ТОП 10:

Здравствуйте Влад. Первый вопрос, наверно будет стандартным для интервью – расскажите немного о себе, по возможности рассказывая о своем духовном опыте.



 

Расскажу я о себе в плане духовного опыта, стараясь описать главным образом те вехи, которые не описывал в «Хрониках российской саньясы» и других книгах или интервью. Но рассказ мой об этом будет не совсем коротким, так как он послужит базой для дальнейших ответов и понимания специфики моего мировоззрения.

 

Если краткими штрихами набросать то, о чем я писал в «Хрониках 1 и 2» о себе, то примерно так: Спонтанный опыт осознанных сновидений в раннем детстве... Страх и интерес к трансцендентному, попытки постичь такие трансцендентные категории, как бесконечность, смерть, вселенная, которые начались довольно рано – лет с пяти... Раннее увлечение (в первых классах школы) устройством мира и себя: медицина, биология, астрономия, античная философия, история – изучал самостоятельно по книгам в богатой родительской библиотеке… Тогда впервые заложилось осознание себя не просто в бытовом кругу, но на фоне эпохи, что я считаю очень важной вехой: я рано перестал мыслить себя как отдельную единицу, и стал переживать как часть Целого. Это еще в школьные годы.

Невроз в 17 лет. Психотерапевты и учителя… Фрейд и Юнг как первые проводники в мир бессознательного... Подпольный курс психоанализа в 1984-85. В конце восьмидесятых почти ежедневно ходил в Публичную библиотеку и читал на английском «Психологию и Алхимию» Юнга (тогда и речь об издании его в России не могла идти). Йога - сначала по ксерокопиям каких-то подпольных изданий с 1985, потом в кружке с одним из первых Учителей. Доскональное изучение системного охвата человекознания и познания-управления собой в плотном режиме с другим Учителем – два года были расписаны по минутам (я не преувеличиваю) от того, что делать и как поступить, до того, что прочитать, прослушать, просмотреть, с кем пообщаться и т.п.. Работа по литературе и через многих Учителей, главные из которых описаны в «Хрониках», остальные – эпизодичны, хотя и через многих эпизодичных людей получал я уникальный опыт. Многочисленные тренинги у приезжих иностранцев по Гештальттерапии, Психодраме, НЛП, Танзактному анализу, телесной терапии, холотропному дыханию и т.п. – конец 80-х – начало 90-х. Опыты различных состояний сознания. Расписание дня в те годы было примерно таким:

6-00 Подъем и 7-кратный контрастный душ.

Разминка и медитация – настройка на день 30 минут.

Медитативный бег – 1 час.

Медитация в Шавасане (Йога-Нидра) – 30 минут.

Комплекс йогических асан – 45 минут.

Комплекс дыхательных упражнений 30 минут.

Медитативная практика – 30 минут

Чтение текстов – 2 часа

Прослушивание медитативной или классической музыки и символический образный ряд – 30 минут

Разбор сновидения – 30 минут

Далее – посещение института ненадолго (и на дипломе и два года работы до поступления на Психфак я считался теоретиком), потом шел в Публичную библиотеку, где часть времени посвящал работам по физике, а часть – Юнгу. Затем – встречи с людьми, как правило близкими к «духовке», а вечером тренинг, лекция, кружок таких же чокнутых и т.п.

Перемещался я из конца в конец Питера бегом или на велосипеде с дополнительными позициями внимания.

С 10 вечера снова практика (асаны, дыхание, медитация и т.п.) до полуночи.

Во внешней жизни – в конце 91-го знакомство с произведениями Германа Гессе, «Степной волк» и … появление Магического Театра... Параллельно «перли состояния», первые «сатори» и расширенные состояния сознания. Все это время укреплялся опыт осознания себя на фоне эпохи (независимо от профессии и социального положения).

И, наконец, период, о котором я почти никогда не упоминал:

