ЗАДАЧА ТЕРАПЕВТА: СТАТЬ СОБОЙ В СВОЕЙ РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЗАДАЧА ТЕРАПЕВТА: СТАТЬ СОБОЙ В СВОЕЙ РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬЕ



Терапевт, приступающий к изучению своей собственной семьи, уже в самом начале может столкнуться с некоторыми препятствиями (Meyer, 1976). Зачастую просто не хватает информации о семье. Более того, бывает так, что можно получить информацию лишь с одной стороны — по материнской или отцовской линии, тогда как о другой почти ничего не известно. Историю расширенной системы можно узнать и из многочисленных преданий и мифов о членах семьи, а также из семейных хроник. Часто не хватает сведений о том, как на семью повлияли те или иные события, имели ли они какие-то эмоциональные последствия. В то же время осмысление полученной информации может и не привести к ответу на вопрос, какова была степень влияния эмоциональной системы семьи на функциональные характеристики отдельного ее члена, а также каково было обратное влияние этих характеристик на более широкую эмоциональную систему.

Чтобы больше узнать о своей эмоциональности, от которой в значительной степени зависит эффективность функционирования, необходимо выполнить двоякого рода работу. Первая задача — это подборка фактических данных, как исторических, так и аффективного характера, вторая — организация личных встреч, которые позволили бы лучше разобраться в семейных расстановках.

К историческим данным относятся статистические и демографические факты — материалы генеалогических разысканий, сведения о людях, местах их проживания, датах и другие обстоятельств жизни определенной семьи.


 

При более углубленном поиске оцениваются все области жизни: долгожительство, состояние здоровья, трудовая деятельность, какие трудности возникали на жизненном пути, их сложность и сколько времени понадобилось на их преодоление. Сугубо демографические факты можно получить из разных источников: из городских и окружных книг регистрации захоронений, из государственных и национальных архивов (военных, иммиграционных, данных переписи населения). Кроме того, часто в семье хранятся истории, записанные и передаваемые от одного поколения другому, о которых порой знают не все ее члены. Нередко можно услышать, как клиент в начале терапии заявляет, что у него в семье не хранится никаких записей или систематизированных исторических материалов, и только позднее они обнаруживаются — от нескольких машинописных листов до нескольких печатных томов. Такой поиск часто приводит к обнаружению ныне живущих членов семьи, о которых давно забыли. Надо отметить, что те люди, которые занялись изучением своей родословной для лучшего понимания своей семейной идентичности, нередко склонны недооценивать эмоциональное воздействие и личностную значимость обнаруживаемых ими фактов, касающихся исторического прошлого.

Сведения об эмоциональной системе расширенной семьи значительно отличаются от демографических или генеалогических данных. Всегда присутствует барьер субъективности, которая мешает услышать то, что тебе говорят, и сохранить нейтральность в отношении сведений, предоставляемых другим человеком, который тоже подвержен субъективности.

Характеристики, которые важно получить при оценке эмоциональной истории семьи, должны включать данные об общем функционировании семьи: ее достижениях, основных эмоциональных проблемах, здоровье, трудовой деятельности, взаимоотношениях. Следует выявлять все структуры и процессы, поколение за поколением оглядывая всю панораму фактов, а не только негативные события, уметь выделять главное среди суматохи и бытовых проблем семейной жизни. Однако сначала человек должен осознать свою собственную субъективность, чтобы быть

30 Теория


 

в состоянии правильно оценить взволновавшие его факты и документы, а затем уже с более нейтральной позиции выстроить свои взаимоотношения со значимыми для него людьми.

Существует по крайней мере три различных способа выявить особенности эмоционального процесса в расширенной семье и выстроить важные для себя взаимоотношения — вступить в формальное общение с влиятельными людьми; откликнуться на важные семейные события; вынуть на свет малоизвестные факты семейной жизни.

