ТОП 10:

Глава 37. Крепость против крепости



 

Рамиил

«Анализ завершён. Спектр синий — Ангел!» — произнёс по громкой связи оператор второго звена.

В командном центре царила настоящая суматоха. Все операторы, выдернутые с законного обеда, быстро разбегались по своим позициям, которые полукругом располагались у двадцатиметрового информационного поля, состоявшего из шести гигантских мониторов, а перед ними высвечивалось детальное голографическое 3D-изображение местности.

«Цель движется над озером Аси, расстояние до Токио-3 — пять тысяч двести метров!»

— Он уже здесь?! — влетела на второй этаж запыхавшаяся Акаги вместе с Ибуки и Аобой. Последние двое тут же заняли свои места по обе стороны старлея Хьюги. Сама Рицко нависла над Майей.

«Первое звено операторов в сборе, теперь работа пойдёт», — приободрилась Кацураги, глянув на новоприбывших. Те спешно входили в курс дела.

— Объявился примерно двенадцать минут назад в территориальных водах Японии, двигался со скоростью около семидесяти метров в секунду, — майор чётко информировала, как и полагается офицеру. — Его случайно визуально обнаружил один из сторожевых катеров.

— Как так могло случиться? Как вообще его могли не заметить? — удивилась Рицко, бегло просматривая первичные показания на экранах.

«Цель сбросила скорость до восьми метров в секунду».

— А ты посмотри на него.

На одном из шести гигантских мониторов была выведена нечёткая картинка, передаваемая с малого разведывательного беспилотника. Но даже мыльное видеоизображение сразу давало понять — этот Ангел кардинально отличается от предыдущих: ровные линии и резкие углы создавали чёткую геометрическую фигуру с восемью гранями. Идеально гладкая поверхность отблёскивала, словно гранёный алмаз, искажая причудливым образом пропускаемый через себя свет. В отличие от предшествующих собратьев, ничего не говорило о том, что этот летающий многогранник, возникший будто прямиком из учебников по геометрии, мог вообще быть живым. Скорее это какая-то замысловатая машина.

— Парящий октаэдр, — чертовски точно определила Акаги и начала раздавать приказы научному отделу.

— Эта дрянь, может, и не знает, что такое технология стелс, — продолжила Мисато, — но радары семидесятиметровую тушу Ангела видят только в упор. А из-за его отражающей поверхности, да на море, да в ясную погоду, визуально еле различили. Слона-то не приметили!

— АТ-поле мощное и постоянное, сформировано конусом, — Майя уже шаманила над получаемыми сведениями. Рядом склонилась Рицко, всматриваясь в экраны её терминала. Судя по лицу учёной, данные были из разряда невероятных.

— Эти колебания… рассеивает радиоволны, хитро, — заключила Акаги.

Мисато сложила руки на груди и нервно отстукивала пальцем:

— А твари становятся умнее. Каких ещё фокусов нам ждать?

— Пока неизвестно, нужно больше данных, — Акаги снова прильнула к монитору.

Не нравилось это Мисато. Мало того что заметили Ангела практически под самым носом, так известно про него ровным счётом ничего и непонятно, на какие финты способен такой враг.

— Что с «Евой-01»?

— Будет готова через триста двадцать секунд.

— Можем мы рассчитывать на «Еву-00»?

— Никак нет, вторую стадию реактивации командующий отменил.

Для Кацураги это означало, что все её планы летели к чёрту. Брать неизвестного противника нахрапом одной боевой единицей — рисковать сверх меры.

— Готовьте «Еву-01». Что с мирным населением?

— Шестьдесят два процента переведено в безопасное место или эвакуировано, — отозвался один из вспомогательных операторов. — По докладу служб безопасности, полностью город будет чист примерно через девять минут.

«Долго», — закусила губу майор. Почти одновременно с приходом Ангела в Токио-3. Конечно, пока он ведёт себя, как и предыдущий, достаточно мирно и не нападает даже на войска. Но никто не может поручиться за его действия в случае, если он заметит «Евангелион». Значит, придётся оттягивать выход Синдзи на сцену как можно дольше. А так как озеро Аси примыкает прямо к даунтауну Токио-3 с его небоскрёбами… Мисато закусила губу сильнее.

От размышлений Кацураги отвлекли вошедшие на третий этаж командного центра командующий с замом. Икари, как всегда, не выражал никаких эмоций, а вот Фуюцки сегодня угрюмее обычного.

— Текущему Ангелу присвоено кодовое имя Рамиил, — Гендо сел на своё место позади операторов первого звена, — про него известно только то, что он чрезвычайно опасен, умён и осторожен. Приказано нейтрализовать любыми средствами, майор Кацураги.

— Слушаюсь, — отчеканила она. — Готовность ССЯ?

