ТОП 10:

ГЛАВА 2. СТРАННАЯ ТЕЛЕГРАММА



 

В этот момент входная дверь открылась, и в дом вошел Карсон Дру. Этот высокий красивый мужчина по праву слыл лучшим адвокатом в Ривер-Хайтсе.

Он нежно поцеловал дочь и поздоровался с ее подругами. Нэнси сразу же принялась рассказывать, что случилось со старым почтальоном и какие обвинения выдвинула против него миссис Браун.

— Да уж, не повезло бедняге Риттеру! — согласился мистер Дру, усаживаясь в свое любимое кресло. — А почему у тебя так блестят глаза, моя милая? Готов держать пари, что ты хочешь поведать мне о чем-то еще!

Нэнси в который уже раз пришлось вернуться к рассказу о пропавшем витраже и том, какие надежды она с ним связывает. На лице хозяина дома отразилось сильное сомнение.

— Да... Боюсь, отыскать следы витража, который исчез в середине прошлого века, будет совсем не просто.

— Как ты думаешь, с чего нам лучше начать, папа?

После недолгого размышления адвокат сообщил, что среди его клиентов есть некий мистер Отвилл, крупный специалист по витражам. Еще не так давно он сам создавал для церквей мозаики из стекла.

— Не исключено, что он тебе поможет, Нэнси Его дом находится примерно в восьми километрах отсюда Мистер Отвилл сейчас на пенсии, и здоровье у него далеко не блестящее, но он любит поговорить о своем искусстве. Хочешь, я позвоню ему и условлюсь о встрече? Я могу попросить, чтобы он принял тебя завтра

— Я поеду с тобой, Нэнси! — заявила Бесс.

— И я тоже, — присоединилась к двоюродной сестре Джорджи.

— Решено, едем все вместе!

Отец Нэнси позвонил Отвиллу, и тот сказал, что будет ждать девушек на следующий день в десять часов утра

За двадцать минут до назначенного старым художником времени Нэнси заехала за подругами на своем открытом автомобиле

Отвилл оказался хрупким человечком с совершенно седыми волосами Он встретил посетительниц доброй улыбкой

— Заходите, заходите, милые девушки! Полюбуйтесь-ка на мою берлогу!

«Берлога» сияла чистотой и порядком. Из мебели в ней были лишь рабочий стол и несколько скамей, зато на стенах во множестве висели самые разнообразные инструменты

— Я решил принять вас именно в этой комнате, — пояснил художник. — Насколько я понял мистера Дру, вас интересуют какие-то проблемы, связанные с работой по стеклу?

— Так оно и есть, — подтвердила юная сыщица.

Ей пришлось еще раз поведать о статье в «Континентале» и возможном вознаграждении, которое она готова была передать детской больнице. Старик улыбнулся.

— Эх, если бы позволяло здоровье, я с удовольствием присоединился бы к вашим поискам. Как бы то ни было, можете на меня рассчитывать. Помогу вам, чем смогу

Нэнси поблагодарила и приступила к расспросам о предмете, который так сильно ее интересовал.

— Мне кажется, что современные витражи не имеют такого необыкновенно яркого и глубокого цвета, как средневековые. Если старинное произведение, которое мы разыскиваем, все еще существует, могло, оно сохранить свои чудесные краски?

— Наверняка сохранило. Кроме того, заметьте себе, что в старинных витражах часто встречаются дефекты, например пузырьки воздуха. Впрочем, это даже придает им какую-то особую прелесть и своеобразие

— А как делают витражи в наши дни? — поинтересовалась Джорджи.

— Что ж, попробую вам вкратце объяснить...

Тем не менее рассказ мистера Отвилла занял немало времени. Он очень понятно, со многими подробностями растолковал девушкам современную технологию производства витражей.

Хотя старый художник говорил очень увлеченно, Нэнси вдруг показалось, что вид у него усталый.

— Боюсь, мы слишком у вас задержались, — сказала она мягко. — А сейчас нам пора

Мистер Отвилл с сожалением вынужден был признать, что в самом деле чувствует себя не слишком хорошо.

— Боюсь, мне придется ненадолго прилечь. Но прежде чем проститься, я хочу вам дать одну вещь, чтобы вы не думали, будто приезжали зря. Возьмите этот каталог. В нем есть список всех художников, которые занимаются витражами. Возможно, он пригодится в ваших поисках.

Девушки поблагодарили старика и, попрощавшись, уехали. Добравшись до города, они расстались и отправились по домам.

После обеда Нэнси забралась с ногами в кресло и принялась за изучение каталога. Однако ни одно имя из тех, что там фигурировали, не привлекло ее внимания.

— Ну как? — спросила ее Ханна, заглядывая в комнату. — Нашла что-нибудь интересное?