Формальное общение

Многие люди не понимают того, что все их усилия будут бесполезны, если они не вступят в формальные отношения с членом семьи или с частью семейной системы. Это действительно так, поскольку вступление в контакт или просто знакомство с жизнью членов семьи может положить начало взаимоотношениям, которые постепенно приобретут более личностный характер и послужат основой для обсуждения интимных и болезненных вопросов. Трудно себе представить, что такое обсуждение может произойти без установления первичного контакта между людьми.

Многие из тех, кто стремится заново выстроить свои отношения с родительской семьей после долгого периода отчуждения или демонстративного отказа от общения с ней, поступают именно таким образом. Без установления формального контакта, резкий переход от отстраненной позиции к интенсивному эмоциональному общению со своей семьей может вызвать с ее стороны целый спектр различных реакций, ни одна из которых не приблизит к желаемому результату.

Формальное общение, происходящее в форме писем, телефонных звонков или визитов, не должно включать попыток затронуть болезненные, эмоционально насыщенные темы. Скорее следует сфокусироваться на фактах повседневной жизни другого человека и на правильном отражении событий своей жизни. Такое общение заключается в том, чтобы лучше узнать своего партнера, и оно должно избегать оценочных моментов, связанных с жела-


 

нием получить одобрение или со страхом получить неодобрение со стороны другого человека. Формальное общение имеет решающее значение для развития тесных межличностных взаимоотношений, а также для того, чтобы со временем затронуть острые, аффективные темы.

Отклик на наиболее важные события

Отклик на наиболее важные события выражается в способе и степени участия человека в «главных» для своей семьи событиях. Эти события входят в систему знаний, необходимых для понимания своей семейной системы; они показывают, что именно представляет для этой системы особую важность и каковы функциональные характеристики ее эмоциональной составляющей. Понимание критериев значимости событий помогает определить, на какие будущие события следует обратить особое внимания.

События становятся значимыми благодаря тому, что они повышают уровень эмоциональности, тревоги и реактивности как у отдельного человека, так и у эмоциональной системы в целом. При повышении уровня тревоги система становится более открытой, члены семьи свободнее вступают в общение и, скорее всего, с ними будет гораздо легче завязать разговор об истории семьи, ее прошлого и настоящего, и услышать от них, что они думают о семье. Не исключено также, что их реакция на значимое событие примет самые крайние формы.

Существует несколько критически важных для всех эмоциональных систем жизненных событий. Самым значимым для большинства семей является смерть члена семьи. Чем более важную роль играл умерший член семьи (например, был основным источником материального благополучия или носителем симптома), тем сильнее воздействует это событие на систему. Например, функциональные характеристики сиблингов, связанные с порядком их рождения, ярче всего проявляются именно в моменты смерти их родителей (Toman, 1969). Те сиблинги, чьи функциональные характеристики схожи с характеристиками самых старших детей (принимающие решения, лидеры), будут принимать участие в решении множества текущих задач и в организации мероприятий, связанных

зо*


 

со смертью и похоронами. Сиблинги, чьи функциональные характеристики схожи с характеристикам самых младших детей (не принимающих решения, ведомых), не окажутся среди тех, кто занимается организационными вопросами.

Естественно, что члены семейной системы определенным образом реагируют на критические, важные события или на изменения в системе. Когда изменяются условия жизни системы (смерть, рождение, переезд, перемены на работе и т. д.), то у отдельных ее членов усиливается тревога относительно того, как это отразится именно на нем или на семье в целом.

Примером реакции семьи на такие изменения является выстраивание новой системы треугольников и связанных с ними функциональных позиций внутри данной системы после смерти одного из ее членов (Kuhn, 1978). (В процессе триангуляции происходит замещение связанных с ушедшим значимым человеком дел, символов веры и отношений, что ведет к стабилизации эмоционального состояния человека.) Это немного напоминает ситуацию, когда политик неожиданно объявляет о решении уйти со своей должности и более не участвовать в выборах. Вслед за этим следует напряженное время переустройства, поскольку новые потенциальные кандидаты и высшие чины суетятся, чтобы обеспечить себе более влиятельное положение внутри своей политической партии. В семье главное заключается не в поиске голосов. Скорее, человека будет волновать то, что в результате происшедших событий ослабеет его функциональная позиция внутри системы и что ему придется заново налаживать взаимоотношения в семье.

