Библиографическая деятельность и библиотечное дело. Библиографоведение и библиотековедение



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Библиографическая деятельность и библиотечное дело. Библиографоведение и библиотековедение



 

В ходе прошедших дискуссий основное внимание специалистов привлекало соотношение библиотечного дела и библиографии с научно-информационной деятельностью и информатикой, рассматривавшееся, как правило, по одному из трех направлений: библиотека – научная информация, библиография – научная информация, библиотечное дело и библиография (как единое целое) – научная информация.

Тесная связь библиотечного дела и библиографии всегда выглядела вполне очевидной и участниками дискуссии либо вообще не рассматривалась, либо затрагивалась попутно и лишь в самой общей форме.

Библиотека – самый древний и по сей день наиболее значительный по своей общественной роли институт в системе средств хранения и использования документов. Почти одновременно с библиотечным делом возникла и развивалась (преимущественно в его недрах) библиография. В дальнейшем она стала необходимым звеном библиотечного процесса. В современных условиях можно говорить о продолжающихся процессах интеграции библиотечной и библиографической работы, библиотековедения и библиографоведения. Отсюда все более широкое использование таких комбинированных понятий, как “библиотечно-библиографическое обслуживание”, “библиотечно-библиографические ресурсы информации”, “библиотечно-библиографическое образование”, “пропаганда библиотечно-библиографических знаний” и т. д.

Казалось бы, все ясно. Однако эта очевидность оказывается обманчивой при постановке таких, например, вопросов: какая именно часть библиотечной деятельности является библиографической и, наоборот, какая часть библиографии входит в состав библиотечной работы? В каких отношениях между собой находятся библиотековедение и библиографоведение? Обычно говорят, что это смежные научные дисциплины, которые пересекаются и взаимодействуют. Но, как и в каких пунктах? Точных и однозначных ответов мы пока не знаем.

Очевидно, что решение всех этих вопросов в значительной мере зависит от того, какой смысл вкладывается в понятие “библиография”[21]. Отдельные библиотековеды не раз высказывались в том смысле, что вся библиография – часть (участок) библиотечного дела.

Нет ясности и в вопросе о том, какие именно процессы в библиотеке в сущности своей библиографические. Каталогизация, например, всегда рассматривалась библиотековедами как библиотечный процесс и в сферу библиографии не включалась, что нашло отражение и в организации работы библиотеки (каталогизация, обработка литературы отделены от библиографических подразделений и форм работы библиотеки). Правда, известный библиотековед О.С. Чубарьян писал, что “каталогизация по существу своему представляет форму применения библиографических методов в библиотечной практике” [97, с. 5 – 6]. Но дело не только в методах, а в том, что каталогизация – непосредственно библиографический процесс. И любой каталог библиотеки – это не что иное, как частный случай библиографического пособия[22].

Нет единодушия и среди библиографов, которые по-разному истолковывают состав и границы своей профессиональной деятельности, о чем свидетельствуют прошедшие дискуссии и опыт подготовки государственных стандартов на библиографическую терминологию.

По каким же признакам следует отличать библиографические явления от небиблиографических? Выше в главе шестой на основе понятия “библиографическая информация” сформулирован общий принцип или критерий отграничения того, что относится к библиографии, от того, что к ней не относится.

Эта основа позволяет составить более широкие и четкие (по сравнению с традиционными) представления о составе и содержании библиографических элементов библиотечного дела. Вместе с тем ясно, что библиографические явления и процессы имеют место не только в библиотечном деле.

Выделив из приведенной на рис. 18 структуры интересующие нас объекты (библиотечное дело и библиографию), получим наглядное выражение соотношения, смысл которого в том, что в библиотечном деле есть его собственное библиографическое подразделение, являющееся в то же время особым организационно оформленным подразделением библиографии. Это подразделение было названо нами библиотечной библиографией.

В библиотечной библиографии, как и в любой другой, выделенной по аналогичному основанию (книготорговой, архивной и т. д.), осуществляются процессы библиографирования и библиографического обслуживания, являющиеся в сущности библиографическими и в то же время непосредственно библиотечными процессами.

Если исходить из того, что библиотековедение в самом общем смысле это наука о библиотечном деле, а библиографоведение – наука о библиографии, то реальное соотношение объектов изучения (библиотечного дела и библиографии) определяет и соотношение соответствующих научных дисциплин. Но отсюда следует, что библиотековедение и библиографоведение – не просто смежные или родственные, но и частично совмещающиеся научные дисциплины.

