ТОП 10:

Основные принципы мирного сосуществования государств.



 

Вопрос о мирном сосуществовании государств с различным экономическим,социальным и политическим строем стал во весь рост после Октябрьской революции и образования советского государства.Принцип мирного сосуществования получил, хотя и весьма общей форме, юридическое закрепление в Уставе ООН – основном документе современного международного права. Сам термин "мирное сосуществование" в Уставе ООН не употребляется, но идея мирного сосуществования государств независимо от их экономических, социальных и политических систем проходит через него красной нитью. Государства призываются "проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи", "развивать дружественные отношения между ними". В Уставе ООН, говорится в Уставе, должна быть центром для согласования действий наций в достижении общих целей. Это и есть мирное сосуществование[11].

Наука международного права в западных странах, за редкими исключениями, отрицает наличие принципа мирного сосуществования в современном международном праве. Конечно, юридическое содержание принципа мирного сосуществования очень широко и поэтому несколько неопределенно. Нужно также признать, что в советской трактовке мирного сосуществования делался упор на борьбу между государствами двух систем, а не на сотрудничество. Между тем именно сотрудничество – главное в мирном сосуществовании, и степень сотрудничества является показателем уровня мирного сосуществования. Вместе с тем следует подтвердить господствующее в нашей доктрине международного права положение, что принцип мирного сосуществования как основополагающий принцип современного международного права имеет определенное юридическое содержание. Этот принцип включает обязательство государств признавать существующие в различных государствах социальные, экономические и политические системы, т.е. признавать плюрализм в межгосударственных отношениях, не пытаться навязать другому государству свою политическую систему с помощью силы, экономического давления и т.п.

Принцип суверенного равенства государств. Принцип суверенного равенства государств включает в себя: уважение -суверенитета всех государств и их равноправие в международных отношениях. Эти составляющие объединены в одно целое в п. 1 ст. 2 Устава ООН, которая гласит: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов». Неразрывная связь двух элементов этого принципа обусловлена также тем, что суверенитет может существовать только в условиях равноправия.

Позднее указанный принцип получил свое толкование и дальнейшее развитие в Декларации о принципах международного права 1970 г. и Заключительном акте СБСЕ 1975 г., а также Итоговом документе Венской встречи СБСЕ 1989 г., Парижской хартии для новой Европы 1990 г. и ряде других документов.

Основное назначение указанного принципа - обеспечение равного участия всех государств в международных отношениях, независимо от различий экономического, социального, политического или иного характера.

Согласно Декларации 1970 г. понятие суверенного равенства включает следующие элементы:

а) государства юридически равны;

б) каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету;

в) каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств;

г) территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны;

д) каждое государство имеет право свободно избирать и развивать свои политические, экономические и культурные системы;

е) каждое государство обязано выполнять полностью и добросовестно свои международные обязательства и жить в мире с другими государствами.

Государства - участники СБСЕ в Декларации принципов, которыми они будут руководствоваться во взаимных отношениях, являющейся неотъемлемой частью Хельсинкского Заключительного акта 1975 г., заявили о своем намерении «уважать суверенное равенство и своеобразие друг друга, а также все права, присущие их суверенитету и охватываемые им, в число которых входит, в частности, право каждого государства на юридическое равенство, на территориальную целостность, на свободу и политическую независимость». Они согласились также уважать право друг друга свободно выбирать и развивать свои политические, социальные, экономические и культурные системы, равно как и право устанавливать свои законы и административные правила.

В рамках международного права все государства-участники имеют равные права и обязанности. Они должны уважать право друг друга определять и осуществлять по своему усмотрению их отношения с другими государствами согласно международному праву. К числу элементов принципа суверенного равенства относится право государств принадлежать или не принадлежать к международным организациям, быть или не быть участником двусторонних или многосторонних договоров, включая союзные договоры, а также право на нейтралитет.