Для отдельного человека семейные потрясения предоставляют возможность оказать содействие семейной системе в важный момент ее жизни. Такое содействие происходит на многих уровнях. Сам факт участия данного человека в событии или кризисе дает семье понять, что у него есть перед ней обязательства, которые он подкрепляет своими действиями. Если кузен, тетя, дядя или иной член семьи воспринимает какое-то событие в своей ядерной семье как достаточно важное, чтобы принять в нем участие, то это говорит о принятии им или ею определен-


 

ных обязательств и может придать системе дополнительную энергию. Возможна и противоположная ситуация: если система не откликается на событие (когда контакты между членами семьи нарушены или носят принудительный характер), значит люди, непосредственно связанные с этим событием, стоят накануне перенастройки системы на изоляцию от более широкой эмоциональной системы. Такая изоляция может проявить себя виде снижения энергетического потенциала, эмоционального паралича, а затем и в виде повышенной реактивности и тревоги.

Каждый раз, когда один из членов семьи доводит до сведения остальных, что он занимает определенную позицию в семейном укладе, то семейная система становится немного спокойней (хотя первоначальная реакция может быть достаточно острой). Если это позиция, направленная на содействие («Я прибуду во вторник вечером и готов оказывать любую помощь до вечера пятницы»), то она еще больше снизит напряжение, поскольку член семьи «подставляет плечо» под общую эмоциональную нагрузку. Члены семьи должны стремиться к поиску новых возможностей для улучшения межличностных взаимоотношений и для прояснения вопроса, кем является тот или иной человек в расширенной эмоциональной системе и сам по себе.

Обращение к закрытым темам

Обращение к закрытым темам направлено на то, чтобы «тема» (семейный случай, семейная история, фамильный секрет) оказалась в центре внимания одного человека или нескольких членов семьи, которых она затрагивает эмоционально. В идеале эта работа подразумевает «открытие всех закрытых дверей» в семейной системе с разорванными связями либо просто с неразвившимися отношениями. Обращение к закрытым темам может принести пользу закрытой системе, сопротивляющейся всем попыткам установления связей. Как наихудший вариант, безответственное обращение к закрытым темам подкладывает «мину замедленного действия», взрывающуюся самым болезненным образом. Те члены семьи, которые постоянно «подкидывают» семье напрягающие ее вопросы, вряд ли смогут таким образом упрочить свое положение в семье, которая


 

часто дистанцируется от такого «провокатора». Как правило, нельзя добиться хорошего результата с помощью внезапного натиска, бестактного вытаскивания на свет «семейных скелетов в шкафу»; для налаживания взаимоотношений и вхождения в систему лучше постараться помочь семье справиться с неприятностями или сделать для нее что-то полезное.

Методы и техники работы с семьей

Существует множество средств работы с семьей, которые могут быть использованы людьми для фокусировки на болезненных семейных вопросах, для формирования контакта с семьей и для получения выгоды от ситуации, связанной с важнейшими семейными событиями. Чрезвычайно важно, чтобы выбор того или иного способа действия определялся исходным теоретическим представлением человека о своей семье. Необходимо узнать, что является стержнем семейного функционирования или дисфункции. Когда станет понятно, вокруг чего вращается семейный процесс и как определены взаимоотношения в семье, то будет сравнительно легко избрать соответствующий метод работы. (Например, в случае эмоционального разрыва с семьей целью становится установление контакта.) Совсем другое дело — определить, какие средства могут обеспечить возможность действовать вопреки семейной и собственной эмоциональности. Это требует знаний о семье и особенно о самом себе, о своем уровне реактивности при столкновении с трудностями, о своей реактивности во время действий по отношению к близким людям и о том, какие действия выполняются человеком наиболее эффективным образом. В процессе оценки нужно ответить на следующие вопросы: Имеется пи в семье процесс, который ведет к незрелости и/или дисфункции? (Теоретическое знание.) Принимал ли я ответственные решения в отношении происходивших в семье процессов? Если нет, то как мне добиться того, чтобы действовать ответственно? (Знание технологии.) Таким образом, для успешного изменения своей позиции в эмоциональных полях человеку нужно опираться в равной степени как на теоретические, так и на практические знания.


