ТОП 10:

ГЛАВА 6. ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ С ДУРНЫМ ХАРАКТЕРОМ



 

Услышав имя Альфреда Рагби, Бесс была настолько потрясена, что даже негромко вскрикнула. Молодой человек бросил на нее подозрительный взгляд.

— Прошу меня извинить! — произнесла девушка, взяв себя в руки. — Просто я много слышала о художнике Альфреде Рагби и никак не ожидала, что встречу его сегодня.

Марк Брэдшоу, казалось, удивился, но комментировать это замечание не стал. Альфред Рагби пожал посетительницам руки.

— Очень рад знакомству, — пробормотал он. — Интересно, с чего вы взяли, что я известный художник? Вероятно, вы меня спутали с мистером Брэдшоу. Вот он действительно очень знаменит. А я всего лишь его ученик.

Нэнси была очень рада, что ей удалось наконец отыскать брата миссис Браун.

«Первым делом нужно сверить отпечаток на бумаге со следами ботинок этого молодца», — решила она.

— Знаете, я очень интересуюсь всем, что связано с производством витражей, — обратилась она к Брэдшоу. — Не согласились бы вы дать мне несколько уроков, пока я буду гостить у кузины?

Марк Брэдшоу снова удивился и не сразу нашел, что ответить. Зато Альфред Рагби заявил категорическим тоном:

— Мистер Брэдшоу, как вы, наверно, могли догадаться, очень занятой человек. У него крайне мало времени.

Девушка испугалась, что под влиянием своего помощника художник отвергнет ее просьбу. Но тут ей на помощь пришла Сьюзен. Она с улыбкой обратилась к хозяину дома:

— Не подумайте, что Нэнси — новичок в этом деле. Она посещала курсы рисования и декоративного искусства.

— Ну что ж, отлично. В таком случае я буду рад провести с ней несколько практических занятий. Думаю, начать можно уже завтра утром.

Нэнси страшно обрадовалась. Ей представлялась редкая возможность не только углубить свои познания под руководством большого художника, но и выяснить наконец, что собой представляет брат миссис Браун.

«Скорее всего, он мошенник, — размышляла юная сыщица. — Тогда очень странно, что мистер Брэдшоу взял его себе в помощники. Если только... Если только они не сообщники! Но нет! Это кажется слишком невероятным!»

Вслух же она сказала:

— Огромное вам спасибо! Решено, завтра в десять часов я буду здесь.

При этом девушка подошла поближе к мистеру Брэдшоу, встав так, чтобы их ноги оказались рядом и их можно было сравнить. Нога художника оказалась почти такой же узкой, как у нее самой, поэтому его можно было смело вычеркнуть из списка подозреваемых. Нэнси повторила свой маневр, приблизившись к Альфреду Рагби. И тут сердце ее заколотилось: следы его ботинок вполне могли соответствовать отпечаткам, которые оставил в саду Карров ночной визитер! Необходимо было это проверить как можно скорее.

Тем временем Марк Брэдшоу принялся показывать Сьюзен и ее подругам эскиз нового витража, увлеченно объясняя свой замысел. Воспользовавшись этим, Альфред Рагби схватил Бесс за руку, отвел в сторону и прошептал на ухо:

— Вот что, мисс. Поверьте, будет лучше, если ваша приятельница откажется от уроков. Миссис Брэдшоу — женщина очень ревнивая и не выносит, когда у её мужа появляются ученицы. Все это может привести к осложнениям, и тогда...

Рагби пришлось прервать свою речь, потому что художник неожиданно обратился к нему:

— Альфред, покажите нам, как режут стекло.

Тот с видимой неохотой повиновался. Спустя несколько минут подруги, поблагодарив Марка Брэдшоу и его помощника, попрощались и поехали домой.

— Что тебе говорил этот Рагби? — с беспокойством спросила Нэнси, едва машина вырулила на шоссе. — Я краем глаза заметила, как он тебе что-то оживленно нашептывал.

— Никогда не догадаешься! — рассмеялась Бесс. — Он убеждал меня, что миссис Брэдшоу разгневается, если ты будешь брать уроки у её супруга.

— Вот это да! — удивилась Джорджи.

— Что за глупость! — почти одновременно с ней воскликнула Сьюзен. — Я очень хорошо знаю Патрицию Брэдшоу. Более приятную женщину трудно себе даже представить. Она отнюдь не отличается нетерпимостью и, конечно же, не станет возражать, если ты, Нэнси, будешь заниматься у ее мужа!

— Похоже, что Альфред солгал, — задумчиво прошептала девушка. — Но зачем ему это понадобилось? Судя по всему, он не хочет, чтобы я приходила в мастерскую. Дело принимает интересный оборот!

— Но чем ты ему можешь помешать? — недоумевала Сьюзен.

Юной сыщице пришлось посвятить двоюродную сестру в свои подозрения.

