ТОП 10:

Взаимоотношения Адуева-младшего с Адуевым-дядей



Формула речи дяди, выражающая его нежелание опекать племянника, - екрестить мне тебя некогда”, - под которой он в буквальном смысле слова подразумевает благословение на ночь, а в переносном - убеждение, что “надо уметь и чувствовать и думать, словом, жить одному” (1, 39), содержит помимо всего своего богатого содержания еще и выражение равнодушного, если не скептического, отношения Адуева-старшего к религии.

Наивная вера в провидение, в то, что каждому человеку (в особенности же барскому дитяти) придан свой особый ангел-хранитель, под покровительство которого поступает отходящий но сну осененный крестным знамением юноша, являлась опорой воспитания Александра Адуева. На место веры в провидение Петр Иванович Адуев ставит уверенность в силах делового, умного, мужественного человека, принимающего отчуждение людей в современном обществе. Его практицизму, скептицизму, вере в логику соответствуют точность, краткость, конкретность его реплик, а самая его лексика отражает новые интересы, кизненный опыт современного человека. Когда на восторженные, книжно-романтические, “дикие”., по его мнению, речи Александра Петр Иванович бросает краткое: “Закрой клапан”, - в этом резком, ироническом восклицании отражается человек, приобщенный к “железному” техническому веку. Дядя опровергает романтическую акзальтацию Александра прежде всего потому, что она не соответствует практике эпохи. Характерен их спор об искусстве, во время которого Александр высказывает традиционно романтический взгляд на художественное творчество как наитие, а Петр Иванович утверждает правомерность отношения к нему как профессиональному ы оплачиваемому труду:

“... кто лучше пишет, тому больше денег, кто хуже - не прогневайся “...” поняли, что поэт не небожитель, а человек “...” как другие “...”

- Как другие - что вы, дядюшка! “...” Поэт заклеймен

особенною печатью: в нем таится присутствие высшей силы.

- Как иногда в других - и в математике, и в часовщике и в вашем брате, заводчике. Ньютон, Гутенберг, Ватт так они были одарены высшей силой, как и Шекспир, Дант и прочие. Доведи-ка я каким-нибудь процессом нашу парголовскучо глину до того, чтобы из нее выходил фарфор лучше саксонского или евпропейского, так ты думаешь, что тут не было бы присутствия высшей силы? - Вы смешиваете искусство е ремеслом, дядюшка. - Боже сохрани! Искусство само по себе, ремесло само по себе, а творчество может быть и в том и в другом, так же точно, как и не быть. Если нет его, так ремесленник так и называется ремесленник, а не творец, и поэт без творчества уж не поэт, а “очинитель” (1, 56).

Примечательно, что спор между Адуевыми завязывается после реплики Петра Ивановича о том, что писатель человек “...” как другие”. Александр, который свои претензии на исключительность, избранность мотивирует своей художественной одаренностью, не может оставить без внимания этот “выпад” дяди. Петр Иванович, в свою очередь, вступает с ним в подробное объяснение, так как видит в претензиях на избранность крайнее выражение избалованности племянника. Для Петра Ивановича Адуева, собственной энергией сделавшего в Петербурге карьеру и к тому же придающего серьезное значение промышленной деятельности, науке, ремеслу, романтические мечтания, непрофессиональные занятия искусством, нежелание “тянуть лямку” ежедневного труда - проявления барской лени, деревенского образа жизни. Однако автор смотрит глубже на проблему практицизма и смены феодального уклада буржуазным.

Рисуя возвращение в деревню потрепанного и разочарованного петербургской жизнью Александра, Гончаров как бы иными глазами смотрит на патриархальное деревенское житье, чем в начале романа. Вместе со своим возмужавшим героем он замечает уже не идиллию, а неусыпную деятельность скопидомки-помещицы - матери Александра, труд крестьян. Петербуржец, “поселившийся в душе разочаровавшегося мечтателя Адуева, побуждает его заняться в деревне чтением трудов по агротехнике - науке, которую он прежде презирал, хотя и переводил для журналов с иностранных языков статьи подобного содержания для заработка. Практика традиционного сельского хозяйства, основанная на вековом опыте крестьян, дает ему материал для нового критического восприятия теорий ученых агрономов.

