге Климова «Дело № 69» на стр. 28. — Изд.).

Подобные резиновые маски продаются в специальном магазине для всяких шутников и чудаков. Потом Нина берёт длинный кухонный нож и вытанцовывает перед зеркалом всякие модернистическне танцы.

Смотрит на гориллу в зеркале, одной рукой размахивает ножом, а другой рукой страстно ласкает свои собственные груди и прочую аппаратуру любви. А остальное дополняет воображением.

Когда-то царица Атлантиды замораживала своих любовников и для коллекции ставила их в специальные шкафы — как в музее. И у Нины тоже припрятана целая коллекция любовников.

Маска вампира с мертвенно-бледным лицом и окровавленными губами. Маска людоеда с оскаленными зубами. Маска массового убийцы с таким лицом, словно он только что сошёл с виселицы. Есть там ещё рожи свинячьи, собачьи, козлячьи и так далее.

Только не подумайте, что Нина сумасшедшая.

Просто, на данном историческом этапе, у ведьмы Нины нет возможности развернуться по-настоящему, как когда-то развернулась в ЧК-ГПУ-НКВД генерал Зинаида Гершелевна Шаховская, кукушкины яйца князя Шаховского, тоже ведьма и марсианка, слава о которой увековечена на известной картине «Женщины — герои революции».

Поэтому, ведьме Нине приходится заменять настоящие дела невинной игрой фантазии.

Если кто-нибудь в Вашингтоне захочет посмотреть на ведьму Нину, то пойдите на «Голос Атлантиды». Только имейте в виду, что там таких ведьм много.

Если вы хотите убедиться, что это ведьма Нина, посмотрите ей на подбородок. Там, с левой стороны, будет белое пятно омертвевшей кожи величиной со сливу, и тело там проваливается, как пустое.

Это — след от вырезанного чёрного родимого пятна, которое когда-то называли печатью дьявола.

Но если вы будете задавать Нине какие-нибудь щекотливые вопросы, то эта милая дама станет вам страшно хамить. Как настоящая ведьма.

И тут надо знать, что делать. Ведь, в ней сидит бес инкуб, который превращает женщин в мужчин. И, по сути дела, это не женщина, а мужчина. И нечего тут церемониться.

Можно спокойно обругать её всеми непечатными ругательствами. И посмотрите, как эта ведьма будет корёжиться. Ведь, она делает буквально всё то, что говорится в этих ругательствах.

То, что даже собаки не делают. А если она кинется на вас с кулаками, то просто дайте этому гермафродиту в зубы — как мужчина мужчине.

Н-да, вот потому-то философы и говорят, что дьявол — это обезьяна Господа Бога, которая обезьянничает и подражает Господу Богу, но... всё получается наоборот.

Со временем, ведьма Нина обзавелась не только мужем, но и детками. Если вы теперь встретите Нину в Вашингтоне, то увидите счастливую мать с целым выводком гомо евриканус. Но как она их делала и что из них получится — это знает только обезьяна Господа Бога, товарищ сатана.

Чтобы замаскироваться и казаться нормальной, ведьма Нина выпросила у дьявола маленькую отсрочку — до полового созревания детей, когда появляются половые заблуждения и связанные с этим психозы, всякие там бесы и бесенята, которые портят человеку жизнь.

Тогда детки будут тщательно скрывать это от своих родителей. А родители, столь же тщательно, будут скрывать это же самое от своих деток.

Нина позаботилась также и о карьере своего мужа-оборотня. Теперь она хвастается, что её Марвин скоро будет работать в конгрессе. И действительно, по вечерам мемзер Марвин бродит вокруг конгресса — с подкрашенными глазками и слегка припудренный.

Конечно, и ведьмак-монархист Акакий Петрович со своими будущими адмиралами, и ведьма Нина со своим мужем-оборотнем, и подрастающие гомо евриканус — все они на спецучете 13-го отдела КГБ.