— Я уверена, что вчера на меня напал именно Рагби, и собираюсь его разоблачить! — твердо заключила она.

— Боюсь, он слишком опасен! — подала голос Бесс. — Будет лучше, если ты поостережешься.

— Я придерживаюсь такого же мнения, — согласилась Сьюзен. — Откажись-ка ты от этих уроков, Нэнси. Если Рагби и впрямь таков, как ты думаешь, ты рискуешь навлечь на себя крупные неприятности.

Однако ее кузина ничего не желала слушать.

— В мастерской все время будет находиться мистер Брэдшоу, следовательно, никакая опасность мне не грозит!

 

***

На следующее утро, попросив у Сьюзен машину, Нэнси, как и было условлено, отправилась в Фен-хаус. Первым, кого она увидела, войдя в мастерскую, был Альфред Рагби, резавший стекло. Он не стал отрываться от работы и в качестве приветствия ограничился легким кивком. Мистер Брэдшоу, напротив, сердечно поздоровался со своей новой ученицей.

— Добрый день, Нэнси! Мне кажется, наиболее подходящий способ первого знакомства с витражным искусством — разработка новых сюжетов. Попробуйте-ка изобразить то, что подсказывает вам фантазия

Он подвел девушку к столу, дал ей халат, бумагу и карандаши, а сам возобновил прерванную работу.

После недолгого размышления Нэнси принялась рисовать павлина с распущенным хвостом. Ей казалось, что по реакции художников на эту работу можно будет судить о справедливости ее подозрений. Интуиция подсказала юной сыщице избрать такой масштаб, чтобы павлин на ее рисунке по крайней мере размерами соответствовал изображению на пропавшем витраже.

Девушка закончила эскиз и собиралась показать его Марку Брэдшоу. Однако в этот момент художник вышел из комнаты, сказав, что хочет найти какой-то цветок, необходимый ему как образец для орнамента.

Нэнси рассчитывала, что Рагби последует за хозяином дома и у нее, таким образом, появится возможность получше рассмотреть его ботинки, стоявшие под табуреткой. Но тот встал лишь для того, чтобы подойти к ней.

— Как вам нравится этот павлин? — спросила Нэнси, которая была вполне удовлетворена своей работой.

— Отвратительно! — рявкнул Рагби. — Вы бы постыдились понапрасну отнимать время у мистера Брэдшоу! Любому ясно, что у вас нет ни малейших способностей!

Поначалу столь недоброжелательная и намеренно резкая критика привела девушку в замешательство, но она быстро взяла себя в руки.

— Я спрошу у мистера Брэдшоу, согласен ли он с вами. Для меня имеет значение лишь его мнение.

Глаза Альфреда вдруг свирепо сверкнули. Прежде чем Нэнси успела ему помешать, он выхватил у нее из рук рисунок, смял его и с силой швырнул в другой конец комнаты.

Скомканный листок упал в большой камин, полный полусгоревших поленьев и пепла.

 

ГЛАВА 7. НЭНСИ В ОПАСНОСТИ

 

— Как вы посмели! — возмущенно закричала юная сыщица. — Какое право вы имели уничтожать мой рисунок!

— Если у меня и не было такого права, я его себе присвоил, — нагло отвечал Рагби. — Должен же хоть кто-нибудь показать, что ваше присутствие здесь по меньшей мере неуместно!

Продолжая разыгрывать гнев, Нэнси обдумала случившееся и решила, что Альфред наконец выдал себя. Вряд ли его реакция оказалась бы настолько бурной, если бы рисунок не поразил его до глубины души.

«Возможно, он считает, что мне кое-что известно о пропавшем витраже», — говорила себе девушка.

Она сделала вид, что вполне успокоилась.

— Не исключено, что вы правы, мистер Рагби. Но для того чтобы совершенствовать свои навыки, мне нужно иметь перед глазами образцы, которым я могла бы подражать. Не согласились бы вы показать мне что-нибудь из ваших собственных эскизов?

— Сколько угодно, — с пренебрежительным видом ответил Альфред. — Хотя вам это едва ли поможет. Чтобы добиться успеха, нужно обладать природным талантом...

С самодовольным видом он положил перед Нэнси целую кучу эскизов, которые показались ей более чем посредственными. Юной сыщице стало понятно: Рагби нужен мистеру Брэдшоу лишь для того, чтобы резать стекло и плавить свинец.

Просмотрев рисунки Альфреда, она почувствовала сильнейшее разочарование. Во всем этом хламе ей не удалось обнаружить ни малейшей зацепки, на что она сильно надеялась. Никаких рыцарей, коней и щитов с павлинами!

Тем временем в мастерскую возвратился мистер Брэдшоу. В руках он держал несколько цветков, которые немедленно принялся зарисовывать. Нэнси тоже начала новый эскиз. На этот раз она постаралась изобразить свою кузину Сьюзен, прогуливающуюся среди роз. Старания девушки были вознаграждены похвалой мастера:

— Прекрасно! Просто превосходно! Вы вполне уловили, что мне от вас было нужно... Думаю, по этому эскизу мы с вами сделаем прелестный витраж!