Таким образом, деревенское житье не соответствует сентиментальным о нем представлениям. Создавая благоприятную почву для отвлеченного романтического “мечтания помещика, оно вместе с тем наводит на серьезные мысли человека, познавшего иные, буржуазные отношения.

Именно из деревни Александр пишет петербургским Адуевым письма, в которых, по мнению Лизаветы Александровны, выражен момент наиболее гармоничного состояния его личности равновесия способности к критике и анализу и идеальных устремлений, на уровне которого ему впоследствии не удается удержаться. Возвратившись в Петербург, он погружается в поток практической деятельности, неовеянной никаким идеалом.

 

Обломов» как «евразийский роман».

РОМАН «ОБЛОМОВ»

Роман «Обломов» появился в печати вскоре по окончании Крымской войны. Что было главной причиной поражения России в этой войне, несмотря на беззаветную храбрость русских воинов? Вот вопрос, который встал теперь во весь рост перед русским народом.

Роман Гончарова давал как бы «ключ» к пониманию социальной обстановки в России, проливая свет на основную причину бессилия страны - её крепостнический строй.

Конечно, передовым людям России и до появления романа Гончарова было ясно, каким тормозом в деле дальнейшего развития страны являлось крепостное право. Его смело и честно обличали многие русские писатели, начиная с Радищева. Но в 50-х годах, в связи с тяжёлой общественно-политической обстановкой в России, важно было заострение вопроса об опасности крепостного права, важен был талантливый диагноз этой страшной социальной болезни. Этот диагноз вдумчиво и поставил Гончаров. Автор заклеймил крепостное право в своём романе с такой художественной силой, что слово «обломовщина» превращается с этого времени в нарицательное слово и делается синонимом застоя и косности, стоящих на пути всякого общественного и культурного прогресса.

Происхождением своим термин «обломовщина» обязан главному герою романа Обломову.

Илья Ильич Обломов - русский помещик, живуший в Петербурге на доходы, получаемые с крепостного имения.

«Это был человек лет тридцати двух-трёх от роду, среднего роста, приятной наружности, с тёмно-серыми глазами, гулявшими беспечно по стенам, по потолку»,- так рисует автор на первых страницах романа портрет Обломова. Дорисовывая этот портрет, Гончаров останавливается далее даже на цвете лица героя, на мягких, изнеженных плечах его, маленьких пухлых руках, ленивых движениях, домашнем костюме и квартирной обстановке.

Кто же был этот помещик, которого мы застаём в начале романа лежащим на диване? И почему автору понадобилась такая тщательная зарисовка не только портрета Обломова, но даже его халата?

Перед нами культурный человек, получивший приличное образование, которое открывало ему широкую дорогу в жизнь. Автор отмечает у него богатую внутреннюю жизнь, «внутреннюю волканическую (т. е. вулканическую) работу пылкой головы, гуманного сердца». Было время, когда он мечтал о том, чтобы служить, пока станет сил, для блага России, путешествовать по чужим краям, обогащать свои знания. Он твердил тогда: «Вся жизнь есть мысль и труд, труд хоть безвестный, тёмный, но непрерывный». Одно время он даже увлекался поэзией.

По уму и развитию Обломов стоит значительно выше своих знакомых - Волкова, Пенкина, Судьбинского, Тарантьева. Он видит пустоту Волкова, иронизирует над карьеризмом Судьбинского и недоволен бездушным взглядом на жизнь и людей Пенкина, мелкого журналиста. Обломов - человек со многими положительными качествами, способный вызвать искреннюю симпатию окружающих. Он честен, добр, кроток. «Это - хрустальная, прозрачная душа!»-говорит о нём Штольц, отмечая у Обло-мова «честное, верное сердце». Из этого видно, что Обломов - не сатирический образ. Автор рисует его многосторонне и беспристрастно, наделяя и хорошими качествами.