И ничего особенного в этом нет. Ведь, этим занимались и занимаются все разведки мира.

Так закончилась печальная история вокресшей дочери красного папы Максима Руднева, который был женат на ведьме.

Печальная история о маленькой девочке, по которой когда-то справляли панихиду, чтобы спасти её душу. Хотя, она и воскресла из мёртвых, но оказалась живым трупом.

* * *

Санитарно-политическая профилактика дошла и до недоделков из Недоделкино, которые работали в доме чудес, в качестве «Профсоюза святых и грешников».

На очереди был карикатурист Варфоломей Яковлевич Кукарача, который уверял, что он не только святой, но даже и великомученик, страстотерпец.

Варфоломей по-прежнему пьянствовал и устраивал варфоломеевские ночи. Потом он куда-то исчезал, а его дети поясняли:

— Папочку опять в дурдом засунули.

Поскольку Варфоломей был полуевреем, мемзером, его тоже пустили по конвейеру спецпроекта «Агасфер».

Прямо с конвейера спецпроекта «Голем», то есть из дурдома, из отделения для хронических алкоголиков, его отвезли куда надо и пришлёпнули ему израильскую визу.

Вместе с его русской женой-шиксой Манечкой, дочерью красного генерала, которого расстреляли во время Великой Чистки.

Вместе с ними в Израиль поехали их трое детей. Старший сын, приёмный ребёнок, родителей которого нацисты расстреляли в Бабьем Яру.

И ещё двое детей, которые, как две капли воды, походили на белобрысого, голубоглазого и курносого Стёпку, который жил по соседству и помогал Манечке в семейных делах.

Курносый Степка трогательно провожал их всех на вокзале и на прощание даже расплакался.

Хотя поехали они все в Израиль, на родину предков, но только один Иегова знает, почему они очутились не в Израиле, а в Западной Германии.

Теперь, грешный святой Варфоломей работает на американской радиостанции «Освобождение» в Мюнхене.

Он фигурирует, как представитель советских диссидентов, которых безвинно сажают в дурдома. Но иногда Варфоломей куда-то исчезает.

— Теперь папочку немцы в дурдом засунули, — говорит Манечка. — Знаете, психбольница в Хааре.

Втайне Варфоломей надеялся, что его приёмный сын станет каким-нибудь знаменитым человеком. Ну, таким, как Иван Ребров, знаменитый певец-завывало, который, говорят, из румынских евреев.

Но, когда приёмный сын вырос, он стал честным рабочим-водопроводчиком. А Варфоломей сокрушённо качал головой:

— У такого талантливого отца, как я, — и такой непутёвый сын. Хотя он и еврей, но это какой-то ненормальный еврей. Рабочий! И даже водку не пьёт! И за что мне такое наказание?

Хотя Манечка делала двух других детей при помощи соседа Стёпки, но и на них, даже в третьем поколении, сказалось проклятие патриарха Тихона.

Или, может быть, проклятие в крови их деда, красного генерала, которого расстреляли во время Великой Чистки.

Так или иначе, когда эти дети выросли, то дочка занялась наркоманией и пошла в проститутки, а сын стал пьяницей и воришкой. Из них получились немецкие хиппи, босяки и бродяги.

Правда, оба они немножко ненормальные, вроде двуполые, как говорится, ни Богу свечка, ни чёрту кочерга.

А Манечка печально разводит руками:

— Такие хорошие родители, а дети такие ублюдки! И за что нам такое наказание?

Некоторые скептики могут сказать: «А где же тут настоящие святые?»

Дело в том, что настоящих святых в жизни всегда меньше, чем грешников. Потому и говорится, что наш мир погряз в грехах, что мир во зле лежит. А, кроме того, о настоящих святых сплетничать не полагается.

Но для примера, возьмём гроссмейстера Зарема Волкова, человека-компьютера и шахматного чемпиона по игре вслепую.