Школа и Учитель (период с 1991 по 2000 год). Подобную Школу по глубине и многоплановости методологии я больше не встречал. И методологию и даже идею, так чтобы они не были превратно и узко поняты, передать не возьмусь. Несмотря на 8-летний, к тому времени, опыт, все началось опять с азов. Первый год практика была частая (несколько раз в день), но короткая – микродозировки – для разрушения жесткой доминанты моего восприятия. Дальше практика стала занимать постепенно снова по несколько часов, причем это было постепенное дополнение практики «на коврике» практикой по ходу «обыденной жизни». Практика для каждого ученика была неповторима. Строились программы, состоящие из бесчисленной комбинаторики асан, движений, дыханий, внимания и всевозможного их сочетания (десятки тысяч комбинаций, так что каждая неделя – новый поток практики), потом – практика поступков, ограничений разного вида (от еды определенного вкуса, до определенной деятельности, причем не абы как, а опять же, с целью ограничить приток сигналов к создающимся и становящимся жесткими доминантам). Задача была достичь Целостности, путем постоянной импровизации, уходя от жестких структур в теле, психике, поведении. Нарабатывалось вИдение, так что через 6 лет я мог уже составлять практику для себя и других, стал вести группу и летние семинары. Слово Учителя было законом. Он частенько создавал для меня и других учеников сложные (на грани возможного) ситуации. Кроме Учителя, в Школе было 3 Мастера со стажем около 20 лет. Я стал 4-м Мастером Школы, всего после 8 лет обучения, благодаря опыту до Школы и накалу устремления. Еще важная деталь этого периода – практики строились так, что при многоразовом ежедневным повторении определенных форм, движений, дыханий, позиций внимания, уделялось огромное значение послеобразам (последействиям), так что, через несколько лет появлялась возможность делать практику послеобразами (например, сидя в транспорте, вниманием вызывать послеобразы и совершенно явственные ощущения от асан, дыхания, концентрации и др).

Со своим Магическим Театром в Школе я был еретиком, считалось, что это одна из моих жестких привязок, что ж, возможно и так… Я проводил его в ту пору не часто, зато он обогатился в те годы вИдением, импровизацией и сложнейшей методологией Школы. Потом меня «накрыло»: сошлось несколько факторов: я переусердствовал с практикой, возникли определенные трения с Мастерами Школы, плюс пришло понимание того, что я старался не столько ради Целостности, сколько ради «погон» Мастера Школы. И вот я их получил, а с ними началась ломка: физическая и панические страхи, которые не поддавались моему опыту работы над собой. Плюс «перенос» на Учителя. Два-три года я буквально умирал (врачи не могли поставить диагноз, хотя там были все признаки сердечной симптоматики, давление и т.п.), я жил, ежеминутно готовясь умереть. На этой волне, желая порвать перенос на Учителя, я ушел из Школы (декабрь 2000 г.). Потом еще года 2-3 «рвал пуповину». Этому помогло то, что я был в ту пору уже автором первого тома «Хроников» и многие из людей, с которыми я познакомился, в процессе написания этой книги, здорово помогли мне и многому научили, за что им низкий поклон. Состояние постепенно стало управляемым и снова расширенным, появились вехи своего пути. Ценности кочевника-номада, непривязанности, импровизации, ухода от жестких структур в теле, психике и поведении плотно вошли в мою кровь и теперь стали переноситься на Магический Театр. Практика Ведущего МТ не сравнима ни с чем. За малейшую ошибку расплачиваешься ломкой (от физической, до судьбоносной). Постоянное состояние аллертности, выбивание почвы из-под своих ног и у окружающих, разрушение стереотипов и верований… Постепенно все это обогащалось западной философией и мифологией. Появилась рабочая концепция «мифологического восприятия» (впрочем, ее можно прочитать у меня на сайте). Самостоятельные поиски… Опыты сатори и расширенного сознания... Разнообразные потоки сознания... Экзистенциальные переживания оказались, в силу их обнаженного нерва предстояния перед Неизвестностью и брошенностью в мир, наиболее ценными в ряду остальных... Появилась сиддха общения с архетипами (понятное дело, что глубина этого общения – лишь поверхность айсберга, но могу точно сказать, что это и не просто фантазии, а опыты из очень измененных состояний сознания, через цепь образов выход на некий прообраз, естественно лично окрашенный, но и несущий новую информацию)... Ризома, как наиболее адекватное для меня описание потока живого сознания... Авантюрность и номадизм... Появление учеников… Опыт Передачи уже в качестве того, кто обучает… Вот содержание первого десятилетия нового века…

