ТОП 10:

Глава 15. Фазовая синхронизация



 

Синдзи

— Мы начинаем вторую стадию обучения, Икари-кун, — сообщила лейтенант Ибуки пилоту. — Приготовься к визуализации.

— Хорошо, — прозвучал отстранённый ответ.

Синдзи находился в «Еве-01», которую расположили в одном из специализированных ангаров. В комнате управления трое операторов и несколько научных сотрудников следили за ходом синхронизации и обучения пилота, глядя в бесчисленные графики и данные, отображавшиеся на мониторах. Традиционно всеми дирижировала доктор Акаги.

— Загружаем симуляцию нападения Ангела, сценарий номер два, — отозвался длинноволосый оператор, на бейдже которого значилось «Лейтенант Аоба Шигеру». — Твоя задача — избегать атаки, укрываясь на местности.

— Тем самым мы проверим, насколько ты хорошо выучил расположение всех кабелей и контейнеров с оружием в юго-западных окрестностях Токио-3, — добавила Майя.

— И поехали, — дала старт тесту Акаги.

Симуляция боя началась, Синдзи как будто очутился в очень дорогом аттракционе с использованием «Евы-01». Даром сегодня выходной, а точнее, юноша решил просто прогулять школу и отвлечься в мегакрутом симуляторе на радость доктору Акаги. Разве что в играх не надо сидеть в контактной капсуле и LCL, а также испытывать ощущения и даже боль, которые имитировались во время симулирования. Конечно, они были многократно притуплены в сравнении с настоящим боем, но всё равно вызывали дискомфорт.

— Икари-кун, ты уже привык к контактному комбинезону? — спросила глава научного отдела. — Как ощущения?

— Да, — послышался неуверенный ответ. — Паршивые, чувствую себя обнажённым.

Сам по себе контактный комбинезон был очень функциональным, и Синдзи практически сразу понял, что он может облегчить сражение не один раз, а то и спасти жизнь. В нём и полуавтоматическая первая помощь заложена, и материалы подобраны таким образом, чтобы выдерживать почти любые перегрузки. Но в комбинезоне было неуютно — он сильно облегал. А иногда казалось, что кровь внутри пилота стала течь несколько иначе, как будто бело-синий комбинезон способен по необходимости где-то ускорять, а где-то замедлять её поток.

— Ну как он? — вбежала в комнату управления запыхавшаяся Мисато.

Жестом она показала, чтобы никто не отрывался от своих обязанностей, и направилась к Хьюге, который был занят у одного из терминалов управления.

— О, неужели явились! — ядовито заметила Рицко, но майор пропустила колкость мимо ушей и прильнула к уху своего заместителя:

— Крот поползла рыбачить, — проговорила она шёпотом, чтобы никто их не услышал, — но сама заглотила наживку.

Доктор Акаги, явно недовольная, что её проигнорировали, оторвалась от монитора с данными:

— Майор Кацураги, хочу вас уведомить, что уровень синхронизации у пилота «Евы-01» упал с усреднённых значений в пятьдесят семь процентов до пятидесяти трёх.

— Кхе-кхе, так ты уже всё прознала, — примиряюще улыбнулась Мисато, отойдя от Хьюги. — Ну, подрался — с кем не бывает, ничего страшного.

— Ничего страшного?! Куда вообще смотрит Второй отдел? — негодовала Акаги.

— Ну-ну, будет тебе, — всё ещё улыбчиво Мисато успокаивала свою подругу, — я рекомендовала не сильно лезть в его жизнь, чтобы не навязываться и у него было личное пространство. — Она запнулась на секунду. — Микрофоны-то выключены?

— Выключены, майор Кацураги, — подтвердила Ибуки.

Мисато с облегчением вздохнула и подошла к бронестеклу, за которым открывался вид на гигантский ангар. В нём легко уместилась «Ева-01» в полные свои сорок метров в высоту. Последний бой оставил царапины и вмятины на многослойной броне, выкрашенной в фиолетовый цвет. На памяти Мисато «Евангелионы» — первая современная боевая техника, которым камуфляж противопоказан. Из-за того, что какая-либо маскировка таких гигантов бессмысленна, окрас биомашин специально подобрали таким образом, чтобы союзные войска их могли легко отличить друг от друга на больших дистанциях и с высоты птичьего полёта.

— Просто у Синдзи есть некоторые проблемы с общением, и если мы будем его под ручку таскать везде, всюду и всегда, то он совсем замкнётся и не сможет сам находить общий язык с людьми, — пожала плечами Мисато, — а это ведёт к депрессии, отказу что-либо делать… и тогда мы лишимся пилота в конце-то концов.