Принцип неприменения силы и угрозы силой в международных отношениях. В течение XX в. международное сообщество проделало большой путь в деле запрещения применения силы для достижения политических целей и разрешения межгосударственных споров. Если до Первой мировой войны война считалась законным методом осуществления власти государства, то после нее были предприняты попытки ограничить право на войну. Статут Лиги Наций запретил членам Лиги обращаться к войне в течение трехмесячного срока после провала переговоров по нахождению мирного решения спора. Статут предусматривал также возможность применения санкций в отношении тех членов Лиги, которые вступили бы в войну в нарушение его постановлений. Так, в 1939 г. Советский Союз был исключен из Лиги Наций за необоснованное применение вооруженной силы против Финляндии.

Начальный этап становления указанного принципа обычно связывают с принятием на Гаагских конференциях мира Конвенции о мирном решении международных столкновений (1907 г.) и Конвенции об ограничении применения силы при взыскании по договорным долговым обязательствам (1907 г.).

Особое значение в процессе формирования принципа неприменения силы имел Парижский договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики (Пакт Бриана - Кел- лога) 1928 г. В нем осуждалось обращение к войне для урегулирования всех разногласий. Участники Договора отказывались от таковой в своих взаимных отношениях в качестве инструмента национальной политики (ст. 1). Война, согласно этому документу, допустима лишь как орудие интернациональной политики, т.е. в общих интересах государств. Но эффективность Парижского договора была поставлена под сомнение событиями, приведшими ко Второй мировой войне.

Устав ООН, вступивший в силу 24 октября 1945 г., установил новые положения, которые выходили за пределы запретов, установленных Пактом Бриана - Келлога. Пункт 4 ст. 2 Устава ООН предусматривает: «Все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями Объединенных Наций». Использование в Уставе термина «сила» значительно шире, чем «война». То есть запрещается не только применение вооруженной силы, но и невооруженное насилие.

Положения п. 4 ст. 2 Устава ООН были далее развиты и уточнены в таких документах, как Декларация о принципах международного права 1970 г., резолюция ГА ООН «Определение агрессии» 1974 г. (A/RES/3314(XXIX)), Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 г., а также в Заключительном акте СБСЕ 1975 г.

Декларация о принципах международного права 1970 г. выявляет следующие конкретные действия, которые запрещены в соответствии с п. 2 ст. 4 Устава ООН:

1. Агрессивные войны.

2.Угроза силой или применение силы с целью нарушения существующих международных границ другого государства (включая демаркационные линии) или в качестве средства разрешения международных споров, в том числе территориальных.

3. Репрессалии с использованием силы.

4. Использование силы с целью лишить народы их права на самоопределение и независимость.

5. Организация, поощрение организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства.

6. Организация, подстрекательство, помощь или участие во внутреннем конфликте или террористических актах на территории другого государства.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН «Определение агрессии» 1974 г. (A/RES/3314(XXIX)) подтверждает следующий, не являющийся исчерпывающим, перечень запрещенных действий:

1. Вторжение или нападение на территорию другого государства или любая военная оккупация, даже временная, являющаяся результатом такого вторжения или нападения или любая аннексия с применением силы против территории другого государства или части ее.

2. Бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства.

3. Блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства.

4. Нападение вооруженных сил государства на сухопутные, морские или военно-воздушные силы другого государства.

5. Применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с последним, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении об их пребывании, или любое продолжение их пребывания на территории этого государства после прекращения действия соглашения.

6. Предоставление государством своей территории в распоряжение другого государства для совершения акта агрессии против третьего государства.

7. Засылка государством или от его имени вооруженных банд, групп и иррегулярных сил или наемников, которые совершают акты применения силы против другого государства, имеющие столь серьезный характер, что их можно приравнять к актам агрессии.

Из семи перечисленных в ст. 3 резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Определение агрессии» 1974 г. (A/RES/ 3314(ХХ1Х)) действий, первые пять относятся к прямой агрессии, седьмой - к косвенной. В п. f ст. 3 речь идет о соучастии в агрессии.