— Силы самообороны докладывают, что без затруднений выполняют объявленный шестой сценарий действий, — отчитался со своего рабочего места Хьюга и указал на группу из четырёх операторов второго звена этажом ниже на левом крыле комцентра, после чего один из них перехватил слово:

— Первая дивизия завершает развёртывание первого танкового батальона, первая и вторая роты расположились у ж.-д. станции Овакудани и вдоль шоссе Асиноко. Третья занимает позиции вдоль семьдесят пятого шоссе.

На легенде и самой голографической карте зажглись соответствующие позывные и точки, указывавшие, где именно находились называемые подразделения.

— Артподдержка? — осведомилась майор.

— Мы можем рассчитывать на десятый и усиленный двенадцатым батальоном шестой артиллерийский полк, — отозвался ещё один оператор, и на карте выделились следующие метки. — Также в районе Мидори старого Токио развёртывают сто тридцатый артиллерийский батальон.

Мисато отметила, что Силы самообороны наконец-то удосужились привлечь тяжёлую артиллерию — дополнительная огневая мощь никогда лишней не будет.

— В заливы Сагами и Суруга прибывает первая эскортная флотилия.

На одном из гигантских мониторов появился список боевых кораблей, принимающих участие в операции.

— Авиация?

— Седьмое воздушное крыло патрулирует Токио-3, шестое — над уездом Камиина в режиме готовности, эскадрильи второй вертолётной бригады готовы к вылету по команде.

— Американцы уже в игре?

— Пятая воздушная армия приведена в боевую готовность, в воздух поднимают шестьдесят седьмую, триста пятьдесят седьмую и триста восемьдесят девятую эскадрильи.

Список американских эскадрилий вместе с их позывными появился на другом мониторе.

— О, триста пятьдесят седьмая, — решил вставить свой комментарий Аоба, — keep calm and brrrt on[28]!

— Разговоры! — Кацураги сейчас было не до болтовни о звуковых особенностях отдельно взятого штурмовика. — Поддержка с моря?

— Седьмой флот концентрирует у острова Хатидзё пятую авианосную ударную группировку.

Мисато хотела присвистнуть, что теперь в её арсенале будут «Томагавки»[29], но сдержалась.

— N2?

— B-1B с позывным RAZER-3 войдёт в зону поражения через двадцать минут.

На голографической карте появилась движущаяся отметина с обратным отсчётом.

— Готовность к операции «Молот»?

— B-2 USAF с позывным FURY взлетел с авиабазы Андерсон, расчётное время готовности — два часа сорок минут. Ту-214Р ВКС России с позывным LX-9203 прибудет для фиксации бомбометания через три часа десять минут.

Кацураги утвердительно кивнула и одобрила сегодняшнюю расторопность бывших коллег. Похоже, после прихода двух предыдущих Ангелов они сделали выводы. Понадобилось всего две атаки, чтобы ленивая военная машина эффективно перестроилась под нового противника. И Мисато отлично знала, насколько это великое достижение. Ей даже захотелось пожать руку тем высшим офицерам в Мацумото и Вашингтоне, которые смогли протолкнуть новые директивы.

«Цель вошла в зону действия средств объективного контроля. Расстояние до Токио-3 — четыре тысячи метров!»

Научники сразу зашевелились, как только им подкинули новую косточку. На их голову посыпалась куча различных данных, которые предстояло систематизировать и проанализировать, чтобы — самое главное — сделать правильные выводы. Однако Кацураги не тешила себя никакими иллюзиями. На изучение Сахиэля после обнаружения его возле Филиппинских островов у них было больше времени. Но даже при этом всё толковое о нём узнали фактически уже во время боя.

Этот же, Рамиил, свалился как снег на голову прямо у берегов Японии. Мало того что времени в обрез, так ещё из-за его формы вообще невозможно представить, из какого теста он слеплен и что от него ожидать. Единственное, что могла предположить Кацураги, — он, может, временами и быстрый, но, скорее всего, неповоротливый. Однако хватит ли этой малой догадки, чтобы оперативно накидать хоть какой-то жизнеспособный план? Очевидно, что в готовые сценарии придётся вносить правки прямо на ходу.

«Но когда бывало иначе?» — на лице майора проявилась хоть и сдержанная, но всё же улыбка скучающего охотника, который намеревался застрелить наглую лису, посмевшую залезть в курятник.

— Старший лейтенант Хьюга, — обратилась Мисато, — напомните всем, что бывает в городских боях с тяжёлой бронетехникой, даже имеющей качественное и количественное преимущество, без поддержки пехоты.

Он обернулся слегка удивлённый тем, что ему задают почти риторический вопрос. Прекрасно зная свою начальницу, лейтенант понял, что вопрос или с подвохом, или с намёком.