Уголком глаза девушка наблюдала за Рагби. Тот покраснел как пион и бросал в ее сторону яростные взгляды.

— Я ведь не ошибся? Вы нарисовали Сьюзен Карр? — спросил Марк Брэдшоу.

— Да, — отвечала Нэнси. — Если вы поможете мне сделать по этому эскизу маленький витраж, я подарю его своей двоюродной сестре.

— Решено! Мы займемся этим завтра. А сейчас уже далеко за полдень. Я собираюсь закрыть мастерскую, так что не смею вас задерживать.

Альфред сбросил тапочки, в которых проходил все утро, и надел ботинки. Нэнси вздохнула, подумав, что ей, как ни хотелось, так и не удалось осмотреть его обувь вблизи.

Тем не менее спустя несколько мгновений к юной сыщице вернулось хорошее расположение духа. Помощник художника пошел не по основной аллее, а по узкой, неутоптанной тропинке. Подошвы его башмаков отчетливо отпечатались на рыхлой земле.

Нэнси, заметив это, удовлетворенно улыбнулась. Следы Альфреда годились для ее целей не меньше, чем сами ботинки.

«Вернусь сюда ближе к ночи и сравню эти отпечатки с теми, что перерисовала вчера», — решила девушка.

Ей пришло в голову, что неплохо бы придумать предлог, чтобы объяснить свое присутствие в саду на тот случай, если ее здесь застанут. Она улучила момент, когда Марк Брэдшоу смотрел в другую сторону, достала из сумочки серебряную пудреницу и уронила ее в траву у высокого куста. Художник проводил Нэнси до машины и пожелал доброго пути

 

***

Когда девушка вернулась в «Девять дубов», на нее сразу же набросились Сьюзен, Бесс и Джорджи, буквально умиравшие от желания узнать все подробности урока. Пришлось рассказать им обо всем, что произошло в мастерской и в саду. Впрочем, Нэнси это даже доставило удовольствие.

— Сегодня вечером я вернусь туда за пудреницей, — со смешком сообщила она в заключение.

Её подруги обменялись заговорщическими взглядами.

— Но ты отправишься туда не одна, а в сопровождении целого эскорта, дорогуша, — с хитрым видом произнесла Бесс.

— Ты это о чем?

Девушки расхохотались, однако еще какое-то время им удавалось хранить таинственное молчание. Первой сдалась Джорджи. Она объяснила, что еще утром им позвонил Нед Никерсон и сообщил, что собирается приехать в Чарлоттсвилл в компании Боба Эддлтона и Дэниела Эванса. Молодые люди направлялись сюда из Эмерсоновского колледжа на научную конференцию.

Нэнси очень обрадовалась.

— Но это же замечательно! — воскликнула она. — Ты думаешь, ребята успеют приехать сегодня к вечеру?

— Да, Сьюзен пригласила их на ужин. Я уверена: если потом ты отправишься в Фен-хаус, Нед ни за что на свете не отпустит тебя одну.

Собираясь на ужин, Нэнси надела платье темно-синего цвета и сандалии на резиновой подошве. Она пришла к выводу, что так у нее будет больше шансов остаться незамеченной во время ночной вылазки...

В семь часов вечера к дому подъехало такси, из которого выбрались трое молодых людей. Сьюзен, которая никогда раньше не встречалась с ними, поспешила навстречу.

— О! Кого я вижу! — шутливо воскликнула она. — Цвет Эмерсоновского колледжа!

— Познакомься, это Нед, — представила Нэнси своего друга.

Тот оказался высоким темноволосым и темноглазым парнем с атлетической фигурой. У Дэниела Эванса, приятеля Бесс, волосы были тоже темные, а глаза —зеленые. Дружок Джорджи, голубоглазый блондин Боб Эддлтон, был далеко не столь высок и строен, как остальные двое.

За столом завязался оживленный разговор, однако лишь в конце ужина Нед потребовал объяснить ему, какую же тайну пытается разгадать теперь Нэнси.

— Существует не одна, а несколько тайн, — заметила Джорджи.

Девушки поведали обо всем, что им пришлось пережить за последние дни. Услышав о нападении на свою подругу, Нед не на шутку разозлился.

— Ну, попадись мне этот мерзавец! — грозно прорычал он.

— У тебя даже не будет времени заняться его поисками, — заметил Дэниел. — Не забывай, что мы возвращаемся завтра, сразу же после конференции.

Но Нэнси объяснила, что Нед сможет помочь ей в расследовании этим же вечером.

— Отлично! — кивнул молодой человек, узнав о готовящейся экспедиции. — Когда мы отправляемся?