В дополнение к перечисленным запрещенным актам применения силы СБ ООН может определить, что другие акты представляют собой агрессию согласно положениям Устава ООН (ст. 4 Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Определение агрессии» 1974 г. (A/RES/3314(XXIX)). В Заключительном акте СБСЕ 1975 г. государства - участники Совещания заявили о своем намерении воздерживаться от любых действий, представляющих собой угрозу силой или прямое или косвенное применение силы против другого государства-участника (п. II). Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 г. (A/RES/42/22) в большинстве своем повторяет положения других резолюций Генеральной Ассамблеи, однако некоторые ее пункты расширяют сферу общего запрета применения силы. Например, Декларация 1987 г. определяет, что:

1. Никакие соображения не могут быть приведены в оправдание угрозы силой или ее применения силы в нарушение Устава ООН.

2. Государства, выполняя свои обязательства по международному праву, будут воздерживаться от организации, подстрекательства, помощи или участия в полувоенных, террористических или иных подрывных действиях, включая действия наемников, в других государствах, либо попустительствовать совершению подобных действий на территории других государств.

3. Государства должны воздерживаться от вооруженной интервенции и от всех других форм вмешательства, а также от угроз применения силы против других государств или против их политических, экономических и культурных структур.

В Уставе ООН установлены средства законного применения силы. СБ ООН уполномочивается решать, какие меры, не связанные с использованием вооруженных сил, должны применяться для осуществления его решений. Эти меры согласно ст. 41 Устава ООН могут включать полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений.

Что касается правомерного применения вооруженной силы, то Устав ООН предусматривает лишь два случая: по решению СБ ООН в случае угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии (ст. 42); в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону (ст. 51).

Причем в последнем случае применение вооруженной силы правомерно только в случае вооруженного нападения на государство и до тех пор, пока СБ ООН не примет необходимых мер. Это обстоятельство подчеркивается не только в международных актах (Уставе ООН, Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 г. и др.), но и в решениях Международного Суда ООН. Так, в своем решении в деле по иску Никарагуа против США 1986 г. Суд отверг ссылку СТТТА на то, что они использовали вооруженную силу в порядке самообороны. Суд подтвердил, что «использование права на самооборону может иметь место только, если соответствующее из государств явилось жертвой вооруженного нападения».

Международный суд рассматривал и вынес решение о правомерности применения силы в деле о проливе Корфу (1949 г.), в деле о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране (1980 г.) и др.

Дискуссионными в международном праве по-прежнему остаются проблемы применения силы в случаях гуманитарной интервенции, интервенции против незаконных режимов.

Принцип невмешательства во внутренние дела государств. Принцип невмешательства тесно связан с принципом суверенного равенства государств, параллельно с которым он и развивался. Согласно п. 8 ст. 15 Статута Лиги Наций, «если одна из сторон заявляет, и это будет установлено Советом, что спор между сторонами относится к вопросам, которые согласно международному праву относятся исключительно к внутренней компетенции этой стороны, Совет должен установить этот факт и воздержаться от вынесения рекомендации по урегулированию данного спора». Как следует из содержания указанной статьи, государства стремились оградить свой суверенитет от любых посягательств со стороны самой организации — Лиги Наций, а не отдельных стран.

С принятием Устава ООН запрет на вмешательство стал одним из основных принципов международного права. Как следует из формулировки п. 7 ст. 2 Устава, ООН не имеет права на «вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от членов ООН предоставлять такие дела на разрешение в порядке настоящего Устава».

Современное понимание принципа невмешательства конкретизировано в таких международных документах, как Декларация о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета 1965 г. (A/RES/2131(XX)), Декларация о принципах международного права 1970 г., Декларация о недопустимости интервенции и вмешательства во внутренние дела государств 1981 г.

(A/RES/36/103), Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 г., Заключительном акте СБСЕ 1975 г. и ряде других. Принцип невмешательства нашел также закрепление и в уставам региональных международных организаций (например, в ст. 3, 19, 20 Устава ОАГ 1948 г., ст. 2 Пакта ЛАГ 1945 г.).