— Горит, майор.

— Верно, горит, — глянула она ещё разок на изображение Ангела на гигантских мониторах, прикидывая шансы. — Поиграем в кошки-мышки: впустим цель в даунтаун Токио-3. Воспользуемся неповоротливостью и громоздкими размерами Рамиила. «Евангелион» сможет быстро маневрировать между зданиями, а Ангел — нет. Передайте военным, что понадобится много высокоточного оружия по требованию. Сейчас же переведите все источники питания в состояние готовности.

Кацураги глянула на командующего. От него не поступило ни предложений, ни отмены приказа. Акаги тоже ничего против не имела, и сейчас работала одновременно с новыми данными по Рамиилу и с процессом активации «Евы-01».

— Выполняйте, — сухо приказала майор, и старлей принялся раздавать указания.

«Расстояние цели до Токио-3 — три тысячи метров!»

— USAF вывели на позиции два БПЛА «Рипер», вооружённых «херрфаерами»[30] и GBU[31]-38, — отчитался один из операторов. — USPACOM[32] предлагает для определения боевых возможностей Ангела сблизить с целью дрон и ударить с него.

Мисато задумалась, насколько позволяло время. Её соблазняло разумное предложение американских офицеров — чуть что дрон не жалко, это всего лишь железка, которую можно заменить. Рыдать будут разве что некоторые идиоты-налогоплательщики. А информация, которую удастся получить, может оказаться бесценной. Однако Кацураги понимала и то, что есть огромный риск — спровоцировать Ангела крушить всё подозрительное, например занимающие позиции танки, и тогда под раздачу попадут сотни людей.

— Передайте им, чтобы просто следили за Ангелом. И выведите нам картинку с этих дронов.

— Есть!

«Расстояние цели до Токио-3 — две тысячи пятьсот метров!»

Через несколько секунд на мониторах появилось чёткое изображение Ангела с высоты птичьего полёта. Теперь можно было различить, что сам Рамиил синеватого оттенка, а его АТ-поле — золотистое. Оно настолько сильно сияло, что было легко визуально разглядеть его коническую форму. Во всяком случае Кацураги надеялась, что это то, о чём она подумала.

— Рицко, — Мисато обратилась к подруге, — надеюсь, это его АТ-поле так светится, а не очередной фокус?

— Верно, фазовый сдвиг в пространстве настолько мощный, что даже в пределах всего поля световые лучи преломляет, что уж говорить про другие волны. Раньше мы подобное фиксировали только отдельными участками и не так ярко. Правда поразительно?

— Нет времени восхищаться противником, что там с «Евой-01»?

«Расстояние цели до Токио-3 — две тысячи метров!»

— «Ева-01» активирована и функционирует штатно, — Рицко хлопнула по плечу Майи, и та вывела на один из центральных мониторов изображение из контактной капсулы. — Проблем с пилотом не выявлено. Осталось внести некоторые поправки, и мы будем готовы к запуску.

— Сколько?

— Одна минута, — учёная немного задумалась. — Можем завершить в процессе.

«Гражданское население переведено в безопасное место. Токио-3 чист, начат процесс перевода города в боевой режим!»

Мисато удовлетворённо кивнула: сразу два дела завершены одновременно. Хороший знак.

— Приготовиться к запуску!

«Подготовка к запуску „Евы-01“ начата».

— Синдзи-кун, — обратилась к пилоту Мисато и удостоверилась, что Аоба передаёт ему информацию о плане, — мы тебя высадим в северной части квартала Фукаёши.

«Все блокираторы сняты».

— Там ты затеряешься среди высоток и дождёшься, пока Ангел войдёт в черту города c юга/юго-запада, со стороны озера Аси. По нашей команде нейтрализуешь АТ-поле и сразу же спрячешься за зданиями.

«Все крепления с первого по пятнадцатое сняты».

— На открытую местность выходить запрещаю. Не забывай быстро менять кабели питания. Но если замешкался хотя бы на секунду — бросай до следующего.

— Понял, Мисато-сан, — послышался ответ пилота.

«Внимание! „Ева-01“ освобождена».

— Запомни: без распоряжения не вступай с ним в бой, не высовывайся — мы не знаем, на что он способен.

«Внутренние батареи заряжены. Подача от внешнего источника питания в норме».

«„Ева-01“ — к шахте К-09!»

— Твоя задача — снимать АТ-поле Ангела, и ничего больше. Остальное сделают военные. Всё понятно?

— Да.

«Расстояние цели до Токио-3 — тысяча пятьсот метров!»

— Готов?

— С вас съедобное карри, Мисато-сан.

На лице Синдзи отобразилась наглая ухмылка — ещё один добрый знак, по версии Кацураги.

