ТОП 10:

Защита персональных данных и частной жизни в сети



Защита персональных данных и частной жизни в сети Интернет

Известно, что недостаточное обеспечение защиты личных данных физических и юридических лиц представляет опасность и является нарушением в среде цифровых сетей. Сюда можно отнести: сбор данных о пользователях без их ведома, незаконные способы завладения информацией, позволяющие создавать базы данных пользователей, совершать неправомерные покупки или обмены личными данными пользователей.

Известно, что в этой области нет четкой правовой регламентации. И Федеральный закон "О персональных данных" не решил большинства юридических проблем. Законодателем установлен легальный предел (рамки) регулирования, тем не менее он постоянно нарушается. Поэтому интернациональный характер Сети и чрезмерная вариация практики ее участников требуют сегодня основательного и существенного изменения способов регулирования, причем государственная нормативная регламентация должна подкрепляться разнообразной практикой саморегулирования участников Сети.

Поэтому у Министерства связи и массовых коммуникаций РФ должны появиться новые функции: постоянный мониторинг за качеством информации в Сети техническими устройствами, используемыми в сети Интернет, разработка и введение типовых контрактов, побуждение общества к скорейшему введению кодексов профессиональной этики и т.д.

Кроме того, здесь имеет важное значение поиск равновесия (нужно юридическое решение) между возможностью сохранения анонимности пользователя Сети и необходимостью его обязательной идентификации в случаях, когда он ведет активную предпринимательскую деятельность. Это также важно в случае сбора доказательств ("сетевых" юридических фактов) и совершения действий, связанных с установлением события преступления. По действующему законодательству обязательное сохранение данных и имени пользователя Сети должно быть непреложным правилом всех технических служб.

Например, Правила взаимодействия операторов связи с уполномоченными государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность[87] (далее - Правила), устанавливают, что оператор связи обязан своевременно обновлять информацию, содержащуюся в базах данных об абонентах оператора связи и оказанных им услугах связи. Указанная информация должна храниться оператором связи в течение трех лет и предоставляться органам федеральной службы безопасности, а в случае, указанном в п. 3 Правил, органам внутренних дел путем осуществления круглосуточного удаленного доступа к данной информации (п. 12 Правил).

Базы данных должны содержать следующую информацию об абонентах оператора связи: фамилия, имя, отчество, место жительства и реквизиты основного документа, удостоверяющего личность, представленные при личном предъявлении абонентом указанного документа, - для абонента-гражданина; наименование (фирменное наименование) юридического лица, его место нахождения, а также список лиц, использующих оконечное оборудование юридического лица, заверенный уполномоченным представителем юридического лица, в котором указаны их фамилии, имена, отчества, места жительства и реквизиты основного документа, удостоверяющего личность, - для абонента - юридического лица; сведения баз данных о расчетах за оказанные услуги связи, в том числе о соединениях, трафике и платежах абонентов (п. 14 Правил).

Подобные жесткие требования связаны с положением ст. 10 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", где установлено, что информация, распространяемая без использования СМИ, "должна включать в себя достоверные сведения о ее обладателе или об ином лице, распространяющем информацию, в форме и в объеме, которые достаточны для идентификации такого лица".

Наконец, по этим вопросам необходимо определить общие принципы и подходы, которые могли бы стать в перспективе предметом соответствующих международных соглашений. Целесообразность и своевременность ведения таких переговоров в этой сфере обусловлена тем, что, например, российский законодатель впервые в ст. 11 Федерального закона "Об информации, информатизации и защите информации" (Утратил в настоящее время силу в связи с принятием Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ.) закрепил категорию частной (персональной) информации о гражданах. Федеральный закон "О персональных данных" расширил эту категорию (ст. 3).

Здесь речь идет об информации о частной жизни лица, а равно об информации, нарушающей личную, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица, собранной без его согласия. Перечень информации о частной жизни человека (а также средства ее передачи), исходя из формулировки закона, не является исчерпывающим и четко определенным, так как в него включаются и "иные сообщения физического лица". Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" определил, что такие персональные данные относятся к категории конфиденциальной информации, и запретил сбор, хранение, использование и распространение такого рода информации, кроме как на основании судебного решения. Все это позволяет сделать вывод о том, что личные (персональные) данные находятся под юридической защитой и в среде Интернета.

Кроме того, ст. 63 Федерального закона "О связи"закрепляет тайну связи. Статья устанавливает, что все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи. Однако активное внедрение новых технологий и изменение режима защиты информации может ставить под сомнение само понятие идентичности физического лица (личности). Можем ли мы сегодня признавать существование виртуального лица, снабженного такими же правами, что предоставлены физическому (реальному) лицу? Или правовой статус виртуального лица должен быть отличен от статуса реального лица?