Декларация о принципах международного права 1970 г. и Заключительный акт СБСЕ 1975 г. запрещают государствам вмешиваться прямо или косвенно по какой бы то ни было причине во внутренние и внешние дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства. Вооруженное вмешательство и все другие формы вмешательства или всякие угрозы, направленные против правосубъектности государства или против его политических, экономических основ, являются нарушением международного права. Ни одно государство не может применять либо поощрять применение экономических, политических или иных мер с целью добиться подчинения себе другого государства в осуществлении им прав, присущих его суверенитету, и таким образом обеспечить себе преимущества любого рода. Ни Одно государство не должно также организовывать, помогать прямо или косвенно, поощрять и т.п. вооруженную, подрывную или террористическую деятельность, направленную на насильственное изменение строя другого государства. Запрещается применение силы для лишения народов формы их национального существования.

Принцип невмешательства включает в себя также неотъемлемое право каждого государства выбирать свою политическую, экономическую, социальную и культурную систему без вмешательства в какой бы то ни было форме со стороны, другого государства.

С развитием международных отношений кроме ранее известных запрещенных форм вмешательства (военного, политического, экономического) стали известны и такие, как информационное вмешательство (для обозначения соответствующей деятельности в сфере информации иногда используется термин «идеологическая интервенция»), стал актуален запрет на пропаганду войны и агрессии. А в эпоху глобализации международное сообщество столкнулось и с такой формой вмешательства, как электронное вмешательство с использованием информационных технологий. Вследствие изменений, произошедших в мире на пороге XXI в., иногда обосновывается правомерность вмешательства под предлогом борьбы с международным терроризмом в отношении государств, правительства которых оказывают содействие террористам (как это имело место в отношении Афганистана после событий 11 сентября 2001 г., как это было провозглашено в качестве официальной позиции России после Беслана в сентябре 2004 г. и др.), а также для предотвращения распространения оружия массового уничтожения (как это имело место в отношении Ирака) или для свержения режима, не соответствующего определенным стандартам демократии.

Содержание понятия «дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию государства» также изменялось с развитием международного права. В процессе развития международного сотрудничества увеличивается число вопросов, которые постепенно перестают относиться исключительно ко внутренней компетенции и подпадают под международно-правовое регулирование. Государства на добровольной основе ограничивают свою компетенцию в вопросах обороны (ограничение вооружений), экономического развития, прав человека с расширением полномочий международных контрольных органов в этих и других областях. Поэтому зачастую решение проблемы о делах, относящихся к внутренней компетенции государств, на практике вызывает споры.

Принцип равноправия и самоопределения народов. Как общепризнанный принцип право на самоопределение возникло благодаря Уставу ООН, в п. 2 ст. 1 которого используется формулировка «принцип равноправия и самоопределения народов». Указанный принцип неоднократно подтверждался в международных договорах. Например, он включен в первые статьи Международных пактов о правах человека 1966 г., в ст. 20 Африканской хартии прав человека и народов 1981 г.

Исходя из содержания указанных документов, можно сформулировать основные положения, являющиеся элементами права на самоопределение:

а) каждый народ имеет право на самоопределение, которое должно уважаться всеми государствами;

б) оно должно осуществляться путем свободного волеизъявления, без какого бы то ни было вмешательства извне;

в) оно означает возможность выбора между внутренним самоопределением (в рамках данного государства, например получением статуса субъекта федерации, автономного образования и т.д.), отделением данного народа с созданием собственного государства или вхождением его на тех или иных условиях в другое государство, т.е. возможность выбора политического статуса, включая и выбор формы государства (формы правления, государственного устройства, политического режима);

г) оно означает выбор пути экономического, социального и культурного развития, т.е., в первую очередь, возможность выбора социально-экономического строя. Эти элементы взаимосвязаны, и один выбор может предопределять другой. Понятие «народ» в термине «самоопределение народов», используемом в ст. 1 Устава ООН, является более точным, чем понятие «нация», поскольку население территории может быть многонациональным либо еще не сложившимся в нацию. Народ, в отношении которого возникает проблема признания его международной правосубъектности, не просто население той или иной территории, некая сумма индивидов, на ней проживающих, а как минимум определенная экономическая и кулътурно-историческая целостность, осознающая свое единство.