— Подождем ночи. Думаю, около одиннадцати обитатели Фен-хауса будут уже спать мертвым сном...

 

***

Молодые люди выехали из «Девяти дубов» незадолго до назначенного времени. Когда они добрались до места, Нед припарковал машину так, чтобы ее нельзя было заметить из дома. Затем, взявшись за руки, они направились по аллее в сторону усадьбы Брэдшоу. Они осторожно пробрались мимо основного здания. Света не было ни в одном окне. Не доходя до мастерской, Нэнси остановилась.

— Подожди меня здесь, Нед. Так будет лучше...

Юная сыщица одна приблизилась к двери и уже хотела достать из сумки фонарик и лист с отпечатком ботинка, когда до ее ушей донесся едва слышный шорох. Ей почудилось, что в доме кто-то осторожно ходит. Внезапно из окна мастерской вырвался луч света, показавшийся девушке очень ярким.

Она едва успела отпрянуть назад, в темноту. Успели ли ее заметить? Судя по всему, нет...

Нэнси хотела вернуться за приятелем, но подумала, что за время ее отсутствия таинственный незнакомец вполне может исчезнуть. Тогда она так и не узнает, кто же находился в комнате. Юная сыщица осторожно скользнула к окну.

Сильно вытянув шею и рискуя быть обнаруженной, она посмотрела через стекло и едва удержалась от изумленного восклицания. В мастерской был Альфред Рагби! Что ему могло понадобиться здесь в столь неурочное время?

Помощник художника бесшумно передвигался по комнате. Девушка была абсолютно уверена в том, что в мастерскую он явился без ведома хозяев: иначе в комнате, без сомнения, горел бы верхний свет. Неожиданно Рагби замер около камина, наклонился и вытащил из пепла скомканный лист бумаги.

— Это же эскиз, который я сделала утром! — изумленно прошептала Нэнси.

Тем временем Альфред, поставив фонарь на стол, расправил рисунок, разгладил его ладонью и принялся внимательно изучать. Юная сыщица, как ни старалась, так и не смогла понять, зачем ему это было нужно.

Наконец помощник художника сложил эскиз, спрятал его в папку и направился к выходу.

Чтобы остаться незамеченной, девушке пришлось укрыться за деревом. Ей очень хотелось подать сигнал Неду, однако сделать это не было никакой возможности. Она могла лишь надеяться на то, что Рагби не застанет ее ни о чем не подозревающего друга врасплох.

Тем временем брат миссис Браун вышел из мастерской и тщательно прикрыл за собой дверь. Потом, к большому удивлению Нэнси, вместо того чтобы пойти по основной аллее или по тропинкам, ведущим к шоссе, он направился к перелеску, темневшему справа от мастерской.

— Ну и ну! — прошептала сыщица. — Интересно, куда его понесло?

Она решила выяснить все до конца и пустилась следом. Несмотря на немалую дистанцию между ними, это оказалось не слишком трудным делом. Альфред почему-то не торопился, а его фонарь хорошо освещал тропинку. К тому же помощник художника даже ни разу не обернулся.

Добравшись до дорожной развилки, он свернул налево и вскоре оказался на берегу реки. Тут он положил папку на землю, чтобы закурить сигарету, после чего направился к лодке, темный силуэт которой сливался с тенью откоса. Рагби оттолкнул лодку от берега и прыгнул в свое легкое суденышко.

Он опустил папку, которой, видимо, очень дорожил, на дно лодки и, взявшись за весла, погреб в сторону Айви-холла и Камберленда

«Видимо, он живет где-то там», — подумала Нэнси, провожая его взглядом.

Дальнейшая слежка была невозможна, и девушка отправилась обратно. Освещая тропинку карманным фонариком, она внимательно вглядывалась в землю, стараясь не упустить какую-нибудь важную деталь. Кроме того, она помнила, что вернулась в Фен-хаус для того, чтобы сравнить отпечатки ботинок Рагби и незнакомца, напавшего на нее в саду Карров.

Отчетливые следы Нэнси заметила в том месте, где тропинка раздваивалась. Она сравнила их с рисунком на листе бумаги, который достала из сумочки, и вполголоса воскликнула:

— Превосходно! Все совпадает! И по длине, и по ширине!

Однако чувство радости от того, что ее предположение оправдалось, скоро улеглось. Девушка задумалась.

На Рагби в этот вечер были ботинки с гладкими подошвами. А каблуки человека, бросившего в Нэнси камень, оставили отпечатки с отчетливо заметными небольшими кругами.

— Все равно! — пробормотала сыщица. — Я уверена, что на меня напал именно Альфред Рагби! Теперь нужно поскорее собрать как можно больше сведений о нем, чтобы доказать его вину… Или невиновность!

Она аккуратно срисовала отпечаток следа, оставленного братом миссис Браун, положила драгоценные листки в сумочку и поднялась с колен.