Так, например, И.Л. Бачило вводит в оборот категорию "виртуальный субъект". Автор пишет: "Виртуальный субъект - это субъект, который плохо осязаем (его признаки и характеристики неустойчивы), но способен к действию и участвует в отношениях с другими субъектами. Это возможно, - продолжает И.Л. Бачило, - прежде всего в сети Интернет, не поддающейся контролю и управлению в обычном понимании в связи с анонимностью участников обмена информацией". Данное размышление должно быть обязательно продолжено специалистами в последующих научных исследованиях, причем не только с правовых, но и с философских, социологических и политических позиций.

целями защиты персональных данных являются:

· Предотвращение утечки, хищения, утраты, искажения, подделки персональных данных субъектов;

· Защита от несанкционированного доступа и действий по уничтожению, модификации, искажению, копированию, блокированию информации, касающейся персональных данных и предотвращение других форм незаконного вмешательства в информационные ресурсы;

· Защита конституционных прав граждан на сохранение личной тайны и конфиденциальности персональных данных, имеющихся в информационных системах;

· Обеспечение прав субъектов в информационных процессах и при разработке, производстве и применении информационных систем, технологий и средств их обеспечения;

· Предотвращение следующего возможного ущерба субъекту ПДн:

- нанесение вреда здоровью субъекта ПДн;

- незапланированные и (или) непроизводительные финансовые или материальные затраты субъекта;
- потеря субъектом свободы действий вследствие шантажа и угроз, осуществляемых с использованием ПДн;
- нарушение конституционных прав субъекта вследствие вмешательства в его личную жизнь путем осуществления контактов с ним по различным поводам без его на то согласия.

В области защиты персональных данных (ПДн) наша компания выполняет весь комплекс работ по построению защиты информационной системы персональных данных (ИСПДн).

 

 

4. Правовое регулирование электронной торговли в сети Интернет

Если говорить об электронной торговле как о понятии и об институте права, нужно отметить то обстоятельство, что на сегодняшний день отсутствует единое понимание этой категории в теории права.

Так, некоторые авторы под электронной торговлей понимают рекламу и обмен товарами, осуществляемый между физическими и юридическими лицами посредством коммуникационных сетей. В этом случае речь идет об узком понимании электронной торговли. Типовой закон ЮНСИТРАЛ об электронной торговле, одобренный 16 декабря 1996 г. на 85-м пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН, в ст. 1 указывает, что термин "торговля" следует толковать шире, охватывая все отношения торгового характера, как договорные, так и недоговорные.

Отношения торгового характера включают: любые торговые сделки на поставку товаров или услуг или обмен товарами или услугами; дистрибьюторские соглашения; коммерческое представительство и агентские отношения; факторинг; лизинг; строительство промышленных объектов; консалтинг; инжиниринг; куплю-продажу лицензий; соглашения об эксплуатации или концессии; совместные предприятия и другие формы промышленного или предпринимательского сотрудничества. В этом случае электронная торговля не сводится лишь к купле - продаже товаров и услуг через электронную сеть. Существуют точки зрения, согласно которым электронная торговля трактуется еще более широко - как электронное ведение бизнеса. Широкое распространение получило определение электронной коммерции как комплекса коммерческих сделок, совершаемых посредством цифровых средств связи.

В целях предпринятого исследования представляется правильным разграничить электронную торговлю и интернет - торговлю. Представляется, что они соотносятся как часть и целое. Причем электронная торговля представляет собой более объемное понятие. Электронная торговля выступает разновидностью предпринимательской деятельности, в процессе которой субъекты права заключают, изменяют, исполняют и прекращают договоры посредством обмена электронными сообщениями.

Интернет-торговля - это предпринимательская деятельность, которая осуществляется посредством обмена электронными сообщениями, но уже через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет. Интернет-торговля может и не выступать особым видом предпринимательской деятельности в том случае, когда инфраструктура Интернета используется хозяйствующими субъектами исключительно в качестве сети связи. В этом случае целесообразно говорить лишь об особом способе осуществления предпринимательской активности в кибернетическом пространстве.