— Но драка, Кацураги, чем это ему поможет? — продолжила напирать Акаги. — Мы по данным видим, что сейчас его психологический фон в смятении.

— Драка тоже опыт, — заметила майор, — сегодня подрался, завтра помирился, нашёл друзей — это жизнь. Пусть учится, а мы его подтолкнём в нужном направлении. Мне наш мозгоправ подсказал несколько отличных советов, и большинство из них прекрасно сработали.

— Лучше своди к доктору О’Брайану Икари-куна, чем играть в сломанный телефон. Он же высококлассный специалист и сам найдёт подход к мальчику.

— О нет, мы с О’Брайаном пришли к выводу, что так только потеряем его доверие и все те маленькие завоевания рассыплются к чёртовой матери. Как ты и сказала, доктор суперспец, и идея стать старшей сестрой принадлежит именно ему.

— «Старшей сестрой»? — хмыкнула блондинка, сунув руки в карман. — Смотри, чтобы Нобуо не приревновал, а то его как раз родная сестра забросила.

— Заткнись! — колкость со стороны подруги ударила прямо в сердце Мисато.

— Между делом, как он поживает?

— Да всё с ним нормально, — отмахнулась майор, — наконец-то женился на Сэнне, она на втором месяце.

— Как чудесно! — искренне порадовалась Ибуки, на секунду оторвавшись от экранов.

— Ага, надо будет их как-нибудь поздравить, — добавил Хьюга.

— Младшенький тебя обогнал, Мисато, — Рицко ещё раз кольнула свою подругу, — не завидуешь?

Та лишь скорчила рожу и высунула язык. Доктор Акаги демонстративно ухмыльнулась и хотела добавить «Никуда ты не денешься из клуба одиноких сердец, так что заводи кота», но посчитала это не очередной подколкой, а ударом ниже пояса. Да и вспомнила, что у подруги есть питомец даже получше, чем просто кот, — целый пингвин.

— Вернёмся к нашим баранам, — Кацураги увела разговор в удобное русло. — Чем быстрее Синдзи научится находить подход к людям, тем раньше станет увереннее в себе, и его этот ваш фон будет стабильным, что бы с Синдзи потом ни случалось.

Мисато всё ещё с опаской вглядывалась в «Евангелион». Биомашина весом чуть более килотонны была надёжно зафиксирована по новым регламентам безопасности, которые пришлось вырабатывать после инцидента с «Евой-00». Но всё равно оставалось чувство тревоги, ведь если повезло в прошлый раз и отделались без особых жертв, то никто не гарантировал, что так же повезёт и в следующий раз.

— Дилемма дикобразов? — подметила Рицко.

— Дико… это такие с иголками?

— Они были распространены до Удара, — заметил Аоба, — почти вымерли.

— А…

— Суть в том, чтобы знать, на какую дистанцию сблизиться с человеком, чтобы не сделать больно друг другу, — пояснила Акаги.

— Ну да, что-то в этом духе, — щёлкнула пальцем Мисато. — Я вообще была удивлена: Синдзи думал, что я его теперь запру в Геофронте и никуда не выпущу. Я вроде не похожа на деспота, — развела она руки.

— Да неужели? — съязвила Акаги. — А вообще хорошая идея. Пилотам сейчас незачем заниматься чем-то лишним.

— А вот здесь ты не права, подруга, — не согласилась Кацураги. — Если Синдзи будет под постоянным надзором и не знать ничего, кроме тренировок, тренировок и ещё раз тренировок, он сломается, и будь уверена, что скорее рано, чем поздно. Я достаточно повидала в Китае с автоматами наперевес сломанных детишек, которые не видели ничего, кроме жестокости, убийств и войны. Они без колебания убивали людей за сущие пустяки, — майор покачала головой. — Печальное зрелище.

— Хочешь сказать, что даже после драки и вскрытия факта его пилотирования «Евы-01» он и дальше должен посещать школу?

— В общем да, здесь я так или иначе согласна с командующим. Иначе мы через полгода получим совсем свихнувшихся детишек, которых придётся сажать на антидепрессанты. Повторюсь: я такого дерьма навидалась и не хочу его повторения здесь, у нас.

— Мне тот паренёк, Ксу звали, до сих пор в кошмарах снится, — вспомнил былое Хьюга, не отводя взгляд от экрана монитора. — Чёрт его возьми, я так и не могу понять, зачем он это сделал…

— Мозги у него закоротили, и крыша помахала ручкой. А теперь представь, если что-то подобное случится с нашими ребятами во время пилотирования, — голос Мисато был зловещ. — У Ксу были всего-навсего АК, два рожка да нож. А у этих — «Евангелионы». Чуть что — нам устроят локальный экстерминатус.