— Еще нет, — обескуражено пробормотала девушка. Но почти в ту же секунду ее лицо осветилось радостью.

— Ханна! — воскликнула она. — Ты принесла мне удачу. Вот, послушай: «Марк Брэдшоу, художник по стеклу, проживает в Чарлоттсвилле, в поместье «Фен-хаус». Ты поняла?! Ведь этот Чарлоттсвилл находится в тех самых местах, где когда-то селились иммигранты из Англии! Он-то и послужит отправным пунктом моего расследования. Кто знает, а вдруг знаменитый витраж Грейстоунов все еще находится там?

— Ты думаешь, этот мистер Брэдшоу сможет тебе чем-то помочь?

— Надеюсь, — ответила девушка. — К тому же в Чарлоттсвилле живет Сьюзен Карр, моя двоюродная сестра. Она много раз приглашала нас с Бесс и Джорджи приехать к ней.

— Тогда можешь считать, что тебе представился идеальный предлог для этого путешествия, — улыбнулась экономка. — Тем более что стоит такая чудная погода. Грех было бы этим не воспользоваться.

Юная сыщица немедленно позвонила кузине. Сьюзен сама взяла трубку и, узнав о планах Нэнси, заявила, что они с мужем будут просто счастливы, если девушки наконец-то их навестят.

— Клифф с удовольствием покажет вам город, наш дом и сад! — радостно воскликнула она. — Кстати, цветы уже набрали бутоны и вот-вот распустятся. Во время Недели цветов мы пускаем в наш сад посетителей.

— Насколько я понимаю, мы явимся в самое подходящее время, — проговорила Нэнси.

Она рассказала двоюродной сестре о тайне пропавшего витража.

— Как знать, может, ты и раздобудешь здесь какую-нибудь информацию! — ответила та. — В общем, быстро собирайтесь и приезжайте!

Перед тем как проститься, Сьюзен добавила, что хочет устроить небольшой прием в честь кузины и ее подруг, представить их своим знакомым.

— Не забудь захватить подходящее платье, — посоветовала она. — И предупреди Джорджи и Бесс.

— Договорились! Еще раз спасибо и до скорой встречи! Едва девушка положила трубку, как раздался телефонный звонок.

— Алло!

— Алло! Это вы, мисс Нэнси? С вами говорит Риттер.

Чувствовалось, что почтальон сильно расстроен. Юная сыщица поняла, что ему лишь с большим трудом удается сдерживать дрожь в голосе.

— Случилось нечто ужасное. Умоляю вас, помогите!

— Ну конечно, я постараюсь вам помочь, — заверила Нэнси старика. — Наверное, речь опять пойдет о миссис Браун?

— Увы, да! Когда я зашел к ней утром, она показала мне письмо от брата. Тот сообщал, что отправил ей в почтовом конверте сто долларов, и спрашивал, получила ли она их. Теперь миссис Браун заявляет, что это я украл деньги, и угрожает подать жалобу.

Девушка была потрясена. Ведь даже если миссис Браун не сумеет доказать вину Риттера, репутация этого честного человека наверняка окажется запятнанной.

— Давайте сходим к ней вместе, — предложила юная сыщица. — Попробуем убедить ее отказаться от своего решения. Вы не против?

— Нет, конечно. Я сейчас приду. Почтальон зашел за Нэнси, и они вдвоем двинулись к вилле миссис Браун. Дверь им открыла сама хозяйка.

— Вот как! Решили привести с собой подкрепление! — набросилась она на старика. — Имейте в виду, что меня это ни в малейшей степени не волнует! Говорят, эта молодая особа увлекается детективными расследованиями? Что ж, когда она увидит письмо моего брата, ей сразу все станет ясно.

Миссис Браун подвела посетителей к секретеру, открыла один из ящичков, достала оттуда письмо и протянула его Нэнси.

— Вот, почитайте! — процедила она сквозь зубы. — Надеюсь, хоть это вас убедит.

Нэнси промолчала. Изучение письма она начала с почтового штемпеля на конверте и едва сдержала удивленное восклицание, заметив, что послание было отправлено накануне из Чарлоттсвилла, штат Вирджиния. На обратной стороне девушка не без труда разобрала имя отправителя: Альфред Рагби. Как ни странно, на конверте не было обратного адреса.

Содержание письма как будто подтверждало версию миссис Браун:

 

Дорогая Маргарет!

 

Как ты просила по телефону, посылаю тебе эту записку и подтверждаю, что действительно отправил тебе в предыдущем письме сто долларов, которые ты должна была получить в пятницу.

Нежно целую,

Альфред

 

Дочитав письмо, девушка подняла глаза и встретилась с жестким взглядом миссис Браун.