Любое государство обязано уважать право народа на самоопределение. Необходимо учитывать, что на первом этапе развития этого принципа акцент делался на статус колониальных народов, и в практике ООН его обычно связывали с народами, находящимися под колониальным господством. Сегодня процесс деколонизации практически завершен, но принцип самоопределения народов не перестал из-за этого существовать.

На втором этапе вопрос о праве на самоопределение приобрел свою актуальность после распада СССР, Чехословакии, Югославии. Реализация этого права на практике в отдельных случаях привела к негативным последствиям — вооруженным конфликтам на территориях этих государств. Но в самой трактовке права на самоопределение этих негативных последствий не заложено.

Современное международное право не санкционирует и не поощряет какие-либо действия, которые вели бы к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства государств, соблюдающих принцип равноправия и самоопределения народов. Отделение не является обязательным элементом реализации права на самоопределение. Оно не должно осуществляться вне рамок права на самоопределение.

В ряде международных документов, раскрывающих содержание принципа равноправия и самоопределения народов (Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г. (A/RES/1514(XV)), Декларации о принципах международного права 1970 г., Венской декларации и Программе действий 1993 г.), отмечается, что этот принцип не должен истолковываться в ущерб территориальной целостности и политическому единству государств, которые обеспечивают представительство всех слоев населения в органах государственной власти без какой-либо дискриминации.

Согласно толкованию, признанному в практике ООН и опирающемуся, в частности, на Декларацию о принципах международного права 1970 г. и Венскую декларацию и Программу действий 1993 г., отделение допускается в следующих случаях:

а) если оно относится к народам территорий, подлежащих деколонизации (в настоящее время это положение утратило прежнее значение в связи с тем, что процесс деколонизации практически завершен);

б) если оно предусмотрено в конституции (или ином законе) соответствующего государства. Например, право на выход имеют члены федераций, если в их конституциях закреплено это право;

в) если территория, на которой проживает определенный народ, была оккупирована или подверглась аннексии после 1945 г.;

г) если какие-либо народы проживают на территории государства, не соблюдающего в отношении этих народов принцип равноправия и самоопределения народов и не обеспечивающего представительство всех слоев населения без какой бы то ни было дискриминации в органах государственной власти. Поскольку основа принципа самоопределения видится в праве населения на участие в управлении государством.

Таким образом, только в этих случаях народы, ведущие вооруженную борьбу за отделение, вправе при наступлении указанных выше условий претендовать на признание их субъектами международного права, опираясь на принцип самоопределения. Государство, созданное в нарушение принципа равноправия и самоопределения народов (народом, не имеющим права на отделение, или какой-либо частью населения государства, которая не может рассматриваться как народ), не должно считаться юридически существующим субъектом международного права (например, т.н. Турецкая Республика Северного Кипра в 1983 г.) и не должно признаваться в качестве такового. Государство не должно прибегать к применению вооруженной силы, если вопрос о самоопределении ставится без нарушения конституционного порядка. Государство, однако, вправе прибегать к адекватному применению силы (в том числе вооруженной), если при постановке вопроса о самоопределении нарушается конституционный порядок и используется насилие.

Следует признать, что складывается обычная норма международного права, согласно которой вооруженная поддержка со стороны третьих государств движения за отделение вооруженным путем недопустима. Далеко не всегда можно установить, имеет ли тот или иной народ право на отделение, поэтому иностранная вооруженная поддержка вооруженной борьбы против правительственных сил может вылиться в нарушение принципа территориальной целостности и неприкосновенности государств. Вооруженная поддержка народа в таких ситуациях допустима лишь на основании решения Совета Безопасности ООН.