Зарем спокойно живёт в Москве, вернее, в Недоделкино. Играет себе в шахматы, двигает королями и королевами. По совместительству он работает консультантом у архиепископа Питирима, в 13-м отделе КГБ, где тоже двигают королями и королевами, президентами и премьер-министрами.

Однажды, архиепископ Питирим, по совместительству генерал госбезопасности, предложил своему консультанту-аналитику переехать из Недоделкино в Переделкино, где когда-то жил легионер Борис Пастернак.

Но Зарем отказался, говоря, что среди недоделков из Недоделкино, среди неудачников и отверженных, он чувствует себя лучше. Ну, разве это не святой человек?

По вечерам Зарем иногда ходит на собрания своих катакомбных христиан, где они обсуждают проблемы спасения мира от сатаны и антихриста. Жениться он не собирается, и поэтому совесть у него совершенно чиста.

Чтобы обрести душевный покой и чтобы уйти в монастырь, не обязательно нужен монастырь с колокольней. В монастырь можно уйти и так, как Зарем. Вот вам и настоящий святой.

Так Зарем Волков не оправдал надежд своих родителей, которые когда-то октябрили его этим именем — Зарем — в честь зари революции мира.

Мушера Дундука, зампреда дома чудес, и его жену Диану, то есть, Фуфочку, отправили в Израиль. Хотя сам Мушер был человек, как будто, совершенно нормальный, просто гой, но его жена Фуфочка была полуеврейка, полулесбиянка и полусумасшедшая.

Это, своего рода, неравный брак между нормальным и ненормальным человеком, комбинация довольно редкая.

В случае таких смешанных браков, с примесью еврейской крови, обычно, обе стороны состоят из легионеров, и тогда получается, своего рода, равный брак.

Так или иначе, Фуфочка уже сидела раз в дурдоме. А если она попадёт туда во второй раз, то больше она оттуда не выйдет.

Такая же история была с её старшей сестрой, которая жила в Западной Германии и вот уже 12 лет сидела в сумасшедшем доме.

Кроме того, у Фуфочки подрастает дочка, которая, вполне возможно, пойдёт по стопам своей матери. Ведь профессор Ломброзо говорит, что, по мнению большинства учёных, помешательство, в 90 случаях из 100, это результат наследственности.

Зачем держать таких людей? Лучше отправить их в Израиль и сделать на этом политический капитал. Чтобы международные сионисты не вопили, что бедных евреев не пускают домой, на родину предков.

Ну вот, мемзершу Фуфочку и отправили домой. А потом — обычная история. Поехали они в Израиль, а приехали в Америку. Там они очутились на ферме толстовского фонда.

Когда-то эта ферма принадлежала богатой американке-гуманистке, которая содержала здесь колонию для дефективных детей, включая, вероятно, и своих собственных.

Потом, американская гуманистка подарила эту ферму дочери великого графа-гуманиста Льва Толстого, которого сам товарищ Ленин называет зеркалом русской революции.

В своих юношеских дневниках гуманист Толстой честно признавался в педерастии (см. дневник Толстого от 29 ноября 1851 года), на склоне лет, слегка помешавшись, он проповедовал безбрачие и бездетность, а сам, как нарочно, делал всё наоборот — и наделал 13 детей.

Вот этот-то тринадцатый отпрыск Толстого и заправлял теперь толстовской фермой. Помогала ей энергичная еврейка-компаньонка с совиными глазами, про которую говорили, судя по её манерам, что она бывшая чекистка.

Эти старушки были такие гуманные, что нянчились и цацкались даже с дочкой Сталина, когда та сбежала в Америку.

Цацкались с ней так, ну прямо, как с любезной сестрицей во сатане и во антихристе. Вот и разбери там, где грешные святые и где святые грешники.

Так или иначе, теперь толстовская ферма служила убежищем для дезертиров из Израиля — таких, как гой Мушер и мемзерша Фуфочка.