— Я полагаю, теперь-то вы убедились в моей правоте?! — заговорила та. — Если вам кажется, милочка, что я позволю мистеру Риттеру присвоить мои денежки, то вы очень сильно ошибаетесь!

Однако Нэнси не так легко было сбить с толку.

— Я убеждена в одном, — спокойно сказала она. — Мы давно знакомы с мистером Риттером, и я знаю, что это безупречно честный человек. Жаль, конечно, что деньги пропали, однако вашему брату ни в коем случае не следовало отправлять их в простом письме.

— И в самом деле! Вполне возможно, что мои сто долларов похитил не мистер Риттер. Ведь это, кажется, вы собирали письма, которые вывалились из сумки? Очень может быть, что именно вы и обнаружили мой конверт!

Нэнси на мгновение остолбенела. Ей не сразу удалось взять себя в руки.

— Какая глупость! — воскликнула она наконец. — Поверьте, вы напрасно так себя ведете. Когда вы получше узнаете своих соседей, то поймете: все мы честные люди и не привыкли подвергаться подобным обвинениям.

—- Именно так, — возмущенно подтвердил почтальон. — И если вы не измените своего поведения, все здешние обитатели от вас отвернутся. Надо же, заподозрить мисс Нэнси! Она ведь из такой добропорядочной семьи!

— Я тоже принадлежу к добропорядочной семье! — отрезала миссис Браун. — Мой брат — талантливый художник. Однако я не собираюсь обсуждать с вами моих родственников. Единственное, чего мне хочется, — это вернуть свои сто долларов. А сейчас прощайте! Нам больше не о чем разговаривать!

Оказавшись на улице, юная сыщица посоветовала своему подопечному не принимать происходящее слишком близко к сердцу.

— На всякий случай я сообщу о новых угрозах миссис Браун отцу, — добавила девушка. — Если понадобится, он сам возьмется за это дело. А я отправлюсь по своим делам в Чарлоттсвилл — это тот самый город, откуда было послано злополучное письмо, — и постараюсь навести справки об Альфреде Рагби.

В глазах Риттера блеснула надежда.

— Вы настоящий друг! — воскликнул он. — Даже не знаю, как благодарить вас и мистера Дру!

Нэнси сдержала слово и, едва вернувшись домой, позвонила отцу. Тот пообещал, что займется делом почтальона.

— У миссис Браун нет никаких доказательств против Риттера, — сказал он. — Кстати, против тебя тоже. Ничего, кроме глупых подозрений. И все же ее бессмысленная болтовня не так уж безобидна. Я постараюсь положить ей конец.

Немного успокоившись, девушка решила обсудить с Ханной, какие платья стоит взять в Чарлоттсвилл и что надеть на вечеринку, которую Сьюзен собиралась устроить в ее честь.

— Ты должна выглядеть лучше всех, поэтому возьми платье из зеленого муара, который так красиво блестит, — посоветовала ей экономка. — И не забудь подобрать к нему украшения.

Нэнси поднялась в свою комнату и принялась собираться в дорогу. Уложив чемодан, она уселась за стол и принялась за письмо своему приятелю Неду Никерсону. Они были знакомы уже много лет. Сейчас Нед учился в Эмерсоновском колледже, однако они регулярно переписывались и девушка сообщала другу обо всем, что происходило в ее жизни.

«Вот было бы славно, если бы Нед смог заехать в Чарлоттсвилл одновременно с нами!» — подумала она, берясь за ручку.

Она подробно описала историю пропавшего витража, не умолчав и о своем намерении его разыскать. Нэнси упомянула также о том, что собирается навестить свою кузину, и сообщила ее адрес. После этого она решила немного размяться и сама отнесла письмо к ближайшему почтовому ящику.

Вернувшись домой, Карсон Дру протянул дочери билеты на самолет. Их было три: для нее самой и двух ее подруг.

— Вы долетите до Ричмонда, а там сядете на автобус.

— Я дам Сьюзен телеграмму. Она собиралась встретить нас в Ричмонде на машине и просила сообщить, когда мы прилетаем. Еще нужно будет позвонить Джорджи и Бесс, сказать, что завтра утром мы за ними заедем...

На следующий день Нэнси проснулась очень рано. Карсон Дру отнес ее чемодан в машину. Потом все сели за стол, и Ханна подала кофе. Завтрак уже подходил к концу, когда зазвонил телефон. Девушка сняла трубку.

Звонили с почты, чтобы продиктовать телеграмму из Чарлоттсвилла, которая только что пришла на имя Нэнси Дру. Она была подписана Сьюзен Карр и состояла всего из нескольких слов:

«Отложите поездку. Я напишу, когда смогу вас принять».

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.48.224 (0.009 с.)