— Бр-р, надеюсь, до такого не дойдёт.

— Что за паренёк? — заинтересовалась Ибуки.

— А, — отмахнулась Мисато, — лучше не спрашивай, забудь.

— Но мне уже интересно, — упорствовала оператор.

— Эта история точно не для твоих ушей, — настаивала майор и резко перевела тему разговора: — Кстати, ничего не слышно, как там наш командующий в столице?

— Если ты про результаты переговоров с премьер-министром, то пока нет известий, — ответила Акаги.

— Бьюсь об заклад, — подал голос длинноволосый оператор, — как минимум перевооружение энергоинфраструктуры в соседних префектурах он выбьет во что бы то ни стало — сейчас у нас каждый ватт будет на счету после ввода «Евы-00» в эксплуатацию.

— Будь уверен, Аоба, командующий и не только это выбьет, — вторил ему Хьюга.

— Это уж точно, — усмехнулся тот, — было бы хорошо, если бы нам выдали пару бригад Сил самообороны в качестве поддержки.

— И лучше как можно скорее, — сказал Макото, — чтобы успели пилотов натаскать в совместных манёврах.

— По опыту немцев, — заметила Мисато, — проблема не только и не столько в пилотах, сколько в грамотном обеспечении и прикрытии энергокабеля, особенно от дружеского огня. Так что по большей части скорее войска надо натаскивать на совместные манёвры с «Евангелионами». Кстати, насчёт «проводочка», — она снова прильнула к микрофону: — Синдзи-кун, не тормози — следи за кабелем! Да, это гигантская бандура, которая и автомобили разнесёт, но даже он запутается в зданиях. Переподключайся к другим штекерам, их на местности натыкали в больших количествах не просто так, балда ты наша.

— Хорошо, — внял советам пилот и подошёл к ближайшему разъёму. Благо проворно подключить новый кабель не составляло проблем — вилка чем-то походила на пистолет с автозаправки, тем самым облегчая подсоединение к спине. В этом нехитром устройстве даже было что-то символическое.

— Чётко и быстро. Молодец, можешь, когда хочешь, — майор отошла от микрофона с чувством выполненного долга.

— Отмотаю тему разговора назад, раз уж зашла речь про энергопотребление, — вклинилась доктор Акаги. — Русские дали слово форсировать работы по плавучей АЭС и обещали её пришвартовать через три недели у Одавара — там как раз достроили инфраструктуру.

— Значит, у нас через месяц не будет проблем с затратами энергии, — подвела итог Кацураги. — Хоть что-то хорошее.

— Хорошее? — съязвила Рицко. — Ты что, не слышала, что Россия собирается внести в Совет Безопасности резолюцию, при которой в одной стране не может находиться одновременно более трёх «Евангелионов»?

— Что-то такое припоминаю, но как-то не думала, что они всерьёз.

— Да, вот только недавно в новостях было, — подтвердил Аоба. — Похоже, они хотят оставить строящийся «Евангелион» себе.

— Зачем он им? — нервно усмехнулась майор. — Какой прок от «Евы» как вооружения? Даже если использовать тактику «Евы» с её АТ-полем как прикрытие для сухопутных сил — это малоэффективно. Кабель далеко не потянешь на реальном театре военных действий. Любая армия крупной державы размажет «Евангелион» тонким слоем.

— «Еву» можно ещё использовать как стационарный зонтик от воздушной угрозы, — заметил Хьюга.

— А русским зачем пятое колесо? У них и так лучшее ПВО в мире, а «Ева» обеспечит зонтик над совсем мизерной площадью в сравнении с их системами, да и ещё сожрёт кучу энергии. Цена/эффективность где-то около нуля болтается. — Кацураги ещё немного подумала. — С учётом того, что с нами они резолюцию не составляли, остаются только какие-то подковёрные игры с американцами.

— Может, их интересуют технологии? — справедливо заметила Ибуки.

— Все технологии, которые они могли воспроизвести, и так передали, — Акаги была непреклонна, — а остальные не поддаются реверс-инжинирингу, в том числе то, что касается АТ-поля.

— Это то, о чём я думаю? — Ибуки слегка похлопала себя по шейным позвонкам.

— Да, это то, о чём ты думаешь, — подтвердила Рицко. — Как бы там ни было, резолюцию они подали, в понедельник будет голосование.