В этом (2009) году, несколько месяцев назад произошло плавное, но неожиданное изменение. Точнее, просто изменением его не назвать… На словах все просто. Каждый человек с рождения живет (согласно Лакану – а его теория проверена мной многократно на практике) Желаниями Другого. Мы делаем то или это потому, что подспудно этого от нас хотят или хотели Другие (в предельном случае – от Матери и Отца до социума, как некой единицы Желания). Большинство людей не осознают, что их собственные желания (разве что кроме чисто физиологических) – это Желания Другого. Осознание этого было у меня и раньше. Я жил, умудряясь продвигать множество достаточно глобальных проектов в сфере МТ, литературы, культурологи, социальной деятельности, в частности таких глобальных проектов, которые стали уже разворачиваться и приносить первые плоды, как созидание альтернативных культурных технологий и форм культуры и формирование альтернативных культурных элит, и т.п. … И вдруг, все разом отпало. Все стало одинаково безразлично. Это не вызвало апатии или депрессии. Просто отпал стимул от Другого. Я оказался, говоря словами Хайдеггера в оставленности-и-предоставленности-самому-себе. Перестал жить желаниями Другого. Размышления об открывшейся свободе… Пока только размышления – идет некий переходный процесс, который нельзя ускорить, можно наблюдать. Я сознаю себя, как сам этот процесс, это выглядит достаточно величественно (если смотреть с точки зрения экзистенциальных ценностей), но не вызывает эйфории, да и вообще каких-либо эмоций. Просто наблюдение. Понятия не имею, что дальше, догадываюсь только, что это переход на состояние чистой воли, но пока она не кристаллизовалась. Я продолжаю вести МТ и делать дела как бы по инерции, просто потому что умею, и это дает доход для жизни.

И еще… Несколько лет назад для меня перестала существовать грань между практикой и «обычной жизнью». Я практикую не практикуя:) Если сказать, что практика происходит на автомате, это будет не верно. Некая доля внимания постоянно находится в Делании. Я ни на минуту не вываливаюсь из осознавания себя на фоне эпохи. Постоянно формирую и осознаю сложные конфигурации энергопотоков и образных символических рядов, при этом не важно, что я внешне делаю. Пятнадцать лет практики, построенной на отслеживании послеобразов и формировании последействий, привели к тому, что я, внешне, занимаясь любым делом, параллельно нахожусь в асане или стойке цигун, делаю сложные практики, целиком вошедшие во «второе внимание» (это не кастанедовский термин, так я называю часть нефизического внимания, которое столь же сильно формирует ощущения и энергопотоки, как если бы я физически принимал асаны, медитировал и т.п.) Мое сознание устойчиво расширено относительно некого среднего. Постоянно идет работа по достраиванию себя до ускользающего Целого – «наступание ему на пятки», ломка любых устойчивых доминант. Вот здесь именно я познал плюрализм – не только провозглашаемый на словах: у меня нет устойчивой доминанты мировоззрения и, в то же время мне могут быть близки любые мировоззренческие системы на изрядную глубину. Поэтому, когда я писал Великую Ересь, мне не составляло труда стоять на разных точках зрения и не отвергать ни одну. Пафос авантюры до недавнего времени приводил к тому, что я все-таки стремился эпатировать публику неким подобием «моего» мировоззрения – бунтарского, антиклерикального, разрушающего догмы, этакого хулиганствующего «духаря». Сейчас отпала нужда и в этом пафосе, и в этом образе себя. Никаких прозрений и великих видений меня не посещает, я далек от мыслей о просветлении, да и самое просветление, признаться, считаю большущим «цветком у дороги» - одержанием (мощным, вплоть до растворения эго) одним каким-то архетипом – дело же состоит в том, чтобы пройти через многие и многие и быть способным отождествляться (глубоко) и разотождествляться. Кто же все-таки тот «я», который выбирает? Вот перед этим вопросом я и стою уже несколько месяцев. Внутри тихо, все прошлые проекты обесценены (хотя нет и уверенности, что я к ним не вернусь), новых - нет, и можно, казалось бы, начинать любой, самый невероятный. Но как? Желаний Другого относительно этого уже нет, а моего (чьего?) еще нет. Можно начать через чистое волевое действие, но пока не готов. Старый пласт намерений исчерпался, новый еще не сформировался, да и автоматически уже не сформируется. Если бы не два с лишним десятилетия практики – я бы испугался подобной свободы:). Но сейчас не боюсь, нет ни эйфории, ни апатии, ни депрессии, ровно, спокойно и ясно внутри. Жду. Чего, пока неясно…

