ТЕОРИЯ СЕМЕЙНЫХ СИСТЕМ И ДЕПРЕССИЯ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ТЕОРИЯ СЕМЕЙНЫХ СИСТЕМ И ДЕПРЕССИЯ



Боуэн построил свою теорию семейных систем на основе понятий, сводящих в единую картину обширную группу феноменов, относящихся к эмоциональному функционированию. В своей оценке депрессии мы будем опираться именно на эти ключевые понятия, но попытаемся уточнить и конкретизировать их для наших целей.

Разрыв между несколькими поколениямисемьи

В психологической теории и практике уже давно признано существование связи между депрессией и утратой. Теория семейных систем предлагает рассматривать понятие утраты более широко, включая в него как функциональные, так и физические утраты, а также их последствия для нескольких поколений. С этой точки зрения, утрата является не только спусковым крючком, запускающим острую депрессию, но и событием, надолго снижающим толерантность человека к депрессии. Подход с точки зрения теории


 

семейных систем предполагает, что во время реальных утрат и других жизненных крушений люди прекращают вообще либо сокращают до минимума свое общение с родственниками. Одним из следствий такого подхода является то, что особенности переживания утраты находятся в тесной зависимости от реакции семьи в целом на утрату и друг на друга. Способность сохранять связь с семьей в самые важные моменты жизни, а не разрывать с ней отношения, есть наиболее значимый фактор при определении качества будущей жизни.

Откуда идет это желание разрыва с родственниками и к чему оно приводит? И то и другое может рассматриваться как проявление семейного слияния, уровня семейного напряжения или постоянной тревоги. Таким образом, разрыв является следствием тревоги, и одновременно поддерживает эту тревогу на том же уровне. Разрыв блокирует возможность ослабления или снятия семейного напряжения путем активного и гибкого процесса взаимодействия внутри семьи. Все это способствует закреплению депрессии у разных членов семьи, независимо от того, существует она в латентной или активной форме.

Если переключиться с утраты или травмы на более широкую семейную реакцию, то это открывает захватывающие перспективы. В то время как смерть необратима, разрыв до некоторой степени обратим. Действительно, клинический опыт подтверждает теоретическое положение о том, что депрессия и склонность к депрессии могут существенно снижаться в результате осознания и ликвидации долговременного разрыва между несколькими поколениями в семье.

Случай 1

Г-жа А. попросила помощи для 12-летнего сына, проблемы которого она связывала с трудностями в ее супружеских отношениях. У мужа было несколько внебрачных связей, и, в конце концов, он переехал жить к другой женщине. На сеансах г-жа А. находилась в состоянии серьезной депрессии: выглядела изможденной, жаловалась на нарушения аппетита и сна и была болезненно медлительна в речи и движениях. Диаграмма ее семьи изображена на рисунке 1.


Рис. 1. Диаграмма семьи А.

Г-же А. было назначено лечение антидепрессантами и рекомендовано пройти курс психотерапии. В ходе лечения неприятности, связанные с поведением ее сына, быстро исчезли. Тем не менее, депрессия г-жи А. продолжалась. Г-жа А. была привязана к своим детям; кроме того, она привыкла опираться на мужа и на его родительскую семью. Ее родительская семья живет в Англии. Она познакомилась с мужем в Англии, где он работал, и приехала с ним в США. Г-жа А. была приемной дочерью в семье с четырьмя родными детьми. Она всегда чувствовала себя второстепенным лицом в этой семье и часто затевала перебранки, чтобы как можно меньше общаться с членами семьи. Лечение началось с обсуждения этого аспекта ее жизни.