— И оно с треском провалится, — предсказала Мисато. — Думаю, командующий и это обсудил с премьер-министром, и Япония её заветирует. Лучше бы Россия побеспокоилась о программе Jet Alone — война с Ангелами рано или поздно закончится, а с этой системой всем потом жить.

— Мне кажется, русские ведут свою игру, — Аоба разминал шею, — они дали вымазаться фекалиями американцам в создании прецедента с Jet Alone, а сами потом заявятся, словно рыцари на белом коне. Геополитика-с, ничего нового под луной между этими двумя давними «любовничками».

На экранах высветились сообщение, что пилот завершил испытание. Операторы заметили, на радость глав научного и оперативного отделов, что Синдзи, даже несмотря на плохую психологическую форму, закончил с лучшими результатами, чем при прошлой синхронизации тремя сутками ранее.

— Хорошая работа, Икари-кун, — оживилась Ибуки. — Здесь мы закончили. Сейчас запустим симуляцию атаки Ангела на Токио-3. Сценарий номер четыре.

— Хорошо, — по-прежнему меланхолично ответил пилот.

— Синдзи, попробуй применить приём, о котором я тебе рассказывала вчера, — майор прильнула к микрофону у Хьюги, — используй оборонительные здания, помеченные маркером как укрытия. И не забывай, что длинными очередями из винтовки стрелять нельзя — ствол долго не выдержит. Стреляй короткими.

— Хорошо, Мисато-сан, — глухо отозвался юноша, — прицелился и нажал на курок. Как в «контру».

— Я тебе, блин, дам Counter-Strike! У тебя в руках будут не пиксели, а реальная винтовка с модернизированным стомиллиметровым корабельным орудием от корвета. Будь с ней поласковее.

— Хорошо.

— Вот и молодец, — она отключила микрофон и отошла.

На экранах вспыхнули сообщения о начале нового теста, а на видеоизображении с разных ракурсов обстановка сменилась на ночную.

— Кофейку! — потянулся Аоба и встал со своего места. — Кому-нибудь ещё заварить?

— Буду благодарна, — подняла руку Майя. — Мне латте.

Оператор под заверения Макото, что тот его, если что, прикроет, отошёл в соседнее помещение, где находилась кофеварка.

— Ох, Counter-Strike… — вспомнила былое Кацураги. — Как-то в тринадцатом году мы сидели у американцев на базе Футенма в режиме полной боевой готовности в течение почти трёх суток — никто не знал, когда нужно будет лезть в пекло Ханчжоу, но знали: чуть что — каждая секунда на счету. — Мисато полностью увлеклась рассказом. — И вот мы сидим, незнакомы друг с другом, все на иголках. Слово за слово, и наши начинают американцам припоминать всякое, американцы бравируют, мол, они настоящие бойцы, а мы так — бумажная армия… В общем, как бы офицеры и сержанты ни старались, но дисциплина реально начинала хромать.

— Майор Кацураги, прошу, — взмолился Хьюга, приложив ладонь к лицу, — не напоминайте…

— Нет-нет, погоди, Макото, — она явно хотела дорассказать историю.

Все уже навострили уши, ожидая продолжения очередной байки майора. Только Акаги закатила глаза, ибо она этих историй, порой бредовых и нелепых, наслушалась на всю жизнь вперёд.

— И что же было? — спросила заинтригованная Ибуки — ей всегда были интересны подобные рассказы.

— Так вот, — продолжила Мисато с горящими глазами, — трое суток торчать на базе безвылазно — это слишком. В общем, американцы притащили откуда-то кучу компьютеров, Макото их все соединил в сеть, и мы устроили чемпионат по Counter-Strike!

Заместитель Кацураги негодующе провыл, но та и не думала останавливаться.

— Представьте себе ситуацию: ангар, где-то рядом «Геркулесы», готовые сорваться в любой момент, духота, кондиционеров нет, в воздухе вонючий пот нескольких дюжин элитных бойцов США и Японии, которые сидят в полной боевой экипировке. А это, напоминаю, бронежилет и другие средства индивидуальной защиты, разгрузка, забитая магазинами, гранатами и чёрт знает ещё чем, ко всему прочему винтовка, пистолет, пара ножей, — протараторила майор на одном дыхании. — И вот вся эта элита перемешалась на несколько команд и уткнулась в компьютеры, упорно строча по клавиатуре да щёлкая мышкой, выкрикивая что-то матерное и нечленораздельное в адрес друг друга.