Но положительные качества Обломова оказываются похожими на клад, глубоко и тяжело, пб замечанию его друга Штольца, заваленный дрянью, всяким наносным сором. Этот культурный, умный человек лежит целыми днями на диване, и мысль его лениво бродит по стенам и потолку. Все мечты и планы его так и остаются неосуществлёнными.

Что служит причиной этой бездеятельности? Безволие и лень. Благодаря этим пагубным свойствам характера у Обломова пропадает всякое желание работать и бороться за свои идеалы. Зачем эта борьба, думает он, когда можно беззаботно жить на те семь - десять тысяч дохода, которые он получает с имения, и спокойно проводить жизнь на диване?

Постепенно он порывает связь сначала со службой, а затем и с обществом. У него осталось только несколько" приятелей, которые иногда навещают его и пытаются соблазнить рассказами об удовольствиях столичной жизни. Обломова шумная жизнь не прельщает. Нормальным его состоянием делается лежание. Халат, диван и туфли заменяют ему теперь все радости жизни. Он лежит на диване, отгоняя от себя мысли даже о неотложных жизненных делах: только бы отодвинуть эти дела на завтра, только бы думать о них не сейчас.

Иногда Обломов пробует читать, но и чтение начинает утомлять его. Вялые мечты отрывают его от страниц книги, и она остаётся недочитанной. Это -признак полной умственной пассивности и апатии. Умственная лень, естественно, превращает все знания Ильи Ильича в бесполезный клад.

Больше всего Илья Ильич боится перемен, боится того, чтобы «жизнь его не тронула». Но «трогает жизнь, везде достаёт». И старосте в деревню надо написать, и хозяйственные счёты свести, и переехать на новую квартиру. Но вместо того чтобы действовать, Обломов только лежит на диване, мечтает и спит. Ему даже «во сне хочется спать». В разговоре со Штольцем Обломов признаётся, что ему и жить-то лень. Это - полный паралич ума и воли. «Всё знаю, всё понимаю, но силы воли нет»,- жалуется Обломов Штольцу.

Лень, боязнь движения и жизни, неспособность к практической деятельности, подмена жизни расплывчатой мечтательностью-вот свойства, превратившие Обломова из нормального человека в праздного лежебоку. Все эти свойства охарактеризованы в романе словом обломовщина. «Одно слово,- думал Илья Ильич,- а какое... ядовитое!»

Любовь к Ольге на время словно духовно воскресила Обломова. Он сам понял, что в жизни его наступает перелом. «Теперь или никогда!.. Быть или не быть!» - рассуждает он. Любовь заставила его почувствовать, что истинное счастье заключается не в уходе от жизни, а, наоборот, в живой, богатой чувствами и красками действительности. В жизни его явились «и божество, и вдохновенье, и жизнь, и слёзы, и любовь». Однако «поэма любви» длилась у Обломова недолго. Любовь к Ольге не смогла перевоспитать его. Она не захватила его так глубоко, чтобы во имя её он мог пожертвовать своим спокойствием. Любовь показалась ему «претрудной школой жизни».

Нетрудно видеть, что настроение и поведение Обломова в ш тории с Ольгой целиком были определены обломовщиной. Разрыв с Ольгой был по существу победой обломовщины.

Обломов поселяется на Выборгской стороне. В домике Пше-ницыной он находит подлинно обломовскую «норму любви» - ту спокойную обстановку уюта и лени, которая наиболее соответствовала его характеру. «Он смотрел на настоящий свой быт, как на продолжение того же обломовского существования, только с другим колоритом местности и, отчасти, времени». Штольц правильно определяет, что это была «та же Обломовка, только гаже». Идеал Обломова - прожить век так, как будто счастливо проспал его,- нашёл законченное выражение в его безмятежной жизни на Выборгской стороне