 

Г-жа А. начала налаживать общение с матерью, братьями, сестрами и старыми друзьями, живущими в Англии. По большей части ее усилия находили отклик. Она запланировала поездку в Англию на Рождество. Муж угрожал ей, добиваясь отказа от поездки, возможно, боясь, что она не вернется. Несмотря на это, а также на возникшие в последнюю минуту сложности с билетами, поездка состоялась. Г-жа А. восстановила отношения с семьей и вернулась домой к началу учебного года. Проявление внимания к родным со стороны г-жи А. привело к ответному визиту сестры и двоюродного брата. Г-жа А. стала обдумывать долговременный план — вернуться жить в Англию, когда дети закончат учебу. По мере того как г-жа А. начала ощущать некоторую душевную уверенность, муж стал проявлять к ней интерес. Когда стало ясно, что муж не оставляет свою подружку, она прекратила с ним близкие отношения, но продолжала регулярно общаться по поводу воспитания детей и ухода за ними. Чтобы иметь средства для будущих поездок в Англию, она начала готовиться к поступлению на работу. Вопреки сомнениям в своей способности чему-то научиться, она успешно окончила курсы профессиональной подготовки и была очень рада, когда быстро нашла работу и поняла, что ее ценят. Г-жа А. постепенно прекратила прием лекарств и в скором времени завершила курс психотерапии. Ее состояние медленно улучшалось, хотя случались и срывы. Кроме того, у нее сохранялись физические симптомы. Тем не менее она добилась существенного укрепления своего Я, что в значительной степени было связано с успешным преодолением разрыва с родительской семьей.

Случай 2

Г-н Б. попросил о помощи, когда осознал, что у него был порыв съехать с моста на мчащемся автомобиле. Он был руководителем среднего звена и находился во временном отпуске после ряда конфликтов с начальством. Чтобы разрешить эту ситуацию, он подал жалобу, рассмотрение которой затягивалось. Сам г-н Б. и его семья испытывали из-за этого финансовые затруднения, а его уверенность в себе и чувство собственной значимости серьезно


 

пошатнулись. Г-н Б. вырос в бедной и несколько безалаберной городской семье. Он гордился своими достижениями, а когда на него внезапно свалились беды, впал в отчаяние. Возможно, этому способствовало полученное годом раньше известие, что жена, вероятно, не сумеет родить от него ребенка. Хотя в молодости она родила дочь от другого мужчины, после нескольких неудачных беременностей врачи сомневались, сможет ли она снова родить. Схема семьи Б. показана на рисунке 2.

С самого начала лечение фокусировалось на завязывании диалога между г-ном Б. и его женой. Одним из первых результатов было то, что она решила пойти работать, что отчасти снижало стресс из-за нехватки денег. Кроме того, г-на Б. отвлекали и утешали разговоры с женой. Однако обнаружилось, что он эмоционально реагирует на внезапную смену ролей в семье, на советы жены, а также на то, что она недостаточно терпимо относится к нему, когда он сердится или расстраивается. Я спросил о его родительской

Рис. 2 Диаграмма семьи Б.


 

семье, с которой у него несколько лет не было почти никакого общения. Окончательный разрыв с родительской семьей наступил в тот момент, когда он сообщил властям, что мать не заботится о младших детях. Он сказал, что в семье у него была репутация надежного человека. Я поддержал его решение встретиться с двумя-тремя членами своей расширенной семьи, но советовал избегать чрезмерных эмоциональных проявлений. Через несколько недель после возобновления отношений он получил ряд приглашений от родственников. Последовали визиты, во время которых, как он рассказывал, его обманывали, эксплуатировали и вообще всячески использовали. Эти контакты потребовали от него усилий, но было заметно, что он стал более энергичным. Симптомы астмы, сопровождавшие его депрессию, исчезли. Он решил, что будет держаться в стороне от внутренних дел семьи, но останется открытым для общения с теми ее членами, которые хотят выстроить с ним нормальные отношения. Г-н Б. больше не выглядел подавленным. Он начал энергично готовиться к процессу, посвященному разбору трудового конфликта, и к возможным неожиданным поворотам дела. Я сказал ему, что если когда-нибудь он захочет укрепить силы и изменить свою жизнь, общение с родной семьей может ему в этом помочь.