— Во имя всего святого, это же и так стыд и позор, зачем ещё преувеличивать?.. — продолжал молить Хьюга.

Мисато отчего-то передёрнуло. Женщина прикрыла глаза и вспомнила лица своих людей — сразу всплыли в голове имена, клички, хобби каждого, манера поведения. Она до сих пор не забыла даже самых маленьких деталей. Чаще других вспоминалось лицо совсем зелёного и неунывающего пацана Араки, который очень быстро стал душой компании. Казалось, он далеко пойдёт, ибо схватывал на лету, сам рвался в бой. Но без фанатизма, а очень обстоятельно, можно сказать, хладнокровно подходя к выполнению приказа. И ведь надо было ему найти столь глупую и бесславную смерть… Что самое несправедливое во всём этом — один из виновных в трагедии Араки сейчас пребывает в хорошем состоянии и травит байки. В каком-то смысле ей даже стало противно.

— И кто же победил? — Ибуки уже отвлеклась от показаний на мониторах, за что получила выговор от своего сэмпая.

— Можно покороче, Кацураги? — недобро попросила Акаги. — И самую суть, если она есть.

— Без проблем, — пришла в себя Мисато, вернув своему лицу и голосу беспробудный оптимизм. Но в сердце всё ещё давило. — Победил штаб-сержант Хигс, который приехал на пожарной машине и всех нас облил очень-очень сильной струёй горячей воды.

— Позвольте уточнить — это был кипяток, — поправил Хьюга.

Послышалось тихое хихиканье Майи и нескольких сотрудников. Вошедший Аоба c кофе удивлённо посмотрел на коллег.

— Я что-то пропустил? — спросил он, ставя один из стаканов рядом с Ибуки. Та его поблагодарила и незамедлительно принялась поглощать бодрящий напиток.

— Нет, ничего такого, — заверил Макото напарника, который вернулся на своё место.

— И в чём мораль, майор Кацураги? — язвительно спросила Рицко.

— Мораль в том, доктор Акаги, — Кацураги наставительно покрутила палец в воздухе, — что этот маленький спонтанный event поднял боевой дух, а также наладил связи между двумя совершенно разными подразделениями, которые ранее друг с другом не сталкивались и не взаимодействовали. А что самое важное — в итоге укрепил дисциплину.

— А теперь извольте экстраполировать на нашу ситуацию.

— Синдзи и Рей, — щёлкнула пальцами Мисато, — они вообще не общаются друг с другом, ни в Геофронте, ни в школе, насколько я знаю от Второго отдела. А им необходимы доверительные отношения, особенно если в бою с Ангелом что-то пойдёт не так. А во время реального боя всегда всё идёт не по плану, хоть распланируйся на все случаи жизни. Они должны понимать друг друга с полуслова.

— Предлагаете их посадить за компьютерную игру? — снисходительно спросила её подруга. — Я тебя умоляю. Икари-куна — может быть. Но Аянами подобное не интересует.

— Нет-нет, игры — это зло. Хорошее и интересное, а иногда даже необходимое, но всё же зло. Я знаю сама, — следующее она буркнула себе под нос. — У одной маленькой рыжей демонессы надо будет всё отобрать, когда она сюда прибудет…

— Кстати о рыжей, точнее о её кураторе, — Акаги ехидно улыбнулась. — Как там… он?

— Я почём знаю! — внезапно взъярилась Мисато. — Да чтоб он там провалился и не приближался к Японии на расстояние выстрела!

— Да ладно, вы даже ещё ни разу не общались? Письма там?

— Да кому он нужен, этот небритый чёртов бабник! — язвительности в словах Кацураги было более чем много.

— Вот как?

— Вот так!

— А он по тебе скучает, Мисато, — улыбнулась Рицко.

— Ха-ха, как смешно. Раз ты с ним так хорошо общаешься, передай ему, что при первой же встрече я его пристрелю, — Кацураги похлопала по кобуре с пистолетом.

 

 

Глава 16. Hrist

 

Чих был настолько громким, что небритый мужчина с небрежно убранными в хвост волосами привлёк к себе внимание всех офицеров, собравшихся в импровизированном полевом штабе. За тентом слышались лязг гусениц, звуки мощных дизельных двигателей тяжёлых боевых машин, стрёкот вездесущих вертолётов. Брифинг уже подходил к концу, а время неумолимо приближалось к четырём часам ночи. Тусклые лампочки кое-как освещали армейскую карту.

Прозвучали последние приказы на немецком языке, и все разошлись по своим местам. Действо вот-вот начнётся.