 

В мире, где семьи сплошь и рядом живут на большом расстоянии друг от друга, поддержание контактов требует определенных усилий и затрат. Среди способов общения можно выделить телефонные звонки, письменную корреспонденцию, запланированные и незапланированные визиты. В работе с семьей каждый из этих способов имеет свои преимущества и недостатки. Поиск наиболее приемлемого для данного человека способа общения производится на основе имеющихся у него теоретических знаний о его семейной системе и сведений об эмоционально значимых событиях в его семье. Если человек хочет активно участвовать в жизни семьи, ему необходимо откликаться на любое семейное событие: либо просто быть в курсе происходящего, либо делать что-нибудь, либо что-то давать. Не откликаться — значит демонстрировать свою несостоятельность в отношении семьи. Нежелание человека откликнуться на событие в семье может вызвать резкую реакцию у тех членов семьи, для которых данное событие представляется важным. Поэтому при следующем контакте данного человека с членами семьи может появиться чувство отстраненности, которое надо будет заново преодолеть, чтобы самоопределиться в семейной системе и установить прочные взаимоотношения с ее членами. Это не означает, что данный человек должен принимать участие во всех событиях семьи или хотя бы во всех событиях, происходящих вблизи его местожительства. Это лишь означает, что важным является любой отклик, будь то телефонный звонок, письмо, посылка гостинцев, цветов и т. п. Если члену семьи важно принимать участие в функционировании его семейной системы, то он должен активно заявлять о себе при любом важном для жизни семьи событии.

Вероятно, самым легким и самым «коварным» средством поддержания общения внутри семьи является телефон. Самым легким — потому что звонок не требует больших усилий и его можно сделать очень быстро, а самым коварным — потому, что звонящий по телефону человек может быть быстро «разоблачен» собеседником по тону голоса или по другим признакам эмоциональности. Звонки членам семьи без предварительного обдумывания затрагиваемых


 

семейных тем и собственной позиции по этим темам не способствуют тому, чтобы звонящего воспринимали в семье как серьезного человека. Трудно сохранять сдержанность и объективность при обсуждении болезненных и эмоционально значимых тем. Эмоциональность обычно настолько забивает все остальное, что если кто-то звонит другому, не обдумав тему и собственную позицию, то маловероятно, что его сообщение будет услышано, будут «слышны» одни лишь эмоции.

Главное преимущество письменного общения перед телефонным — то, что письмо может быть переписано и отредактировано. Автор может переделывать сообщение столько раз, сколько потребуется для корректировки нежелательной эмоциональности и субъективности содержания письма. Это придает пишущему уверенность, что его мысли будут четко донесены до адресата и что он получит адекватную реакцию на свое сообщение. Хорошо написанное письмо, в котором содержится ясная позиция в отношении уважаемого адресата, может послужить ориентиром в общении по важным проблемам. Таким образом, то время и те усилия, которые были потрачены на написание и переписывание важного письма, не пропадают зря — отправитель проводит работу по уточнению и прояснению своего Я и в результате получает возможность осознать, кто он такой, во что он верит и какие поступки готов совершить на основе этих убеждений.