— Ну что ж, пора возвращаться к Неду! Бедняга, должно быть, уже начал скучать!

Она сделала несколько шагов по направлению к дому, но тут царившую в лесу глубокую тишину внезапно нарушил неистовый собачий лай.

Нэнси вздрогнула. Не было никаких сомнений: пес почуял незнакомый запах и мчался по ее следу. Судя по голосу, это был зверь весьма внушительных размеров, и его не предвещавший ничего хорошего лай звучал все ближе и ближе.

Что же делать? Перепуганная девушка решила, что лучше всего будет залезть на дерево. Посветив вокруг фонариком, она выбрала довольно молодой, не слишком высокий дуб и вскарабкалась на него.

Как раз вовремя! Едва она успела добраться до первого толстого сука, как из кустов выскочил огромный доберман и с яростным лаем стал бросаться на дерево.

— Отвяжись! Прочь отсюда! Немедленно убирайся! — попыталась скомандовать Нэнси.

Однако ее четвероногий противник и не думал отступать. Глухо рыча, он остался сторожить у подножия дерева. Так прошло пять нескончаемых минут.

Неожиданно рычание смолкло. Пауза длилась лишь несколько мгновений, но и этого оказалось достаточно, чтобы юная сыщица смогла расслышать звук шагов. Кто-то, ломая ветки, бежал в их направлении.

«Наверно, это владелец собаки, — с надеждой подумала она. — Скорее бы уж!»

В этот момент из-за деревьев показался какой-то человек. Нэнси сразу же его узнала. Это был Нед Никерсон!

— Осторожно, Нед! Здесь собака! — крикнула она, предупреждая друга об опасности.

Она даже не представляла, чем может закончиться схватка.

Неожиданно рычание собаки заглушили громкие слова:

— Принц! Место!

Затем кто-то ледяным тоном обратился к Неду:

— А вы что здесь делаете, молодой человек?!

До этого мгновения доберман был так увлечен охотой за Нэнси, что ни на что больше не обращал внимания. Но тут, заметив еще одного чужака, пес стремительно кинулся на него.

По счастью, Нед был отличным спортсменом и обладал прекрасной реакцией. Он успел отскочить в сторону и схватил собаку за ошейник, стараясь держать ее на расстоянии от себя.

Наполовину придушенный зверь дергался изо всех сил, стараясь вырваться, но юноша не отпускал его. Собака лаяла, рычала и пыталась укусить врага.

Противники кружили на одном месте. Неду приходилось прилагать все силы, чтобы сдержать добермана, а тот продолжал бесноваться, как настоящий дьявол.

— Умоляю тебя, Нед, будь осторожнее! — повторяла Нэнси, хотя сама прекрасно понимала бессмысленность этих просьб.

 

ГЛАВА 8. ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ

 

Из-за деревьев появился человек, чей голос они слышали. В руках он держал фонарь. Узнав Марка Брэдшоу, Нэнси от испуга чуть не свалилась со своего насеста.

Художник подошел ближе, сжав челюсти и устремив мрачный взгляд на Неда, который все еще держал добермана за ошейник. Незадачливая сыщица не смогла сдержать легкого восклицания, не ускользнувшего от ушей Брэдшоу. Хозяин поместья посмотрел наверх и поразился, узнав девушку.

— Мисс Дру?! Что все это значит? — осведомился он и взял собаку за ошейник, который Нед с явным облегчением отпустил.

Пес мгновенно успокоился и прижался к ноге хозяина. А Нэнси принялась сбивчиво объяснять:

— Все случилось из-за того, что... Но прежде всего разрешите представить вам моего друга Неда Никерсона. Нед, это Марк Брэдшоу, известный мастер по витражам.

Художник коротко кивнул, однако руки не протянул. Он явно ожидал продолжения.

— Мне очень неловко из-за того, что я оказалась в ваших владениях в такое неурочное время, — снова заговорила девушка. — Дело в том, что сегодня утром я потеряла где-то здесь свою серебряную пудреницу и вернулась за ней. Ведь случись ночью дождь, она была бы безнадежно испорчена. И тут на меня набросилась ваша собака. Я побежала от нее по тропинке, а потом забралась на дерево. Надо сказать, что Нед ждал меня неподалеку.

Когда он увидел, что меня все нет и нет, то забеспокоился, принялся искать и обнаружил здесь Вот и вся история, мистер Брэдшоу. А теперь мне бы хотелось спуститься. Будьте добры, держите покрепче вашу собаку.

Художник приказал доберману сидеть, однако выражение его лица оставалось по-прежнему строгим. Нэнси, покинув свое убежище, вновь стала извиняться.

— Очень прошу вас не сердиться на меня за то, что произошло. Мы с Недом страшно огорчены, что причинили вам столько беспокойства, да еще ночью. А сейчас мы лучше пойдем домой. До завтра, хорошо?