Межпоколепческая проекция

Слияние или устойчивое напряжение в одном поколении переходит с некоторыми вариациями на детей из следующего поколения. Некоторые из них впитывают больше напряженности, чем другие, но тенденция в любой семье такова: одно поколение передает другому примерно ту же степень хронической тревоги, с которой живет оно само. Чем выше уровень хронической тревоги в семье, тем сильнее уязвимость семьи для дисфункции. Депрессии и другие формы эмоциональных нарушений являются выражением межпоколенческой передачи этой уязвимости. Другие проявления такой передачи относятся к категориям социальной и физической дисфункций. Существует тенденция к передаче от поколения к поколению как формы, так и степени семейной уязвимости. Например, в одной семье могут превалировать такие социальные отклонения,


 

как преступность несовершеннолетних или физическое насилие, тогда как в другой семье могут доминировать физические проблемы. Уязвимость для депрессий коренится в истории многих поколений одной семьи, что ведет к появлению эмоциональной симптоматики, подкрепляемой физическими и эмоциональными разрывами.

Ниже будут описаны клинические эпизоды, иллюстрирующие передачу семейного напряжения через несколько поколений, завершающуюся клинической депрессией того члена семьи, на которого проецируется семейная тревога нескольких поколений.

Случай 3

Джоуи В., мальчик 9 лет. В семье есть еще младшая дочь. Их мать, школьная учительница, самостоятельно решала все вопросы семьи. Она обратилась за помощью в связи с депрессивными симптомами, появившимися у Джоуи после того, как в семьях их соседей случилось несколько смертей. Джоуи казался встревоженным и подавленным; его школьные оценки заметно ухудшились; он задавал много вопросов о смерти. Семейная диаграмма показана на рисунке 3.

При оценке семьи выяснилось, что мать была воспитана приемными родителями. Хотя ее отношения с ними были относительно гармоничными, повзрослев, она переехала жить подальше от них и встречалась с ними достаточно редко. Степень разрыва была высокой, но непреднамеренной, поэтому я сразу предложил ей возобновить личные контакты с приемными родителями. За какие-то недели симптомы у ребенка исчезли. К нему вернулась энергия, отметки улучшились, он восстановил отношения со сверстниками. Когда в доме их соседей умер еще один человек, Джоуи и его семья открыто обсуждали это событие; он пошел вместе со своими родителями на похороны. По всей видимости, излечение ребенка от депрессии ^более открытое отношение семьи к смерти явились, по крайней мере частично, результатом восстановления контактов матери с семьей, в которой она воспитывалась. Уязвимость, связанная с разрывом матери со своей семьей, передалась ее сыну. Процесс межпоколенческой передачи


 

Рис. 3. Диаграмма семьи В.

стал источником его депрессии. К счастью, депрессия сына прошла, когда мать восстановила отношения со старшими членами своей расширенной семьи.

Случай 4

Нэнси Г., семнадцатилетняя девушка, последние четыре года страдала приступами депрессии (несколько раз в году). Во время одного из обострений была попытка суицида; Нэнси сообщила, что в такие периоды чувствует себя совершенно подавленной. Другим очевидным признаком недомогания была прогрессирующая неспособность учиться или работать. Когда я начал с ней работать, она во второй раз бросила школу. Семейная диаграмма Нэнси Г. представлена на рисунке 4.

Наиболее вероятными предпосылками появления симптомов Нэнси были несколько случаев сексуального насилия со стороны мужчины, исполняющего обязанности приходящей няни, когда ей было 8 лет, и ее изнасилование сверст-


Рис. 4. Диаграмма семьи Г.

ником на вечеринке, когда ей было 15 лет. Развернутый анализ показал, что первопричиной депрессии Нэнси можно считать депрессию ее матери. Депрессия достигла наибольшей остроты, когда Нэнси было от трех до шести лет, в эти годы брак ее родителей разваливался. Вдобавок контакты девочки с отцом были оборваны, поскольку он принимал наркотики. Потеря Нэнси отца повторяла ситуацию с ее матерью, отец которой умер, когда она была еще в юном возрасте. Таким образом, ситуация ранней потери отца, а также тесная связь с депрессивной матерью проявились по меньшей мере в трех поколениях. Когда передача тревоги, накопленной в нескольких поколениях, направлена на разрыв, то одним из возможных последствий этого


 

процесса может явиться склонность к депрессии. В данном случае лечение было направлено главным образом на то, чтобы выяснить, как мать могла передать дочери свою тревогу и неуверенность в себе. После этого у г-жи Г. вновь пробудилась депрессия, но она смогла успокоиться и отделить свою депрессию от депрессии дочери. Продолжение этого случая будет описано в следующем разделе.