Глубоко зевнувший мужчина в офицерской форме NERV направился вслед за длинноволосой рыжей девушкой, которая надела лёгкую куртку поверх красного контактного комбинезона и резиновые сапоги. На улице была мерзкая слякоть после проливного дождя и выл промёрзлый ветер: несмотря на приближение лета, ночи нынче стояли холодные. Мужчина снова громко чихнул.

— Hast du dich wirklich erkältet?— по-немецки спросила девушка, усмехнувшись. — Ich meinte, du hast dich schon lange her bei uns zulande akklimatisiert[10].

Alles in Ordnung[11], — мужчина улыбнулся и закурил. Не успел он сделать вторую затяжку, как девушка вырвала сигарету и бросила куда-то вдаль.

— Wie oft hab' ich gesagt — in meiner Gegenwart nicht rauchen![12]

— Ja-ja[13], — вздохнул куратор красного пилота. — Кстати, опять забываем практиковаться на японском. Как он у тебя?

Рыжая улыбнулась и резко вытянула руку с поднятым большим пальцем.

— Отлично! — с несильным немецким акцентом ответила она. — Правда, ваши закорючки мне сложно даются, но с разговорным — нет проблем.

— Это хорошо.

Он поднял голову, надеясь увидеть звёзды, но, кроме тусклого света луны, за тучами ничего не проглядывалось. Не успев ругнуться, мужчина почувствовал, как на его лицо начали падать редкие капельки дождя. «Только этого не хватало».

Они прошли мимо ряда орущих на всю округу шестидесятидвухтонных машин. От их массы земля под ногами содрогалась, а свист полутора тысяч сильных дизельных двигателей перекрывал даже крик. Воистину, бронекулак Бундесвера — мощь в чистом виде.

Девушка искренне наслаждалась моментом и махала на удачу танкистам, которые высунулись из машин в положении по-походному. Кто-то ей отвечал тем же, кто-то отдавал честь — в своей стране она знаменитость. Очередные танкисты ей свистнули, и, приняв вызов, пилот покрутилась на одном месте, будто танцуя под музыку. Она без стеснения выставляла напоказ свои завидные формы, которые облегающий красный контактный комбинезон только подчёркивал. Сейчас девушка себя представляла позирующей фотомоделью Victoria’s Secret, отчего получала немало удовольствия. Жалела только о том, что рядом не было профессионального фотографа, работы которого опубликовали бы в ведущих мировых газетах и журналах, а потом распространили бы по всему интернету. «Скоро, совсем скоро так и будет!» — обещала она сама себе.

Тем временем проезжающие мужчины одобряюще засвистели пуще прежнего. Девушка, поймав кураж, уже было начала, прикусив нижнюю губу, соблазнительно расстёгивать свою курточку. Но её вовремя остановил и потащил в сторону за воротник куратор, на лице которого читалось «Хватит обезьянничать». Она мило посопротивлялась, но только для вида.

— «Hrist»! — что есть сил выкрикнул её позывной командир очередного проезжающего «Леопарда». — Was ist aber mit uns, Leutnant?[14]

Пилот незамедлительно отправила ему воздушный поцелуй. Тот с довольным лицом подыграл и сделал вид, что поймал драгоценную посылку.

Батальон танков передислоцировался согласно плану.

Оставалось всего двадцать минут до начала ночных манёвров.

— Wieder schon Manöver, Manöver… Die Schnauze ist voll![15]— пилот старалась перекричать громыхание тяжёлой техники.

— Хочешь возникать? Возникай хотя бы на японском.

Она хитро улыбнулась и продолжила негодовать.

— Жду не дождусь, когда мы отправимся nach Japan[16], хочу уже реальный бой! — Вдруг она крутанулась вокруг себя. — Тогда я уж точно всем покажу, кто настоящий ас!

— Непременно, — отозвался с вальяжной улыбкой мужчина, — но сначала тебе надо будет обойти пилота «Марка-1». Говорят, у него талант.

— Dazu noch ist er das Söhnchen von «NERV-Japan»-Befehlshaber[17], — девушка презрительно фыркнула. — В отличие от некоторых, я всего добивалась сама годами. И с моим опытом ему не сравниться. Не такому, как он, красть мою славу!

— Он нейтрализовал Ангела с первого захода — это что-то да значит.

— Читала я доклад, ничего сверхъестественного, — парировала она. — Новичку просто повезло, что Ангел оказался таким ватным.

— Ну, может быть. Зато он показал сорок один процент синхронизации при первом же контакте, а позавчера было уже пятьдесят семь.