В принципе государство имеет право подавлять вооруженные антиправительственные выступления (с учетом необходимости соблюдать обязательства в области прав человека), защищая свой суверенитет, территориальную целостность и политическое единство. Ссылка на принцип территориальной целостности и неприкосновенности уместна в подобных ситуациях, как правило, в том случае, если антиправительственные силы получают поддержку от иностранных государств, так как указанный принцип относится к сфере межгосударственных отношений.

В принципе право народов на самоопределение на меньшинства не распространяется. Меньшинства имеют право претендовать на специальный режим защиты в соответствии с Декларацией о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам, 1992 г., ст. 27 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и другими международными документами. В случае нарушения прав лиц, принадлежащих к указанным меньшинствам (именно в связи с их принадлежностью к меньшинствам), вопрос о таких нарушениях должен обсуждаться в том же порядке, в каком обсуждаются нарушения прав человека.

Существует проблема самоопределения так называемых разделенных народов, т.е. народов, оказавшихся в силу исторического развития на территории нескольких государств. Наиболее характерный пример такого народа - курды. Термин «разделенный народ» не является правовым. Трудно иногда установить, действительно ли данный народ разделен или же в одном государстве он образует титульную нацию или одну из наций, напоминающих по фактическому влиянию титульную (например, в Швейцарии), а в других государствах лица, имеющие соответствующую национальность, образуют лишь национальное меньшинство. Скорее всего, разделенным следует признать народ, проживающий на прилегающих друг к другу частях территории различных государств, в каждом из которых он образует компактно проживающее на данной части национальное меньшинство.

При решении вопросов, связанных с самоопределением, общих ориентиров недостаточно. Необходим учет специфики ситуации в каждом отдельном случае. Осложняется данная проблема также и тем, что нормы современного международного права, относящиеся к территориальной целостности государств и к праву на самоопределение (противоречивость которых иногда преувеличивается), зачастую рассредоточены по различным международным документам.

Принцип территориальной целостности государств. Устав ООН запрещает угрозу силой или ее применение против территориальной целостности (неприкосновенности) и политической независимости государств. В Декларации о принципах международного права 1970 г. при раскрытии содержания п. 4 ст. 2 Устава ООН были отражены отдельные элементы принципа, который трактуется как часть принципа суверенного равенства государств и принципа неприменения силы и угрозы силой в международных отношениях. В Декларации о принципах международного права 1970 г. говорится, что «территориальная целостность и политическая независимость государства неприкосновенны». Особо отмечается, что территория государства не должна быть объектом военной оккупации, явившейся результатом применения силы в нарушение положений Устава ООН, и что территория государства не должна быть объектом приобретения другим государством в результате угрозы силой или ее применения. Никакие территориальные приобретения, являющиеся результатом угрозы силой или ее применения, не должны признаваться законными.

Однако, учитывая важность этого принципа, государства - участники ОБСЕ сочли необходимым выделить его в качестве самостоятельного принципа, которым они намерены руководствоваться во взаимных отношениях. В связи с этим Заключительный акт СБСЕ 1975 г. содержит наиболее полную формулировку принципа территориальной целостности государств: «Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. В соответствии с этим они будут воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций, против территориальной целостности, политической независимости или единства любого государства- участника и, в частности, от любых таких действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой. Государства-участники будут, равным образом, воздерживаться от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления. Никакая оккупация или приобретение такого рода не будет признаваться законной».

Принцип ныне существует в обычно-правовой форме, однако косвенные подтверждения его действия находятся в двусторонних договорах политического характера, в региональных документах, в частности уставных документах политических региональных организаций. Так, преамбула и ст. 2 Хартии Организации африканского единства (далее — ОАЕ) устанавливает, что целями Организации является защита территориальной целостности, естественных ресурсов государств Африки; ст. V Пакта ЛАГ также затрагивает проблему защиты территориальной целостности государств - членов Лиги.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-29; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.015 с.)