— Что-нибудь новое, доктор Акаги?

— Исходя из собранных данных, MAGI предполагают, что Ангел имеет кристаллическую структуру, решётка которой гранецентрированная, — она вывела результат анализа на один из центральных мониторов. — Гибридизация, вероятно, тетраэдрическая. Внутри полостей нет, какие-либо внутренние органы тоже не замечены. Возможно, он сплошной, если не считать ядра.

— Летающий кусок алмаза, — только и прокомментировала Кацураги, осмысливая информацию. — Другими словами, он и без АТ-поля крепок как орешек. Замечательно. Что ещё?

— К сожалению, больше ничего полезного, — Рицко деланно сунула руки в карманы халата. — Его АТ-поле слишком мощное — мы не можем пробиться и получить больше данных. Как только «Ева-01» нейтрализует АТ-поле — мы сразу проведём тщательный анализ.

Даже такая скудная информация о новом Ангеле от научников — это уже лучше, чем ничего. Мисато теперь могла точно сказать, что ковырять эту тварь придётся очень долго, буквально зубами выгрызая путь до его ядра. А значит, нужно что-то очень мощное. И танковые пушки будут как слону дробинка, что уж говорить про любое доступное сейчас вооружение для «Евы».

— Доведите имеющуюся информацию о противнике до ОКНШ[33] Японии и USPACOM.

— Есть!

— Проинструктируйте командиров машин танковых батальонов, чтобы они обстреливали цель «бопсами»[34] в одну из граней, которая будет наиболее им выгодна в момент сражения.

— Есть!

Конечно, глупо надеяться, что «ангеловский алмаз» аналогичен земному и что при критических воздействиях на ограниченную площадь он станет хрупким. Но выбирать не приходилось — нельзя же полагаться только на сверхмощные бомбы.

— Что с авиацией?

— Седьмое авиакрыло, а также триста пятьдесят седьмая и триста восемьдесят девятая эскадрильи готовы к бомбометанию. На подходе шестое авиакрыло, двадцать седьмая и сто пятнадцатая ударные эскадрильи.

— Что на подвесках у F-2[35] и «Суперхорнетов»[36]?

Операторы засуетились, уточняя информацию с японским и американским командованиями.

«Расстояние цели до Токио-3 — тысяча метров!»

— Бомбы JDAM[37]: GBU-32 и 38.

Мисато цокнула языком.

— Разворачивайте их, пусть вешают GBU-31 или что у них, может быть, помощнее появилось. Так и говорите: тащите самые мощные бабахалки.

— USPACOM сообщает, что взамен отозванным поднимут сто вторую и сто девяносто пятую эскадрильи.

«„Ева-01“ доставлена к шахте К-09. Шахта свободна. Подготовка к запуску завершена».

Кацураги ещё раз вгляделась в изображения Рамиила. Уже сейчас она ясно понимала, что это будет самый тяжёлый бой. Ей очень хотелось предупредить Синдзи, чтобы он был крайне осторожен, чтобы он просто знал, в какое пекло его отправят. Но для его же блага и спокойствия это лишнее.

«Расстояние цели до Токио-3 — пятьсот метров!»

Майор обернулась и теперь всмотрелась в невозмутимого Икари Гендо. Он вызывал противоречивые чувства: если смотреть на него как на командующего, его спокойствие было заразительным, но если смотреть как на отца, то этот человек ужасал своей жестокостью. На лице же замкома, напротив, хоть тот и старался проявлять выдержку, читалась обеспокоенность за происходящее — ему, как и Кацураги, не наплевать на жизнь пилота.

— Командующий, — проступила сталь в её голосе, — если об Ангеле известно что-то ещё, то сейчас самое время об этом сказать.

Мисато ощущала, как тройка операторов первого звена, которые знают чуть больше, чем остальные, сейчас навострили уши, словно дикие звери, почуявшие добычу. Для них добыча — информация. А вот Акаги хмуро глянула на свою подругу, явно не одобряя её действия.

— Добавить к имеющейся информации нечего, — холодно ответил он. — Начинайте операцию.

— Есть! — отчеканила майор и развернулась обратно к комцентру. — Запустить «Еву-01»!

«„Ева-01“ запущена!»

Один из центральных мониторов вспыхнул сообщением, что «Евангелион» несётся к поверхности по шахте К-09.

На голографической карте все боевые единицы находились на своих позициях, сформировав классическую ловушку для противника. И как только он войдёт в черту города — капкан закроется. В этом бою решит исход не тот, кто сильнее, а тот, кто хитрее. По крайней мере, так думала Кацураги.

Мисато перевела взгляд на экраны: картинка с БПЛА передавала чёткое изображение, как одна из шахт в центре города начала открываться. Через несколько секунд оттуда поднимется «Ева-01» и начнётся игра.