Чтобы лучше понять, что хотел донести до нас И.А. Гончаров, работая над произведением "Обломов", необходимо знать два обстоятельства творческой истории этого романа. Первым опубликованным фрагментом романа в 1849 году стал "Сон Обломова" - "увертюра всего романа", в окончательном варианте занявшая, тем не менее, место 9 главы 1 части. "Сон" - предельное средоточие авторской мысли в романе. Другое обстоятельство - перерыв в написании романа для участия в научной и негласно дипломатической экспедиции на Дальний Восток на фрегате "Паллада" в качестве секретаря начальника экспедиции. "Фрегат "Паллада" - очерковая книга, написанная под впечатлением от кругосветного путешествия (завершена одновременно с романом - в 1858 году), оказала существенное влияние на реализацию обломовского замысла. Герой - автор изображен как путешествующий Обломов. Кругосветное плавание, дух прогресса, дух торговли и империализма, а также международные связи - все это для западника Гончарова определило масштаб, угол изображения Обломова и помогло раскрыть тему умирания воли, затухании личности, гибели дарований в безвоздушном пространстве барства и рабства, эгоистического делячества и бюрократического бездушия.

Во сне Обломов вспоминает свое детство. Читателю сразу же бросается в глаза следующая деталь - отношение господ к знаниям и обучению барчонка. Это неприятная необходимость, так как и учение - труд, а им всякий труд неприятен. "Сну" предшествует эпизод с несостоявшимся переездом Обломова на другую квартиру, когда Захар произносит фразу "Другие не хуже нас, да переезжают" (которая так обидела и возмутила Обломова). Ведь он претендует на исключительность: "Кажется, подать, сделать - есть кому", "ни голода, ни холода никогда не терпел... хлеба себе не зарабатывал и вообще черным делом не занимался". Эти слова - результат влияния столичной жизни, распад основ обломовщины, которая теперь нашла себе место не в крепостнической Обломовки, а на Гороховой улице Петербурга. Тем обиднее неблагодарность крепостного Захара, ведь барин для крепостных всегда отец и благодетель, даже если ничего для них не сделал и, подобно Обломову, лишь в своей фантазии преобразовывает имение. В мыслях Обломов "определил ему особый дом, огород, отсыпной хлеб, назначил жалованье". Т.е. Обломовка - это торжество барства.

В 1 части романа преобладает пассивный, спокойный тон повествования, почти не прописаны действия. Обломов лежит на диване и отказывает визитерам, зовущим в Петергоф. Казалось бы, что такая история не может иметь продолжения, но здесь "свернута" эволюция Обломова: детство под эгидой собственной исключительности, обучение в пансионе, неспособность к службе. Свою исключительность Обломов так и не утвердил, зато мечтал о путешествии для созерцания шедевров (вспомним пушкинское "Из Пиндемонти"). Обломов демонстрирует свою оригинальность убогому и примитивному Захару. Гончаров акцентирует внимание читателя на вреде фольклора в воспитании ребенка: в нем богатырь побеждает без труда, волшебным образом. Изображение обитателей Обломовки эпически (в духе Гомера или наших былин) гротескно, таким же приемом прописан и дремлющий на диване Обломов: даже спящий, все еще спящий, он еще богатырь.

Будучи человеком с большим потенциалом, Илья Ильич предстает перед нами потерянным для общества, так как в нем загублены доброта, правдивость, живой ум, чистота, кротость, гуманность к нижестоящим, чувство справедливости, склонность к самоанализу и самокритике. Его эгоизм сметает все эти качества. Обломов не считает нужным развивать их в себе. Об этом говорит его "мысленный" план реформ в Обломовке, полный инфантильности, архаичности и консерватизма его взглядов на жизнь. Ясно, что Обломов зависит от Захара больше, чем Захар (и другие крепостные) от него.

Хотя нельзя обломовщину только критиковать. Ведь идеалы Обломова помогают ему видеть отрицательные стороны нового буржуазного уклада. В отличие от Штольца, который стремиться к личному преуспеянию путем труда, Илья Обломов, родившийся обеспеченным помещиком, настойчиво требует объяснить ему смысл труда, ведь физический труд связан с затратами способностей и энергии. Свое право на подобные вопросы и безделье он не подвергает сомнению , поскольку незыблемой нормой считает обломовщину. Норма для Штольца - деловая столичная жизнь, поэтому он не только не критикует ее, но и, как все другие визитеры, зовет Обломова в Петергоф.