За все эти добрые дела толстовский фонд получал благодарственные чеки от какой-то странной организации, которая так и называлась — «Святые и грешники», и о чём даже писалось в Новом русском слове» (см. НРС от 4 марта 1958 г., отдел «Хроника»).

Обо всём этом, Может быть, не стоило бы и вспоминать, если бы гуманист Толстой не был зеркалом русской революции, и если бы его дочка-гуманистка не цацкалась так с дочкой Сталина.

Ведь, в газетах пишут, что этот гуманизм стоил русскому народу 50 миллионов человеческих жизней. И тогда стоит посмотреть на это зеркало более внимательно.

После толстовской фермы, след Мушера потерялся. Говорят, что Мушер Дундук, бывший магистр либеральных наук, бывший майор армии Его Величества и бывший зампред дома чудес, пошёл работать маляром и красит дома.

Фуфочка, вероятно, сидит в сумасшедшем доме. А дочка? Поищите её где-нибудь среди миллионов американских хиппи.

Случайность? Влияние среды? О нет, мать Дианы-Фуфочки уже предвидела всё это, когда давала своей дочери такое специфическое имя — Диана.

А обжёгся на этом бедный Мушер. Пострадал за чужие грехи. А может быть, это его Бог наказал за то, что он бросил свою первую жену.

С американской ведьмой Докой Бондаревой-Залман получилась такая нехорошая история, что это даже и рассказывать не хочется. Но всё это было в газетах. Почти всё.

После того как шиксу Доку и её евриканского мужа-оборотня вытурили из СССР, как и большинство засыпавшихся агентов Си-ай-эй, они, в конце концов, приземлились в Вашингтоне.

Жили они в маленьком двухэтажном домике в окрестностях Вашингтона.

Как полагается в хороших семьях, на верхнем этаже жил отец ведьмы Доки, старый ведьмак Кока со своей женой-ведьмой, которая дома его всегда ругала и пилила, а на людях для маскировки вдруг начинала ласкаться и прижиматься, как нежная голубка.

Теперь шабес-гой Кока был главой американского отдела эмигрантской организации «Союз трудового народа», или сокращенно СТН. Правда, для людей посвящённых, это СТН расшифровывалось несколько иначе: это было просто сокращение от слова «СаТаНа».

Откровенно говоря, это было просто тайное общество дегенератов, секс-первертс, из которых половина — душевнобольные и которых, в средние века, просто жгли, как ведьм и ведьмаков.

Но америкавская разведка Си-ай-эй прекрасно знала, что все настоящие революционеры — Ленин и Керенский, Сталин и Гитлер, и даже Жоржик Вашингтон — были людьми именно такого типа. Тот же комплекс власти, что у негритянских колдунов и сибирских шаманов.

Кроме того, чего уж греха таить, ведь, на Западе, эти тайные общества играют почти такую же роль, как в СССР компартия.

Потому-то Си-ай-эй и финансировало этих СТН-истов, которые, через печать и радио, всячески превозносили советских диссидентов, а особенно «русского националиста» Сола Женицкера, мемзера, который проповедовал расчленение России и бредил о войне с Китаем, где Россия будет вообще уничтожена.

Нобелевский диссидент Сол Женицкер, которого называют почвенником, в своём «Одном дне» пишет так: «...а тебе хрен в рот... да на фуя... Будешь залупаться, говорит, пропадёшь... хуб хрен... шакал, подсосался... залупается, ум выставляет...»

Пользуясь почвенным языком почвенника Сола Женицкера, его приятели СТН-исты держались друг за дружку, как м-вошки за мокрую м-ду. Поэтому они называли себя ещё солидаристами.

Верховным жрецом этих солидаристов-СТН-истов был честный открытый педераст. Днём он планировал революцию в СССР.

А по ночам, вместе с шайкой мальчишек-педерастов, гонимый неудержимым психозом, он занимался самыми обычными грабежами.