Подобно другим способам работы с семьей, успешность запланированного визита будет зависеть от качества подготовки к этому визиту. Нужно знать: 1) с какими семейными процессами и семейными расстановками придется иметь дело; 2) как эти процессы и расстановки относятся к самому человеку, посещающему членов своей семьи; 3) с какой целью он сам участвует в этих семейных взаимодействиях, порождающих незрелость и дисфункцию; 4) как именно он собирается изменить свое функционирование в существующих обстоятельствах. Чем тщательнее подготовка и планирование визита, тем более вероятно, что буДет достигнут определенный прогресс в изменении собственного Я — и не потому, что события развивались по намеченному плану, а потому, что четкое планирование помогает


 

сохранить курс на разумные преобразования независимо от того, что происходит на самом деле. В отличие от фокусировки только на технике (конкретном плане поведения в отношении конкретных факторов) подготовка к визиту, которая базируется на теоретическом знании, настраивает человека на следование определенным принципам (например, все члены семьи стараются сделать все наилучшим образом, поэтому я не буду принимать ничью сторону), что позволяет оставаться самим собой при любых неожиданностях, которые могут случиться во время визита.

Изменить себя очень трудно, поскольку и семейная система, и внутреннее Я человека всегда ожидают, что все люди будут вести себя так же, как всегда. Поэтому человек, который стремится к изменению, должен постоянно отслеживать свои автоматические реакции, чтобы сделать что-то по-другому, и он должен принимать в расчет всю семейную систему, на которую ориентируется его обычный стиль поведения. Поэтому более продуктивно начинать работу над дифференциацией Я в семье с постановки наиболее легких целей визитов; при этом длительность посещения семьи следует сократить до минимума. Чем дольше длится визит, тем труднее придерживаться намеченного курса. Кроме того, визит может пробудить желание обратиться к документам (книгам по теории семейных систем, своим письмам и т. д.), которые позволят прояснить собственную позицию в сложившемся эмоциональном поле.

После визита в родительскую семью, во время которого обсуждались острые вопросы и выяснялись отношения, рекомендуется вскоре посетить ее повторно, после того, как будет проделана «работа над ошибками». Это возможность снова, после продуктивно использованной паузы, заявить о себе как о человеке действия.

Последний способ, который неплохо зарекомендовал себя при работе с семьей, — это действия, вызывающие реакцию удивления. Иногда бывает просто необходимо удивить семью каким-то необычным способом взаимодействия с ней, особенно если семья закрыта для общения (например, заявиться домой без предупреждения). Цель такого нестандартного поведения — привлечение внимания


 

к новому способу функционирования члена семьи. Это отнюдь не означает, что неожиданность должна стать стилем поведения, чтобы система не стала относиться к данному индивиду с тревогой, ожидая от него подвоха.

Какое бы средство ни было выбрано, успешность его применения, а также успешность других усилий по изменению себя и определению своей позиции в семейной системе будет определяться количеством и качеством теоретической подготовки.

ПОСТРОЕНИЕ СЕБЯ Знание семейной системы

Без проведения работы по выявлению функциональных характеристик и исторических фактов, касающихся жизни своей расширенной семьи на протяжении многих поколений и своей собственной жизни, человек не сможет достичь эмоционального равновесия и более целостного ощущения собственного Я. Разумеется, овладев методами управления стрессом, способами планирования собственного времени или какой-то из многочисленных бихе-виоральных техник, можно стать более спокойным, более «приятным» и организованным человеком. Но ни один из такого рода методов не сделает вас более целостной личностью и более компетентным терапевтом.

Для достижения эмоциональной целостности необходимо знать структуру расширенной семьи и происходящие там процессы. Прежде всего это касается демографических данных. Должны быть также определены эмоциональные семейные отношения и процессы. Получить эти сведения гораздо сложнее, и на них лежит плотный налет субъективности. Надо принимать во внимание не только реальные события, но и чувства, эмоциональные реакции исостояния, возникающие в семье до и после того или иного события. Необходимо выяснить, кто принимал участие в этом событии, каким образом, каков был результат этого участия. Например, какой была расширенной семья до смерти одного из ее членов? Кто принимал участие в похоронах? Каким образом проявили себя отдельные члены семьи (кто был лидером, принимающим решения,


 

а кто — помощником)? Какие действия последовали за этим? Стремились ли члены семьи и семейные группы к более тесному контакту после смерти и похорон или же их стало меньше, а может быть, они совсем прекратились? Какие чувства выражали члены семьи после данного события (позитивные, нейтральные, негативные); часто ли они упоминали и обсуждали случившееся? Все это основано на наблюдении за жизнью членов семьи с одновременной фокусировкой на длительных последствиях этого события для отдельных людей и для самой системы. Такое проникновение во внутренний уклад жизни и в историю своей семьи позволяет человеку лучше понять структуру семейной системы, из которой он произошел, а также особенности созданного этой структурой социального окружения, оказавшего в конечном счете влияние на его родителей и на его собственные функциональные характеристики.