Но тон Марка Брэдшоу оставался таким же суровым, как и его лицо:

— Забудем об этом случае, мисс Дру. Что же касается наших занятий, то в ближайшие дни я буду слишком занят, чтобы давать вам уроки. Возможно, как-нибудь позже.

Девушке стало ясно, что она получила безоговорочный отказ. Злясь на себя, что так глупо попалась, она понуро побрела по тропинке вслед за художником и Недом.

Марк Брэдшоу не стал приветливей даже после того, как в траве у мастерской была обнаружена пудреница. Это страшно разочаровало Нэнси, которая очень надеялась, что находка послужит доказательством ее правдивости и, может быть, заставит художника изменить решение...

— Не слишком общительный тип! — прокомментировал Нед на обратном пути.

— Возможно, он в курсе того, что мое любимое занятие — разгадывание чужих тайн. И ему совсем не понравилось, что я явилась сюда что-то вынюхивать, — со вздохом заметила юная сыщица.

Между тем в «Девяти дубах» веселье было в самом разгаре. Хозяева и гости наперебой придумывали разнообразные игры и при этом хохотали как сумасшедшие.

К Нэнси вскоре вернулась ее обычная жизнерадостность. Мальчики собирались уезжать около часа дня. Было решено, что все присутствующие вновь встретятся в колледже на Весеннем балу, который должен был состояться через несколько дней...

 

***

На следующее утро юная сыщица ожидала прихода почтальона, стоя у садовой решетки.

Заметив его, она приветливо поздоровалась:

— Добрый день! Меня зовут Нэнси Дру. У вас случайно для меня ничего нет? Я жду письма из Ривер-Хайтса.

— Да, вот оно! Пожалуйста! Кстати говоря, вы не единственная в наших местах, кто получает почту из Ривер-Хайтса, моя маленькая мисс. Есть кое-кто еще...

Девушке это было прекрасно известно. Тем охотнее она воспользовалась возможностью разузнать что-нибудь новое.

— Готова держать пари, что вы имеете в виду Альфреда Рагби!

— Ну и ну! Вы его знаете?

— Как вам сказать? В общем, да. Скорее всего, он получает письма от своей сестры, миссис Браун. Эта дама живет в Ривер-Хайтсе по соседству с нами.

Почтальон, как многие люди его профессии, оказался довольно болтлив, так что разговорить его не составило никакого труда. Юной сыщице удалось выяснить, что ее главный подозреваемый живет на небольшой ферме по дороге на Аплендс.

— Он там всего лишь снимает жилье, а принадлежит дом вдове Пейджет.

Когда славный малый наконец распрощался с Нэнси, та глубоко задумалась. Накануне она проезжала дорогой на Аплендс и прекрасно помнила, что место, о котором говорил почтальон, было достаточно удалено от реки. Более того, ферма миссис Пейджет находилась в стороне, прямо противоположной той, куда ночью Рагби поплыл на лодке.

— Куда это он мог направляться в такое время? — недоумевала Нэнси. — Надо будет порасспросить миссис Пейджет.

Девушка распечатала письмо. Как она и ожидала, оно оказалось от ее отца. Мистер Дру сообщал дочери, что миссис Браун прекратила распространять сплетни на ее счет, однако продолжает преследовать бедного почтальона Риттера в надежде выманить у него сотню долларов.

Адвокат завершал письмо просьбой собрать в Чарлоттсвилле как можно больше информации о миссис Браун и о её брате: он собирался защищать Риттера и любые дополнительные сведения могли оказаться полезными.

Нэнси неторопливо вернулась в дом.

Она вручила Джорджи и Бесс пришедшие им письма, передала новости, которые сообщил ей отец, и рассказала о том, как удалось узнать адрес Альфреда Рагби.

— При первой же возможности съезжу туда и попробую разобраться на месте.

Но о том, чтобы продолжить расследование в тот же день, не могло быть и речи. Сьюзен решила устроить вечером небольшой прием в честь кузины и ее подруг, поэтому собиралась воспользоваться машиной для поездки по магазинам. На другом автомобиле Клифф уже укатил на работу.

— Что ж, так тому и быть! — со вздохом сказала подругам юная сыщица. — Нам в любом случае пришлось бы помогать Сью в подготовке вечера.

Днем, за обедом, Клифф сообщил, что и ему пришлось поработать детективом.

— Нэнси, вы как-то попросили меня разузнать что-нибудь о семействе Грейстоун, которое, как вы полагаете, некогда проживало в нашей округе. Я связался с работниками местного архива. Они утверждают, что в интересующий вас период, то есть в середине прошлого века, никакие Грейстоуны из Англии здесь не жили. Боюсь, что витража с рыцарем и павлином, который вы так упорно разыскиваете, в этих краях попросту нет!

— Я вам очень признательна, — с улыбкой ответила девушка. — Тем не менее надеюсь, что еще не все потеряно...