Специалисты сегодня прогнозируют, что в первые 15 лет наступившего тысячелетия значительная часть торгового оборота в мире будет приходиться на электронный интерактивный рынок. Доступ к нему станет возможным в реальном времени практически из любой точки планеты. Всемирная торговля в Сети увеличится в ближайшие пять лет в несколько раз и составит, по некоторым подсчетам, порядка 7 трлн. долл. США

Необходимо уточнить, что принципиальное отличие и значительное преимущество электронной торговли заключаются в том, что она осуществляется на основе электронного документооборота и не сопровождается длительным оформлением документов на бумажных носителях. Таким образом, весь торговый цикл (процесс) либо его существенные элементы проходят в интерактивном режиме с использованием электронных цифровых средств телекоммуникаций, в том числе и с применением электронных цифровых подписей.

Все это способствует снижению издержек торгового обращения и существенно влияет на уменьшение потребительской стоимости товара, так как сокращает временные циклы между стадиями производства и продажи товаров, гарантирует существенную экономию времени получения информации о

товарах и услугах, устраняет посредническое звено и снижает разнообразные риски.

Эта новая форма коммерции находит широкое распространение главным образом в сделках между юридическими лицами. Электронная торговля способствует значительному развитию малого и среднего предпринимательства - из-за прямых поставок товаров и услуг значительно снижаются издержки сбыта, расходы на обслуживающий персонал. Между тем она остается второстепенной и экономически малоприбыльной для физических лиц из-за ряда причин. Главное - гарантировать (обеспечить) юридические рамки безопасности для потребителей, предлагая им соответствующий уровень защиты, сравнимый с тем, который установлен для "классической" купли-продажи в нашей стране и в других странах. Для этого были выработаны следующие рекомендации:

- основываясь на положениях Правил продажи товаров дистанционным способом , необходимо содействовать принятию российского закона "Об электронной торговле", который бы закрепил основные правила для рынка электронной торговли;

- нормативное регулирование в данной сфере должно быть направлено в первую очередь на регламентацию понятийного аппарата, его расширение;

- следует "формализовать" кодексы профессиональной этики, которые давно используются в Интернете. Таким образом, закрепляя их в законе и придавая им нормативный, общеобязательный характер, вводить механизмы регулирования, выработанные снизу, самими участниками электронной коммерции, а не насаждать модели регулирования сверху. Представляется правильным решение не принимать малоэффективные нормы права, а "формализовать" уже имеющиеся и действующие, разработанные практикой электронного товарообмена;

- благоприятствовать выработке профессиональными организациями типовых контрактов для электронной коммерции. Именно по такому пути пошла Французская ассоциация по коммерции и электронному обмену;

- активнее внедрять практику разрешения конфликтов третейскими судами в этой среде;

- электронная торговля в скором времени станет "торговлей троих". Это уже сегодня ведет к появлению новых юридических услуг и профессий, таких, как кибернотариусы, киберюрисконсульты, киберадвокаты и т.д. Следует следить за развитием законодательства об электронной торговле в западных странах, прежде всего в странах Европы и США. Необходимо приспособить к уже существующим международным стандартам удостоверения и регламентации электронных обменов;

- гармонизировать свои отношения по поводу системы удостоверения электронных сделок, хотя бы в рамках СНГ. Этому будет способствовать новый Закон «Об электронной подписи»[98]. Закон направлен на устранение недостатков Федерального Закона «Об электронной цифровой подписи» [99], а также расширение сферы использования и допустимых видов электронных подписей, не изменяя структуры, субъектов и предмета отношений, регулируемых законом.

- принять международное соглашение, касающееся электронных сделок, фиксирующее НДС по таким сделкам, взимаемый в стране назначения;

- было бы целесообразно создать совещательный орган (например, структурное подразделение при Министерстве экономического развития РФ), который мог бы следить за динамикой развития этой среды и вырабатывать необходимые рекомендации.

Анализ подтвердил, что в целом действующее российское законодательство о защите прав потребителя уже можно применять к Интернету. Изменение юридических рамок регулирования необходимо для того, чтобы сделать ясным область применения некоторого специального законодательства. Это относится, в частности, к правовым основам рекламы алкоголя, к обязанности использования национального языка в сетях для лучшей идентификации субъектов интернет - отношений, организации игорного бизнеса с использованием Интернета, а также к доступности информации потребителями. Все это должно служить цели более ясного выявления согласия сторон (субъектов) в сделке. Необходимо привлекать различных специалистов к разработке этих правил и внедрению кодексов профессиональной этики, типовых сетевых контрактов.

На международном уровне, на наш взгляд, здесь должны сочетаться два подхода. Первый состоит в том, чтобы выработать платформу фундаментальных принципов защиты прав потребителя, которых могли бы придерживаться все страны. Сделка в Интернете, осуществляемая предпринимателями из разных государств, вызывает необходимость заключения международного соглашения о правилах электронных сделок.