— М-м-м, — задумалась она, — и всё равно до моих семидесяти двух ему очень далеко.

— Твоя правда, — не стал спорить куратор и развёл руками, решив не уточнять, что её средний уровень синхронизации всё же около шестидесяти шести.

Они дошли до опустившейся на одно колено гигантской фигуры, ожидавшей своего пилота. Тридцатисемиметровый «Евангелион» был весь в грязи после суточного «марафона». Но даже несмотря на непрезентабельный вид и скудное освещение от прожекторов, его красный окрас бросался в глаза. «У неё всё красное…» — подумал куратор.

Девушка побежала к импровизированному подъёмнику, который её быстро доставил к контактной капсуле. «И откуда у неё столько сил берётся пилотировать так долго, почти без основательного отдыха?» Мужчина, пожав плечами, в очередной раз чихнул и достал сигарету. Закурив и сделав несколько затяжек, рассматривая исполина, куратор двинулся к наблюдательному пункту. Перекинувшись несколькими словами с тамошними высокопоставленными офицерами из Бундесвера и Пентагона, он взял бинокль. Смотря вдаль, в сторону «Евы», где всё было подсвечено прожекторами, мужчина покуривал и слушал споры военных. И если немцы прорабатывали эффективность совместных манёвров детища NERV с сухопутными силами против Ангелов, то американцы в основном интересовались вариантами силового подавления «Евангелионов». И их не только можно, но и нужно понять — в воздухе над Капитолийским холмом постоянно витает закономерный вопрос: что NERV собирается делать с «Евами» после победы над Ангелами?

Дребезжала передвигающаяся тяжёлая техника, а чуть позже добавились громкие шаги «Евангелиона», выдвинувшегося на позиции около давно заброшенной деревеньки. Тяжёлый кабель инородно елозил по земле, разрушая и снося все лёгкие сооружения. Американские офицеры вместе с коллегами из Бундесвера живо обсуждали этот изъян. Пара сотрудников «NERV-Германия» попыталась кое-что объяснить, но их, похоже, никто не слушал — военных не интересовала эффективность данного решения в борьбе против Ангелов.

Ещё несколько минут вводных — и учения начались под разъяснительные и по-военному пафосные речи комментатора из громкоговорителей.

Батальон танков вместе с выставившей вперёд руки «Евой» двинулись в условленное место. Плотным строем преодолев несколько сотен метров пересечённой местности, они попали под интенсивный огонь из ствольной и реактивной артиллерии, но благодаря развёрнутому АТ-полю ни один снаряд не достиг своей цели, разрываясь в воздухе прямо над тяжёлыми машинами.

«Das zweihundertdrittes Panzerbataillon der zwanzigersten Brigade, geschützt vom „Mark-2“, rückt ins Innere des Feindes vor. Der Gegner hat den Artillerie- und Granatwerfernfeuerstoß hereingestürzt»[18], — вещал комментатор.

Темнота очень быстро отошла, на поле боя всё засверкало, а через мгновение до наблюдательного пункта донеслись уханья от разрыва снарядов. Через пару десятков секунд по условленному противнику сорок один танк открыл ответно-встречный огонь. Тянущиеся несколько десятков трассеров вспороли тьму. Мигом позже донёсся гул залпов из танковых орудий.

«Ohne irgendwelche Verluste öffnet das zweihundertdrittes Panzerbataillon das Bekämpfungsfeuer. Dank den ausgereiften, hoch ausgelagerten Überwachungs- und Kontrolleinrichtungen vom „Mark-2“, sowie seiner Integration mit FBCB2, bekommen die Panzerbesatzungen die objektivsten Informationen, die es gestatten, genaue und vernichtende Schläge zu führen»[19].

Пролетела авиация, скинув бомбы повышенного могущества, — и все они, вполне логично, разорвались прямо над немного пошатнувшейся «Евой», не причинив никому вреда.

Мужчина в очередной раз громко чихнул и чуть не выронил сигарету.

— Да что ж такое!

Но следом чихнул ещё два раза, что аж запершило в горле. Это была не простуда, как ему казалось, ведь чувствовал он себя прекрасно. Неужели его кто-то так отчаянно вспоминает? Ему очень хотелось, чтобы в этот момент скучала она.

«Интересно, сколько раз она закурила с того времени?»

 

 

Интерлюдия 1

Приложение 87 к документу «О расследовании глобального катаклизма, произошедшего 13 сентября 2000 года», составленному специальной комиссией при Конгрессе Соединённых Штатов.

 

10.15.1998

Докладная записка на имя директора Управления разведывательного обеспечения Министерства финансов Адама Хилла.