Процессы в ядерной семье

Если депрессия инициирована межпоколенческим разрывом и проекцией хронической тревоги через поколения, то именно процессы в ядерной семье определяют, кто конкретно будет страдать депрессией и каким образом она будет поддерживаться. В такой семье симптоматика чаще всего проявляется у того члена семьи, который больше предрасположен к потере Я внутри семейной системы отношений. В такой семье один или несколько человек склонны к отказу от своего Я больше, чем другие, и потому становятся кандидатами на роль преемников семейной тревоги. У семьи, уязвимой для эмоциональной дисфункции, все это может сформировать депрессию той или иной степени интенсивности. Потеря себя может проявляться как в сверхфункционировании для других, так и в снижении функционирования для себя или же в сочетании обеих этих форм функционирования. Во всех случаях это будет потерей своего Я, или обесцениванием себя.

Я соотносится с функциональным уровнем человека, что подразумевает умение сохранять свою индивидуальность и в то же время находиться в отношениях эффективной взаимозависимости. Процессы в ядерной семье действуют и в направлении к, и в направлении против проявления своего Я. Тревога ослабляет Я, особенно когда она проявляется повторно и длится достаточно долго. Напротив, относительная свобода от хронической тревоги позволяет Я «расцвести». Я существует и как монолитное ядро, и как нечто изменчивое, отзывающееся на изменение условий окружающего мира. Ядерная семья управляет распределением внешнего и внутреннего напряжения между членами семьи. Таков центральный процесс развития и подавления Я у отдельных членов семьи.


 

Некоторые члены семьи склонны к отказу от своего Я, а другие стремятся его укреплять и «накапливать». «Накопление» Я внутри семьи может происходить путем расширения ролевых функций, привилегий или степеней свободы. В некоторых семьях процессы ослабления и аккумулирования Я со временем становятся все более односторонними. В этих случаях симптомы закрепляются и не поддаются лечению или каким-либо иным воздействиям. Подобные схемы, по всей видимости, способствуют возникновению таких видов депрессии, которые описываются как необратимые и трудноизлечимые.

Чем больше семья фокусирует свою тревогу на носителе симптомов или на самих симптомах, тем сильнее закрепляется травмирующая ситуация. Подобная фокусировка тревоги может принимать формы чрезмерного эмоционального внимания или преувеличенного невнимания к человеку и его состоянию. Это делается для того, чтобы снизить семейную тревогу. Если же семья отказывается от такого «соглашения», то часть тревоги должны взвалить на себя другие люди, что в рассматриваемых здесь случаях может означать появление депрессии у других членов семьи. Возможность перераспределения напряженности между членами семьи свидетельствует о гибком регулировании отношений в семье и достаточной выносливости самых уязвимых ее членов.

Случай 4 (продолжение)

Существенной частью лечения Нэнси Г. было подключение ее матери к рассмотрению процессов, происходящих в ядерной семье. В течение нескольких лет состояние матери было удовлетворительным, но Нэнси становилось все хуже. Когда мать начала пересматривать свои отношения с Нэнси и общий стиль своего поведения, у нее вновь началась депрессия. Напротив, в состоянии дочери обозначились улучшения. Нэнси быстрее, чем прежде, справилась с обострением депрессии и положительно восприняла планы матери в отношении сепарации. Нэнси завела более достойную компанию друзей и поступила на более перспективную работу. При этом самой работе она придавала большее значение, чем отношениям с сотрудниками.

24 Теория


 

процесса может явиться склонность к депрессии. В данном случае лечение было направлено главным образом на то, чтобы выяснить, как мать могла передать дочери свою тревогу и неуверенность в себе. После этого у г-жи Г. вновь пробудилась депрессия, но она смогла успокоиться и отделить свою депрессию от депрессии дочери. Продолжение этого случая будет описано в следующем разделе.