Есть переживания Жизни, как Целого, равнозначимости происходящего со мной и с каждым.Приступов «божественной любви» или иной эйфории не испытываю, но перестал быть «поперек Мира», стал «с Миром», поэтому ничто происходящее во мне и вокруг не воспринимаю, как неприемлемое, и (о ужас! -:)) даже профанацию Знания и дилетантизм, с которыми я всегда ранее боролся, воспринимаю как должное, и всяк и все на своем месте… Еще недавно я был бунтарь и срыватель личин: среди традиционалистов отстаивал ценности постмодерна, среди постмодернистов – ценности традиционализма, психологам намекал, что они мелко плавают и настоящего эзотеризма не видали и близко, какими бы терминами не пользовались, эзотериков стыдил, что за вертикалью и иерархичностью погребли ризоморфную вязь души, а также игнорируют многие весьма глубокие психологические технологии… Теперь вроде как смирился (причем в лучшем смысле этого слова – «с миром») со всем этим и не вижу в казалось бы разлагающемся и смердящем болоте ничего неправильного или лишнего, или недостающего. Как-то вдруг все оказалось гармонично. Впрочем, очень сложно словами передать это мироощущение, чтобы меня не обвинили в равнодушии, «предательстве идеалов» и т.п. Тут уж все зависит от того – кто захочет и сможет понять это. Да и само состояние, видимо, переходное, хотя кто знает:)

2) Спасибо за столь подробный ответ. То что вы говорите о психологах и эзотериках чрезвычайно нам близко ибо последнее время мне так же приходится сталкиваться с досадной односторонностью некоторых не в меру горячих неофитов. Это настолько втягивает, что порой я замечал что мне приходится говорить прямо противоположные вещи чуть ли не с периодичностью в три дня, что на поверхностный взгляд может казаться уязвимостью позиции. Но истина не в словах, а в том, чтобы для каждого найти те слова которые будут истиной. Как вы думаете, можно ли говорить что все философские и практические системы самосовершенствования, это своего рода «средства», которые следует прописывать отдельному человеку, при чем так, что всегда это будет бить в «слепое», и наиболее отвергаемое пятно?

Да, я полагаю, что СЕРЬЕЗНЫЕ философские и практические системы самопознания, это именно «средства», которые следует предписывать конкретному человеку в зависимости от его свойств. Соответственно важен выбор именно нужного «средства» конкретному человеку, для чего необходимо тонкое вИдение кому и что «предписывать». Увы, в реальной жизни многое происходит, помимо такого тонкого вИдения, наобум или по схеме «все побежали – и я побежал», поэтому огромное множество так называемых «искателей» топчутся на месте: пусть даже они и учатся, например по веками выверенным системам или применяют самые «крутые» психотехники. Может быть, как раз данному конкретному человеку нужно что-то очень простое и банальное и т.п. Пока здесь очень многое зависит от фактора везения или от счастливого случая, когда человеку попадается Мастер, который вИдит (причем непредвзято – вот где важен плюрализм – ведь Мастер здесь встает еще перед искушением привлечь человека к своей именно системе, Традиции и т.п.) какая стезя будет для этого человека действительно адекватной.

Согласен я и со второй частью вопроса: да, наиболее адекватная для конкретного человека «система обучения» непременно должна подвести его к столкновению со своим «слепым» и наиболее отвергаемым «пятном». Другое дело, что эта фаза требует большой подготовительной работы, иначе человек может просто не выдержать шок от подобного столкновения, или же попросту убежит, как только жареным запахнет.

(продолжение в следующем посте)

Прикладное значение медитативного проживания Арканов Таро. 3 и 4 Арканы
3 Аркан Таро

Императрица

Вопрошающий: Опиши, пожалуйста, что происходит, что чувствуешь.

 