Иначе говоря, область совмещения библиотековедения и библиографоведения образует такой раздел научного знания, который можно квалифицировать как библиографическое библиотековедение (по отношению к библиотековедению) или библиотечное библиографоведение (по отношению к библиографоведению). Эта научная дисциплина имеет предметом изучения библиотечную библиографию и на равных правах входит в состав, как библиотековедения, так и библиографоведения. Различие состоит лишь в том, что в составе библиографоведения библиотечная библиография рассматривается, прежде всего, с точки зрения ее специфической роли, задач, организации и методики в пределах библиографии, а в составе библиотековедения – с точки зрения ее специфической роли, задач и т. п. в рамках библиотечного дела.

Этот структурный дуализм в библиотечно-библиографической науке и практике существует объективно (хотя и не осознается достаточно четко многими библиотековедами и библиографоведами) и приводит, в частности, в сфере высшего библиотечного образования, с одной стороны, к значительному дублированию материала в библиотековедческих и библиографических учебных курсах[23], с другой – к неоправданному разрыву в учебном процессе единых по своему функциональному содержанию проблем каталогизации (классификации, предметизации, библиографического описания) и библиографирования документов.

Как же быть с библиотечным библиографоведением (библиографическим библиотековедением)? Где его законное место: в составе библиотековедения или библиографоведения? В этом пункте библиотековедение и библиографоведение совмещаются, поэтому условия для однозначного ответа на вопрос о включенности объективно отсутствуют, однако субъективно в каждом конкретном случае решение, очевидно, зависит от начальной “системы отсчета”, от того, с каких исходных общих позиций мы к нему подходим – библиотечных или библиографических.

Таким образом, простой и ясный, казалось бы, в своей наиболее общей форме вопрос о соотношении библиотечного дела и библиографии, библиотековедения и библиографоведения при ближайшем рассмотрении оказывается дискуссионным и нуждающимся в дальнейшей основательной разработке и широком обсуждении.

Библиография и научно-информационная деятельность. Библиографоведение и информатика

 

Научно-информационная деятельность, будучи по своему основному назначению научно-вспомогательной, возникла как внутренний механизм самой науки (как средство ее информационного самообеспечения), но вместе с тем эта деятельность не могла успешно развиваться вне традиционных библиотечно-библиографических учреждений, их фондов и методов. Однако проблема взаимоотношений этих видов деятельности трактовалась библиотековедами и библиографоведами, с одной стороны, и информатиками, с другой – далеко не одинаково.

Дело в том, что информатика как научная дисциплина в своем исходном пункте опирается на ряд особенностей, свойственных современному этапу развития науки и техники в условиях так называемого информационного кризиса, основные черты которого особенно отчетливо проявились в XX в. В частности, важную роль в развитии информатики сыграли количественные аспекты информационного кризиса – резко возросшие масштабы научных публикаций, затрудняющие первичную ориентацию в огромных документных массивах и потоках. С точки зрения информатики, эта сторона была осознана, прежде всего, как насущная потребность в механизации и автоматизации процессов, которые по своей сущности являются библиотечными и библиографическими, но которыми в этом аспекте ни библиотечная, ни библиографическая наука (в силу их исторически сложившейся гуманитарной направленности) никогда всерьез не занимались. Представители информатики, придя к этим проблемам как бы со стороны, не склонны были признать их библиотечно-библиографическими, считая, что информатика занимается чем-то принципиально новым, органически не свойственным библиотечному делу и библиографии. В этом и заключена главная причина сразу возникшего взаимного непонимания, противопоставления “традиционных” и “нетрадиционных” средств и методов информационного обслуживания, количественных и качественных подходов и т. п.

Сейчас положение изменилось. Длительные теоретические дискуссии, глубокое осмысление практического опыта информационного обслуживания привели к сближению позиций, выработке более согласованного понимания общего и специфического в рассматриваемых областях, хотя разногласия существуют, конечно, и сегодня.

Главным в этом плане является следующее.

Библиотечное и библиографическое дело, библиотековедение и библиографоведение опираются на готовые, исторически сложившиеся документарные формы источников знания и занимаются проблемами их использования в самых различных общественных целях (не только научных). Они не ставят перед собой задачу оптимизировать всю систему информационных коммуникаций и не интересуются проблемами движения информации, отсутствующей в документах (не зафиксированной на материальных носителях).

Научно-информационная деятельность и информатика рассматривают только информационные коммуникации науки, но взятые в целом, на всех уровнях и во всех формах (в том числе библиотечно-библиографических). Конечная цель здесь – максимально оптимизировать всю систему научных коммуникаций, привести ее в соответствие с потребностями современной науки.

В этом и состоит определенное совпадение и вместе с тем различие объектов и целей библиотечно-библиографической и научно-информационной науки и практики.

Формально соотношения между библиографической деятельностью, библиотечным делом и научно-информационной деятельностью в рамках образуемой ими особой системы можно представить графически (рис. 21).

 

 

Рис. 21



Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.027 с.)