Процессы в ядерной семье

Если депрессия инициирована межпоколенческим разрывом и проекцией хронической тревоги через поколения, то именно процессы в ядерной семье определяют, кто конкретно будет страдать депрессией и каким образом она будет поддерживаться. В такой семье симптоматика чаще всего проявляется у того члена семьи, который больше предрасположен к потере Я внутри семейной системы отношений. В такой семье один или несколько человек склонны к отказу от своего Я больше, чем другие, и потому становятся кандидатами на роль преемников семейной тревоги. У семьи, уязвимой для эмоциональной дисфункции, все это может сформировать депрессию той или иной степени интенсивности. Потеря себя может проявляться как в сверхфункционировании для других, так и в снижении функционирования для себя или же в сочетании обеих этих форм функционирования. Во всех случаях это будет потерей своего Я, или обесцениванием себя.

Я соотносится с функциональным уровнем человека, что подразумевает умение сохранять свою индивидуальность и в то же время находиться в отношениях эффективной взаимозависимости. Процессы в ядерной семье действуют и в направлении к, и в направлении против проявления своего Я. Тревога ослабляет Я, особенно когда она проявляется повторно и длится достаточно долго. Напротив, относительная свобода от хронической тревоги позволяет Я «расцвести». Я существует и как монолитное ядро, и как нечто изменчивое, отзывающееся на изменение условий окружающего мира. Ядерная семья управляет распределением внешнего и внутреннего напряжения между членами семьи. Таков центральный процесс развития и подавления Я у отдельных членов семьи.


 

Некоторые члены семьи склонны к отказу от своего Я, а другие стремятся его укреплять и «накапливать». «Накопление» Я внутри семьи может происходить путем расширения ролевых функций, привилегий или степеней свободы. В некоторых семьях процессы ослабления и аккумулирования Я со временем становятся все более односторонними. В этих случаях симптомы закрепляются и не поддаются лечению или каким-либо иным воздействиям. Подобные схемы, по всей видимости, способствуют возникновению таких видов депрессии, которые описываются как необратимые и трудноизлечимые.

Чем больше семья фокусирует свою тревогу на носителе симптомов или на самих симптомах, тем сильнее закрепляется травмирующая ситуация. Подобная фокусировка тревоги может принимать формы чрезмерного эмоционального внимания или преувеличенного невнимания к человеку и его состоянию. Это делается для того, чтобы снизить семейную тревогу. Если же семья отказывается от такого «соглашения», то часть тревоги должны взвалить на себя другие люди, что в рассматриваемых здесь случаях может означать появление депрессии у других членов семьи. Возможность перераспределения напряженности между членами семьи свидетельствует о гибком регулировании отношений в семье и достаточной выносливости самых уязвимых ее членов.

Случай 4 (продолжение)

Существенной частью лечения Нэнси Г. было подключение ее матери к рассмотрению процессов, происходящих в ядерной семье. В течение нескольких лет состояние матери было удовлетворительным, но Нэнси становилось все хуже. Когда мать начала пересматривать свои отношения с Нэнси и общий стиль своего поведения, у нее вновь началась депрессия. Напротив, в состоянии дочери обозначились улучшения. Нэнси быстрее, чем прежде, справилась с обострением депрессии и положительно восприняла планы матери в отношении сепарации. Нэнси завела более достойную компанию друзей и поступила на более перспективную работу. При этом самой работе она придавала большее значение, чем отношениям с сотрудниками.

24 Теория


 

На этой стадии мать смогла сформулировать задачи по корректировке своей роли в процессах ядерной семьи. Они касались ее реакций на поведение дочери, которые лишь усиливали дисфункцию Нэнси. Она решила, что ей следует: подавлять собственную чрезмерную эмоциональность при общении с Нэнси, быть с ней эмоционально мягкой, но твердо сопротивляться своей склонности прощать дочь за ее легкомысленное поведение, особенно в денежных делах. Центральным элементом в лечении депрессии Нэнси было понимание процесса, происходящего в ядерной семье, и роли каждого члена семьи в этом процессе.

Случай 5

Г-жа Д. вместе с мужем эмигрировала из Англии вскоре после замужества. У нее был маленький сын от другого мужчины. Когда г-жа и г-н Д. обосновались в США, у них родились три дочери. Их брачные отношения были то близкими, то конфликтными, причем конфликтная фаза постепенно стала преобладать. За несколько лет до начала курса психотерапии г-жа Д. сделала аборт. Она помнила, что на этом решении настоял муж, который больше не хотел иметь детей. Можно было предположить, что корни ее депрессии — в аборте, в понимании того, что детей больше не будет, а также в снижении жизненной активности. Семейная диаграмма г-жи Д. показана на рисунке 5.