Но такие грешки молодости были и у маршала Сталина, и у маршала Пилсудского, и даже — у премьер-министра Кастро.

Чтобы подвести под себя теоретическую базу, солидаристы-СТН-исты провозгласили, якобы, свою собственную революционную теорию — молекулярную теорию, где действовали некие таинственные молекулы из пяти человек, этакие «пятёрки».

Конечно, солидаристы помалкивали, что эту новейшую молекулярную теорию с «пятёрками» они просто-напросто украли из «Бесов» Достоевского.

Загляните-ка в московское издание «Бесов» 1957 года, страница 709. Вот вам и «Союз трудового народа». Потому-то философы и говорят, что дьявол-это пятая колонна всех веков и народов.

Старый СТН-ист и ведьмак Кока, помимо всего прочего, ещё разъезжал по лагерям бойскаутов и делал там патриотические доклады о советских диссидентах.

Попутно он вынюхивал среди подростков подрастающих дегенератиков, которых сначала можно употрблять, а потом ковать из них кадры будущих СТН-истов.

В общем, ведьмак Кока был вполне доволен самим собой и своей жизнью. Но философы говорят, что дьявол частенько расплачивается со своими слугами не золотом, а разбитыми черепками. Так вот оно и получилось.

Больше всего ведьмак Кока любил свою старшую внучку Симу, которой уже исполнилось 13 лет. Училась она в очень хорошей частной школе, куда её отвозили и привозили на автомобиле.

Но однажды Сима из школы не вернулась. Говорили, что она поехала кататься вокруг школы на велосипеде, и потом её никто не видел.

Когда настала ночь, а Сима всё ещё не возвращалась, родители позвонили в полицию. Дали тревогу, созвали отряд добровольцев и обыскали все окрестности. Но ничего не нашли.

На следующий день ведьмак Кока взял свою собачку и пошел искать сам. Школа стояла на пригорке, а от неё шла дорога мимо маленького леса.

И в этом леску Кока нашёл свою любимую внучку. Сима была привязана к дереву. Но она была голая, всё тело её было покрыто запёкшейся кровью, а голова свисала вниз.

«Сима! — крикнул ведьмак Кока. — Симочка!» — и стал трясти её. Но тело девочки было уже холодное.

Потом полиция подсчитала на теле Симы 28 ножевых ран. Очередная работа какого-то сексуального маньяка-садиста. Обычная американская история, о которых пишут в газетах чуть не каждый день.

Но ведьмак Кока и здесь остался верен принципам СТН-истов. Сын одного из их вождей после двух неудачных браков покончил самоубийством.

Но СТН-исты, чтобы сделать политический капитал, уверяли, что это-де работа советских агентов. И Кока тоже заявил репортёрам, что, поскольку он борется за права диссидентов в СССР, то Симу убили агенты КГБ.

Однако, спустя несколько дней, полиция поймала убийцу. И сразу же в газетах появились все подробности.

Убийцей был мужчина в возрасте 24 лет, по имени Бобби Фостер, и по профессии каменщик. Уже в возрасте 15 лет Бобби убил молотком своих дедушку и бабушку.

За это его подержали немножко в сумасшедшем доме, а потом отпустили на поруки, чтобы он жил со своей матерью. Спустя некоторое время Бобби укокошил свою мать и её подругу и, для верности, даже отрезал им головы.

Его опять подержали в сумасшедшем доме — и опять выпустили.

Теперь же выяснилось, что за это время Бобби убил ещё 17 человек, в большинстве молоденьких студенток.

Оказывается, он какой-то несбалансированный гомосексуалист с садистскими наклонностями, но очень сложного и редкого типа.

Совокуплялся он и с женщинами, и с мужчинами, и с животными. Но полное удовлетворение он получал только во время убийства.