Знание уклада и истории семьи должно быть дополнено пониманием своего места в семейной жизни. Такое погружение в глубины собственного Я не только высвечивает его незрелость, но и способствует развертыванию работы по саморазвитию в направлении более целостной эмоционально уравновешенной личности. После того как собрано достаточное количество данных о расширенной семейной системе, можно считать, что создана основа для принятия решения о том, что нужно изменить в себе, чтобы перестать играть прежнюю роль в семейной дисфункции (например, наладить общение с той ветвью семьи, с которой ранее не вступал в контакт, опасаясь негативной эмоциональной реакции остальной части семьи).

Далее становится ясно, в какой области нужно продолжить работу, чтобы уменьшить свою теперешнюю незрелость. Такая работа должна основываться на принципах ответственности и зрелости. Например, о зрелости может свидетельствовать тот факт, что человек не принимает чью-либо сторону в семейных проблемах, ибо знает, что все люди обладают некоторой степенью субъективности. Поэтому всегда существует тенденция рассматривать случившееся в семейной системе через призму своей эмоциональности. Зная это, человек понимает, что его точка зрения не является истинной, ведь подкрепленное фактами мнение


 

смешивается с эмоциональной субъективностью — чем эмоциональнее ведут себя люди, вовлеченные в решение какого-либо вопроса, и чем больше значимость самого этого вопроса, тем выше вероятность усиления субъективной составляющей. Успешное функционирование основано не на получении одобрения со стороны других, а на твердой личной позиции в отношении проблем, на воплощении своих принципов и убеждений в конкретных действиях и на последовательном проведении их в жизнь. Проявляя себя таким образом, человек автоматически перестает участвовать в семейной дисфункции. Его деятельность подкрепляется теперь не одобрением или неодобрением со стороны других людей, а собственными принципами и убеждениями.

Нельзя недооценивать значение эмоциональных процессов, происходящих в семье на протяжении нескольких поколений. Таким процессам очень нелегко противостоять. Никакие твердые убеждения человека вкупе с правильно определенной им стратегий действий не гарантируют ему успеха, если не было проявлено достаточно уважения и внимания к возможной реакции семьи на эти его действия.

Прогнозирование позволяет человеку измерить степень возможного успеха его усилий по определению своей позиции в семье. Такое измерение крайне важно, поскольку позволяет человеку оценить, с чем связана его неудавшаяся попытка самоопределения — с неточными теоретическими предположениями относительно сложившихся семейных взаимоотношений и процессов или с принятым им на вооружение способом действий. Более того, прогноз дает возможность подготовиться к финальной и иногда самой тяжелой части работы по изменению себя — ответным действиям семьи. Независимо от того, насколько успешными были предпринятые усилия, трудно удержаться от ответных действий, когда члены семьи начинают реагировать на тебя с болью, гневом, огорчением или с угрозами прекратить всяческие взаимоотношения. Возникает искушение помочь им увидеть положительные стороны своих поступков. Кроме того, у семьи может появиться желание «наброситься» на своего выбившегося из обоймы члена или защититься от его действий. В этом


 

случае все затраченные усилия будут минимизированы, если не сведены к нулю. Реагируя на каждый негативный отклик семьи, человек будет восприниматься своей семейной системой как бунтарь, как странный или даже несчастный человек, но семья не захочет признать, что он стал другим, возможно, непредсказуемым, неудобным, но тем не менее заслуживающим уважения.