Во время первой беседы она была молчалива, сдержанна и ясно показывала, что очень плохо себя чувствует. После нескольких сессий ее молчание было прервано, подавленность ослабела. Этого было достаточно для того, чтобы выявить объекты ее гнева — муж и супружеская жизнь. В родительской семье у г-жи Д. была младшая сестра, а у г-на Д.— младший брат. Трудности, часто возникающие при совместной жизни людей, занимавших такие сиблинговые позиции в своих родительских семьях, в данном случае проявились со всей силой. Конфликты в отношениях супругов проистекали из свойственной им борьбы за первенство. Роль мужа в доме становилась все менее и менее значимой; периоды близости супругов были нечастыми и продолжались недолго. По мере того как фрустрация и гнев г-жи Д. возрастали,


 

Рис. 5. Диаграмма семьи Д.

усиливалась ее склонность к чрезмерной ответственности за семью. В результате она брала на себя всю ответственность за домашних вместо того, чтобы делить ее с ними. Это неизбежно вело к усилению ее чувства одиночества. Муж и дети занимали пассивные позиции в отношениях с ней. Хотя ощущение фрустрации и неудовлетворенности сильнее всего сказывалось на отношениях с мужем, оно отражалось и на детях, у которых периодически возникали серьезные трудности.

Первые шесть месяцев терапии отчаяние г-жи Д. проявлялось больше в ее позе и поведении, чем в ее словах.

24»


 

Напряженность между ней и мужем привела к тому, что он поднял на нее руку, а она, в свою очередь, пригрозила ему ножом. Г-н Д. иногда приходил на сессии по моему приглашению, но когда напряжение в браке возрастало, отказывался от посещений, и его отношение к терапии ухудшалось. Острота этого процесса несколько снизилась, когда я уговорил г-жу Д. переключить свою энергию и внимание на родительскую семью, проживающую в Англии. Начавшаяся переписка, две поездки, а затем обсуждение этих отношений продемонстрировали, с одной стороны, ограниченность ее контакта с родительской семьей, а с другой — возможность налаживания более активного общения с нею. Эта работа включала восстановление позитивных отношений с отцом, когда тот заболел. Хотя в прошлом они иногда злились друг на друга, теперь г-жа Д. стала более уважительно относиться к отцу и к его положению в семье. Его здоровье значительно улучшилось, когда она приехала в Англию, а после ее отъезда начало постепенно ухудшаться. Она смогла снова приехать в Англию перед его смертью и успела с ним попрощаться. Посмотрев на отца другими глазами, она стала строже оценивать эгоцентрическое поведение своей матери и сестры. Тем не менее она стала более активно, чем прежде, общаться с ними и с другими членами расширенной семьи.

Кроме налаживания отношений с родительской семьей, целью работы терапевта было снижение сверхответственности г-жи Д. в ядерной семье. В определенный момент лечения схема распределения ответственности в ее семье стала проясняться, однако г-жа Д. не могла противиться инерции этой системы. Я написал записки ее мужу и детям, приглашая их на очередную сессию, чтобы они помогли г-же Д., которая, по моим предположениям, не знала, как именно ей надо изменить свое поведение. После двух совместных сессий с детьми и еще нескольких сессий с супружеской парой ригидная схема изменилась, и состояние семьи улучшилось. Супруги сумели прийти к соглашению по поводу семейного лидерства. Когда у их детей появились проблемы, семья смогла координировать свои реакции. Затем г-жа Д. рискнула сменить хорошо оплачиваемую работу, связанную с физическим трудом, на конторскую, хуже оплачиваемую,


 

но в большей степени удовлетворяющую ее и дающую ей дополнительный социальный опыт. Круг общения г-жи Д. существенно расширился, и она стала получать удовлетворение от взаимодействия с семьей и с внешним миром. Несмотря на периодические стычки с детьми по поводу расширения или ограничения их ответственности, все члены семьи выказывали некоторые признаки удовлетворения и прогрессивных изменений в своей жизни.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.35.159 (0.019 с.)