Незадолго до восьми часов — времени, к которому Сьюзен пригласила гостей, — подруги поднялись к себе, чтобы переодеться. Нэнси была готова раньше остальных. Она надела то самое элегантное платье из зеленого муара, захватить которое ей посоветовала Ханна. Когда девушка проходила мимо комнаты двоюродной сестры, направляясь к лестнице, до нее донесся недоумевающий голос Сьюзен. Та говорила мужу:

— Представляешь, только что звонила Патриция Брэдшоу. Заявила, что они с мужем сегодня к нам не приедут. И даже не потрудилась объяснить почему. Как ты считаешь, может, они рассердились из-за истории с Нэнси?

Клифф что-то тихо сказал ей в ответ, а Нэнси, вся красная от смущения, быстро удалилась. Она очень расстроилась при одной мысли о том, что из-за нее у Карров могут испортиться отношения с соседями. Однако после некоторого размышления девушке показалось по меньшей мере странным, что Брэдшоу могли отказаться от участия в дружеской вечеринке из-за глупого ночного происшествия...

Прием, устроенный Сьюзен, оказался чрезвычайно удачным. Нэнси познакомилась с весьма приятным молодым человеком по имени Пол Стентон и встретила старую знакомую — очаровательную актрису Шейлу Паттерсон, которая временно оказалась без ангажемента. Шейле было около сорока лет, и с недавних пор она проживала в Айви-холле — том самом запущенном поместье, которое юная сыщица заметила неподалеку от владений Брэдшоу.

Едва актриса увидела девушку, как сразу решительно направилась к ней.

— Дорогая, мне только что рассказали, что вы очень ловко решаете самые сложные головоломки. У меня как раз есть кое-что специально для вас.

Глаза юной сыщицы заблестели.

— Правда? И что же это? — заинтересовалась она.

— Загадка связана с Айви-холлом, — с театральным жестом ответила Шейла. — Поначалу это место мне очень понравилось. Но теперь там становится просто страшно. Постоянно раздаются какие-то непонятные звуки. По ночам мы с Энн — это моя дочь — слышим чьи-то шаги. К тому же несколько раз на моей лужайке неизвестно откуда появлялся павлин.

— Павлин? Вот уж кого вам нечего бояться! — засмеялся кавалер Нэнси.

Однако Шейла не обратила внимания на его слова, а, наклонившись к девушке, чуть слышно спросила дрожащим голосом

— Знаете ли вы, что такое павлины для актрисы?

Странные звуки, таинственные шаги, павлины. Чтобы вызвать у Нэнси интерес, большего и не требовалось. Шейле она ответила

— Нет, мне неизвестно, чем так опасны павлины для людей вашей профессии.

— Они приносят нам несчастье! — трагическим тоном заявила актриса. — Ни один артист не рискнет появиться на сцене, если в этот день увидит павлина, хотя бы и на картинке Я понимаю, вам все это, вероятно, кажется смешным; но что вы хотите, я страшно суеверна! Этот павлин на лужайке меня просто убил! Я совершенно уверена, что из-за него никогда не получу достойной меня роли!

Хотя Нэнси была немало удивлена, что такая умная женщина, как Шейла, придает значение предрассудкам, она тем не менее прониклась к ней сочувствием и усадила рядом с собой. Пол Стентон сообразил, что дамы хотят о чем-то поговорить, и деликатно удалился

— Ну же! Не стоит так расстраиваться! — обратилась девушка к приятельнице — Очень многие, напротив, убеждены, что встреча с павлином сулит удачу

— Правда? Я и не знала, — пробормотала актриса. — Послушайте, Нэнси, я чувствую, что вновь обрету надежду и веру только в том случае, если вы примете мое предложение. Я прошу вас погостить несколько дней в Айви-холле.

— Пожалуй, я бы охотно согласилась, если бы вместе со мной вы могли приютить и моих подруг, — отвечала юная сыщица, поддаваясь искушению — Ну и, конечно, если Сью не обидится, что я ее покидаю!

— Ну что вы! Сьюзен все поймет правильно. И, разумеется, приезжайте вместе с подружками! — воскликнула довольная Шейла. — Почему бы вам не перебраться к нам прямо завтра, с утра пораньше? Мы с Энн живем вдвоем. Еще немного — и наши нервы просто не выдержат такого напряжения!

Она подозвала дочь и сообщила ей приятную новость. Энн тоже очень обрадовалась. Этой очаровательной девушке совсем недавно исполнилось восемнадцать лет. Ее отличали свежий цвет лица и прекрасные каштановые кудри, совсем не похожие на очень темные волосы ее матери.

— Как любезно, что вы согласились нам помочь! — воскликнула она. — Вы очень храбрая. Огромное вам спасибо!

Когда актриса и ее дочь, очень довольные, отошли от Нэнси, к ней вернулся Пол Стентон и предложил выпить чего-нибудь прохладительного. Вечеринка шла своим ходом...