Помимо того, что Бобби занимался преимущественно ротовым эротизмом, он был ещё немножко каннибалом-людоедом и, в качестве деликатесов, вырезал у своих жертв половые органы и груди. На правой руке у него была татуировка «Рождён для ада».

Затем, начинался американский гуманизм. Как обычно, американская пресса с величайшим наслаждением размазывала на своих страницах все детали убийства.

Пресса нисколько не возмущалась убийством, а занимала, как бы, нейтральную позицию. И, как это ни странно, пресса больше сочувствовала сумасшедшему маньяку, чем тем, кого он убил.

Всё это шабес-гой Кока прекрасно знал. Но раньше это касалось других. А теперь это касалось его самого. И он поднял крик:

— Почему этого дегенерата не посадили сразу же на электрический стул? Почему его два раза выпустили из сумасшедшего дома? Ведь, это ж не гуманизм, а сатанизм!

А дальше пошло ещё хуже. Каменщик Бобби вовсе не отрицал убийства Симы, но заявил, что Сима его сама задела и, как бы, соблазнила.

И тут всякие психоаналитики, адвокаты дьявола, стали строить злоумные догадки, что раз Симе 13 лет, то это опасный возраст, когда просыпается секс. А раз она в 13 лет сама задела мужчину, то это значит, что она Лолита.

Но тут нужно учитывать, что лолитчики и их Лолиты — это, как правило, минетчики; что означает латентную гомосексуальность, где рядом частенько копошатся комплексы разрушения и саморазрушения.

А раз так, то, с точки зрения Фрейда, Симой руководил подсознательно комплекс саморазрушения. В общем, Сима сама же и виновата, что её убили.

А некоторые адвокаты дьявола пошли ещё дальше. Они злоумничали, что, поскольку Бобби сумасшедший, то, может быть, он всё это просто выдумал и сам на себя клевещет. А поскольку убитую Симу нашёл Кока, то, может быть, он её сам и убил.

Почитав всё это, старый СТН-ист Кока взбесился. Раньше он молился на свободную американскую прессу и с помощью московских диссидентов агитировал за такую же свободу печати в СССР. Теперь же, он бегал по дому и истерически кричал:

— И это называется свободная пресса?! Кому эта свобода? Убийцам! Выродкам! Развели здесь такую преступность, как нигде в мире! Это не демократия, а сатанократия!

Раньше демократ Кока усердно боролся с нацизмом и сталинизмом. А теперь он злобно визжал:

— Чёртова демосратия! Дегенератия! Вам бы Сталина сюда! Вместе с Гитлером! Они бы тут вам сразу порядочек навели!

Кокина жена, старая ведьма, от горя вдруг ударилась в мистицизм и шепчет:

— Кока, ведь этот проклятый Бобби по профессии каменщик... А ведь ты тоже... Может быть, это тебе сигнал с небес? Перст Божий...

Отец бедной Симы, мемзер Джерри Залман, был типичным евриканским либералом, хромавшим на левую ногу. Теперь же, этот либерал скрежетал зубами:

— Почему верховный суд отменил смертную казнь? Этих судей нужно поставить раком — и расстрелять. Больное общество?! Им сюда нужно Карла Маркса и Троцкого — сразу вылечат!

Шикса Дока, бывший московский агент Си-ай-эй, плакала и кричала:

— Я в Москве была в большей безопасности, чем здесь, в Вашингтоне. Ведь, это ж страна сумасшедших! Ведь, в Америке преступность в семь раз больше, чем в Европе! Здесь уже на улицу выйти нельзя! Ужас! Смертоубийство!

Бедную маленькую Симу отпевали в церкви святого Фомы, где ведьма Дока когда-то венчалась. И церковь была битком набита ведьмами, которые все знали друг дружку.

Тут была и ведьма Нина фон Миллер, бывшая дочь красного папы Максима Руднева, а теперь безродная космополитка Нина Кларк, со своим мужем-оборотнем.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.132.132 (0.037 с.)