«Расстояние цели до Токио-3 — триста метров!»

— MAGI зафиксировали внутри цели высокоэнергетическую реакцию! — вскрикнула Майя.

— Какого рода реакция?

— Цель скапливает энергию на конце одной из граней!

Мисато быстро глянула на другой монитор: на потемневшем изображении одна из граней Ангела светилась настолько сильно, будто камера сфокусировалась на прожекторе глухой ночью. Даже дурак догадался бы, что сейчас будет.

— Синдзи-кун, ставь АТ-поле!!!

Не успел «Евангелион» появиться на земле, как в него сквозь все здания ударил яркий тонкий луч. Первое, что отметили все в комцентре, — скорость луча явно дозвуковая. Второе — энергетика нереальная: на глазах оплавлялись подъёмник и броневые пластины на груди «Евы». На экранах было видно, как Синдзи простонал от внезапной боли, но поставить АТ-поле всё же смог. Энергетический луч ударился о невидимый барьер, но, судя по перекорёженному лицу пилота, не очень-то оно помогало.

— Вали оттуда! Просто двигайся!

«Ева-01» одним рывком вырвала все крепления расплавленного подъёмника и, чуть не споткнувшись, побежала в сторону ближайшей высотки. Ангел завис на одном месте и прекратил атаку, как только дымящийся «Евангелион» скрылся за толстенным зданием.

«Ангел прекратил движение! Расстояние цели до Токио-3 — двести метров!»

«Чёрт! — выругалась про себя Мисато. — Если он там застрянет, то „Ева“ не достанет Ангела».

— Серьёзные повреждения нагрудных бронепластин, — Акаги нервно высматривала характер поломок у биомашины, — но все системы пока функционируют штатно. Пилот в норме.

— Какое «в норме», я там чуть не сгорел! — пожаловался запыхавшийся пилот. — По-моему, даже в капсуле чувствуется обгоревший металл!

Мисато бросила взгляд на Рицко, но та только пожала плечами:

— Примесей в LCL не замечено.

— Ну и что мне теперь делать, чтобы его заманить в город? Станцевать?

«Голос бодрый, — отметила про себя майор, отметая опасения, что Синдзи мог расклеиться после такой неудачи, — он в норме».

— Синдзи-кун, не высовывайся, — Мисато уверена, что он и не подумал бы после случившегося, но проформы ради необходимо напомнить, — дождись, пока он войдёт в город, — вечно он над озером висеть не будет. А пока медленно двигайся к сектору D-12, там сможешь подобрать щит.

Мисато два раза щёлкнула пальцем, и этого Хьюге было вполне достаточно, чтобы он раздал соответствующие распоряжения.

Попутно переключая кабели питания, «Ева-01» начала мелкими перебежками двигаться к щиту. В комцентре все понимали, что серьёзно защитить биомашину щит не сможет, но помочь выиграть несколько секунд вполне способен.

— Есть соображения, что это за луч? — Кацураги ответ нужен прямо здесь и сейчас. — И чем его парировать?

— MAGI анализируют данные, — Акаги всматривалась в экраны, — но пока мы знаем, что он движется со скоростью семь десятых маха…

— Это я и так видела.

— …и имеет просто фантастически низкое рассеивание энергии в атмосфере. Наши датчики де-факто регистрируют только косвенные данные. Другими словами — мы не знаем, что это за оружие.

«День становится всё замечательнее, не правда ли?» — оскалилась Мисато.

«Цель меняет форму!»

Кацураги резко перевела взгляд на видеоизображение Ангела — и от увиденного уронила челюсть. С невероятной скоростью и гибкостью, без каких-либо видимых сочленений Рамиил превращался в причудливую конструкцию. Оголив своё ядро, основное тело разделилось на четыре висящие в воздухе тетраэдрические части, две из которых смотрели вверх и вниз, остальные — влево и вправо. Они сложились под малым углом в сторону «Евы-01», и около сферы начала всё ярче светиться маленькая точка. Изображение снова потемнело.

Не успела Майя зачитать анализ MAGI, Мисато уже и так догадалась, что сейчас будет:

— Синдзи-кун, БЕГИ!

Пилот не замешкался, и «Ева-01» рванула со всех ног. Секундой позже из Ангела вырвался энерголуч, который по мощности и яркости в разы превзошёл предыдущий. Он с лёгкостью насквозь прошёл все здания на пути и врезался в уклоняющийся «Евангелион». Невидимый барьер биомашины под таким натиском беспомощно отступил. Синдзи застонал от боли, но продолжил попытки уклониться от луча. Всё тщетно. Щит оплавился в считаные секунды, теперь Ангел выжигал броню «Евангелиона», а пилот от изнуряющей пытки пламенем перечислял весь свой скудный матерный запас.