Отвечающий: Ухоженная природа, сад, подстриженные газоны, кустики, алейки. Алейка ведет к беседке, а за беседкой стоит то ли храм, то ли дворец. Скорее дворец типа Петергофа. Везде фонтаны, аллеи, скверы, все очень ухоженно, чувствуется, что здесь даже дорожки подметаются, ежедневно подравнивается каждый листик кустов. Очень культурная и ухоженная природа, сад. Цветочки, яркий куст шиповника, круглый, подрезан очень аккуратненько. Все очень аккуратное, с иголочки. Такое ощущение, что множество людей работают для поддержания порядка, уюта. Беседки стоят чисто вымытые, без пылинки, без ржавчины, столики, чайные беседки. На заднем фоне дворец, зелено-золотистая крыша у этого дворца, а сам он золотистый. Ощущение, что это угодье, поместье, дворец с прилегающим супер-шикарным садом. Большой очень сад. Есть аллеи с нависшими деревьями, очень красивая такая, идешь как по тоннелю. Есть газоны с разными цветами, желтыми, фиолетовыми, оранжевыми, многоцветными. Все это высажено, а людей нет. Чувствуется присутствие человека, потому что каждая грядочка, словно только что полита, я не вижу того, кто ее поливал, но он здесь был совсем недавно, еще капельки росы висят. Я перемещаюсь. Комментарий идет, что это пространство обустроенности человеческого мира. Здесь есть все, что нужно и для глаза, и для уха, и для того, чтобы пребывать в гармонии с природой и дворец существует для отдыха. Сейчас попробую подойти к дворцу. Здесь мраморные ступени, дверь-вертушка дубовая. Она открыта. Я толкаю ее и прохожу. В прихожей античные статуи, картины. Ощущение, что я попал в усадьбу какого-то высокопоставленного и богатого князя или графа. Витые лестницы, везде мрамор, все опять же все вымыто, натерто, начищено до блеска. Висят гравюры, тарелки с изображениями. Все это без пылинки. Меня преследует ощущение присутствие человека. Это мир, максимально обустроенный для человека, здесь человеку очень комфортно и гармонично, поскольку здесь есть и природа, и комфорт. Кожаные диваны, бассейн, зимний садик. Я поднимаюсь на второй этаж. Здесь ковры расстилаются. Видится, что впереди какая-то зала, а по бокам идут комнаты для гостей, в одну из них я заглядываю. Там шикарный номер. Шикарная двуспальная кровать, тумбочки красного дерева - одним словом, глаз радуется. Здесь удивительная красота, гармония, стиль века 19-го. Опять же, где-то стоят урны с орнаментом, на стенах галереи висят картины хороших мастеров, как в музее. Идешь по этой галерее и внимаешь прекрасно написанной обнаженной натуре или какое-то действо, типа Гибели Помпеи или вот Венера обнаженная, или что-то из греческого мифа - скульптуры полуобнаженных богов, монументальные и красивые. Я подхожу к залу, но это не зал, а передо мной лестница, уже попроще, за которой открывается зал. Зал с татами, матами, стоит трон, не очень богатый, но со вкусом, в золоте. На этом троне, поставленном на небольшой постамент, сидит женщина, с животиком, лет 50-ти. Она сидит так, как в кино показана Императрица Екатерина. Женщина в теле, лет 50, дородная, по-своему красивая, лицо неподвижно-благородное, застывшее. Она сидит с закрытыми глазами, то ли дремлет, то ли в состоянии медитативного сосредоточения. Я не решаюсь ее о чем-то спрашивать.

 

В: Что означает все это убранство, богатство, античный стиль?

 

О: В таких условиях должно жить человеку, это оптимальные условия.

 

В: Что означают татами, маты?

 

О: Татами и маты находятся в зале для упражнений.

 

В: Что за упражнения?

 

О: Физическое совершенствование, совершенствование тела. Здесь, в этом зале мелькают тени людей, которые разминаются. Это тени, это не реальные люди, образы, которые вспыхивают и гаснут. Кто-то делает стойку на голове, кто-то в спарринге, кто-то в йогической позе, кто-то делает стойку цигун, кто-то в костюмах для айкидо (кимоно) стоит друг напротив друга и т.д. Все это происходит вокруг этой женщины. В совершенствовании тела есть определенный намек на античность, культ тела, начало Олимпийских игр, культ здорового образа жизни. То есть здесь показана здоровая атмосфера, здоровый дух, здоровая и ухоженная природа, в которой не распространяются стихийные болячки... Такой вот мир, идеально приспособленный для человека. Гермес говорит, что этот аркан полезен, если ты собираешься обустраивать свою жизнь, деятельность; если ты хочешь где-то обустроится, чтобы все было на месте, красиво, радовало глаз, как говорится, чтобы все было феншуево. Здесь все рассчитано, чтобы радовался глаз, слух, и птички поют. Это максимально-лучшая атмосфера, чтобы жить, работать, общаться, а Императрица - центральная фигура, потому что она держательница этого пространства, всего этого обустроенного мира. Если ты хочешь заняться творчеством, да хоть за компьютер ты сел, войди в пространство Императрицы и тебе будет максимально комфортно заниматься тем, чем ты хочешь заниматься.

 

В: У меня возникла ассоциация с Василисой Премудрой.

 

О: Когда ты это сказал, Императрица открыла глаза, повернула голову налево, посмотрела на меня и улыбнулась. Эту улыбку можно назвать скорее снисходительной. Я у нее спрашиваю, почему она так снисходительно улыбается, а она отвечает, что ни к чему загадки отгадывать, все на самом деле проще. Она говорит, что она энергия, которая держит пространство человеческого мира в гармонии, порядке, ухоженности, то есть такого мира, в котором нет хаоса, беспорядка и чего-то лишнего. В этом мире все имеет свое значение, свое назначение, всему есть свое место. Императрица это оптимальный порядок, оптимальная гармония, оптимальное устройство пространства.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.160.19.155 (0.012 с.)