С моей точки зрения, именно способность предвидеть реакции других, а также свои возможные действия в ответ на их реакции позволяет индивиду придерживаться своей четкой позиции (т. е. быть вне эмоциональной области) и не судить других. Именно эта способность позволяет находиться в центре эмоциональной системы, не присоединяясь при этом к ее эмоциональности. Если же человек чрезмерно реагирует на чужие мнения или на отклики других по отношению к себе, ему нельзя оставаться в тесной эмоциональной близости к семье, поскольку усиливается желание защищать свое Я, нападать на других или объяснять свои поступки, чтобы получить согласие от семьи на свои действия.

Эмоциональность, связанная со стремлением определить свое Я

Хотя люди различаются по самым разным аспектам своего реагирования: параметрам запускающего реакцию стимула, ее продолжительности и интенсивности — тем не менее можно выделить некоторые общие фазы, которые так или иначе проходят большинство людей в своих попытках обрести более целостное, независимое Я внутри своей эмоциональной системы.

Первая фаза

Первая фаза характеризуется высоким уровнем тревоги, когда человек обдумывает, какое противодействие может последовать со стороны семейной эмоциональной системы. Ему кажется, что он может погибнуть, что произойдет что-нибудь ужасное, если он совершит «неверные» действия. На этой фазе человек все время спрашивает себя, стоит ли вообще все это затевать, а затем находит тысячи аргументов против намеченных действий.


Вторая фаза

Вторая фаза связана с попаданием внутрь семейного поля, в котором непосредственно ощущается действие сил совместности, одобрения и привычки. На этой фазе предстоит научиться справляться со стремлением к совместности, полностью используя свое умение убеждать, чтобы объяснить себе, ради чего это делается (чтобы стать более зрелым) и почему необходимо предпринять именно эти действия (чтобы стать более ответственным членом межпо-коленческой системы и чтобы научиться лучше планировать свое будущее и строить свою жизнь по собственному разумению). Другими словами, задача этой фазы состоит в том, чтобы действовать в соответствии с убеждениями по заранее составленному плану, а не под влиянием стремления к совместности или одобрению.

Третья фаза

Переход к третьей фазе возможен только тогда, когда успешно пройдена вторая фаза. Она наступает, когда человек начинает ощущать свое новое функциональное и эмоциональное положение внутри данной системы и внутри себя. Это ощущение сродни тому, как будто из-за притока кислорода стало легче дышать или будто мир предстал перед взором более четко и объемно, чем раньше. Чувствуется прилив энергии — кажется, что можно совершить все, что захочешь. Усиливается чувство собственной значимости, лучше осознаются свои сильные и слабые стороны.

Четвертая фаза

Возбуждение, переживаемое на третьей фазе, сменяется вполне предсказуемым периодом опустошенности. Именно здесь во всей полноте ощущается результат противодействия семейной эмоциональности и возникает ощущение недостижимости успеха. Похоже на то, как будто твое Я в одиночку вступило в борьбу против Голиафа. Это действительно так, поскольку определение своего Я, противодействие силам совместности, рассматривается как противодействие системе, стремящейся удерживать членов семьи на их привычных позициях. Подобная реакция семейной системы вполне естественна, поскольку


 

чувство собственного достоинства и сопричастности формируется у человека в том числе и на основе его зависимости и взаимосвязи с теми, от кого он пытается отделиться с риском полного разрыва.

После периода целенаправленных и тщательно спланированных усилий и действий, направленных на определение своего Я в собственной семье, еще на протяжении многих дней и месяцев будет ощущаться сильное стремление вернуться к своей старой, понятной позиции внутри семьи. Когда человек прилагает усилия, направленные на ослабление сил совместности, но затем возвращается к своей старой функциональной позиции, то это лишь попытка перемены. Измененияже происходят только тогда, когда ясность цели, убежденность и последовательные действия позволяют человеку, находящемуся в эпицентре семейной эмоциональности, не сбиться с намеченного курса.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.218.88 (0.015 с.)