Где-то рядом с «Евой» сверкнуло несчётным количеством искр.

«Кабель питания оборван! Четыре минуты пятьдесят секунд работы автономному источнику энергии!»

— Аэрозольный дым и защитные сооружения, быстро! — командовала Мисато.

На протяжении всего берега Токио-3 в воздухе рванули гранаты, создавая ровную линию завесы. Но это не помогло — Рамиил продолжал точно выжигать свою цель, совсем не обращая внимания на возникшую помеху. Не помогли и попавшиеся на пути строения, в том числе поднявшиеся из-под земли заграждения — луч их прорезал, словно скальпель, потеряв в своей энергетике незначительно.

«Это не лазер! — стиснула зубы Кацураги. — Какой-то грёбаный ромуланский дизраптер[38]!»

— Повреждения «Евы-01» критические! — докладывала Майя. — Внешняя броня полностью оплавилась! Температура внутри капсулы резко повышается!

— АТ-поле? — Мисато наблюдала, как луч срезал целый сорокаэтажный небоскрёб, и он, медленно сложившись как карточный домик, рухнул, словно под ним внезапно образовалась чёрная дыра. Пыль и дым застелили всё в радиусе сотен метров, сделав большинство камер наблюдения бесполезными.

— Функционирует на полную мощь!

— Так какого хрена оно не помогает?!

— Если бы не АТ-поле, — вклинилась Акаги, — «Ева-01» уже бы сгорела дотла.

Глаза Мисато забегали по голографической карте, стараясь найти наиболее безопасный путь отхода для Синдзи, ибо этот бой проигран вчистую.

Почти все шахты, находящиеся рядом, мягко говоря, гибельны. Пока подъёмник поднимется, пока «Ева-01» в нём закрепится, пока уедет вниз — к тому моменту внутри капсулы будет бульон из пилота.

— Синдзи-кун, отступай как можно быстрее на северо-восток, в район Отоме, к шахте К-14! Там тебя прикроет склон вулкана!

В ответ Синдзи выкрикнул что-то нечленораздельное и, спотыкаясь, понёсся к назначенному месту. Из-за плотного дыма нескольких обрушившихся строений он то и дело врезался в здания, но путь свой под нестерпимым энерголучом продолжал стойко.

— Авиации немедленно произвести бомбометания!

Мисато понимала бессмысленность данного действия, но, если Ангел хотя бы на секунду отвлечётся, это уже победа.

Практически сразу рядом с макушкой Рамиила разорвалось множество высокоточных бомб-хлопушек, сброшенных с истребителей-бомбардировщиков, а воздух прочертила яркая линия — характерная работа «бородавочников»[39]. Но всё это беспомощно шмякнулось о золотистый барьер Ангела, так и не преодолев его. И, подтверждая самые скверные мысли майора, цель даже не чихнула, дальше продолжая превращать «Еву-01» в уголёк.

«Второй заход будет с более мощными бомбами, — отмечала про себя Кацураги, — но помогут ли?»

Под действием множества введённых обезболивающих и наркотических веществ Синдзи натурально рычал, почти ползком уходя за вулкан. Ещё один рывок из последних сил — и луч беспомощно врезается в склон, поджигая всю тамошнюю флору с фауной. Парой секунд позже Ангел прекратил атаку и снова застыл на одном месте, словно подумывая, чем на этот раз всех удивить. Пилот же решительно не собирался выяснять, какого цвета кролика вытащит Рамиил на этот раз, и направил пошатывающуюся «Еву» к открывавшейся шахте.

Только Мисато хотела вздохнуть с облегчением и заслушать рапорт научников обо всех повреждениях «Евангелиона» и ранениях пилота, как Ангел снова начал видоизменяться.

«Цель меняет форму!»

— Синдзи, беги! — не стала она уточнять, что там затеял Рамиил в этот раз.

И пилот не стал мешкать, изо всех сил стараясь дотащить оплавленную и дымящуюся биомашину до платформы.

Не мешкал и противник, который принимал очередную чудаковатую конфигурацию: в форме лежащего на боку кристаллического тюльпана, вместо рыльца которого находилось ядро, а перед ним в воздухе раскручивались пять относительно маленьких тетраэдрических фигур.

— Быстрее! — выкрикнула Мисато, когда «Ева-01» уже подсоединялась к подъёмнику шахты. Но Синдзи не успел. Экраны словно погасли: их пронзила толстая белая линия. На самом деле это был настолько мощный энерголуч, что он выжег склон холма насквозь и ударился об «Еву-01». Разрушительная ударная волна разлетелась во все стороны, сдувая маленькие строения и автомобили, словно шквалистый ветер осеннюю листву. В радиусе десяти метров от шахты всё резко полыхнуло жадным огнём, с невероятной скоростью перекидывающимся с одного квартала на другой.