Статус: секретно.

 

Сэр,

на данный момент в ходе проверки деятельности Международного валютного фонда (далее МВФ) в период с 1993 (тысяча девятьсот девяносто третьего) по 1997 (тысяча девятьсот девяносто седьмой) год включительно среди сотрудников организации не выявлено преднамеренных действий, которые могли бы повлечь за собой так называемый Азиатский финансовый кризис, имевший место в течение 1997 (тысяча девятьсот девяносто седьмого) года. Во время проверки установлено, что сотрудники МВФ не превышали свои должностные полномочия и не нарушали инструкции, равно как и национальные законы пострадавших стран Азиатского региона.

Однако выявлены некоторые факты, говорящие о непреднамеренном инсайдерском оповещении сотрудником независимого отдела оценки МВФ, гражданином Французской Республики Питером Кавелье [досье приложено к записке] третьего лица, некого Говарда Сандерса [досье приложено к записке], гражданина Соединённых Штатов, управляющего инвестиционной компании YouTrust Group LLC, зарегистрированной по адресу: Детройт, 48226, штат Мичиган. Распространение информации П. Кавалье, как и указано выше, не является превышением должностных полномочий и нарушением инструкций. Однако данная информация была подозрительно правильно интерпретирована и точно использована в мае 1997 (тысяча девятьсот девяносто седьмого) года во время массированной финансовой атаки на национальную денежную единицу Таиланда (тайский бат), а также 30 (тридцатого) июня, когда национальное правительство Таиланда было вынуждено пойти на девальвацию своей валюты. Все трансакции YouTrust Group LLC в отношении валюты, акций и других финансовых инструментов Таиланда в период с 1996 (тысяча девятьсот девяносто шестого) по 1997 (тысяча девятьсот девяносто седьмой) год включительно приложены к данной записке.

Я взял на себя ответственность, и мы провели дополнительное расследование в отношении YouTrust Group LLC на факт подозрительных трансакций с финансовыми инструментами других стран, пострадавших от Азиатского финансового кризиса в тот же период. Предварительно выявлено 3782 (три тысячи семьсот восемьдесят две) подозрительные трансакции в отношении следующих стран, помимо Таиланда: Республика Корея, Республика Индонезия, Малайзия, Республика Филиппины, Гонконг.

Также мы проверили на корреляционные ожидания и других участников сделок с финансовыми инструментами в наиболее пострадавших странах. К моему удивлению, выявлено достаточно высокое совпадение в 78 926 (семидесяти восьми тысячах девятисот двадцати шести) трансакциях, проведённых со стороны 61 (шестидесяти одного) юридического лица и 297 (двухсот девяносто семи) физических лиц. Объём полученной информации ещё предстоит проанализировать и классифицировать. Сведения обо всех подозрительных юридических и физических лицах, а также их трансакциях, которые зафиксированы на торгах финансовыми инструментами стран, пострадавших от Азиатского финансового кризиса в период с 1996 (тысяча девятьсот девяносто шестого) по 1997 (тысяча девятьсот девяносто седьмой) год включительно, приложены к данной записке.

 

Сэр,

очевиден факт сговора и мошенничества в особо крупных размерах. По предварительным данным, злоумышленники завладели суммой, эквивалентной более 12 (двенадцати) миллиардам долларов США. Данные действия повлекли экономическую дестабилизацию ряда стран Восточноазиатского региона, в том числе союзников Соединённых Штатов. Для дальнейшего сбора объективной информации и её анализа необходимо начать оперативно-розыскные мероприятия в отношении всех лиц, причастных к финансовой атаке на страны Восточноазиатского региона, имевшей место в 1997 (тысяча девятьсот девяносто седьмом) году. Мы рекомендуем уделить особое внимание Говарду Сандерсу и Питеру Кавелье, чтобы выявить их кураторов и все каналы инсайда, которые позволили провести вышеуказанную финансовую махинацию.

Таким образом, количество и организованность юридических и физических лиц, вовлечённых в финансовую атаку на страны Восточноазиатского региона, вызывают серьёзные опасения. Без сомнения, вышеназванные злоумышленники и их кураторы представляют собой угрозу национальной безопасности Соединённых Штатов Америки.

 

С уважением,

 

Джонатан Фостер,

ведущий специалист Информационно-аналитического отдела Управления разведывательного обеспечения Министерства финансов.

 

Документ предоставлен Министерством финансов и Агентством национальной безопасности 27 марта 2017 года.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.97.49 (0.028 с.)