Обломов и Штольц - герои-антиподы по многим параметрам. Они, казалось бы, не смогут понять друг друга по многим причинам, главная из которых - принадлежность к различным типам культур (русской и немецкой). Во 2 части романа описывается русско-немецкое воспитание Штольца, борьба двух национальных корней. Штольц - сильная и гармоничная личность, вобравшая лучшие национальные черты матери и отца (русская мать и педантичный немец-отец). Но, несмотря на все различия, Штольц способен понять Обломова. Это личность новой эпохи, деятельный разночинец.

Так же во 2 части встает вопрос о пути развития русского общества. Обломов критикует отсутствие в прогрессе глобальных целей, твердых устремлений, подкрепляя свою критику идеалом Обломовки, придает последней актуальный общественный смысл. Это раскрывает в Обломове черты дворянского интеллектуала, "лишнего человека", имевшего в прошлом, но утратившего ныне иллюзии патриотического служения Родине, духовного досуга, путешествий по свету, которые заставили бы сильнее полюбить отечество.

Штольц произносит слово "обломовщина", обозначая им комплекс факторов, вызвавших паралич воли героя. Гончаров не оговаривает их прямо, но ясно, что это, в первую очередь, дворянская праздность, которую провозгласили идеалом и которая разрушает личность. Обломовщина - не индивидуальная особенность его героя, но следствие влияния всего общественного настроения в целом, выражение социального неустройства (что неоднократно во всем романе подчеркивает автор).

Что же представляет из себя роман композиционно? 1 часть обрисовала обломовщину, 2 часть объяснила ее. Герой решил поехать путешествовать, но не поехал. Илья Ильич влюбился. И сразу же продемонстрировал изначальную слабость своей натуры: Ольга оказалась практичнее и активнее. Любовь Обломова возвышенна, но отвлеченна (здесь он похож на Чацкого и Онегина). 2 часть заканчивается летним объяснением в любви, 3-ю часть заключают осеннее затухание чувств, снегопад на Выборгской стороне, болезнь Обломова, и появляется вдова Пшеницына, вторая героиня обломовского "романа". Любовь дворянина двойственна: отвлеченно-романтическая, целомудренно-духовная - к дворянке-невесте и грубо чувственная "барская" страсть к простолюдинке - экономке, наложнице. Двойственен не только Обломов, в романе также встречаются герои-двойники и места-двойники. Например, в начале романа Обломовку заменила квартира на Гороховой, теперь - дом на Выборгской.

Вернемся к композиции романа (очень стройной и логичной): 1 часть моногеройная - Обломов как таковой, во 2 и 3- сопоставление его со Штольцем (дворянин и разночинец) и Ольгой (пассивная и активная натуры). В 4 части Обломов попадает в новую социальную среду и новую Обломовку - мир средних чиновников и городского мещанства. И здесь живут деятельноактивные люди, их трудом держится эта, тоже патриархальная идиллия. Во "Сне Обломова" крестьянский труд дан издали, здесь - крупным планом, но не крестьянский.

Интересны и женские образы романа. С огромной художественной силой Гончаров воспроизводит женскую самоотверженность в заботах о семье, женский домашний труд. Имя Агафьи Матвеевны Пшеницыной взято автором из гоголевской "Женитьбы" (героев которой напоминают Обломов и Тарантьев в 1 части), а отчество - у своей матери (которая рано овдовела и стала жить с барином, где Гончаров и получил дворянское воспитание). Самоотверженность деятельных простолюдинок (Пшеницыной и жены Захара - Анисьи) сочетается с себялюбивой пассивностью мужчин - это две стороны патриархального идеала Обломовки. Неосознанная жертвенность привлекательной вдовы и ее осмысленный творческий труд (хотя бы в области кулинарного искусства) во имя благополучия ближнего освещают новую Обломовку.

Образ Обломова окончательно раскрывается только в последней части романа. Герой проявляет новые черты характера: решается вступить в брак с неровней. Ему хорошо среди простолюдинов и их детей. Перед читателем возникают две семейные "идиллии" - Обломова и Штольца. Но Ольга не удовлетворена своим замужеством, а Обломов умирает, ибо этот опоэтизированный быт обречен.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.008 с.)