Синдзи на этот раз не выдержал и закричал во всю глотку.

— Почему он ещё там?! — рявкнула майор.

— Подъёмник оплавился, — нервно отчитывался один из операторов, — механизм заклинило!

— Отстрелить противовес!

Платформа немного качнулась и погрузила «Евангелион» под землю по колени, но в итоге биомашина так и осталась стоять под мощным энерголучом. Нагрудная броня оплавилась настолько, будто её вовсе забыли установить, а сама «Ева-01» напоминала обугленный остов.

— Не помогает! Посторонние объекты в шахте!

— Чёрт… Синдзи, убирайся оттуда!

В ответ только агония пилота, который метался в ложементе от нечеловеческой боли. Он лишь кричал: «ПОМОГИТЕ!» С учётом того, что LCL в капсуле уже сильно бурлила, — Синдзи заживо варился.

«Критические повреждения „Евы-01“! Все слои нагрудной брони оплавились, ядро оголено! Системы отказывают!»

— Сбросили синхронизацию до нижнего предела — десяти процентов! — проговорила Акаги. — Ниже нельзя — АТ-поле пропадёт!

— Катапультировать! — тут же приказала Кацураги.

— Никак нет, капсула не успеет отстрелиться прежде, чем исчезнет АТ-поле, — и тогда…

«Состояние пилота критическое!»

Слышались душераздирающие вопли Синдзи, иногда среди них можно было расслышать просьбу о помощи и мольбы о пощаде. Тройка операторов застыла от осознания происходящего. Хьюга и Аоба быстро пришли в себя и начали искать решение возникшей проблемы. У Ибуки же в горле встал ком, и она еле сдерживала себя, чтобы не пролить слёзы. Отвлекали её от дурных мыслей только приказы Акаги.

Мисато с круглыми глазами глянула на всё ещё сухого на эмоции Гендо. Сглотнула от ужаса, что отец может так холодно наблюдать агонию своего единственного сына. Обернулась, чтобы посмотреть на суетившихся операторов, которые пытались помочь Синдзи хоть чем-то: кто-то бился над решением проблемы с подъёмником, кто-то банально поддерживал жизнь пилота сочетанием различных стимуляторов и изменением свойств LCL. Но так долго продолжаться не могло — ещё минуты две, от силы три, и Синдзи испытает болевой шок. Отчего произойдёт рассинхронизация с «Евой», снятие АТ-поля… и всё.

«Должен быть выход! — не унималась Мисато. — Всегда есть выход! Думай

Обстрелять Ангела из всего, что имелось, — не вариант. Его АТ-поле настолько сильное, что пробить даже N2-бомбой вряд ли удастся. Тем более RAZER-3 войдёт в зону поражения только через пару минут, а там они или вытащат Синдзи, или для него уже всё будет поздно. Что уж говорить про разрушения в Токио-3.

«Думай!»

Потребовать у Акаги поднять уровень синхронизации и ещё больше обколоть наркотой Синдзи, чтобы он смог переместиться дальше за склон? Не вариант, нервная система пилота просто не выдержит, он и так накачан стимуляторами сверх допустимого.

«Думай!»

Мисато тяжело выдохнула.

Со следующим вдохом попыталась выровнять дыхание и мыслить рационально. Ангел не отвлёкся на атаку с воздуха наверняка потому, что истребители-бомбардировщики, чтобы обезопасить себя, наносили удары с максимально допустимой дистанции. На такой дистанции, при которой этот хренов луч тупо не достаёт.

«Думай».

Если отвлекать Ангела, то чем-то, что будет стрелять вблизи. БПЛА? Не вариант, слишком скудный и маломощный боезапас — чёртова тварь даже не обратит внимания.

На языке Мисато вертелся неприятный ей ответ: приказать экипажам танков открыть огонь. И вот тут в полный рост встаёт моральная дилемма: если Рамиил всё же обратит на них внимание, то взамен одной оборвутся сотни жизней солдат, имеющих дóма семьи — жён, детей… Только ради того, чтобы дать маленькое окно во времени и с неясным результатом катапультировать Синдзи. Как командир, она должна быть готова к такому решению и принятию на себя всего груза ответственности. И это единственный видимый ей на данный момент выход. Однако пока ещё есть немного времени…

«Думай».

Акаги с Майей в этот момент судорожно просчитывали какие-то варианты вместе с MAGI. Даже у суперкомпьютеров предложений не было, кроме как продлить на пару минут агонию пилота. Тем самым просто оттянуть неизбежное.

«Думай».