Было далеко за полночь, когда приглашенные наконец разъехались. Перед тем как лечь спать, Сьюзен и Клифф поболтали еще немного со своими гостьями.

Девушки поздравили хозяйку дома, которая сумела организовать такой великолепный прием.

— Все ваши друзья — необыкновенно приятные люди, — добавила Джорджи.

— Надо сказать, что вы им тоже очень понравились, — уверила девушек Сьюзен. — Кстати, Нэнси, я заметила, как оживленно ты беседовала с Шейлой Паттерсон. Она рассказывала что-нибудь интересное?

Юная сыщица, поведав о страхах и суевериях актрисы, спросила кузину, не будет ли та возражать, если она с подругами примет приглашение Шейлы.

— Конечно же, милая! Поезжайте в Айви-холл втроем! — ответила Сьюзен. — Только не забудьте, что скоро начинается Неделя цветов. Возвращайтесь вовремя. У меня есть на вас планы.

— Кстати, по поводу Недели цветов, — обратился к Нэнси хозяин дома. — Неужели вы отказались от попыток убедить мистера Хоншо открыть сад для посещений?

— Вовсе нет! Скажу больше: это стало одной из причин, побудивших меня принять предложение миссис Паттерсон. Ведь два этих поместья, Айви-холл и Камберленд, находятся рядом друг с другом. К тому же Шейла несколько раз видела павлина на лужайке перед своим домом, а я слышала, как эти птицы кричат в парке мистера Хоншо. Можете мне поверить: тут наверняка есть какая-то связь!..

 

***

На следующее утро Сьюзен предложила девушкам свою машину, добавив, что они могут располагать ею по своему усмотрению в течение всего времени, которое пробудут в Айви-холле

Бесс по секрету шепнула хозяйке дома.

— Мне почти хочется, чтобы вы отсоветовали нам туда ехать! Привидения, таинственные павлины! Мне такая программа вовсе не кажется привлекательной

Подруги тронулись в путь и вскоре уже подъезжали к Айви-холлу. Большой, построенный в колониальном стиле дом был так густо увит плющом, что красный кирпич его стен проглядывал лишь в нескольких местах. На крыльце девушек поджидала Энн. Рядом с ней стоял молодой человек

— Взгляните-ка на этого парня! — шепнула Бесс своим спутницам — Ведь это тот самый ковбой, которого мы видели пару дней назад у Камберленда!

«Ковбой», видимо, разглядев, кто сидит в машине, спрыгнул с крыльца и, оседлав свой велосипед, умчался прочь.

— Нужно будет как-нибудь расспросить о нем Энн, — заметила Нэнси.

Молодая хозяйка дома, одетая в шорты и легкую блузку, бросилась навстречу гостьям. Следом к девушкам подошла и Шейла, расцеловав их со своей обычной экспансивностью.

— Как мило, что вы приехали! — воскликнула она, увлекая подруг в дом. — Вам нравится мое жилище?

— Здесь просто очаровательно! — искренне ответила Нэнси.

Комнаты, которые они осматривали, были просторными и солнечными. Правда, мебель нуждалась в ремонте, а обои и драпировки от старости пришли в плачевное состояние.

— Я купила дом вместе с мебелью, — объяснила Шейла. — Ремонтом собираюсь заняться позднее. Айви-холл нам очень нравится, и нам вовсе не хотелось бы его покидать.

— Я убеждена, что вам и не придется этого делать, — уверенно заявила Нэнси.

После гостиной хозяйка провела подруг в библиотеку, украшенную потемневшими от времени дубовыми панелями. Они нашли эту комнату ужасно мрачной из-за почти полного отсутствия мебели и пустующих книжных полок. Зато уже отремонтированная кухня показалась им веселой и приветливой.

Но больше всего девушек восхитила веранда со множеством цветов. Тут, наверное, было очень приятно полежать на солнышке, предаваясь ленивым мечтам.

В саду, на некотором расстоянии от дома, виднелись полуразрушенные постройки. Указывая на них, Энн объяснила:

— В тех сараях когда-то жили рабы. Там же находилась и господская кухня.

Она помолчала и продолжила с видимым смущением:

— А мы с мамой живем, так сказать, по-походному. Даже если бы мы могли позволить себе держать прислугу, едва ли кто-нибудь согласился бы у нас работать. В здешней округе ходят слухи, что в нашем доме водятся привидения... Я надеюсь, вы не слишком привередливы в смысле еды? Дело в том, что вся готовка лежит на мне.

— Мы тебе поможем! — в один голос предложили подруги.

После обеда девушки разобрали свои чемоданы и вместе с Энн отправились на прогулку по обширному поместью.

Вернувшись в дом, Нэнси обратила внимание на узкую лестницу, которая вела с третьего этажа на чердак.

«Завтра нужно будет обязательно туда забраться», — пообещала она сама себе.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.226 (0.042 с.)