Такое положение уже существует в Европейском союзе, оно учитывает интересы и неевропейских коммерсантов. Здесь взяты за основу принципы Европейской директивы 97/7/EC от 20 мая 1997 г. о защите потребителей в отношении дистанционных договоров (дистанционная продажа). Положения этого нормативного акта, на наш взгляд, вполне соответствуют российской правовой системе (ст. 15 Конституции РФ) и могут быть учтены при разработке соответствующего национального законодательства. Второй подход заключается в приспособлении (адаптации) норм коллизионного права (правил конфликта) в сфере электронной коммерции. Вероятно, что процессуальное право в коммерческих сделках будет еще долго зависеть от национального выбора в ближайшие годы. Во всяком случае, вопрос определения подсудности интернет-спора в сфере электронной торговли относится к числу самых дискуссионных.

В США для решения спорных ситуаций судья в основном опирается на привязку "местонахождения сервера", провозглашая в большинстве случаев свое собственное право. Мы считаем, что за основу для решения данного вопроса следует все же брать европейский подход. В частности, для отношений в сегменте B2B (коммерсант - коммерсант) можно выбирать подсудность спора любой оговоренной в контракте стороны.

В том случае, если подсудность спора в контракте между коммерсантами не определена, по умолчанию должно действовать законодательство страны местонахождения поставщика товара (услуг), т.е. "право продавца"; для отношений в сегменте B2C (коммерсант - потребитель) следует признать юрисдикцию суда того государства, где постоянно или преимущественно проживает потребитель товара или услуги, т.е. провозгласить "право покупателя".

Что касается российского сегмента Интернета, то на сегодняшний день возможно применение правила конфликта, установленного Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 г..а также Конвенцией о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров от 22 декабря 1986 г. Здесь необходимо будет учитывать характер и назначение коммерческих операций, а также соблюдать справедливое равновесие между императивом защиты потребителей и необходимостью не накладывать нереалистические ограничения на предприятия.

Закономерно встает вопрос: является ли столь же важным признание юридического значения сопутствующих средств, применяемых для сделки в виртуальном пространстве? Думается, что да. Электронная подпись, правила применения которой регламентирует Федеральный закон "Об электронной подписи", для начала должна гарантировать идентификацию заключивших сделку лиц и идентификацию сообщения между ними. Кроме того, она должна, как и рукописная подпись, служить доказательством сделки (юридическим фактом) в случае возникновения спорного вопроса. Первые шаги в этом направлении уже сделаны в Федеральном законе "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Статья 11 устанавливает, что электронное сообщение, подписанное электронной подписью (иным аналогом собственноручной подписи), признается электронным документом, равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если законодательством не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе.

Конфиденциальность информационных обменов, обеспечиваемая шифровкой сообщений, имеет здесь также немаловажное значение для участников интернет - отношений. Законодательство, касающееся получения ключей шифровки, а также сертификации ключей подписи, должно быть принято при любом положении дел. Пока что процессы правообразования в данной области находятся лишь на начальной стадии оформления[104].

Нельзя не вспомнить и о налоговой системе, которая находится на стыке различных интересов. Это и суверенитет государств, и конкурентоспособность участников электронного обмена, и безопасность потребителя. Не имея возможности рассмотреть данную проблему подробно в силу ее специфики и неразработанности в отношении Интернета, представляется важным в дальнейшем осуществить ее углубленное изучение, которое потребует комплексного исследования всех возникающих вопросов. В мире существует несколько подходов к проблеме налогообложения физических и юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность в Интернете. В США действует мораторий на налогообложение в Интернете, в ЕЭС серьезно обсуждается вопрос о введении специального налога для Интернета, в Бельгии есть разработки о введении так называемого побитового налога, налога за каждый скачанный бит информации.

На наш взгляд, существенные изменения налогового законодательства и права будут вскоре объективно необходимы в связи с развитием Интернета, что ведет к созданию новой системы налогообложения, ориентированной на новые условия информационного обмена. Это касается и НДС, и "нематериальных" товаров. Сегодня нужно приспособить систему налогообложения к электронной торговле. Для этого надо решить следующие вопросы: юридической квалификации "нематериальных" товаров; территориальных начал налогового права по отношению к НДС, применяя место (территорию государства) потребления услуг для налогообложения лиц, находящихся в странах СНГ; определения учреждения (организации), которое будет взимать налоги.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.8.46 (0.011 с.)