Хьюга вместе с Аобой о чём-то лихорадочно спорили на повышенных тонах, отдавая порой противоречивые команды операторам второго звена. Те из-за этого действовали медлительно и ошибочно. Если верить одному из крупных мониторов — они удалённо пытались что-то сделать с предательскими тормозами на подъёмнике, автоматика которых по какой-то совсем фантастической случайности решила, что противовес оборвался из-за повреждений в шахте посторонними предметами, а не намеренно отстрелен по команде из комцентра.

«Бинго!»

Чтобы убедиться в осуществимости своего замысла, Кацураги глянула на состояние АТ-поля «Евы-01», которое было полностью сфокусировано в одной точке перед лучом Ангела и ничего больше не прикрывало.

— Всем боевым единицам, — громогласно объявила Мисато, — огонь по шахте К-14!

— Но там же «Ева-01»! — выкрикнула Акаги.

— Выполнять!

— Чего рот раскрыли, оглохли?! — гаркнул Хьюга, и все операторы начали судорожно передавать координаты союзным войскам.

Через всего какой-то десяток секунд над «Евой-01» начали рваться сверхмощные бомбы, ещё через какое-то время вся местность озарилась вспышками от крупнокалиберных снарядов артиллерии, стиравших весь квартал с лица земли. В какой-то момент шахта вместе с «Евангелионом» скрылись за разрывами и дымом. Даже до комцентра доносились приглушённые звуки и дребезжание от разрывов — настолько плотный вёлся огонь.

Ещё какая-то пара десятков секунд нескончаемого огня — и энерголуч резко дёрнулся вниз, врезавшись в землю. Мигом позже Ангел прекратил атаку и трансформировался в свою первоначальную форму октаэдра, вернув себе монолитность и величественность. Будто ничего и не было.

«Цель прекратила атаку!»

«„Ева-01“ вместе с обломками платформы рухнула в шахту К-14!»

Две хорошие новости одновременно — слишком жирно для такого чёрного дня.

— Немедленная рассинхронизация! — командовала Акаги, непривычно на повышенных тонах. — Начать в три шага доплеровское охлаждение LCL!

«Пилот потерял сознание!»

Затаив дыхание, Кацураги наблюдала, как на мониторах выводится изображение развалившегося в беспамятстве красного как рак Синдзи. Его тело обвисло в ложементе, лицо безмятежно, изо рта тянулась слюна… Всё это ни о чём хорошем не говорило.

На другом мониторе были видны груды обломков, в которых затерялся дымящийся «Евангелион», начисто лишённый грудной брони. В остальных местах она или обуглена, или оплавлена. Объединяло все части то, что везде были следы осколочно-фугасного воздействия — натуральное решето. А тем временем техники в жаростойких костюмах уже облепили «Еву» и поливали её спецсредствами.

— Снять ионизацию, системы жизнеобеспечения перевести в реанимационный режим!

— Состояние пилота критическое, — голос Майи дрогнул, — пульс нитевидный!

— Два кубика адреналина, массаж сердца по моей команде! — Рицко помедлила, пока контактный комбинезон вколет своему хозяину очередную порцию стимулятора. — Разряд!

Тело пилота слегка дёрнулось, но сам он в сознание так и не пришёл. Мисато боялась, что если его не убил Ангел, то химия, введённая в Синдзи в бесчисленном количестве, точно вызовет острую интоксикацию и окончательно добьёт.

— Есть пульс!

— Извлечь капсулу! Экстренный сброс LCL!

— Спасательную бригаду туда! — ногтями вцепилась Мисато в спинку кресла Хьюги, следя за состоянием пилота. — И в аппарат его, живо!

 

 

Глава 38. Операция «Ясима»

 

— На данный момент, после двух неудачных попыток пробить броневые плиты, цель зависла прямо над штаб-квартирой, в районе квартала Фукаёши, — отчитывался Хьюга, — и бурит поверхность неизвестным вибрационно-акустическим устройством в целях достижения Геофронта.

— И даже не постучится? — откликнулась Мисато. — Каков нахал.

В совещательной комнате, вокруг стола со встроенной интерактивной картой, собралось для разработки плана всё высшее руководство «NERV-Япония», причастное к нейтрализации Ангела. За исключением разве что самого командующего и его зама: Икари отбыл в штаб-квартиру ООН, чтобы просить содействия членов Совета Безопасности, тогда как Фуюцки отправился в Мацумото на встречу с премьер-министром.

Стол за почти что полчаса успели захламить отчётами, личными планшетами и ноутбуками, кружками с кофе и банками с энергетиками. Все прекрасно понимали, что, пока не будет разработан план, никто отсюда не выйдет. И многие не исключали вероятности, что они здесь останутся навсегда.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.97.49 (0.033 с.)